Длинная дорога к «Тритону» Как создавалась сверхмалая подводная лодка—транспортировщик боевых пловцов «Тритон-1М»

Каждый год в октябре российский морской спецназ отмечает очередную годовщину своего существования в рядах отечественного Военно-морского флота. Принято считать, что его история начинается 22 октября 1938 года, когда на Тихоокеанском флоте было проведено плановое учение, в ходе которого осуществлена высадка подводных диверсантов через торпедный аппарат дизель-электрической подводной лодки «Щ-112». Согласно сценарию, боевые пловцы вышли через торпедный аппарат ПЛ, доставившей их к месту назначения, и затем перерезали противолодочную сеть, защищавшую вход в бухту Улисс, а потом скрытно вышли на берег, где провели показательную диверсионную акцию. После этого спецназовцы вернулись на подлодку, ожидавшую их на грунте, и ушли в базу.

Длинная дорога к «Тритону» Как создавалась сверхмалая подводная лодка—транспортировщик боевых пловцов «Тритон-1М»


ОДНАКО, к большому сожалению, широкого распространения такой способ действий боевых пловцов в то время в нашем флоте не получил. И «люди-лягушки» из роты особого назначения Краснознаменного Балтийского флота в ходе Великой Отечественной войны на задание ходили, что называется, на своих двоих. Одетые в гидрокомбинезоны, они попросту ходили по дну моря или водоема, что, конечно же, сильно ограничивало их возможности. Их даже и спецназовцами не называли, а именовали просто — «подводные пехотинцы».


После окончания войны немногочисленный спецназ ВМФ был расформирован — «за ненадобностью». Причем даже когда руководство Министерства внутренних дел СССР в середине 1946 года обратилось к командованию ВМФ с предложением передать все трофейные документы, учебную и другую литературу, а также находившихся в лагерях пленных немецких специалистов подводной диверсионной и противодиверсионной войны, начальник главного штаба ВМФ СССР адмирал Иван Исаков отказался.

Аргументация была «железной». По мнению будущего Адмирала Флота Советского Союза, во-первых, применение боевых пловцов возможно лишь эпизодически в ограниченных случаях. Во-вторых, их использование якобы низкоэффективно. В-третьих, бороться с пловцами-подрывниками противника достаточно просто, а потому и противнику будет достаточно легко обнаружить и уничтожить наших собственных подводных диверсантов. И, наконец, в-четвертых, последние разработки в области гидроакустики и радиолокации затруднят скрытную доставку боевых пловцов в район операции и проведение ими специальных акций.

При этом начисто игнорировался весьма успешный опыт применения в ходе Второй мировой войны подразделений подводного спецназа военно-морскими силами иностранных государств. Напомним, что итальянскими боевыми пловцами в сентябре 1941 года на рейде Алхесираса были подорваны вооруженный теплоход и два танкера, а в декабре того же года в гавани английской военно-морской базы в египетской Александрии экипажи трех подводных транспортировщиков типа «Майяле-2» подорвали линкоры «Вэлиант» и «Куин Элизабет», а также взорвали танкер «Сагона» водоизмещением около семи с половиной тысяч тонн. Ремонт первого линкора завершится в июле 1942 года, а второго — лишь в июле 1943 года.

Возрождение

Только в начале 1950-х годов руководство Министерства обороны и командование Военно-морского флота Советского Союза начали воссоздавать отряды специального назначения, иначе — спецназа военно-морской разведки. Так, директивой начальника ГШ ВМФ СССР от 24 июня 1953 года в составе Черноморского флота было сформировано подразделение подводных диверсантов, первым командиром которого стал капитан 1 ранга Е. В. Яковлев. В октябре следующего года аналогичное по назначению спецподразделение было создано, а точнее сказать, воссоздано на Балтике. Командиром новой боевой единицы был назначен капитан 1 ранга Г. В. Потехин, исполнявший до того обязанности начальника штаба отряда на Черноморском флоте. Затем последовали и другие флоты: март 1955 года — Тихоокеанский (командир отряда — капитан 2 ранга П. П. Коваленко), ноябрь 1955 года — Северный флот (командир отряда — капитан 1 ранга Е. М. Беляк).

Однако вскоре стало ясно, что набрать способных бойцов и подготовить их соответствующим образом — это только полдела. Личный состав групп спецназначения надо еще и надлежащим образом вооружить. При этом в достижении боевыми пловцами больших успехов при выполнении специальных задач не последнюю роль должны играть и подводные средства движения особой конструкции, которые позволят спецназовцам скрытно и быстро подходить в район атаки самим и доставлять к месту назначения необходимые грузы. Но в то время таких средств движения у советского ВМФ не было. Естественно, вопрос о необходимости проектирования и постройки таковых встал на повестке дня как у флота, так и у промышленности.

Первоначально командование ВМФ СССР попыталось решить эту проблему своими силами, то есть фактически кустарным способом. Так, Конструкторскому бюро проектирования буксиров было выдано задание выполнить проектирование макетного образца сверхмалой подводной лодки, строительство которой было поручено ленинградскому заводу «Гатчинский металлист». Такой шаг флотского командования вызывает сильное недоумение, поскольку в те годы в Советском Союзе уже существовало не одно конструкторское бюро, специализировавшееся на проектировании подводных аппаратов различного назначения.

Вновь неудача

После краха нацистской Германии в руки советских военных и инженеров попало достаточно большое количество разнообразных образцов трофейного вооружения, военной и специальной техники. Так, например, наступающие советские войска захватили несколько СМПЛ типа «Зеехунд». По подсчетам американцев, Советский Союз взял в качестве трофеев 18 готовых и 38 недостроенных СМПЛ, а отечественные документы и исследовавшие данный вопрос специалисты и любители военно-морской истории, в частности инженер-кораблестроитель А. Б. Аликин и историк-исследователь истории военно-морского спецназа различных стран мира А. М. Чикин, утверждают, что в СССР вывезли из оккупационной зоны всего лишь две «малютки» и техническую документацию на данный образец военно-морской техники. Но более правдоподобной представляется цифра, озвученная автору американским исследователем-энтузиастом истории создания и боевого применения СМПЛ типа «Зеехунд» Питером Уайтолом: по его данным, почерпнутым из американских и трофейных немецких архивов, Красная Армия захватила и вывезла для тщательного изучения в СССР шесть недостроенных сверхмалых подводных лодок типа «Зеехунд», находившихся в различной степени готовности.

Длинная дорога к «Тритону» Как создавалась сверхмалая подводная лодка—транспортировщик боевых пловцов «Тритон-1М»


Задача по проведению исследования и испытаний трофейных «зеехундов» была поручена ленинградскому заводу № 196 («Судомех»), ныне это компания «Адмиралтейские верфи» (г. Санкт-Петербург). Завод в те годы осуществлял постройку для советского ВМФ подводных лодок 15-й серии.

2 ноября 1947 года состоялся спуск на воду уже адаптированной под нужды ВМФ СССР мини-подлодки типа «Зеехунд», а уже к 5 ноября ее швартовные испытания были успешно завершены. После этого сразу же начались ходовые испытания, продолжавшиеся до 20 ноября 1947 года.

Однако по причине того, что наступили резкое похолодание и ледостав, дальнейшие испытания были приостановлены, мини-подлодку подняли на стенку завода, частично демонтировали и законсервировали на зиму. Весной следующего года на заводе были проведены доспусковые работы, а затем осуществлены швартовные испытания советского «тюленя». Дальность плавания, скорости погружения, автономность, длительность непрерывного пребывания под водой, по данным А. Б. Аликина, в ходе испытаний не определялись.

Затем мини-субмарина была передана в опытную эксплуатацию размещавшемуся в Кронштадте отряду подводного плавания. Личный состав отряда, насколько можно судить по имеющимся скудным данным отечественных источников, достаточно интенсивно использовал «Зеехунд» — преимущественно для исследования возможностей сверхмалых подводных лодок как одного из средств ведения вооруженной борьбы на море в современных условиях.

Естественно, что к такому «диковинному» для нашего флота оружию проявляли интерес и руководители созданного спецназа. Однако предпринимались руководством спецназа и меры по созданию своих собственных средств. Так, например, по воспоминаниям проходивших в спецназе службу флотских офицеров, располагавшийся тогда в подмосковном Жуковском опытный завод выполнил для них по выданному ТТЗ проектирование сверхмалой подводной лодки, предназначенной для разведывательно-диверсионных операций:
«У нас была полная свобода творчества и полная свобода в том, чтобы привлекать кого угодно, — вспоминает один из них. — Ну, например, находящийся в Жуковском 12-й завод-институт делал для нас сверхмалую подводную лодку. И вот когда нас уже начали разгонять, они нам сделали по нашему ТТЗ сверхмалую подводную лодку для диверсионных целей на 30 тонн. Они даже сделали ее макетный образец, то есть лодку, подготовленную для испытаний. Мы просили командование — дайте нам положенный отпуск, чтобы мы хотя бы смогли испытать эту «сверхмалютку». Лодку потом можно будет уничтожить, но документы по ее испытаниям сохранятся и пригодятся все же когда-нибудь. Однако нам не разрешили, а позже мне стало известно, что не только лодку уничтожили, но и даже сам проект — документацию — сожгли и уничтожили».

Братья «тритоны»

Частично проблема оснащения спецназа необходимым подводным снаряжением была решена после того, как по заказу главного штаба ВМФ СССР сотрудниками кафедры торпедного оружия Ленинградского кораблестроительного института под руководством ее заведующего профессора А. И. Шевело, авторитетного инженера-торпедиста, были разработаны двухместный транспортировщик торпедной конфигурации «Сирена» и одноместные буксировщики «Протей-1» (крепится на груди) и «Протей-2» (крепится на спине). Последний, правда, по ряду причин в советском ВМФ не прижился.

На свои места все встало лишь в 1966 году, когда распоряжением первого заместителя министра судостроительной промышленности СССР М. В. Егорова все работы по проекту сверхмалой подводной лодки (СМПЛ), названному «Тритон-2 М», были переданы в Центральное проектное бюро (ЦПБ) «Волна», а строительство данных аппаратов было поручено вести расположенному в Ленинграде Ново-Адмиралтейскому заводу.

В конечном итоге в 1967 году были осуществлены доработка и испытания макетного образца шестиместной СМПЛ «Тритон-2 М», по результатам которых было начато проектирование головного образца сверхмалой подводной лодки — транспортировщика легководолазов типа «Тритон-2» и нового аппарата типа «Тритон-1 М», рассчитанного на двух человек.

Главным наблюдающим по проекту «Тритон-1 М» был назначен Б. И. Гаврилов, которого позднее сменил Ю. И. Колесников. Работы по обеим программам велись группой специалистов из ЦПБ «Волна» под руководством главного конструктора Я. Е. Евграфова. Забегая вперед, отметим, что с 6 апреля 1970 года обязанности главного конструктора по работам, направленным на создание средств транспортировки боевых пловцов, стал исполнять Б. В. Подсевалов, сменивший ушедшего на пенсию Евграфова.

Эскизный проект СМПЛ «Тритон-1 М» был разработан в 1968 году и в том же году заместителем главного конструктора был назначен В. С. Спиридонов. Одновременно шли и работы с контрагентами по вопросам создания для новых аппаратов различных технических средств. Так, по выданным бюро «Волна» тактико-техническим заданиям контрагентами были в кратчайший срок разработаны технические проекты нескольких типов оборудования и систем для этой «малютки».

Разработка технического проекта двухместной сверхмалой подлодки была завершена в декабре 1969 года, и 4 апреля следующего, 1970 года он был окончательно утвержден совместным решением Министерства судостроительной промышленности (МСП) и ВМФ СССР. Это дало возможность конструкторскому коллективу ЦПБ «Волна» приступить к разработке рабочих чертежей и технической документации на «Тритон-1 М» уже в 1970 году, а в третьем квартале того же года вся рабочая документация по СМПЛ была передана на Ново-Адмиралтейский завод, и в том же году рабочие завода приступили к строительству первых СМПЛ типа «Тритон-1 М».

Постройка

В 1971—1972 годах на Ново-Адмиралтейском заводе в Ленинграде были построены два первых аппарата типа «Тритон-1 М» — опытные экземпляры, предназначенные для осуществления всесторонних испытаний и изучения всех особенностей процесса строительства и эксплуатации нового типа подводных лодок. Швартовные испытания этих двух СМПЛ были завершены в июле 1972 года, после чего оба «тритона» были переведены на Черное море, где испытания были продолжены уже на морской базе предприятия «Гидроприбор».

Длинная дорога к «Тритону» Как создавалась сверхмалая подводная лодка—транспортировщик боевых пловцов «Тритон-1М»


Затем оба опытных образца были направлены руководством Ленинградского Адмиралтейского объединения, в состав которого вошел Ново-Адмиралтейский завод, на заводские ходовые испытания, завершившиеся 10 января 1973 года. В ходе испытаний были устранены ранее и вновь выявленные недостатки, а также осуществлены различные работы по устранению замечаний, предъявленных к СМПЛ представителями военной приемки.
С 11 по 28 января того же года обе СМПЛ были подготовлены к проведению государственных испытаний, которые прошли в период с 1 февраля по 9 июня 1973 года с перерывом с 4 по 29 апреля — для устранения выявленных замечаний. 10 июня оба «тритона» были поставлены на ревизию механизмов и окраску, после чего 30 июня 1973 года был выполнен контрольный выход в море. В тот же день членами Комиссии государственной приемки под председательством капитана 1 ранга Н. А. Мышкина были подписаны приемные акты на оба аппарата, которые и были переданы ВМФ СССР.

В своей статье, посвященной сверхмалым подводным лодкам семейства «Тритон», В. А. Чемоданов писал, что в приемных актах на первые две СМПЛ типа «Тритон-1 М» отмечалось: «Тактико-технические элементы СМПЛ, корпус, механизмы, системы, устройства и обитаемость соответствуют проекту, а полученные на испытаниях результаты отвечают требованиям действующих технических условий, методик и норм». По его словам, члены государственной комиссии выдали несколько предложений: «о необходимости улучшения маскировки в ночное время; по магнитному полю — учитывая, что величины составляющих магнитного поля находятся на уровне результирующих магнитных полей современных подводных лодок, измерения магнитного поля на стоянке и на ходу на опытных образцах носителей можно не производить; установить один магнитный компас в диаметральной плоскости кабины, так как при установке двух компасов по бортам на их работу влияет включенная аппаратура».
После корректировки конструкторами проектного бюро «Волна» рабочих чертежей и документации с учетом результатов государственных испытаний опытных образцов все было передано на Ленинградское Адмиралтейское объединение, которое приступило к серийному строительству СМПЛ «Тритон-1 М».

В связи с объединением в 1974 году ЦПБ «Волна» и Специального конструкторского бюро № 143 (СКБ-143) в Союзное проектно-монтажное бюро машиностроения (СПМБМ) «Малахит» все работы по корректировке технической документации и техническому сопровождению строительства и испытаний СМПЛ «Тритон-1 М», как и СМПЛ «Тритон-2», вели уже сотрудники нового бюро. Интересно, что впоследствии аббревиатура СПМБМ «Малахит» расшифровывалась уже как Санкт-Петербургское морское бюро машиностроения.

Всего Ново-Адмиралтейский завод и Ленинградское Адмиралтейское объединение построили и передали ВМФ СССР 32 сверхмалые подводные лодки — транспортировщики легководолазов типа «Тритон-1 М», главными строителями которых были В. Я. Бабий, Д. Т. Логвиненко, Н. Н. Чумичев, а ответственными сдатчиками — П. А. Котляр, Б. И. Доброзий и Н. Н. Аристов. Главный наблюдающий от ВМФ — Б. И. Гаврилов.

«Тритон-1 М» представляет собой сверхмалую подводную лодку — транспортировщик легководолазов так называемого «мокрого» типа. Это означает, что у нее отсутствует прочный корпус для экипажа и включенные в индивидуальные дыхательные аппараты боевые пловцы находятся в проницаемой для забортной воды кабине СМПЛ. Прочные, непроницаемые объемы (отсеки небольшого размера), имеющиеся на СМПЛ, предназначены только для установленных на ней пульта управления (расположен в кабине подлодки), аккумуляторной ямы (находится непосредственно за кабиной, включает аккумуляторную батарею типа СЦ-300 мощностью 69 кВт) и электромоторного отсека, который размещен в кормовой оконечности «Тритона-1 М».

Корпус СМПЛ изготавливался из алюминиево-магниевого сплава, а в качестве движителя использовался помещенный в насадку гребной винт, приводимый в движение при помощи гребного электродвигателя марки П32 М номинальной мощностью 3,4 кВт. Управление аппаратом — при помощи движительно-рулевого комплекса ДРК-1 и автоматической системы управления рулями «Саур» (КМ69—1).

Доставка сверхмалой подводной лодки типа «Тритон-1 М» к месту проведения операции может осуществляться на борту надводных кораблей судов различного водоизмещения, а также подводными лодками. Перевозка данной СМПЛ может быть проведена любыми транспортными средствами — автомобильными, железнодорожными и даже авиационными.

В базе СМПЛ типа «Тритон-1 М» хранились на кильблоках или на транспортной тележке (платформе). Спуск ПЛ на воду может выполняться при помощи обычного грузового крана грузоподъемностью не менее 2 тонн.
Эксплуатация СМПЛ типа «Тритон-1 М» осуществлялась в отечественном флоте до конца 1980-х годов, после чего они были в основной своей массе списаны и в лучшем случае оказались в музеях, как представленный здесь «Тритон-1 М» из собрания Саратовского музея Великой Отечественной войны.

В заключение добавим, что югославская, а в настоящее время уже хорватская, судостроительная компания «Бродосплит» в 1980-х годах начала производство двухместной сверхмалой подводной лодки — транспортировщика легководолазов типа R-2 M, который по своей компоновке, габаритам и ТТЭ в большой степени похож на отечественный «Тритон-1 М». Зарубежный вариант имеет водоизмещение нормальное надводное в 1,4 тонны, длину 4,9 метра, развивает подводную скорость 4 узлов и имеет дальность плавания до 18 миль.

Как представляется, к «почти близким» родственникам относится и польская одноместная сверхмалая подлодка — транспортировщик водолазов «Blotniak» (в переводе с польского — «Лунь»), созданная в 1978 году польскими специалистами совместно с высшим военно-морским училищем в Гдыне и выпускавшаяся на территории исследовательского центра торпедного оружия ВМС Польши, также расположенного в Гдыне (польские моряки называют этот центр «Формоза»). Единственный сохранившийся на сегодня экземпляр данной СМПЛ находится на территории военно-морского музея (г. Гдыня) и был восстановлен группой военных водолазов «Лунь» из города Гдыня. Название «Лунь» было присвоено рассматриваемой СМПЛ по традициям польских военно-морских сил, в которых все боевые единицы подводного флота получили имена по названиям различных хищных птиц.

На первом этапе было создано два прототипа будущего «Луня», отличительной особенностью которого стало расположение его водителя не сидя, как в советском «Тритоне-1 М» или югославской R-2 M, а лежа — на животе.
В состав оборудования «Луня» вошли: два подводных прожектора, гидроакустический комплекс в составе активной и пассивной станций, автоматическая система удержания на глубине, два баллона со сжатым воздухом (располагались за местом водителя) и др. Предполагалось, что СМПЛ типа «Лунь» будут транспортироваться в район боевого применения подводными лодками (на буксире) или надводными кораблями (СМПЛ опускалась на воду при помощи крана). В исключительных случаях подлодку можно было «завозить» в воду при помощи транспортной тележки и даже, как предполагалось, «приводнять» с борта транспортного вертолета с высоты около 5 метров.

В новом тысячелетии

СМПЛ «Тритон-1 М» до сих пор находятся в эксплуатации — например, на Северном флоте имеется несколько таких аппаратов. Однако поскольку они были созданы достаточно давно и уже не удовлетворяют по ряду показателей тем требованиям, которые предъявляются к подводным лодкам данного класса, СПМБМ «Малахит» разработал модернизированный вариант СМПЛ, сохранивший свое обозначение «Тритон-1 М».

Длинная дорога к «Тритону» Как создавалась сверхмалая подводная лодка—транспортировщик боевых пловцов «Тритон-1М»


«Мы специально провели в течение года новую разработку — поменяли практически все комплектующее оборудование — и движительный комплекс, и систему управления, и навигационное и гидроакустическое оборудование, — говорит заместитель главного конструктора по данному направлению СПМБМ «Малахит» Евгений Маслобоев. — Конечно, говорить громко о каком-то там навигационном или гидроакустическом комплексах не приходится, поскольку это узкоспециализированные системы, например — гидроакустические станции определенного назначения. В их задачу входит только обеспечение навигации или безопасности плавания».
Модернизированная СМПЛ «Тритон-1 М» по-прежнему рассчитана на двух человек и имеет автономность плавания 6 часов, а скорость — до 6 узлов. Глубина погружения данной мини-субмарины составляет около 40 метров и определяется не прочностью отсеков самой подлодки, а возможностью дыхательной системы, используемой водолазами и обеспечивающей их жизнедеятельность в процессе транспортировки.

Модернизированный «Тритон» хорошо отличим по внешнему виду — обводы корпуса выполнены более «зализанными», более плавными, что позволяет ему развивать большую скорость хода при меньших затратах электроэнергии. Аккумуляторная батарея как источник энергии на модернизированных вариантах сохранилась, но теперь разработчики рассматривают не только серебряно-цинковые или кислотные АБ, но и литиевые. С последними показатели субмарины могут быть еще лучше.

Что касается оружия, возимого на СМПЛ «Тритон-1 М», то оно по-прежнему осталось индивидуальным — для водолазов: у каждого водолаза есть так называемый специальный водолазный мешок, который на берегу упаковывается и герметизируется, после чего он размещается водолазами под их сиденьями на СМПЛ. При выходе из подлодки — это, как правило, производится на грунте (подлодка кладется на грунт и раскрепляется подводными якорями) — данный мешок забирается бойцами. Гарантированный срок хранения на грунте СМПЛ «Тритон-1 М», в соответствии с проектной документацией, составляет 10 суток. После выполнения боевой задачи водолазы по сигналу специального гидроакустического маяка, устанавливаемого на СМПЛ, возвращаются в точку и уходят домой — либо на носитель, подводный или надводный. Всплытие СМПЛ осуществляется при помощи воздуха высокого давления, хранимого в специальных прочных баллонах. Данная система энергонезависима: достаточно открыть вентиль и наполнить цистерну воздухом.
Автор: Владимир ЩЕРБАКОВ
Первоисточник: http://www.bratishka.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.bratishka.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 3
  1. aivar1965 20 января 2011 18:26
    очень конеыно хорошо но не очень в кайф там находится хотя для разведки хорошая вещь сам там был мне не очень пондравилось но успех налицо не думаю что у америкосов такое есть а если и есть то наших не превзойдешь
    aivar1965
  2. ПАТРОН 17 октября 2011 13:44
    В чём предназначение данной лодки в данный момент и не бесполезна ли она вообщем
    ПАТРОН
  3. xomaNN 22 апреля 2013 18:10
    Как живо напомнило наш приборфак (ПФ ЛКИ) и НИИ Гидроприбор.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня