Цирк уехал, а иллюзионисты остались

В середине 80-х после возвращения из-за речки я продолжил службу в КСАВО. Наша часть распологалась на окраине южного города, областного центра. В городе и его окресностях было еще несколько в/ч: связисты, мотострелки, вертолетчики, учебный ИАП, стройбат, и поэтому нас, особенно молодых офицеров, часто привлекали к службе в качестве начальников патрулей в гарнизонную комендатуру. Патрулей выделялось несколько: в центр города, как водится, в районы ж/д вокзала, аэропорта и в промзону, там стояло сразу 4 ВСО (военно-строительные отряды, стройбат по народному). В центре города, да и на ж.д.вокзале, и аэропорту патрульная служба была не в напряг, туда особо не совались самовольщики и прочие военные раздолбаи. На вокзале иногда, правда, приходилось успокаивать в поездах,следующих транзитом, пьяных дембелей, особо разбушевавшихся помогали линейной милиции ссаживать и далее они с ними сами уже разбирались редко, действующие командированные воины, как правило, естественно, датые, доставляли нам беспокойство, но это было исключение, нежели правило. А вот в промзоне было малость потяжелее, там погоду делали "доблестные" зольдаты СОВЕТСКОГО СТРОЙБАТа,"вояки" ещё те.

Ещё летом было не комфортно патрульную службу нести, жара зачастую стояла за +40, а мы, офицеры, в патруле были одеты брюки в хромачи, китель, ремень, портупея и "Макар" в кобуре на боку. Тот, кто служил в КСАВО, Турк.ВО, тот знает, что солдатам было полегче,они в х/б, гимнастерка с отложным воротом, брюки навыпуск вместо кирзачей, ботинки (мобуты), на голове панамы, но все равно в жару тоже потом истекали.


В один из июньских дней я заступил начальником патруля и мне повезло в центр города. День прошел нормально,спокойно мы ни кому не досаждали, а нам тем более, иногда, чтобы оправдать свое существование проверяли документы у солдат, заранее зная, что увольнительные у них в порядке, да в комендатуру несколько раз зашли отметиться и пообедать, благо она тоже была в центре. Погода стояла прекрасная не жарко,всего каких то +35. Осталось ночь перекантоваться, но ночью мы пеше не патрулировали, а 2-3 раза обьезжали район на коменданском УАЗике, и то если он был в наличии. В районе 22ч. я с двумя солдатами, сержантом-водителем - все из коменданской роты - выехали в город, стали двигаться по одной из центральных улиц, тормознули перед пешеходным переходом, напротив передвижного цирка Шапито, пропуская пешеходов, - в цирке как раз закончилось представление, и народ вывалил на автобусные и троллейбусные остановки, расположенные по обеим сторонам улицы. И в это самый момент мы услышали одиночные выстрелы (как потом выяснилось из ПМ), потом затарахтели Калаши, стрельба велась интенсивно и буквально рядом, через короткий промежуток времени опять автоматно-пистолетная пальба. Надо пояснить,что это все происходило не более как в 2-х км. от географического центра областного города, обкома КПСС, УВД, КГБ и еще кучи властных и административных зданий. Но как раз в том месте, откуда слышались выстрелы находилась исправительная колония, то ли зона, то ли лагерь, она практически находилась в центре города. Говорят, что ее разместили там еще до ВОВ в постройках и зданиях старинной крепости. Вот оттуда и слышались выстрелы. А большой брезентовый купол цирка был разбит на пустыре, и его тыльная часть находилась буквально в 70-80 метрах от транспортного КПП этой колонии. Я скомандовал водителю свернуть на боковую улицу, ведущюю к КПП зоны, откуда велся огонь, по курсу движения машины, через лобовое стекло я видел автоматные вспышки, чтобы не попасть под огонь, скомандовал водителю уйти влево на обочину и остановиться. Остановились, погасили свет фар, я достал из кабуры ствол, передернул затвор. Стрельба прекратилась. Через пару минут впереди и чуть левее от нас замелькали какие то тени, раздался топот, ругань. Своим бойцам я приказал покинуть машину и залечь, водиле сказал, чтобы врубил дальний свет фар и вывалился из машины, что мы оба багополучно сделали через боковые дверцы - он влево, я вправо.

В свете фар мы увидели в метрах 30 от себя впереди и правее на обочине горомадный тополь, а в него уперся передком небольшой грузовой автомобиль (ГАЗ-51) из пробитого радиатора валил пар, тут же толпилось несколько бойцов с автоматами наперевес, один из них был в полевой форме, в портупее с пистолетом в правой руке (как выяснилось начкар, прапор), а здесь уже в нашу сторону с мигалками и под вой сирен летела милиция. Бойцам и водителю сказал, чтобы находились на месте, сам подошёл, возле открытой водительской дверцы ГАЗона. На земле лежал человек, громко стонал, умирал. Представился, спросил, в чем дело, прапор, сбиваясь и матерясь (не отошел от стресса), сказал,что этот, который на земле - ЗК, на лагерной машине (хозяйке) совершил таран транспортных ворот, попытался скрыться, принятыми мерами задержан. Прибывшему наряду милиции я оставил свои координаты. Больше нам там было нечего делать, вернулись в комендатуру о происшествии я коротко изложил в рапорте. Да, когда мы возвращались, в районе цирка народа вообще уже не было - как корова языком всех слизала, а времени прошло всего минут 30, может, чуть больше с момента начала стрельбы, но рассосались.

Через недели 2, а может, и месяц, сейчас уже не помню, меня по каким-то делам занесло в роту ВВ, охраняющюю эту зону, хотя какие у нас могли быть дела с ВВшниками. Иногда мы, правда, по их просьбе натаскивали их бойцов рукопашному бою, но так по-детски, да им это и не требовалось, просто их командиры таким образом физическую форму своих бойцов поддерживали, у них весь упор делался на огневую подготовку, а может быть, я к ним в военторг заглянул,у них военторг был хороший. В общем, повстречался я там со знакомцем, с их командиром роты, он мне и рассказал, что в тот злополучный вечер этот ЗК, как потом выяснили зоновские опера, каким-то образом получил весть, что его жена на воле погуливает, и что, мол, вообще с ним развестись собирается, ждать не будет, а у мужика срок был большой, за хищение социалистического имущества, тогда за это много давали, вот он и совершил таран, а работал он в промзоне поваром. Я сказал ротному, что, небось, жена на похоронах своего благоверного слезами заливалась."А с чего ты взял что его похоронили?" - спросил ротный. "Ну как, я же сам видел, как он валялся на земле, стонал, умирал", - говорю я. "Да пьяный он был в дрыбаган, предварительно забуторенной браги нажрался и пошел на дело, жене мстить, а пуля ему только ноготь на большом пальце ноги сорвала,сейчас он находится в СИЗО, его за побег крутят, теперь-то жена точно ждать его не будет", - сообщил ротный. "Как, это возможно, при такой-то интенсивности и темпе стрельбы?!!!" - удивился я. "Мы сами до сих пор удивляемся", - сказал ротный. Потом он рассказал, что огонь по машине сразу после тарана вели часовые с 2-х постов (вышек), да и еще солдаты караула, выскочившие наружу, а сзади машины бежал прапорщик, начкар и стрелял по ней из своего табельного ПМ, скорость у машины была небольшая, работала только первая передача, остальные были заблокированы, как того требовалось на внутризоновских машинах. Но, что удивительно, при такой интенсивности стрельбы и скоплении народа никто не пострадал,вообще!!! Кроме сорванного ногтя с пальца осужденного. Он мне показал, стоящюю в боксе машину (ее по просьбе прокуратуры туда загнали на период следствия в качестве вещдока),кабина машины с задней стороны была как сито, вся в дырах от попавших пуль,деревянные борта расщеплены в дрызг. Долбанного прапора, начкара, который находился на линии огня так же не зацепило. "Долбаный", так его охарактеризовал ротный, я еще сказал, что, мол, наоборот,прапорщик заслуживает награды, или, как минимум, поощрения - побег предотвратил. Ротный говорит, что они тоже так по началу думали, но когда начали досканально разбираться, выяснилось, что караул на ночь забыл поднять противотаранное устройство, это, как пояснил мне ротный, кусок мощного швеллера на шарнирах, его на ночь поднимают, он смонтирован на транспортном КПП. Так вот, прапорщика отправили охранять самую отдаленную колонию области, ротному влепили "безрукавку" (обьявили о неполном служебном соответствии).

Купол цирка был прострелен в нескольких местах, вагончики артистов тоже, цирк на следующий же день свалил к огорчению местных обывателей, я после этого еще служил в этом городе 3 года, при мне он там больше не появлялся, потом - не знаю. Стоит ли предьявлять претензии к бойцам ВВ, открывшим стрельбу почти что в центре города, при скоплении народа, не знаю, я не знаком с требованиями их караульной и постовой службы, но скорее всего, они действовали в соответствии с требованием своего устава, не их вина, что такой объект, как колония, находился практически в центре города. Но я думаю, что и Аллах в то время кружил где-то неподалеку, да и вообще Восток дело тонкое.
Автор:
ВОРОНОВ
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

3 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти