Как защитить бомбардировщик



Жизнь часто бывает несправедлива, именно поэтому истребителям досталась все лавры славы, про них сняты фильмы «Топ Ган» и «В бой идут одни старики», именно к этим вертким и стремительным машинам прикован неослабевающий интерес публики. Суровая истина заключается в другом - истребители всего лишь приложение к бомбардировочной авиации; они созданы исключительно для противодействия бомбовозам или, наоборот, для прикрытия своих бомбардировщиков от истребителей противника.


Непосредственно в самой основе военно-воздушных сил лежит идея бомбардировочной авиации - уничтожение с воздуха вражеской живой силы и боевой техники, командных пунктов и узлов связи, разрушении транспортной инфраструктуры и экономики вражеского государства. Именно это – главные задачи ВВС, которые в обобщенном виде звучат, как «содействие успехам наземных войск». Вся остальная возня в небе, без бомбардировщиков не имела бы никакого смысла.

Исходя из данных условий, главной проблемой бомбардировочной авиации во все времена было, невзирая на яростное противодействие противника, долететь из пункта «А» в пункт «Б», высыпать свой смертоносный груз и, естественно, благополучно вернуться назад в пункт «А». И проблема эта отнюдь не так проста…

В воздухе у бомбовозов всего два врага – ПВО и вражеская истребительная авиация.

До изобретения зенитных ракет, зенитчики-артиллеристы особой эффективностью никогда не отличались. Несмотря на периодические успехи, связанные с появлением радиолокации и развитием систем управления огнем, общая ситуация была совсем не в их пользу: единичные победы на фоне сотен боевых вылетов авиации противника. Теория вероятности, не более…

Причина выглядит вполне очевидной: даже если бравые зенитчики смогут с точностью до метра определить удаление до цели, высоту полета, и скорость вражеского самолета, даже если баллистический вычислитель с предельной точностью рассчитает точку упреждения при стрельбе, а расчет зенитки успеет навести орудие в эту точку – они промажут в 99,99% случаев.

В тот момент, когда ствол зенитного орудия содрогнется от выстрела, пилот самолета намеренно (противозенитный маневр) или, наоборот, под воздействием случайного порыва ветра, изменит курс самолета на несколько градусов. Через десяток секунд, когда неуправляемый зенитный снаряд достигнет расчетной точки, бомбардировщик, летящий со скоростью хотя бы 400 км/ч (≈120 м/с) отклонится от нее в сторону на добрую сотню метров.
Единственное решение данной проблемы – введение непрерывной коррекции зенитного снаряда при полете к цели, т.е. мы приходим к идее зенитных ракетных комплексов, которые полвека назад изменили облик авиации.

Как защитить бомбардировщик

Залп носовых пулеметов B-25 "Митчелл"


Но ракетное оружие появится чуть позже, а в годы Второй мировой зенитчикам приходилось довольствоваться заградительным огнем - например, у немцев не считалось зазорным сбить «Летающую крепость», расстреляв при этом полторы тысячи 128 мм снарядов, стоимость которых превышала стоимость сбитого ими самолета.

В таких условиях перед авиаконструкторами в первую очередь встал вопрос о защите бомбардировщика от осколков зенитных снарядов. Задача была выполнима, достаточно было лишь ввести в конструкцию ряд специальных технических решений:

- бронирование кабины экипажа , основных узлов и агрегатов;

- дублирование жизненно важных систем (электропроводка, тяги управления), а также использование многомоторной схемы, позволяющей продолжать полет после отказа одного или даже двух двигателей;


- отказ от использования двигателей жидкостного охлаждения, которые отличаются меньшей живучестью – достаточно всего одной пробоины в радиаторе, чтобы вывести мотор из строя;
- протектирование топливных баков и наддув их свободного объема азотом или выхлопными газами двигателя.

Дальше всех в этом вопросе продвинулись американцы – легендарная «Летающая крепость» имела 27 интегрированных в её конструкцию бронеплит (общая масса брони – 900 кг!). Четырехмоторный монстр взлетной массой 30 тонн с предельно прочной и надежной конструкцией, позволявшей продолжать полет даже при обширных разрушениях силового набора фюзеляжа, тяжелых повреждениях крыла или при выходе из строя половины моторов. Дублирование наиболее важных систем, самовыпускающиеся шасси, протектированные топливные баки, наконец, рациональная компоновка, позволявшая сохранить жизнь членам экипажа при вынужденной посадке на фюзеляж.

Однако уже первые бомбардировочные рейды вглубь Германии показали, что все усилия американских инженеров были напрасны. Первый тревожный звонок прозвучал 17 апреля 1943 г., когда, при попытке атаковать авиазавод в Бремене, было сбито 16 «Летающих крепостей». Кровавая развязка наступила 17 августа того же года – дневной авианалет на Швайнфурт и Регенсбург завершился полным погромом американских бомбардировочных армад. Навалившиеся со всех сторон 400 истребителей «Люфтваффе» сбили 60 стратегических бомбардировщиков, а половина из вернувшихся на базы 317 «Крепостей» имели значительные повреждения, в том числе, принесли еще 55 мертвых тел внутри своих фюзеляжей.

При этом речь идет о самолете Боинг B-17 «Flying Fortress» - объективно, лучшем дальнем бомбардировщике тех лет с беспрецедентными мерами защищенности и самообороны. Увы, ни огромные размеры, ни мощное бронирование, ни 12 крупнокалиберных пулеметов не смогли спасти «Летающие крепости» от маленьких юрких истребителей - пилоты Люфтваффе прорывались сквозь убийственный огонь сотен стволов и расстреливали «Крепости» в упор. Опытным путем было установлено, что американской машине было достаточно около двух десятков попаданий 20 мм снарядов.

Американцы решили проблему со свойственной им прямолинейностью – создали эскортные истребители P-51 «Мустанг» и P-47 «Тандерболт» (точнее специальное оборудование для этих машин и подвесные топливные баки). Теперь они были способны сопровождать бомбардировщики на всем протяжении полета до любой точки Германии. 1000 «Крепостей» под прикрытием 1000 «Мустангов» не оставляли немцам никаких шансов на успешное отражение столь массированной атаки.

Похожие события происходили и в остальных воюющих странах. Если даже «Летающая крепость» не могла адекватно постоять за себя в воздушном бою, то нечего было и надеяться, что группа Ил-4, Юнкерс-88 или Хейнкель-111 сможет самостоятельно прорваться к целям в глубоком тылу противника. Например, Ил-4 не мог одновременно отбиваться от нападающих сзади-сверху и сзади-снизу истребителей (турелями в задней полусфере управлял один стрелок), а на все многочисленные огневые точки «Юнкерса» приходилось всего 4 члена экипажа (включая пилотов)!

Спасение было одно – ходить на задание только с истребительным прикрытием. В результате дальность полета всех бомбардировщиков Второй мировой была ограничена отнюдь не ёмкостью их топливных баков, а боевым радиусом истребителей сопровождения.

Правда, был еще один способ избежать тяжелых потерь в дальних бомбардировочных рейдах – вообще не встречаться с истребителями противника. Согласно статистике, во время воздушной Битвы за Британию немецкие бомбардировщики имели 1 потерю на 20 боевых вылетов в светлое время суток и 1 потерю на 200 боевых в ходе вылетов ночью! Даже появление первых несовершенных радаров, тепловизоров и систем типа «Неправильная музыка» («Шрэге музик» - особое расположение оружия на немецких ночных истребителях под углом к горизонту) не изменили общий расклад - потери ночных бомбардировщиков оставались на уровне 1%. Увы, эффективность ночных бомбовых ударов выражалась той же цифрой.

Ситуацию несколько исправило появление радиолокационных бомбовых прицелов. Прибор под названием AN/APS-15 "Микки" сделал для безопасности «Летающей крепости» больше, чем все ее 12 пулеметов. Отныне «Крепости» могли бомбить сквозь облака, прячась от истребителей и зениток в густой облачности.

Появление реактивной авиации вновь поменяло правила игры. Уже к концу 40-х годов, когда в небо поднялись МиГ-15 и F-86 «Сейбр» с надежными и тяговитыми реактивными двигателями и стреловидными крыльями, оптимизированными под высокие скорости полета, - ни один тихоходный поршневой бомбардировщик уже не мог всерьез рассчитывать на выполнение заданий глубоко в тылу противника.

Апофеозом этих историй стал «Черный четверг» над рекой Ялуцзян, когда советские МиГи сбили по различным источникам от 10 до 14 «Сверхкрепостей» и еще 4 реактивных истребителя-бомбардировщика F-84. Погром стал закономерным результатом опрометчивых решений американского командования, отправившего на важное задание устаревшие «Суперкрепости» под прикрытием не самого лучшего эскорта из F-84 «Тандерджет». Естественно, стремительные МиГи, заточенные под уничтожение тяжелых бомбардировщиков, разнесли в клочья американскую армаду из 23 мм и 37 мм пушек – почти на каждом вернувшемся B-29 имелись убитые или раненые.

В то время, когда МиГи праздновали триумф в Корее, на другом конце земли разворачивались не менее значимые и тревожные события. С 1954 г. начались систематические нарушения воздушного пространства СССР с использованием стратегических реактивных разведчиков (бомбардировщиков) RB-47 «Стратоджет». Если раньше нарушители – разведчики RB-29 или морские патрульные самолеты PB4Y «Прайвэтир» надеялись лишь на милосердие советских летчиков и запрет на открытие огня в мирное время (подчас зря – 8 апреля 1950 года PB4Y был сбит над Балтийским морем в районе Лиепаи, экипаж погиб. Такая же судьба постигла обнаглевший B-29, который был утоплен МиГами в Японском море 13 июня 1952 г), - но с появлением скоростных «Стратоджетов» с двигателями от «Сейбров» ситуация стала по настоящему критической.

29 апреля 1954 года группа из трех RB-47 совершила дерзкий рейд по маршруту Новгород – Смоленск – Киев. Попытки перехвата нарушителей были безуспешны.

Ситуация повторилась 8 мая 1954 года - в воздушное пространство СССР снова вторгся разведчик RB-47, на перехват было поднято два полка МиГ-15. Опять неудача – RB-47 отснял все объекты на Кольском полуострове и легко ускользнул от преследователей.

К 1956 году американцы осмелели настолько, что решились провести операцию «Хоум ран» - в период с 21 марта по 10 мая 1956 г. реактивные RB-47 совершили 156 глубоких вторжений в воздушное пространство Советского Союза в районе Кольского полуострова, Урала и Сибири.

Беспредел продолжился летом того же года – с 4 по 9 июля одиночные «Стратоджеты» , взлетая с авиабаз в Западной Германии, ежедневно нарушали воздушное пространство Польши и, сопровождаемые плотным роем МиГов, вторгались на 300-350 км вглубь западных областей СССР.

Ситуацию осложняло чувство неопределенности – отличить «безвредный» RB-47 с разведывательной аппаратурой и фотокамерами, от грозного B-47 с 8 тоннами ядерных бомб во внутреннем бомбоотсеке, было довольно сложно.

Причиной безнаказанности американских RB-47 была слишком высокая скорость полета – около 1000 км/ч, что всего на 100 км/ч меньше, чем максимальная скорость МиГ-15 или МиГ-17. А идти на перехват, не имея значительного преимущества в скорости было бесполезно – едва истребитель успевал взять в прицел бомбардировщик, как пилот RB-47 незначительно менял курс. МиГу приходилось закладывать вираж, теряя при этом скорость и вновь с трудом догонять бомбардировщик. Пара безуспешных попыток – и топливо на нуле, пора прекращать преследование.

10 истребителей не могут сбить одиночный бомбардировщик! – ни один пилот Второй мировой не поверил бы в эту сказку. К счастью, «золотая эра» бомбардировочной авиации закончилась быстро – с появлением на вооружении ВВС СССР сверхзвуковых МиГ-19 и МиГ-21 полеты нарушителей RB-47 стали предельно рискованной затеей.

1 июля 1960 года самолет радиоэлектронной разведки ERB-47H был безжалостно сбит над Баренцевым морем. 4 члена экипажа погибли, еще двое были спасены советским траулером и отправлены на родину.

Появление ракетного оружия, в том числе зенитных ракет, поставило на стратегической бомбардировочной авиации знак большого вопроса, а выход на боевое дежурство подводных лодок с баллистическими ракетами окончательно поставил точку в этом вопросе. Развитие стратегических бомбардировщиков было надолго заморожено – неслучайно в наши дни в небе можно видеть древние летающие «артефакты» B-52 и Ту-95. Впрочем, эти машины уже давно ушли от своего первоначального происхождения, превратившись в платформы для запуска крылатых ракет, или, в случае с американской «Стратосферной крепостью», в простое и дешевое средство для проведения ковровых бомбардировок стран Третьего мира.

Миротворец с ядерной бомбой

Говоря о стратегических бомбардировщиках конца 40-х – начала 50-х годов, нельзя не отметить такую лютую машину смерти, как B-36 «Миротворец». Создатели сего чуда техники пошли по экстенсивному пути развития, пытаясь до последнего отстоять право существования своей поршневой машины в Эру реактивной авиации.

Справедливо признать, что B-36 уже при рождении отличался чудовищем с невероятными размерами и совершенно неадекватным внешним обликом – чего стоили только шесть двигателей с толкающими винтами! В принципе, идея появления «Миротворца» достаточно очевидна – еще больше скорость, еще тяжелее бомбовый груз, еще больше дальность полета.

B-29 Superfortress и B-36 Peacemaker

Все характеристики на пределе возможного! 39 тонн бомб, 16 автоматических пушек калибра 20 мм, максимальная взлетная масса – 190 тонн (что в 3 раза больше, чем у легендарного B-29!). Странно, почему в Пентагоне не нашлось никого, кто бы сказал: «Ребята! Да вы сошли с ума». Потрясающую машину приняли на вооружение и произвели в количестве 380 экземпляров. Впрочем, у «Миротворца» было одно большое преимущество: легкоснаряженный, он мог забираться в стратосферу на высоту 13-15 км, становясь совершенно недосягаемым для любых средств ПВО и истребителей тех лет.

К несчастью для американцев, бурное развитие авиационной техники уже через пару лет поставило перед ВВС вопрос о снятии с вооружения этого медлительного Левиафана. Новый реактивный B-47 мог выполнять те же задачи с еще большей эффективностью и меньшими затратами.

Пытаясь сохранить свое детище, инженеры фирмы «Конвэр» стали чудить уже по-настоящему: в дополнение к шести поршневым моторам, к «Миротворцу» прицепили еще четыре «форсажных» реактивных двигателя от B-47. В результате, огромный B-36 cмог кратковременно разгоняться до 700 км/ч! (все остальное время он медленно плыл со скоростью 350…400 км/ч).

Понимая, что лучшее оборонительное оружие бомбардировщика – истребительный эскорт, еще на заре появления проекта B-36 стал прорабатываться проект «карманного пистолета» для стратегического бомбардировщика. Результатом работ по этой теме стал самый маленький реактивный истребитель в истории авиации – XF-85 «Гоблин», подвешиваемый внутри гигантского бомбоотсека B-36, и выпускаемый при появлении истребителей противника.

К чести конструкторов фирмы МакДоннелл, им удалось сделать невероятное – создать полноценный боевой самолет размером с микролитражный автомобиль! За забавной внешностью этого «летающего яйца» скрывался по настоящему боеспособный реактивный истребитель, не уступавший в скорости МиГ-15 и вооруженный четырьмя крупнокалиберными «Браунингами» с 300 патронами на каждый ствол. Длительность автономного полета рассчитывалась из соображений: 20 минут воздушного боя и полчаса полета в крейсерском режиме. На крошечном самолете имелась даже герметизированная кабина с катапультируемым креслом и некоторое подобие шасси, выполненное в виде стальной «лыжи».

Несмотря на многообещающие результаты летных испытаний, сама идея «истребителя-паразита» оказалась слишком сложна, неэффективна и ненадежна для реального воздушного боя. Кстати, похожая мысль посетила советских конструкторов еще в 30-е годы: буксирование бомбардировщиком ТБ-3 сразу трех истребителей И-16. Проект особого развития не получил, в первую очередь из-за того, что ТБ-3 оказалось не под силу тащить «тройную» ношу – резко сократилась дальность полета, а скорость снизилась ниже всех разумных пределов. Что касается B-36 «Миротворец», то эти необычные машины было благополучно отправлены на свалку в конце 50-х годов. Кстати, они не раз применялись в качестве высотных разведчиков для полетов над Китаем и СССР – огромные размеры их фюзеляжей позволяли разместить внутри циклопические фотокамеры с высоким разрешением.

В наши дни особое значение приобрела тактическая ударная авиация – уникальный симбиоз многоцелевых истребителей и фронтовых бомбардировщиков, часть функций которых дублируют штурмовики и ударные вертолеты.
F-15E, F-16, F/A-18, «Торнадо» - вот главные действующие лица современных локальных войн.
С российской стороны в списке будут Су-24, Су-25 и перспективные Су-34. Можно вспомнить многоцелевые истребители-бомбардировщики Су-30 и пожилые ударные самолеты МиГ-27, до сих пор активно эксплуатирующиеся в ВВС Индии.

Несмотря на принадлежность к разным классам, все эти машины выполняют одну и ту же функцию – «оказывают максимальное содействие успехам наземных войск», т.е., как обычно, выполняют Главную задачу военной авиации.

Еще один супер-герой Холодной войны

Основной способ повышения защищенности современных бомбардировщиков (и ударных самолетов в целом) – ни при каких обстоятельствах не попадаться на глаза противнику! Иначе самолет ждет скорая и неотвратимая смерть. Кто-то строит машины по технологии «стелс», кто-то пытается как можно ниже «прижаться» к земле, летая ниже радиогоризонта радаров. Кроме того, в современном бою активно используются оптико-электронные станции постановки помех, отстреливаемые ловушки и дипольные отражатели, по прежнему остается актуальным противоосколочное бронирование. Некоторые ударные задачи авиации стали перекладываться на плечи беспилотников.

Несмотря на общемировой застой в области создания новых конструкций ударных самолетов на рубеже ХХ-ХХI веков, мы сейчас стоим на пороге настоящего прорыва – возможно уже в начале следующего десятилетия в небе появятся гиперзвуковые ударные машины и смертоносные сверхзвуковые дроны с искусственным интеллектом.

Небольшая фотогалерея:


"Летающие крепости" в небе Третьего Рейха



И их эскорт



На одном крыле



Хвост почти отрублен таранным ударом "Мессершмитта"



Потомок "Летающих крепостей" - Еврофайтер Тайфун


Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

59 комментариев

Объявление

Сайту «Военное обозрение» требуются авторы в новостной отдел. Требования к соискателям: грамотность, ответственность, работоспособность, неиссякаемая творческая энергия, опыт в копирайтинге или журналистике, умение быстро анализировать текст и проверять факты, писать сжато и интересно. Работа оплачивается. Обращаться: smirnovvad@gmail.com

Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти