Stratfor: геополитический прогноз на 2013 год. Ближний Восток

Stratfor: геополитический прогноз на 2013 год. Ближний Восток

Арабский мир застрял между двух эпох. Первая началась здесь после завершения Второй мировой войны, когда арабские диктатуры и монархии вытеснили империалистов и перестали быть колониями. Вторая эпоха начинается в наше время: происходит примерно то же самое, только на этот раз радикальные исламисты пытаются опрокинуть светские арабские режимы. Скорее всего, перестройка по-арабски займет годы, а игроки, преследующие в регионе собственные интересы, включая США, Турцию, Россию и Францию, будут бороться, пытаясь изменить ландшафт каждый максимально себе на пользу.

Хитросплетения Северного Леванта


Особенно заметным противостояние двух эпох будет в регионе Северного Леванта, где Сирия и Ливан продолжат падение. С точки зрения аналитиков Stratfor, режим в Сирии уже пал и власть постепенно переходит в руки различных группировок повстанцев, каждая из которых преследует собственные цели. Сегодня в Сирии не существует политической силы, способной объединить под своим контролем всю территорию страны и, скорее всего, не появится её и в ближайшем будущем. Но все же, среди всех противоборствующих сирийских кланов, алавитская группировка, поддерживающая действующего президента Асада, является первой среди равных, противостоящих своим суннитским оппонентам. Суннитские группировки пока еще не пришли к соглашению насчет общих действий против клана Асада. Но как только Башар Асад полностью утратит власть, не важно, путем ли политического соглашения, или в результате военного поражения, суннитские группировки распадутся по идеологическим, этническим и географическим мотивам. Тогда джихадисты-салафиты начнут борьбу против политически более умеренных представителей «Братьев-мусульман» и светских суннитов. Христиане-марониты, друзы, курды, палестинцы и другие меньшинства окажутся в подвешенном состоянии, пытаясь хоть как-то защитить свои интересы путем создания собственных ополчений и заключения гибких альянсов в то время, как страна будет погружаться в беззаконие.


Ближний Восток
После того, как Алеппо ушел из их рук, алавиты попытаются максимально закрепиться в Дамаске, готовясь к массированному отступлению в сторону побережья. Последствия битвы за Дамаск выходят далеко за рамки этого прогноза, но все же. Алавитам чем дальше, тем труднее становится удерживать под своим контролем сирийское побережье. Проще говоря, они откажутся от традиционной военной тактики к перейдут к партизанским действиям, как только окажется, что удерживать дальше Дамаск невозможно. Их внимание переключится на предотвращение (при поддержке Ирана) консолидации нового правящего режима, который возникнет после падения Асада. США, Турция, Франция и другие страны попытаются после свержения действующего сирийского президента сформировать переходное правительство и максимально сохранить государственные институты, чтобы смягчить неминуемый период послевоенной смуты, но авторитет нового правительства будет невысоким, а его устойчивость будет так же под вопросом, поскольку в стране продолжится дезинтеграция.

Без всякого сомнения, утеря алавитами контроля над Дамаском приведет к сильнейшим межконфессиональным столкновениям в Ливане, особенно в северных приграничных районах, когда ободренные успехом сирийских повстанцев местные сунниты попытаются оспорить влияние шиитов, а вооруженные отряды Хезболлы выступят на защиту своих позиций. Ливанские кланы готовятся к неизбежным столкновениям и мобилизируют своих комбатантов, заключая попутно альянсы и союзы.

Угроза использования отчаявшимися алавитами химического оружия может ускорить разрешение ситуации. Международной общественности под предводительством Соединенных Штатов придется спешно собраться с силами, чтобы не допустить использования ОМП. Чтобы было понятно, США не ищут предлогов для военной интервенции, напротив – они прилагают все усилия, чтобы не ввязаться в еще одну войну в мусульманском мире в этом году.

Иран расправил плечи

Скорее всего, военного конфликта между Ираном и США в 2013 году не будет. Иран может сеять раздор в Сирии, Ливане, Секторе Газа и Афганистане, но все же он обладает недостаточным политическим влиянием, чтобы Вашингтону пришлось срочно что-то решать военными методами. США скорее сделают ставку на экономические санкции и позволят иранской фортуне сыграть в Сирии и Ливане: все будет идти своим чередом и руки Ирана окажутся связанными. И Вашингтону незачем будет соглашаться на уступки, чтобы умерить пыл Тегерана.

Растущее напряжение в отношениях Ирана и США все более превращают первого в такого себе местного «козла отпущения». До тех пор, пока Исламская Республика способна создавать в регионе неудобства своим противникам, её закат будет замедляться. Тегеран будет тратить значительные ресурсы на политическую, экономическую и военную помощь своим союзникам в Сирии и Ливане, поэтому он будет играть крайне важную роль в нарастании нестабильности и разжигании гражданских войн в Северном Леванте. Также Иран будет поставками вооружений поддерживать свое присутствие и защиту интересов на палестинских территориях.

В любом случае, главным приоритетом Ирана будет Ирак. Объединение суннитских сил в Сирии по любому вылезет боком в Ираке, где будет оспорено доминирование шиитов. Чтобы эта ситуация разыгралась потребуется время, но Иран, чтобы не допустить этого, начнет укреплять своих иракских союзников попутно используя растущий раздор среди курдов, пытающихся сохранить свое влияние в Ираке в постоянном противостоянии с турками и суннитами. Растущее напряжение между шиитским правительством Ирака и курдами, равно как и суннитами, только сыграет на руку Тегерану в его влиянии на Багдад, поскольку иракские шииты становятся все более изолированными и зависимыми от внешней поддержки. Удержание своего влияния в Ираке, который является ключевым звеном иранской контрабанды, является для экономики Ирана критически важным, учитывая жесточайшие международные санкции.

Финансовые ресурсы Ирана истощаются под влиянием инициированных США экономических санкций, но мощный государственный контроль над экономикой и умелое использование юридических лазеек в режиме санкций в паре с заинтересованными бизнес-партнерами предотвратят системный коллапс правящего в Тегеране режима. Политическое влияние Корпуса стражей исламской революции в этом году только возрастет – эта сила является крайне важным инструментом подавления мятежных настроений внутри страны и эффективным орудием внешней политики, особенно в военной сфере. Президентские выборы в июне 2013 года покажут снижение влияния клерикальной элиты и популистских кругов, объединившихся вокруг фигуры уходящего президента Махмуда Ахмадинеджада. Политический вакуум, который возникнет после этого, скорее всего будет заполнен представителями Корпуса. Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи попытается умерить их пыл выдвижением на передний план представителей военных и спецслужб, а также – политически более лояльного и сговорчивого кандидата в президенты из прагматичного консервативного лагеря.

Перемены в арабском мире

Египетские военные будут пытаться адаптироваться к новому мусульманскому политическому режиму. Армия останется главным арбитром в стране и будет руководствоваться множеством факторов в выработке своей позиции по отношению к «Братьям-мусульманам», включая юридическое закрепления своего статуса, внешнеполитические рычаги влияния, экономические и политические преференции. Но ни военные, ни «Братья» не пойдут на смелые односторонние действия по отношению друг к другу. Они взаимно заинтересованы в сотрудничестве в новых политических условиях, поэтому будут пытаться разграничить сферы влияния и прийти к новым соглашениям. Поэтому в 2013 году следует ожидать ситуативного обострения ситуации в Египте, но никакого разрыва между «Братьями-мусульманами» и армией не произойдет.


«Братья» смогут удерживать весомое присутствие в парламенте, но им придется столкнуться с сопротивлением, оказываемым представителями интересов старого режима, при утверждении своего контроля над государственными институтами. Популярность «Братьев-мусульман» в народе пойдет на спад, как только это движение возьмет в свои руки все рычаги государственного управления в условиях ухудшающейся экономической ситуации. Египет все более будет зависеть от иностранной помощи, как только его новое правительство начнет реализовать непопулярные и жесткие механизмы бюджетной экономии, что, несомненно, будет угрожать дестабилизацией обстановки.

Процессы, которые происходят в Египте, могут привести к вспышкам насилия на Синайском полуострове и в Секторе Газа, но ожидать значительного противостояния между Египтом и Израилем в этом году не стоит. После демонстрации своего военного потенциала в конце 2012 года, в 2013 году ХАМАС сосредоточится на легитимации своего присутствия в регионе, главным образом за счет падения популярности своих светских конкурентов из ФАТХ. ХАМАС будет всячески пытаться обуздать любых потенциальных политических противников в Секторе Газа, что может повлечь за собой изменение политической траектории группировки, пытающейся расширить свое влияние на Западном берегу.

Иордания, еще одна жертва «Арабской весны», но о которой говорят гораздо меньше, в этом году по-тихому будет сползать в полную дестабилизацию. У Хашимитской монархии остается все меньше места для маневра в конфликте с местным отделением «Братьев-мусульман» и усилением племенных группировок. Также все больше волнуются городские иорданцы палестинского происхождения. Поддержка противоборствующих группировок со стороны арабских монархий Персидского залива лишь подольет масла в огонь и уязвимость правящего дома Иордании только повысится.

Турция и Израиль

Сильно повлияют тектонические изменения на арабском континенте и на Турцию с Израилем, учитываю, что особых рычагов для управления ситуацией у них нет. Оба бывших союзника, конечно же, будут пытаться нащупать пути восстановления тихих и спокойных рабочих отношений и в условиях перманентного стресса, но официального восстановления дипломатических отношений вряд ли стоит ожидать.

Израиль будет пытаться наладить внутренние механизмы адаптации к новым внешним условиям, когда на старых союзников уже нельзя положиться. Турция же наоборот видит новые возможности для себя в условиях роста исламистских настроений в арабском мире, но у Анкары имеются очень ограниченные ресурсы для активных действий за своими границами. Более того, вакуум власти, который возникнет в Сирии, еще больше снизит шансы Турции на распространение своего влияния за рубежом. Поскольку сирийские курды стремятся к автономии, иракские курды будут использовать этот козырь в переговорах с Анкарой. Попытки Ирана снизить влияние Турции в Ираке и Сирии, играя на курдском сепаратизме, еще более усложнит туркам жизнь. Рост регионального влияния курдов является головной болью Турции, да еще на фоне замедления экономики, сильно повлияет на её внутриполитические расклады во время электорального сезона 2014 года, но турецкой оппозиции вряд ли удастся подорвать популярность правящей партии.

Беспокойная Аравия

Саудовская Аравия также столкнется с ограниченностью своего влияния в послеасадовской Сирии. Правящий дом радуется, конечно, спаду иранского влияния в Леванте, но настороженно наблюдает за ростом активности Ирана в непосредственной близости от своих границ. Также Саудитов очень беспокоит рост регионального влияния «Братьев-мусульман» и они пытаются хоть как-то нивелировать его, поддерживая джихадистов-салафитов в Сирии и Ливане. Более агрессивная политика Саудовской Аравии в Сирии неминуемо приведет к ужесточению там гражданской войны и столкновению с другими игроками – Турцией, Катаром и Иорданией.

88-летний саудовский король Абдалла испытывает серьезные проблемы со здоровьем, а это означает, что в случае его смерти отойдет от правления второе поколение саудовских монархов. Принц Салман бин Абдулазиз наследует Абдалле и существуют все признаки того, что с его приходом к власти придет третье поколение, влияние которого в государстве сильно возрастет. На периферии Саудовской Аравии Бахрейн будет удерживать волнения шиитов на приемлемом уровне, благодаря манипулированию умеренным шиитским движением «Аль-Вифак». В южной части Аравийского полуострова правительство Йемена попытается перегруппировать свои силы в разгорающейся борьбе за власть, что, скорее всего, приведет к еще большей нестабильности.

Беспокойный Магриб

Пока слабые правительства Ливии и Туниса продолжают бороться за институционализацию своей власти вдоль побережья Средиземного моря, регионам Южного Магриба и Сахеля угрожает опасность дальнейшей дестабилизации: региональные подразделения «Аль-Каиды» планируют отходить из Мали и готовятся к вмешательству сил Запада. (Прогноз вышел до начала вторжения в Мали. О ситуации в этой стране читайте аналитическую статью Александра Роджерса «Вторжение Франции в Мали: двойные стандарты «демократических империй»». Как видим на этом примере, прогнозы Stratfor начинают сбываться — прим. ред.)

Ливия, Тунис и Египет все еще связаны внутренними потрясениями, тогда как Алжир, который совсем недавно прошел через гражданскую войну, владеет всеми ресурсами и энергией, чтобы стать региональным лидером Магриба. Ключом к стабильности Алжира является его способность сдерживать боевиков-исламистов. Алжир будет стараться повлиять на международное присутствие в Мали в соответствии со своими собственными интересами и попытается использовать все свои миротворческие возможности и энергетические ресурсы для налаживания хороших отношений с Западом, чтобы получить признание роста своего регионального влияния и решение проблем своей безопасности.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

39 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти