Немного об исторических и актуальных проблемах Пакистана, анализ которых может быть полезным

34
Немного об исторических и актуальных проблемах Пакистана, анализ которых может быть полезным

В конце января следующего года в Пакистане должны пройти всеобщие выборы, которые были назначены после летнего правительственного кризиса, связанного с фактическим смещением из руководства страны премьер-министра И. Хана.

И. Хан находится под арестом по результатам расследований коррупционных схем, и если не случится чего-то экстраординарного, то минимум на ближайшие несколько лет ему о выборах придётся забыть.



Коррупционные расследования — это традиционная часть политической конкуренции в Пакистане. Кто-то скажет, что это какое-то безобразие, но учитывая историю Пакистана и то, как эта конкуренция протекала в прошлые годы, можно сказать, что подобные методы — это даже своего рода прогресс.

По крайней мере, спланированную провокацию, в результате которой И. Хан вполне мог поменять статус с обвиняемого до поминаемого, предыдущему премьеру Ш. Шарифу удалось предотвратить и тем самым сохранить политическую систему в относительно (хотя именно относительно) устойчивом состоянии.

Новая конфигурация сил определится на выборах, и в этой конфигурации, как «в старые добрые времена», военная каста Пакистана будет вновь выстраивать баланс между элитами, стоящими за представителями фамилии Бхутто (Синд), и элитами, стоящими за представителями фамилии Шарифов (Пенджаб).

Другое дело, что старые времена прошли и выстраивать баланс придётся с учётом довольно серьёзных общественных изменений, которые вывели на арену Пакистана электорат И. Хана, а также изменений в составе самой армии страны.

Оба этих фактора являются значимыми не только для Пакистана — их анализ поможет сделать и более общие выводы, которые будут применимы и к процессам в других странах, нашей в том числе. Ещё этот анализ может дать хороший материал для понимания того, как взаимодействуют внутренние элиты и крупные политические международные проекты.

Поэтому данное исследование хоть и посвящено Пакистану, но преследует цели более широкого обзора, нежели только Пакистан. Также оно развивает некоторые аспекты, затронутые в материалах, вышедших на ВО в августе и мае этого года.

Новейшая история Пакистана отчасти могла бы стать базой для создания современного учебника по политической экономии в её марксистском понимании. Раздел Индии на мусульманский Пакистан, а затем и выделение Бангладеш шли бок о бок с разрушением позднефеодальной системы хозяйствования. Сегодня подобные сентенции уже выглядят как анахронизм, однако самое последнее, что делала Британская империя, это индустриализация своих колоний.

Соответственно, и архаичные формы хозяйствования сохранялись на этих территориях довольно долгое время, при этом Пакистан в своей центральной части исторически имел неплохие условия для развития сельского хозяйства, а ещё выход к морской торговле.

В наследие от этого периода Пакистану достался кланово-семейный подход к формированию политической элиты с опорой на основные племенные группы Синда и Пенджаба. При этом ислам являлся даже своего рода прогрессивным фактором. От клановости ислам не освобождал, однако избавлял от более серьёзной исторической проблемы — кастовости.

Экономическое развитие в 1950-1960-х годах стартовало с низкой базы, было довольно бурным по региональным меркам и неизбежно привело формированию если не среднего класса в современном понимании, то добавило к традиционным элитным фамилиям много новых из самых разных слоёв общества.

Как и в целом на Ближнем Востоке, в этот период социум напитывается довольно специфической смесью из идей социалистического характера и различных форм т. н. «политического ислама». В это время появляется и такой термин, как «исламский социализм», который понимался от региона к региону и от движения к движению по-разному. Но по сути это было отражение именно экономических процессов. Общество постепенно переходило от традиционной «демократии базара» с сословной иерархией к выборной политической системе и партийному строительству.

Старые элиты никуда не делись, и наиболее яркими её представителями в Пакистане являлись как раз фамилии Бхутто и Шариф. Другое дело, что теперь было гораздо сложнее добиваться легитимации, требовались немалые усилия по обеспечению инклюзивности в политике, а ещё в полный рост встала проблема третьей силы — армии, которая пересилила всё остальное. Почему пересилила, тоже понятно — армия становилась по-настоящему массовой и также была срезом изменившегося общества и изменившихся отношений в обществе.

Центрами представительной демократии стали в итоге две уже упоминавшихся элитных фамилии, вокруг которых и были в основном сконцентрированы политические силы и движения.

Фамилия Бхутто — потомки раджпутов и элиты индийского Гуджарата, позже мигрировавшие в современную пакистанскую провинцию Синд. Пакистанская народная партия (РРР, англ. Pakistan People’s Party) — умеренно левые, умеренные исламские консерваторы, сторонники социальных реформ. Отец Б. Бхутто вообще шёл на выборы под лозунгами «ислам, демократия, социализм».

Фамилия Шариф — потомки кашмирских браминов из племенной конфедерации Бхат, позже переселившихся в Пенджаб, неформально носят титулатуру принцев крови, эквивалентную статусам «раджа» или «наваб», что, впрочем, никем не оспаривается. В 1988 г. реорганизовали широкую партийную сеть «Мусульманская лига» в партию «Пакистанская мусульманская лига — Наваз». Правые, выраженный исламский консерватизм, приверженцы либеральных взглядов на экономику.

В 1977 г. отца Беназир Бхутто (премьер-министр З. Али Бхутто) арестовывает и затем казнит М. Зия-уль-Хак, который фактически становится во главе государства. Зия-уль-Хак — генерал из араинов, пенджабского земледельческого племени, которое, как и другие конфедерации подобного типа, стали в ХХ веке поставлять своих представителей в политику и армию.

Но на что мог опираться в плане идеологии Зия уль-Хак, идя на подобные и публичные шаги? Али Бхутто был популярен, и ПНП имела очень хорошую электоральную поддержку. На своеобразную смесь политического и мистического ислама. Как будущий военный диктатор узнал о «происках и преступлениях» своего предшественника? Ему было «откровение свыше».

Генерала-диктатора не сказать чтобы сильно любили в народе, его и в США совсем не жаловали, хотя явно о судьбе старшего Бхутто не сильно жалели. Однако в целом для общества оказались достаточно важны общие тезисы исламской консервативной идеологической повестки, а для США нужен был крепкий тыл, поскольку началась кампания СССР в Афганистане.

Тезисы, с которыми пришёл во власть Зия-уль-Хак, у нас назвали бы дремучим реваншизмом, и так оно в общем-то и было — Пакистан в целом не был ещё готов к умеренному политическому исламу. Однако само по себе появление в высшей политической лиге таких персонажей, как Зия-уль-Хак, и генералитета из не самых аристократичных фамилий и статусных конфедераций, уже отражало фундаментальные общественные изменения.

Родовые элиты с древними корнями, всерьёз уважаемые и признаваемые в обществе, вынуждены были смириться с тем, что социум Пакистана становился другим. Армию по-прежнему в основном представляли Пенджаб и Синд, однако общество стало куда как более гомогенным.

Впрочем, М. Зия-уль-Хак всё-таки предпочитал в дальнейшем двигать по военной линии пенджабцев, а не синдцев, а в политике в плане работы со старыми элитами логично опирался на клан Шарифов. Пакистанский генералитет со временем возьмёт своё в финансовом плане относительно родовых элит, превратившись в закрытый финансовый клуб, но не учитывать изменения в обществе уже не сможет.

В конце 1980-х «просвещённая Европа» посылает в Пакистан молодое дарование И. Хана. И что-то подсказывает, что посылает не просто за прекрасные выступления сборной в соревнованиях по крикету. М. Зия-уль-Хак и Н. Шариф предлагают молодому дарованию политическое сотрудничество, а позже и места в партийных списках. Но, видимо, у И. Хана были консультанты, которые подсказали, что от сотрудничества стоит пока воздержаться, а вот со своими тезисами в политике стоит понемногу идти в народ.

И. Хан — коренной пуштун, что, с одной стороны, отражало историю с военными действиями в Афганистане, где пуштунские племенные конфедерации были задействованы по полной программе, но, с другой стороны, быстро набиравший популярность пуштунский политик отражал опять-таки социальные изменения в пакистанском обществе.

З. Али Бхутто — это социальная реальность 1960-1970-х годов, М. Зия-уль-Хак — реальность 1980-х, борьба П. Мушаррафа и генералов с фамилией Бхутто — реальность 1990-2000-х, а вот политическая активность И. Хана — новые социальные процессы 2010-х и по нынешнее время.

В 1996 г. он формирует новую политическую партию «Движение за справедливость» и довольно длительный период по сути играл за неё в единственном лице. Однако с середины 2000-х его лозунги: «исламский социализм», «исламская демократия», «справедливая этническая представленность» начинают выстреливать всё громче и всё дальше. Возможно ли было такое лет 20 до этого? Нет. Но у И. Хана подрос свой избиратель, а общество стало ещё более гомогенным.

И. Хан стал набирать популярность не только в пуштунском регионе Хайбер-Пахтунхва, но и в Белуджистане, среди белуджей Синда, росла популярность в Пенджабе. Фактически он стал оппозицией обеим главным политическим силам и объектом пристального внимания пакистанского генералитета. Но что мы видим параллельно этому процессу?

2018-2020 гг. национальный состав армии Пакистана уже фактически приближен к численности основных регионов. Выходцы из Пенджаба – 51 % армии, Белуджистана – 3 %, Синда – 16 % и Хайбер-Пахтунхвы (где и находится т. н. «зона племён) – 20 %. И складывался этот состав 7-8 лет. Партия «Движение за справедливость» делит первое-второе места по популярности, но основной её электорат — это люди в возрасте 25-35 лет, которые родились уже в новейшее время. Здесь не только отражение гомогенизации общества, не только осознанный запрос на «демократический» ислам, но и поколение со своей ценностной структурой, и оно в целом довольно либерально, хоть и не в современном модном западном изводе.

Здесь стоит отметить, что и Б. Бхутто в 1980-е сама породнилась с белуджистанскими родами (А. Али Зардари, синдские белуджи). Любви не прикажешь, однако факт остаётся фактом — с одной стороны, в политику и на высокий уровень идёт пуштун, с другой — синдцы укрепляют связи с белуджами. Возврат фамилии Бхутто во власть также вывел на вершину политики и её мужа-белуджа. У белуджистанцев никогда не было проблем с богатыми родами, но сегодня уже речь идёт о весьма широкой представленности во всех структурах, и это порождает конкуренцию.

Ещё одну особенность следует отметить. Если обращаться к выпускам СМИ прошлых лет, то первое, в чём был на слуху Пакистан, это религиозный экстремизм и терроризм. Однако именно партии и течения радикальной направленности с конца 90-х годов практически не собирают электоральный урожай. Радикалы выступают крайне громко, кампании США в Ираке и Афганистане им в этом дают определённую почву. Против разных форм религиозных притеснений и неуважения могут протестовать массово. Однако, когда дело доходит до выборов, фундаменталисты уже совсем не набирают голосов. И это тоже следствие социальных изменений.

Сегодня аналитики целиком и полностью сосредоточены на том, как «технически» распределят голоса в январе политические силы, стоящие за Бхутто (нынешний глава МИД, сын Беназир — Билал Бхутто) и за Ш. Шарифом. Не зря пока вперёд выдвинули нынешнего премьера — этнического белуджа К. Анваар-уль-Хака, и аккуратно разделили провинцию Синд на две части. Внимание сосредоточено на том, как генералитет будет инкорпорировать в политику пуштунскую верхушку, как будут согласованы вопросы политических качелей между США и Китаем, на которых Пакистан двигается уже много лет.

Часто приходится просматривать материалы, где чуть ли не каждый шаг в Пакистане определяется через противоборство США и Китая, и историю с отставкой И. Хана приводят в пример. Однако следует учесть, что И. Хан это хоть и «золотое дитя» элиты европейской, которая субъектность теряет, но в целом Пакистан (как и многие другие страны) свои внутренние «разборки» большей частью вёл сам.

Если уж США и приложили руку, дав отмашку на смещение И. Хана, то вовсе не за его антиколониальную риторику, никому в Вашингтоне не интересную, а за то, что влез в вопросы признания Талибана. Другое дело, что это выходит за рамки привычных схем в медиа.

Ни США, ни Китай никогда не выражали по отношению к Пакистану чего-то большего, чем прагматизм, предпочитали и предпочитают оперировать более широкой политической географией. Например, по отношению к режиму Зии-уль-Хака Вашингтон подходил крайне прагматично, аналогично было и с режимом Мушаррафа и Бхутто. И. Хан, если и раздражал, то не более своих предшественников.

Б. Бхутто, конечно, очень туманно намекала, что к свержению её отца могли как-то быть причастны США, которые выступали против прежде всего пакистанского ядерного арсенала. Однако Вашингтон выступал против этого арсенала и до них, и при них, и после них, причём выступал всегда жёстко.

А вот чем Штаты занимались в регионе весьма предметно, так это подпиткой фундаментализма, в котором видели лом, коим можно двигать при необходимости границы и режимы. И в этом была своего рода чёрная логика, поскольку вся новейшая политическая история Ближнего Востока очень неплохо показывала, что умеренный политический ислам в развитии всегда сдвигается «влево», куда-то в сторону социалистических или квази-социалистических идеологем.

Поэтому, чтобы в США ни утверждали, но именно радикализм и фундаментализм были и будут для американской внешней политики традиционными, хоть и не явными, попутчиками. Ту же Б. Бхутто «Аль Каида» (запрещено в РФ) открыто называла врагом, а У. Бен Ладен даже не скрывал, что выделил на её ликвидацию 10 млн долл. Когда же её саму спросили об этом, Б. Бхутто ответила, что

«Им просто прикрываются, и мы не видим лиц тех, кто находится позади него: они всегда в тени. «Усама бен Ладен» — это скорее название крупной торговой марки, чем одного человека.»

То есть США создавали внешнюю силу, которая нависала над каждой границей и каждым режимом в регионе, но далеко не всегда вдавались в частности клановой политики, не держали палец на каждой кнопке и каждом курке. Собственно, эта во многом бесконтрольная внешняя сила для Б. Бхутто и стала роковой.

Вообще, если предметно разбираться, то куда как более важный вопрос для пакистанских элит — это не то, как технически «обвести» электорат И. Хана, а что этому электорату предложить по сути. Его количество растёт с каждым годом, и это совсем не то разделённое кланами и племенными конфигурациями общество. Не выручают уже и тезисы «против США» или «против Китая» (что, кстати, уже начинал понимать и сам И. Хан).

На геополитике в Пакистане уже далеко не уедешь, на исламском консерватизме тоже, нужны новые смыслы — не западные или восточные, а свои — пакистанские. Конечно, Исламабад тоже что-то делает, например, развернул масштабное жилищное строительство, но оно, как и в соседнем Китае (и не только в Китае), не может похвастаться таким же массовым заселением.

Своеобразная ирония судьбы заключается в том, что лидер своего электората — И. Хан — уже для него совсем другое поколение, актуальные смысловые нити он пусть и медленно, но теряет, а наиболее молодой политик — Б. Бхутто — является по сути органической частью сетевых элит и не очень «свой» для электората И. Хана.

Вот с этой исторической коллизией придётся разбираться и пакистанскому генералитету, и пакистанским элитам, и тем силам из внешней политики, которые рассматривают отношения с Пакистаном на перспективу. Кто сможет выработать новые актуальные смыслы и актуальную программу, тот и будет рулить Пакистаном ещё пару десятилетий. Понимают ли это в пакистанской военной элите — вопрос вопросов.

В России было бы неплохо проанализировать социальные изменения в Пакистане, поскольку есть над чем задуматься, и уровень нынешнего экономического развития этой страны не должен смущать — речь идёт об очень интересных социальных процессах. А если пойти ещё дальше, то самым дальновидным было бы держать руку на пульсе в этой стране таким образом, чтобы сразу «отловить» ту политическую силу, которая выдаст ответы на актуальные запросы.

В конце концов, у нас почему-то все рвутся на рынки Индии, которые в силу индийской экономической модели по сути закрыты для масштабной работы, а рынок 240-миллионного Пакистана, кстати, потенциально более открытый и технически удобный, почему-то вечно выпадает из поля зрения.
Наши новостные каналы

Подписывайтесь и будьте в курсе свежих новостей и важнейших событиях дня.

34 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. 0
    27 ноября 2023
    а рынок 240-миллионного Пакистана, кстати, потенциально более открытый и технически удобный

    Вы туда оружие продавать собираетесь? Чтобы еще более ухудшить отношения с лояльно настроенной к нам Индии?
    1. +2
      27 ноября 2023
      У нас на слуху только нефть, газ да оружие. В 240миллионную страну вообще-то можно продавать все, было бы хоть что-нибудь из этого все. Можно побороться и за АЭС Карачи-4, первые три Канада делала.
      1. 0
        27 ноября 2023
        Цитата: nikolaevskiy78
        В 240миллионную страну вообще-то можно продавать все

        При одном условии - это самое 240-миллионное население должно быть платежеспособно...
        1. +1
          27 ноября 2023
          Не совсем. Платежеспособен должен быть покупатель, а как покупатель будет решать вопрос с податным населением, это вопрос заинтересованности покупателя и умения покупателя разговаривать с населением. Там это умеют. Но, если без иронии, то заказчики в Пакистане платежеспособны, ну не ниже уровнем индусов точно. В Индии население живет в массе не лучше, но у нас как-то Индию хвалят, а Пакистан не очень wink
          1. 0
            27 ноября 2023
            Цитата: nikolaevskiy78
            заказчики в Пакистане платежеспособны

            Для того, чтобы покупать, надобно хоть что-нибудь продать, а экспорт Пакистана просто-таки смехотворный.

            А Индию хвалят потому, что там неплохой экономический рост, причем рост не в сборе чая или корицы, а наукоемких и высокотехнологичных отраслей, таких как электроника, машиностроение, биохимия и т. д. Сейчас Индия, в отличие от Пакистана, чем-то напоминает ранний Китай...
            1. +1
              27 ноября 2023
              Рост это понятие относительное, а в нынешних реалиях по сути бухгалтерское. Но даже не в этом проблема. Торговая модель Индии такова, что вы туда системно особо ничего не продадите, есть там рост, нет роста. А Пакистан может и не десятками миллиардов может закупать, но системно и постоянно. Вы обратите внимание, что чем больше у нас говорят про фантастические объемы торговли в "коридорах", тем меньше реальные показатели этой торговли. Потому что политические цели и конкретика часто различны. Классик написал "Лучше меньше, да лучше"
              1. -1
                27 ноября 2023
                Цитата: nikolaevskiy78
                Торговая модель Индии такова, что вы туда системно особо ничего не продадите, есть там рост, нет роста.

                Индия имеет классическую рыночную экономику, конечно же, со своей спецификой. И если есть хоть какой-то рост, то есть и рост закупок для дальнейшего увеличения роста, например, станков. Чем больше производится, тем больше и продается. И как следствие, больше покупается...
                1. +2
                  27 ноября 2023
                  У меня как раз недавно статья про Индию была. В аналитике в разделе от 23.11
                  Не работает оно так, как вы пишите, к сожалению. Вроде теоретически все правильно. А вот в действительности обычно как-то не так как на самом деле.
                  Вот есть такая страна Ирак, интересный рынок, а есть такая страна как Иордания - рынок крохотный и в теории неплатежеспособный, населения мало, промышленности нет, спрос в теории никакой. Да только до 1\5 операций по торговле с Ираком проходит через Иорданию. Вот и платежеспособный покупатель wink
                  Так и с Индией, да собственно с любым рынком по сути. Все ангелы и демоны в деталях.

                  Кстати, статья была не совсем про торговлю, а про социальные изменения в Пакистане, которые нам очень близки по сути. Просто на этом примере легче анализировать потом и у себя. winked
            2. 0
              30 ноября 2023
              Вообще, у них весьма развитая легкая промышленность, многие бренды в значительной степени шьются как раз в Пакистане.
      2. +1
        27 ноября 2023
        Цитата: nikolaevskiy78
        У нас на слуху только нефть, газ да оружие

        Так а что ещё? Ведь основная экспортная гордость страны. Пшеничка ещё, да атомные технологии...
        России было бы неплохо проанализировать социальные изменения в Пакистане

        Неплохо бы проанализировать социальные изменения сначала у себя дома... А то молодое поколение настолько аполитично в массе своей, насколько это возможно. Хотя, здесь видимо элиты это вполне устраивает.
        О торговле: чтобы всерьёз и надолго завоевывать международные рынки, нужно иметь в наличие весьма широкий перечень товаров, которые должны быть отменного качества и конкурентны по цене, а для этого необходима развитая промышленность, и не в единичных топовых экземплярах, а в массе, в десятках тысяч современных предприятий. Если торговать, то широкой номенклатурой, так как единичные позиции будут неустойчивы, а политически почти бесполезны. В тот же Пакистан можно было поставлять массу отечественных товаров, от посуды и мебели, до профлиста и строительных смесей, от обуви и инструмента до семенного материала, удобрений и бытовой химии... А уж продукты питания - это вообще наш нереализованный пока клондайк, вместе с США и Бразилией мы могли бы стать вечными экспортными монополистами продовольствия в Мире...
        1. +2
          27 ноября 2023
          Иногда у себя анализировать сложнее и неудобнее, чем посмотреть, что аналогичного происходит у других. Пакистан это регион, на который обращают мало внимания у нас. А зря.
          А насчет торговли, вы правы, но промышленность сама себя редко развивает. Наша не самая лучшая особенность это то, что качество для внутреннего рынка у нас зачастую идет с большими допусками. Вот тут экспорт во многом неплохо помогает эти нюансы поправить. Но при ненормальных кредитах это нереально.
          Я пример приведу, как-то с арабами зашел торг по ценам, товарищ решил разложить наше ценообразование и вписал стоимость кредитов. Я пытался повлиять, но он был настойчив wink
          В итоге арабы посмотрели и сказали, что мы либо тупо врем, либо мы "странные люди", поскольку таких стоимостей не бывает. Деньги в мире столько не стоят и точка. А если в России они стоят столько, то это не проблема покупателя. Товарищ повозмущался, а зря, просто не стоило это вообще обсуждать.
          1. +2
            27 ноября 2023
            Цитата: nikolaevskiy78
            не самая лучшая особенность это то, что качество для внутреннего рынка у нас зачастую идет с большими допусками

            Это не "не самая лучшая", а самая настоящая беда, причем давняя и хоть как-то "лечилась" только сталинскими методами.
            Цитата: nikolaevskiy78
            Иногда у себя анализировать сложнее и неудобнее

            Всегда у себя сложнее и неудобнее, но зато правильнее тактически и стратегически, ибо зачастую сравнивать того же немца или японца с русским или туркменом, это как в двух звездах разных галактик общее искать...

            Цитата: nikolaevskiy78
            Но при ненормальных кредитах это нереально.

            Абсолютно согласен. Походит на то, что отечественная экономическая политика очень странным образом упорно хочет сама себя ссудным процентом в гроб загнать...
    2. 0
      28 ноября 2023
      Вопрос автору -зачем РФ страна,продающая оружие Украине и находящаяся на грани дефолта, с нестабильной политической обстановкой?Поддерживающая при этом антироссийские санкции
      Захотелось построить ОЧЕРЕДНОЙ газопровод?Трубы девать некуда? Быстро забываем Афганистан,в частности лагерь Бадабер.
      Я еще бы понял,когда премьером был Имран Хан,а не ставленник англосаксов.
      Радуемся,что грабли не украли?
  2. +2
    27 ноября 2023
    а рынок 240-миллионного Пакистана, кстати, потенциально более открытый и технически удобный
    Свининой там торговать? Россия, по статистике в 5 ку мировых производителей входит. С курами не получится,сами на иностранных технологиях сидим.Разве что галоши по песку ходить,те что где-то завалялись,но их тоже не производим.А остальное у них китайское,даже оружие
    1. +1
      27 ноября 2023
      Можно медный кабель поставлять. А лучше было бы совместный завод, но пока Xinhai MP EPC китайский там строит свой завод медный, можно и галоши поставить laughing
  3. +1
    27 ноября 2023
    А что везти в Пакистан? Разве,что металлом если он есть,на металлургические комбинаты ,которые были построены при СССР? Меха,еще можно,бруснику,клюкву smile
    1. +1
      27 ноября 2023
      Удобрения как минимум, корма, кабель медный и не только. Чтобы нарыть клад, надо как обычно начать копаться в товарной номенклатуре. Но государству тут надо институционально эти вещи поддерживать.
      1. +3
        27 ноября 2023
        Удобрения как минимум, корма, кабель медный
        Грубо говоря,сырье и что сами дешевое из сырья производим?У нас же ВВП пятый в мире..Забросаем товарами Пакистан..
        1. 0
          27 ноября 2023
          Удобрения и корма это уже не сырье все-таки laughing
          Стройматериалы можно поставлять, арматуры, балки, защитные составы, базальтовые материалы. Тут вопрос в том как руку приложить и чем государи родные поддержат.
          1. +1
            27 ноября 2023
            Стройматериалы можно поставлять, арматуры, балки, защитные составы, базальтовые материалы.
            На,боже,что нам не гоже. В Пакистан необходимо поставлять то,без чего бы он жить не мог. Что бы имел экономическую зависимость. А стройматериалами, арматурой, балками, защитными составами, базальтовыми материалами,его не привяжешь.
            1. +1
              27 ноября 2023
              Цитата: kor1vet1974
              В Пакистан необходимо поставлять то,без чего бы он жить не мог. Что бы имел экономическую зависимость. А стройматериалами, арматурой, балками, защитными составами, базальтовыми материалами,его не привяжешь.

              Не соглашусь с Вами. Вы же не считаете, что мы не сможем выжить без китайских носков и авторучек, игрушек и зубных щеток, но тем не менее... Американцы несколько лет назад с ужасом "обнаружили", что Китай им только детских игрушек на $19 млрд. в год засылает... Торговая экспансия на то и "экспансия", что должна иметь массовый характер, тогда она приносит гигантские прибыли, тогда она уже выходит за рамки экономики и становится серьёзным политическим фактором. Разве можно получить сопоставимый эффект, ограничившись одной-тремя позициями, пусть и "незаменимыми"? Да и существуют ли они - незаменимые..?
              1. +2
                27 ноября 2023
                Пожалуй это в совокупности должно быть и то от чего может отказаться и то от чего не может. Но самое плохое,что мы можем поставлять в Пакистан,ну только то,что ему чуть-чуть не хватает.
  4. +1
    27 ноября 2023
    выраженный исламский консерватизм, приверженцы либеральных взглядов на экономику

    Мне вот интересно - как в одной голове умещаются исламский консерватизм и либеральная экономика, основанная исключительно на глубоко порицаемом в Коране ссудном проценте? what
    1. 0
      27 ноября 2023
      В принципе нормально умещаются. Кому не нравится процентный кредит, заключает договор со структурой, которая принадлежит банку под долю совместном предприятии или под займ в уставный капитал с аннуитетными платежами. Есть и другие формы.
  5. -4
    27 ноября 2023
    Слава Российской Федерации!! Слава Израилю!!!
  6. 0
    28 ноября 2023
    В наследие от этого периода Пакистану достался кланово-семейный подход к формированию политической элиты
    Ну, не настолько кланово-семейный как в США, разумеется, но тоже средневековый) Вообще политические силы, двигающие нашим миром, настолько отсталые и дремучие, что просто диву даешься. Особенно, если ты родился в единственной на планете стране будущего, хоть и позорно рухнувшей потом в прошлое.
    Вопрос, как и везде в мире, в людях. И не в кланах и семьях, а в обычных людях, встающих с утра и потихоньку идущих на работу, заработать там себе и семье что то на ужин. Люди "развращены" избытком информации. То есть больше не согласны на черствую лепешку, начали считать, что они вправе жить как люди, а не как рабочий скот. Помните, поганенький дедушка Бжезинский сетовал, что поумнел народ излишне? Ну вот...
    И вот в этом огромная проблема нынешней реальности. Как людям выбраться из нищеты? Какой путь предлагает нам капитализм? Очень простой. Чтобы стать богатым, надо что то разграбить. Внимательно присмотревшись к любой "истории успеха" классического капитализма вы неизбежно обнаружите грабежи и убийства. Считанные люди сумели предложить рынку принципиально новый товар, типа какой то программы (и то там полно историй, когда прогу сделал один, а миллиард на ней слизал вообще другой), все остальные миллионы богачей - грабители и убийцы.
    Другого пути попросту нету. Причем для скорейшего обогащения надо захватывать позиции в государстве, потому что капиталистическое государство и придумано для наиболее эффективного грабежа. И что в итоге? Учитывая современные достижения в оружии, мир, и Пакистан вместе с ним, идет к коллапсу, когда вооруженные по последнему слову техники банды перемалывают свои же государства в пустыни. Вот в Пакистане друг друга режут, бодро и весело. несмотря на старания отдельных личностей, понимающих тупик, не допускать "излишних" смертей. Вот самоназванные лидеры набирают себе целые армии из людей, желающих со своей позиции хапануть хоть что то, присоединившись к разрушению и грабежу.
    Блин, это тупик и смерть, люи!
    1. +1
      28 ноября 2023
      Да, тупик. Но как создан этот тупик, клановыми системами Пакистана? Ирана? Нет. Военные Пакистана, конечно участвуют во внешней торговле. Участвуют, но есть некий нюанс. Дело в том, что в Пакистане, со всеми кланами, кастами, фамилиями входят в долю. А у нас долю назначают. Если у вас обороты выше ХХХ, то вам просто долю назначают. Никто не будет рассматривать документы, отчеты. Всем по ..., просто вы по жизни должны ХХХ. Вы можете хоть гопака плясать, хоть вприсядку ходить - ХХХ. И на вас с вашими расходами, проблемами, сложностями будет смотреть человек с глазами козодоя, которому вообще без разницы все.
      А в Пакистане там даже генералитет занимается отчетами, участвует, взаимодействует. Вот тут проблема. С нами невозможно просто технически работать, потому что наши элиты в кавычках воспринимаются как претты - голодные духи, которые никогда не насытятся. Никогда, пока не пожрут все под ногами.
      1. 0
        29 ноября 2023
        Цитата: nikolaevskiy78
        Но как создан этот тупик, клановыми системами Пакистана? Ирана?

        Разумеется нет! По всей планете так) Тупо, дремуче, глупо до позора...
    2. 0
      28 ноября 2023
      А вообще статья-то о чем wink
      Социум далекого Пакистана изменился настолько, что всесильный генералитет вынужден теперь генерировать смыслы, иначе ...
      А у нас, кто там смотрит на то, что при Главном Катехоне, Великом Созерцателе видений будущего, Магистра стратегии, Замыслов прозорливца и птицам небесным путевождя, кто смотрит на то, что выросло уже два поколения других людей.
      1. 0
        29 ноября 2023
        А что в этих людях "другое"? Что, родился "новый человек"? Отчего? Это случилось потому, что все СМИ и все другие средства атаки на сознание, начиная со школьных программ, пытаются сплющить мозг всех людей, внедряя в него под давлением установки на потребление и некритическое восприятие любых рекламных техник? Ведь, кроме этого, никто ничего для человека не делает! Может быть, во всем пружиной "свободный" интернет? Очешуеть, какой свободный!
        Купленное на кровные денежки устройство для входя в сеть само же собирает (на что ушла, кстати, большая часть его стоимости) на своего пользователя данные, которые отправляет тем, кто формирует мозголомные посылы. О чем трубили все еще не окончательно сломаные СМИ... и никто толком не понял, за что Цукерберга попытались слегка прищемить)
        Это и есть работа над новым человеком?) Или, может быть, все сделал относительно свободный доступ к информации? Хе-хе... А вообще то все правильно. Нищий араб получил доступ к рекламе, и смотрит, как американцы выкидывают каждый день на помойку то, что его семье хватило бы на год. И да, араб "обновился", и тоже так хочет. "Смыслы" кругом залетали, ага, новейшие...
        1. 0
          29 ноября 2023
          Ну не совсем так, просто на ситуации в Пакистане можно хорошо проследить две максимы. Первая марксистская, о бытии, которое определяет сознание, а вторая, куда как более древняя, пифагорейская, когда сознание "возвращает" в бытие полученную энергию в виде новых смыслов. И они новые, ибо восприятие бытия новое. Вы совершенно зря берете смыслы в кавычки. Вы даже на картину смотрите одним взглядом в 15, другим в 25, и 50 лет. Читаете по разному, потому что осмысляете все по разному. А тут речь идёт о массивах такого восприятия. Вот у нас под видом традиционализма который год проталкивают гностические конструкции и думают, что во благо. А оно должно быть другим, ибо само восприятие блага уже иное.
          Насчёт "обновлённых" арабов. Там политическая система такая, что наша демократия и рядом не стояла с их политическим процессом. Не все арабистаны же монархические)) можно кстати даже отдельный материал на эту тему сделать, если есть интерес.
          1. 0
            30 ноября 2023
            В Пакистане есть больше максим. По числу тех ребят, которые способны собрать и вооружить толпу народа. Этот народ верит, что как командир этот атаман приведет их в позицию, где можно грабить. А у атамана есть некоторый золотой запас, который позволяет кормить и вооружить эту толпу, пока не началось.
            И есть народ, который хорошо бы выволочь на улицу, чтобы под его прикрытием обделать дельце. В общем деньги обычно добыть удается, если за тобой уже кто то есть. Вопрос в народе. Раньше отлично срабатывали несложные религиозные провокации. Сейчас уже нет - народ типа поумнел, и не готов массово класть головы в религиозных "спорах". Все хотят, внезапно, прибыли какой то.
            Все насмотрелись телевизора и монитора, в которых показывают, что можно работать реально меньше, а получать при этом радикально больше. Поэтому вопли "За Шиизм!!", "За Суннизм!!" теряют популярность. Постепенно, но неотвратимо. Новая реальность, ага. Теперь надо обещать народу неложно еду. А это громадная проблема.
            Где взять еду? Властолюбивые подонки, готовые абсолютно на все, чтобы захватить власть, обладают неким набором личных качеств. И люди, способные организовать в государстве вдоволь еды, тоже обладают неким набором этих самых качеств. Горе же в том, что эти комплексы качеств и свойств личности абсолютно не совпадают!
            Люди, способные к Великому Созиданию, к власти совершенно не рвутся. Они отлично сознают (у них вообще огромный ум, они много чего сознают), что это за адова пахота. Поэтому к власти у нас, у человечества, всегда приходят безмозглые, но хитрые, подлые, вероломные, абсолютно не годные к управлению властолюбцы. Поэтому все раз за разом рушится.
            Раз в Пакистане закипело, надо выбрать тех, с кого получится поиметь какой то профит, прежде чем эта их каша приведет несчастный Пакистан к краху. Такое вот пифагорейство, панимаищь...
  7. 0
    1 декабря 2023
    База Имрана Хана это городские низы среднего класса, которые ощущают свою социальную идентичность независимо от их этнического или регионального происхождения.Это действительно новое явление для Пакистана.Раньше только принадлежность к армии давало ощущение общей наднациональной корпоративной пакистанской солидарности.Имран Хан это переломил,совершив казалось невозможное,так что списывать его рано.Но даже если он станет премьер-министром военные всегда будут стаять позади с оружием наготове,для них он навсегда чужак.
    1. 0
      2 декабря 2023
      Да, именно это я и хотел отразить. А насчёт списания, он возрастом не поспевает за социальными изменениями, но это уже сугубо личное мнение

«Правый сектор» (запрещена в России), «Украинская повстанческая армия» (УПА) (запрещена в России), ИГИЛ (запрещена в России), «Джабхат Фатх аш-Шам» бывшая «Джабхат ан-Нусра» (запрещена в России), «Талибан» (запрещена в России), «Аль-Каида» (запрещена в России), «Фонд борьбы с коррупцией» (запрещена в России), «Штабы Навального» (запрещена в России), Facebook (запрещена в России), Instagram (запрещена в России), Meta (запрещена в России), «Misanthropic Division» (запрещена в России), «Азов» (запрещена в России), «Братья-мусульмане» (запрещена в России), «Аум Синрике» (запрещена в России), АУЕ (запрещена в России), УНА-УНСО (запрещена в России), Меджлис крымскотатарского народа (запрещена в России), легион «Свобода России» (вооруженное формирование, признано в РФ террористическим и запрещено)

«Некоммерческие организации, незарегистрированные общественные объединения или физические лица, выполняющие функции иностранного агента», а так же СМИ, выполняющие функции иностранного агента: «Медуза»; «Голос Америки»; «Реалии»; «Настоящее время»; «Радио свободы»; Пономарев; Савицкая; Маркелов; Камалягин; Апахончич; Макаревич; Дудь; Гордон; Жданов; Медведев; Федоров; «Сова»; «Альянс врачей»; «РКК» «Центр Левады»; «Мемориал»; «Голос»; «Человек и Закон»; «Дождь»; «Медиазона»; «Deutsche Welle»; СМК «Кавказский узел»; «Insider»; «Новая газета»