Возвращаясь к началу Великой Отечественной войны

При изучении материалов о Великой Отечественной войне 1941-1945-го годов нетрудно заметить, что большинство историков рассматривают первые месяцы этого противостояния как страшную катастрофу, произошедшую в основном по вине советского руководства. В вину сталинскому кабинету ставятся равнодушие и отсутствие должного внимания к звучавшим предупреждениям о возможном нападении Германии, безграмотная организация мероприятий по оказанию противодействия войскам агрессора и много других оплошностей, из-за которых немцам, по мнению экспертов, удалось так стремительно продвинуться в самую глубь страны в течение нескольких месяцев.

Возвращаясь к началу Великой Отечественной войны
Советские танки БТ-7, брошенные Красной армией ввиду невозможности эвакуации



В современных учебниках по истории основными причинами неудач Красной Армии на первом этапе войны также называется низкая морально-политическая готовность советских солдат и крайне малый процент опытных офицеров любого уровня в армии, потому что множество из них были расстреляны во время сталинских чисток. Пришедшие им на смену командиры зачастую не имели даже общего образования, не говоря уже о военном.
Прекратить массовое дезертирство и сдачу в плен, восстановить боеспособность советской армии Сталину удалось лишь массовыми расстрелами и угрозами расправиться с членами семей бойцов.


История пишется людьми, а потому довольно часто бывает субъективной. Практически все книги и рассказы о той страшной войне писались под контролем «верхов», что не позволяло достаточно объективно осветить произошедшие события, ибо правда шла вразрез с точкой зрения личностей, стоящих «у руля» страны. Между тем сегодня появилось совершенное иное мнение, согласно которому еще перед началом войны советское правительство совместно с высшим армейским командованием выработало определенные меры, которые позже позволили остановить и дать должный отпор наступающим немецким войскам, перейти к контрнаступлению на всех направлениях и выиграть войну. Сторонники такой точки зрения обвиняют приверженцев «теории катастрофы» в излишней политизации событий и предлагают абстрагироваться от конкретных имен, посмотрев на ситуацию, возникшую на начало нападения немцев, «без лиц».

Обстановку в то время можно было представить следующим образом. В военном противостоянии сошлись две великие силы. Их возможности, в числе которых наличие обученных людских ресурсов, высокотехнологичной боевой техники и подготовленного командного состава, сопоставимы. Правда у одной из них уже имеется огромный опыт ведения боевых действий, промышленный потенциал оккупированных территорий, мобилизованные и сосредоточенные в нужном месте войска. Как будут развиваться события, если эта страна нападет на другую, пытаясь раздавить соперника за счет молниеносных и решительных действий? Вряд ли кто-нибудь всерьез станет ожидать, что подвергшаяся нападению сторона, поднатужившись, разобьет наглого агрессора в первые же недели или месяцы войны. Более логичной станет версия о посильном сдерживании атакующих сил с одновременным развертыванием военных мощностей и поэтапной подготовкой армейских подразделений вне зоны сражений.

По оценке западных исследователей экономический, военный и людской потенциал СССР превосходил возможности Германии, включая её союзников. Военная промышленность Советского Союза выпускала больше самолетов и танков, а природные ресурсы были во много раз богаче. Даже потеря ряда территорий страны в начале Второй Мировой ничего не изменила.


События между СССР и Германией развивались аналогично вышеприведенным. Непонятно какие сверхъестественные силы должен был приложить Советский Союз, чтобы сразу же уничтожить немцев. Сейчас многие придерживаются мнения о том, что первые месяцы Великой Отечественной обернулись для нас жутким провалом и катастрофой. Чем дальше становятся события тех лет, тем больше эта война освещается как два разорванных во времени события: фиаско 1941-го и победа 1945-го. Раньше в этом временном промежутке заслуженное место занимали героические события, связанные с обороной городов-героев, заложившие плацдарм для будущих побед и являющиеся одними из самых ярких страниц нашей истории. Сегодня все упоминания о них отошли на задний план, уступив место осуждению первоначальных просчетов и поражений, на смену которым вдруг из ниоткуда пришла великая победа.

Если вспомнить давние события войны 1812-го года, то при описании отступлений русских войск и сдаче Москвы французам, почему-то не делается акцент на просчетах и ошибках правительства, а русские генералы не обвиняются в халатности и некомпетентности. Когда немецкие войска неожиданно напали на Францию в Первой мировой войне, им удалось за короткий период дойти до самой столицы. Мало кто из французов искал виноватых в кабинетах власти. Все априори признали вину нападавшей стороны, у которой имелось явное преимущество и которая использовала элемент внезапности, напав через Бельгию.
Сторонники новой теории считают недостаточным подсчет единиц боевой техники, стоящей на вооружении сторон в первые дни войны, поскольку это всего лишь оружие, которым управляют люди. Основным критерием соотношения сил с их точки зрения является численность личного состава войск. Германия напала на Советский Союз, имея более пяти миллионов солдат против двухмиллионного контингента советских войск, расположенного в западной части страны. К лету 1941-го года немецкие войска уже набрались значительного военного опыта, одержав блестящие победы и подмяв под себя практически всю Европу. Что могла противопоставить ей в первые дни боев Красная Армия, если всеобщая воинская повинность была введена в СССР за два с половиной года до начала войны?

Очень спорной является ситуация вокруг того, в каком состоянии находились наши части в приграничных округах в момент атаки немецких войск. Общеизвестна уверенность Сталина в том, что Гитлер не решится летом 1941-го нарушить договор о ненападении. Поэтому Иосиф Виссарионович запретил предпринимать любые действия, которые могли бы стать поводом для развязывания войны. Однако ряд экспертов утверждают, что 18 июня 1941-го года Жуков отправил телеграммы командующим пяти западных округов о возможности нападения Германии и указании привести вверенные войска в полную боевую готовность. Военный историк Алексей Исаев говорит, что только некоторые части, расположенные рядом с границей не успели среагировать. Заявление, что немцы застали советских солдат спящими, является мифом. Многочисленные свидетельства уцелевших немцев подтверждают, что уже в первые часы войны пограничные укрепрайоны и армии прикрытия оказывали им ожесточенный отпор.


Два брошенных советских тяжелых танка КВ-2. Башни развернуты в походное положение, пулеметы сняты: танки явно оставлены из-за неисправностей или отсутствия горючего при отступлении


Исходя из возникшей после вероломного нападения ситуации, советская армия всеми имеющимися силами пыталась удержать стремительный натиск противника. С первых же дней планы гитлеровского командования на блицкриг оказались полностью разрушенными. Немцам не удалось опрокинуть Юго-Западный фронт, который хоть и отступал с боями, но медленно и явно сохраняя при этом свои основные силы. Позже войска Гитлера были ненадолго остановлены возле Смоленска. Да, наши войска проиграли это кровопролитное сражение, но заминка в наступлении смешала карты агрессору. Участвующая в боях под Смоленском группа армии Центр не смогла сразу выдвинуться на столицу, поскольку имела открытый правый фланг. Пришлось вновь тратить ценное время на перегруппировку сил, бросив часть войск под Киев. В результате наступление немцев на Москву произошло гораздо более позднее, чем рассчитывало немецкое командование. А Красная Армия получила необходимое время для подготовки и сосредоточения войск. Соотношение сил при, наконец, последовавшем нападении обескровленных фашистов на столицу было уже совершенно иным. Советский Союз к этому времени уже разворачивал свою военную машину, которой оказалось достаточно, чтобы не только одержать победу в главной битве войны, но и перейти позднее к контрнаступлению.
По воспоминаниям пленных фашистов, итоги уже первых боев, несмотря на успехи, невольно заставили их задуматься. Война на советской земле оказалась совсем отличной от войны на Западе. Части Красной Армии были расстроены, дезорганизованы, терпели поражение за поражением и отступали, но вопреки всему, что обычно происходило в других странах, сила их сопротивления не только не уменьшалась, а лишь возрастала.


А ведь подобное развитие событий уже происходило и во время Отечественной войны 1812-го года, и в ходе французско-немецкого противостояния в Первой мировой войне. Подвергшимся нападению войскам на первоначальном этапе приходилось, проигрывая бои, отступать вглубь страны для того, чтобы позднее уверенно выиграть всю войну. Важно было лишь устоять, сохранить костяк армии. А время, которое они получали за счет сдерживания сил противника и временного отступления, уходило на развертывание и наращивание военной мощи. Возможно, именно так и решило поступить советское командование, заплатив высокой ценой за то, чтобы набраться сил для дальнейшего успешного ведения войны.

Широко распространенным вымыслом является заявление об уничтожении в первые часы войны практической всей советской военной авиации, не успевшей взлететь с аэродромов. Действительно была предпринята массированная бомбежка ряда авиачастей, причем число нападений на некоторые авиабазы доходило до семи-восьми раз, в результате чего они сильно пострадали. Однако разгрома не произошло, большая часть самолетов сохранила свою боеспособность, и дальнейшие потери летчиков были связаны с поражениями в воздушных боях.



Неизвестно, что творилось в сознании немецких солдат после того как они, проиграв сражение под Москвой, были отброшены от нашей столицы, но война перешла в выгодную для антигитлеровской коалиции затяжную форму. А после открытия Второго фронта победа Германии сделалась практически недостижимой. Гибель всех доселе победоносных войск Вермахта стала лишь вопросом времени.

Существует распространенная теория о подготавливаемом Сталиным в обстановке строжайшей секретности плане вторжения советских войск в Западную Европу. Согласно этому фашистские войска просто опередили Советский Союз, контратаковав буквально в последний момент. Не пытаясь подтвердить или опровергнуть данное утверждение, стоит обратить внимание на конкретные исторические факты, свидетельствующие о том, что в случае нападения командование Красной Армии не рассчитывало остановить немцев прямо на границе. О том, что имелись какие-то иные планы, свидетельствуют действия, направленные на методичную эвакуацию промышленности из приграничной зоны вглубь страны, позволившую перевезти в тыл более 1360 крупных промышленных предприятий, обеспечивших затем поставку необходимого оборудования и оружия для нужд страны. Особо стоит отметить вывоз даже такого крупного оборудования, как турбоагрегаты для электростанций, которые позволили обеспечить необходимое электроснабжение для новых производственных мощностей, развернутых на Урале и в Сибири. Для эвакуации еще до войны были подготовлены дополнительные ветки железнодорожных путей, а в глубине страны построены площадки для будущего размещения эвакуированных предприятий. Конечно, это идет вразрез с пропагандой советского времени, но ведь нельзя же поднять боевой дух солдат и мирных жителей, сообщая им о том, что приграничные территории обрекаются на длительную оккупацию. Именно благодаря предпринятым за несколько лет загодя мерам были выполнены основные задачи, которые, вероятно, поставило перед собой руководство СССР на первом этапе войны: сохранить производственные мощности и в оптимальные сроки развернуть работу эвакуированных предприятий на новом месте.

Оперативные планы советского Генштаба по подготовке наступления на фашистскую Германию пока не рассекречены, но их смысл и цели можно в некоторой степени проследить в посланном Сталину летом 1940-го года секретном докладе наркома обороны: «Об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил СССР на Западе и на Востоке», который был опубликован в России в 90-ых годах.


Некоторые эксперты, оперируя результатами анализа численного сравнения отдельных видов вооружений, а также широко освещенной информации о том, что Советский Союз знал о нападении и готовился к нему, пытаются переложить вину первых военных неудач на руководство страны. Сложно судить, кто действительно прозевал и недоглядел настоящих намерений нацистов, наивно поверил Гитлеру. Но говорить о том, что в течение первых месяцев войны произошла страшная катастрофа, а тем более обвинять кого-либо в проигранных битвах, по меньшей мере, необоснованно. Трагедия заключалась только в том, что фашистское руководство решилось напасть на СССР, развязав самую кровопролитную войну в истории нашего народа. Немцам удалось достичь значительных оперативных и единовременных успехов, но в целом, начальный период войны они все же проиграли, ибо не были достигнуты поставленные командованием цели, согласно которым война уже к осени должна была закончиться безоговорочной победой Германии. Нельзя представлять первые месяцы Великой Отечественной как наш величайший позор. Нельзя отделять их от всего остального военного периода, как событие, не являющееся залогом дальнейших успехов. Успехов, которые ошибочно принимаются только за народное достижение, вопреки бездарному руководству Сталинской верхушки.

Даже тем, кто имеет хотя бы отдаленное представление о тактике и порядке ведения боевых действий, очень сложно представить, как народные массы, не имеющие военного опыта и знаний, могли сами формировать дивизии, разрабатывать планы боевых операций и заниматься производством необходимых видов вооружений. А правительство при этом не просто спокойно смотрела на «героические потуги» своего народа, а пыталось своими действиями ему помешать. Любой здравомыслящий человек не сможет всерьез воспринимать подобную информацию, а между тем на основе таких сюжетов снимаются документальные и даже очень известные художественные фильмы. Подобные взгляды на Вторую Мировую родились не на Западе, хотя, возможно, и с их поддержки. Пропаганда ведется отечественными деятелями культуры, журналистами и политиками.

В западных работах о войне, конечно, также рассматриваются временные неудачи советских войск. Однако с их точки зрения это не является страшным унижением советской военной машины и жуткими просчетами командования. Напротив, в статьях зарубежных историков, бытует мнение о том, что катастрофическую ошибку совершил лишь Гитлер, фактически собственноручно подписав приговор своей воинственной державе нападением на СССР. Можно найти сведения о том, что в первые месяцы войны западные наблюдатели со страхом констатировали, что их наихудшие опасения, состоящие в том, что Германии удастся завладеть СССР также легко, как и другими странами, начинают обретать под собой почву. Но чем дальше развивались события, тем слышнее становились голоса, выражающие надежду на то, что Красная Армия станет именно той освободительной силой, которая сможет очистить мир от фашизма. И они не ошиблись. Дойдя к зиме лишь до Москвы, войска Германии потеряли свое превосходство, инициатива была, пусть и временно, перехвачена нашей армией, а надежды на победу остались лишь мечтами генералов вермахта.
Автор:
Игорь Сулимов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

297 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти