Тонкий лёд Южного Ливана для Израиля

6
Тонкий лёд Южного Ливана для Израиля

18-19 декабря, практически одновременно с объявлением США о создании коалиции по защите морских коммуникаций, крупные западные СМИ одно за другим запустили информацию о том, что Израиль разработал план по наземной операции в Южном Ливане. Целью операции заявлено оттеснение вооружённых отрядов палестинских формирований и Хизбаллы (*) на границы по р. Литани.

«Обмен мнениями» между движением Хизбалла и Тель-Авивом относительно прямого и масштабного столкновения по типу Второй Ливанской войны 2006 г. происходит уже не первый раз за последние месяцы. Другое дело, что сегодня для Израиля сложилась такая ситуация, что и этот вариант нельзя списывать со счетов.



Как бы ни выражали сегодня в Израиле твёрдость намерений, вполне понятную и объяснимую, но следует признать, что партия, в рамках которой Тель-Авив ведёт свои военные действия, является для него одной из самых сложных и опасных за, пожалуй что, пятьдесят лет. Поэтому и размен угрозами следует рассматривать, что называется, «в комплексе и в контексте».

Вряд ли в Израиле руководство не понимает истинную подоплёку создания военно-морской коалиции против йеменских хуситов. Это не защита судоходства, на которое по большому счёту йеменское движение и не думает покушаться.

Это двойная игра, где США только ещё больше накаляют тему морских коммуникаций, что вынуждает крупных операторов морских перевозок, страховые компании, переводить рейсы в Атлантику.

Такая маршрутизация создаёт не просто проблемы со стоимостью поставок, это колоссальное давление на Израиль не только со стороны политиков, но что хуже — инвестиционщиков и финансистов, а далее всех остальных по цепочке.

Задача понятна — свернуть активную фазу кампании хотя бы к концу января. США вообще первоначально настаивали на сроках к Новому году, видимо, под 13 января — выборы в Тайване.

США, кстати, надо отдать должное — давят на Израиль они через третьи руки и по-своему даже изящно, другое дело, что раздражение в Вашингтоне колоссальное, учитывая то, сколько проектов в регионе потом придётся пересобирать заново и сколько сил сейчас отвлечено.

Для Израиля, скорее даже не для Израиля в целом, а конкретно политических элит, связанных с Б. Нетаньяху, этот вариант крайне тяжёлый. Им надо не просто оттянуть завершение кампании, но оттянуть так, чтобы получить однозначный результат, который можно показать населению.

С этим большие проблемы и с учётом давления, которое оказывается на Израиль уже через морские перевозки, с учётом того, что кабинет Б. Нетаньяху, по сути, загнан в угол, с учётом специфической израильской позиции превосходства в регионе, действительно можно ожидать каких-то шагов по эскалации.

Это может быть не обязательно Ливан, но у ливанского направления есть много своих существенных причин и предпосылок.

Дело в том, что хоть для внешнего мира сегодня основные новости идут с юга, но для самого Израиля ситуация на севере сложилась довольно мрачная.

Во-первых, за два месяца правительству Б. Нетаньяху пришлось отселять целые посёлки и городки из зоны израильско-ливанской и израильско-сирийской границ. Кого-то в крупные города, кого-то за периметр 30-40 км, чтобы вывести из сектора прямого обстрела.

Весь север Израиля — это зона пограничных споров, которые не просто уходят корнями в прошлые войны, но ещё и символизируют прошлую мощь и возведённую в абсолют силовую позицию в отношении того, что понимается под интересами Израиля.

На этой позиции выросло несколько поколений, которым пояснить, что Израиль даже в теории может оттуда отступить, практически невозможно. Проще обосновать, что можно уйти из каких-то поселений на Западном берегу, но не с севера.

Южный Ливан вообще всегда рассматривался в определённых кругах в «терминальной стадии национализма» как часть исторического «Великого Израиля», а в менее обострённом восприятии — как часть естественных экономических интересов. Южный Ливан относительно других районов плодороден, хотя и уступает в этом плане долине Бекаа.

Река Литани — ценный водный ресурс и естественная граница субрегиона. Собственно то, что территории южнее р. Литани ещё не осваиваются Израилем, преподносится исключительно как следствие давления главных мировых игроков, которые исторически не дают Израилю развернуться. А так мало кто был бы в Израиле против, если бы Южный Ливан повторил судьбу Голанских высот.

Второй момент заключается в том, что по отношению к Южному Ливану в Израиле восприятие строится по принципу «можем повторить»: до р. Литани доходили раз, доходили два — дойдём и в третий.

Результаты Второй Ливанской войны в 2006 г. в мире в целом оцениваются вообще не в пользу Израиля, в самом Израиле внешне считается, что это победа, однако внутренняя дискуссия такова, что реализм иногда берет всё-таки верх, и начинаются метания: «а вдруг повторить не сможем».

И эти сомнения дамокловым мечом висят в воздухе, мешают как камень в ботинке. И вот теперь отовсюду задаются правительству вопросы — надолго ли отселяют с севера? А на севере у Израиля атакуют казармы, в некоторых городках жилой фонд разрушен на 50-60 %, на бетонную же пограничную стену особой надежды нет — её уже не раз пересекали мобильные группы палестинцев и Хизбаллы, через неё атакую миномётами и ПТУР с высот.

Третий момент заключается в том, что дружными усилиями Израиля и США ливанских палестинцев удалось не только не раздробить, но, наоборот, сплотить так, как не было уже лет двадцать. Сейчас это может более сплочённое сообщество, чем даже палестинцы на Западном берегу.

Винить тут «специалисты по региону» обеих стран могут только себя, но это же означает, что играть на палестинских противоречиях, а также на противоречиях между Хизбаллой и палестинскими течениями в Южном Ливане не получится. Раньше это можно было делать, сегодня крайне сложно.

Сложность в том, что из всех атак с северного направления на Израиль непосредственно Хизбалле принадлежит процентов 35-40, остальное — палестинские группировки, вплоть до идейных коммунистов. Ливанскую армию в Израиле серьёзно никогда не воспринимали, но армия — это ресурс, а в такой ситуации ресурсы — это весомый аргумент.

В этом плане уже даже с точки зрения израильских военных к Южному Ливану требуется относиться серьёзно. Мало того, что там всё приграничье изрыто как пчелиные соты, так ещё и рельеф непростой — по приграничью тянутся скалистые холмы, где в 2006 г. израильская армия не раз буксовала с потерями. После войны в Сирии на вооружении Хизбаллы в Ливане находится и тяжелая техника, реактивная и ствольная артиллерия.

Что ещё важно понимать. Израиль продвигается в секторе Газа и рапортует об успехах, однако любой успех всегда сравнивается с другими событиями. В мире и даже, к сожалению, в России уже подзабыли то, с чем активно сравнивают операцию Израиля — со взятием Алеппо в конце 2016 г. Для внешних игроков это уже «что-то в прошлом», а для арабского мира то, что в активной памяти.

Алеппо — это вторая по величине городская агломерация в Сирии, а собственно как город так вообще номер один — 3,8 млн человек. Город был взят силами сирийской армии, шиитскими формированиями, российскими ССО и Вагнерами, но (что очень важно) при непосредственном участии сил движения Хизбалла.

Сопротивлялось в нём 45 тыс. оппозиции и радикальных группировок, которых поддерживали арабские монархии, США, Великобритания, Франция и Турция. Город изначально только на четверть контролировался силами Б. Асада, но был полностью окружён и взят за два с половиной месяца. И это при том, что с севера до последнего времени туда не прекращались поставки вооружений и личного состава из Турции.

Туда шли средства и люди со всего арабского востока — позже в сети появились списки пленных, по фамилиям которых стало понятно, почему некоторые страны кратно сократили участие в конфликте. Это и близко не те ресурсы, что даже в потенциале есть у ХАМАС.

У сирийской армии и Хизбаллы не было такого количества и качества техники, которое задействовал Израиль в секторе Газа, но интересно другое — общее количество войск штурмующих не превышало 50 тыс.

Надо ли говорить, что сравнивая Алеппо и сектор Газа, куда в рамках операции Израиль, по его же реляциям, стянул уже несколько сот тысяч человек, осуществляет по сути ковровые бомбёжки, сравнение никак не идёт в пользу еврейского государства. Причём настолько не в пользу, что в регионе возникает резонный вопрос — а что будет, если в рамках городских боёв, к примеру, сойдутся Хизбалла и ЦАХАЛ? Вот та самая Хизбалла, которая брала штурмом Алеппо (а они шли в первых рядах).

В России уже подзабыли эту, без сомнения, весьма яркую страницу сирийской войны, а вот на Ближнем Востоке её помнят неплохо. И в Израиле вспоминают всё чаще. И здесь даже речь не о том, крупные потери несёт сегодня Израиль в секторе Газа или не столь ощутимые — дело в принципе, в организации в целом и в восприятии внутри региона.

Купировать эти опасения, разговоры, требования и вопросы правительству Б. Нетаньяху, пусть оно сегодня и коалиционное, довольно сложно. Здесь ещё следует учитывать специфику и влияние ортодоксальной и радикальной сионистской части электората. То, что у них творится в соцсетях, это для других стран вряд ли вписалось бы какие-то рамки, за исключением Украины. Цитировать это, по всей видимости, не стоит, впрочем, если кто заинтересуется, может набрать в поисковой строке «ортодоксы о судьбе палестинцев» или в подобном стиле — надолго читателя вряд ли хватит.

Сложно сказать, насколько «дружат с головой» подобные ортодоксальные авторы, но всё это мгновенно разносится по европейским и американским сетям, начисто лишая аргументов официальное правительство, которое заявляет о том, что старается блюсти какие-то гуманитарные принципы. Какие там принципы, если армия то расстреляет своих же, сбежавших из плена ХАМАС, то расстреляет поселенца, который сам же, в свою очередь, застрелил палестинца. Если не щадят и своих, то какие гуманитарные рамки к чужим?

Безусловно, Б. Нетаньяху за счёт общественной сплочённости удаётся контролировать ситуацию в Израиле, поскольку элита напрямую участвует в боевых действиях и идёт в этом плане с обществом наравне. Там невозможны омерзительные до брезгливости истории, характерные для поведения наших, российских элит, шикующих во время войны с бриллиантами на голой «пятой точке» и выставляющих это на всеобщее обозрение. Однако на все вопросы, что описаны выше, это ответов в полной мере не даёт.

В этом плане как бы на самом деле аккуратно США ни прижимали Израиль, как бы ни старались сократить рамки операции под видом «объективных обстоятельств», но поставленные вопросы и колоссальная раскачка израильского общества вполне могут Б. Нетаньяху сподвигнуть на операцию в Южном Ливане, который для Израиля можно назвать своего рода исторической фрустрацией.

Хизбалла и палестинцы на том направлении никуда не спешат, но давят на такое количество болевых точек, что Нетаньяху при всём его опыте может и сорваться на первый шаг по тонкому льду. Чего, собственно, от него даже ждут со стороны Ливана.

США этот «ливанский поход» не нужен совершенно, и они будут продолжать расставлять флажки для Б. Нетаньяху. Весь вопрос в том, удастся ли им сделать это так, чтобы многоопытный премьер Израиля не «пустился во все тяжкие». Советников на радикальные шаги у него хватает.

_____
* Относительно самоназвания ливанского движения «Партия Аллаха». Арабский вариант — «Хизбалла», фарси — «Хезболла». Поскольку изначальное название возникло в Иране, до появления движения в Ливане, оно более распространено. Более того, арабские СМИ зачастую подчёркивают связь с Ираном и пишут именно «Hezbollah». В американской официальной документации используется арабское «Hizballah». МИД РФ в официальном обороте использует «Хизбалла». А в резолюциях ООН используется вообще «Hizbullah». То есть применим любой вариант. По большому счёту, ни один из них не тождественен реальному произношению любой из сторон. Автор в данном случае предпочитает писать, как МИД РФ.
Наши новостные каналы

Подписывайтесь и будьте в курсе свежих новостей и важнейших событиях дня.

6 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. +3
    24 декабря 2023
    Весь вопрос в том, удастся ли им сделать это так, чтобы многоопытный премьер Израиля не «пустился во все тяжкие».
    Посмотрим, что покажут выборы в США,для начала.Кто окажется у руля.От этого тоже много зависит.
    1. +1
      24 декабря 2023
      До выборов в США еще очень не близко. До активной фазы так вообще месяцев восемь. За это время еще посмотрите, как кого-то вроде Мишель Обамы вытащят под свет софитов.
  2. +2
    24 декабря 2023
    Если Израиль решит вопрос с палестинцами, да ещё и с Южным Ливаном, то это его небывало усилит. Выгоден ли сильный Израиль США? Безусловно. Да, будут непростые переговоры с аравийскими монархиями, но, видимо они решили, что игра точно стоит свеч...
  3. +2
    24 декабря 2023
    Бои за Алеппо нельзя сравнивать с операцией в Газе:
    1. У группировок в Алеппо никогда не было полного контроля над городом, соответственно, они не могли выстроить сплошную линию обороны.
    2. Отсутствие сети подземных укрытий и тоннелей в Алеппо.
    3. Существенно меньшая огневая мощь боевиков - не было арсенала ракет, максимум - ПТУР, в основном старые "Фагот" и "Конкурс".
    4. Часть ресурсов боевиков уходила на грызню между собой и попытки отжать район Шейх-Махсуд у курдов, а также цитадель у САА.
    5. Отсутствие единого командования группировок.
    6. Существенно меньшая численность боевиков. Даже на последнем этапе "деблокирующая группа", которая рвалась к центру Алеппо, насчитывала менее 10 тысяч в целом.
    Если подбирать наиболее схожую операцию - это будет Битва за Мосул в 2017 году.
    1. +1
      24 декабря 2023
      Я взял пример, который там в регионе сравнивают. Мосул, пример неплохой, но там было столько дыр по периметру. Впрочем, если бы видел сравнения с Мосулом, то привел бы его. Насчет единства командования, в Газе оно тоже разделено на отдельные сектора, что используют израильтяне. Шейх-Максуд, да, оставался нейтральным, впрочем, не бесплатно, однако и такого навала извне на штурмующих как в Алеппо тоже нет в Газе. Как там называлась эта операция у бармалеев, "Матерь всех битв" кажется.
  4. 0
    11 февраля 2024
    Тонкий лёд Южного Ливана для Израиля

«Правый сектор» (запрещена в России), «Украинская повстанческая армия» (УПА) (запрещена в России), ИГИЛ (запрещена в России), «Джабхат Фатх аш-Шам» бывшая «Джабхат ан-Нусра» (запрещена в России), «Талибан» (запрещена в России), «Аль-Каида» (запрещена в России), «Фонд борьбы с коррупцией» (запрещена в России), «Штабы Навального» (запрещена в России), Facebook (запрещена в России), Instagram (запрещена в России), Meta (запрещена в России), «Misanthropic Division» (запрещена в России), «Азов» (запрещена в России), «Братья-мусульмане» (запрещена в России), «Аум Синрике» (запрещена в России), АУЕ (запрещена в России), УНА-УНСО (запрещена в России), Меджлис крымскотатарского народа (запрещена в России), легион «Свобода России» (вооруженное формирование, признано в РФ террористическим и запрещено)

«Некоммерческие организации, незарегистрированные общественные объединения или физические лица, выполняющие функции иностранного агента», а так же СМИ, выполняющие функции иностранного агента: «Медуза»; «Голос Америки»; «Реалии»; «Настоящее время»; «Радио свободы»; Пономарев; Савицкая; Маркелов; Камалягин; Апахончич; Макаревич; Дудь; Гордон; Жданов; Медведев; Федоров; «Сова»; «Альянс врачей»; «РКК» «Центр Левады»; «Мемориал»; «Голос»; «Человек и Закон»; «Дождь»; «Медиазона»; «Deutsche Welle»; СМК «Кавказский узел»; «Insider»; «Новая газета»