Китайский ядерный арсенал в 2024 году

10
Китайский ядерный арсенал в 2024 году

Модернизация ядерного арсенала Китая в последние годы ускорилась, и отмечается как качественный, так и значительный количественный рост арсенала. В свежем выпуске Nuclear Notebook американские эксперты подсчитали, что Китай в настоящее время обладает примерно 500 ядерными боеголовками, и ещё большое количество находится в производстве для вооружения будущих систем доставки. Сейчас считается, что Китай обладает одним из самых быстрорастущих ядерных арсеналов среди девяти ядерных держав. Последнее исследование проведено сотрудниками Проекта ядерной информации Федерации американских учёных – директором Хансом М. Кристенсеном, старшим научным сотрудником Мэттом Кордой, научным сотрудником Элианой Джонс и Гербертом Сковиллом-младшим, научным сотрудником мира Маккензи Найт.

За последние пять лет Китай значительно расширил свою текущую программу ядерной модернизации, приняв на вооружение больше типов и большее количество ядерного оружия, чем когда-либо прежде. За весь прошлый 2023 года Китай продолжил строительство позиционных районов для трёх новых ракетных армий, строительство 330-ти ШПУ для твердотопливных межконтинентальных баллистических ракет (МБР), расширил строительство новых шахт для своих жидкотопливных межконтинентальных баллистических ракет DF-5, разрабатывает новые типы межконтинентальных баллистических ракет и передовых стратегических систем доставки и, вероятно, производит большое количество избыточных боеголовок, по мнению американских учёных, для возможной загрузки в эти системы после их развертывания.



Китай также нарастил свои силы баллистических ракет средней дальности DF-26 двойного назначения, которые, полностью заменили устаревшие ядерные ракеты средней дальности DF-21. На море Китай переоборудует свои подводные лодки с баллистическими ракетами типа 094 под БРПЛ JL-3 большей дальности. Кроме того, Китай недавно передал своим бомбардировщикам оперативную ядерную миссию и разрабатывает баллистическую ракету воздушного базирования, которая может оснащаться ядерным потенциалом. В целом, ядерная экспансия Китая является одной из крупнейших и наиболее быстрых кампаний модернизации среди девяти ядерных держав.

По оценкам американских экспертов, Китай произвёл примерно 440 ядерных боеголовок для доставки баллистическими ракетами наземного и морского базирования и бомбардировщиками. Предполагается, что было произведено ещё примерно 60 боеголовок, и ещё большое количество находится в производстве, чтобы в конечном итоге вооружить ими дополнительные МБР и БРСД мобильного и шахтного базирования.

В докладе Пентагона Конгрессу за 2023 год говорится, что ядерный арсенал Китая в настоящее время включает более 500 боеголовок. По оценкам Пентагона, к 2030 году арсенал Китая увеличится примерно до 1000 боеголовок, многие из которых, вероятно, будут «развёрнуты на более высоком уровне готовности», а большая часть «размещена в системах, способных долетать до континентальной территории США» (Министерство обороны США, 2023). Если наращивание ядерного арсенала продолжится нынешними темпами, то к 2035 году Китай может иметь в своём арсенале около 1500 ядерных боеголовок (Министерство обороны США, 2022).

Некоторые оценки правительства США относительно роста запасов ядерного оружия в Китае ранее оказались неточными. Последний прогноз Пентагона, похоже, просто применяет те же алгоритмы темпа роста числа новых боеголовок, добавленных в арсенал между 2019 и 2021 годами, к последующим годам до 2035 года. Прогнозируемая траектория роста вполне осуществима.

Методология исследований


Анализы и оценки, сделанные в Nuclear Notebook, основаны на сочетании открытых источников:

1. государственных данных (например, правительственных заявлений, рассекреченных документов, бюджетной информации, военных парадов и данных о раскрытии договоров);

2. данные негосударственного происхождения (например, сообщения средств массовой информации, анализ аналитических центров и отраслевые публикации);

3. коммерческие спутниковые снимки. Поскольку каждый из этих источников предоставляет различную и ограниченную информацию, которая подвержена различной степени неопределённости, мы перепроверяем каждую точку данных, используя несколько источников и дополняя их частными интервью с официальными лицами.

Анализ и оценка ядерных сил Китая является сложной задачей, особенно с учётом относительного отсутствия государственных данных и жёсткого контроля над сообщениями в печати, касающимися ядерного арсенала и доктрины страны. Как и большинство других ядерных держав, Китай никогда публично не раскрывал размер своего ядерного арсенала или большую часть поддерживающей его инфраструктуры. Такая степень относительной непрозрачности затрудняет количественную оценку ядерного арсенала Китая, особенно с учётом того, что это самый быстрорастущий арсенал в мире. Китай может стать более прозрачным в отношении своих ядерных сил в ближайшее десятилетие, если он расширит своё участие в консультациях по контролю над вооружениями, первые из которых состоялись в ноябре 2023 года, хотя «создание культуры ядерной прозрачности с нуля займёт время» (Гордон, 2023).

Несмотря на эти «слепые пятна», сегодня можно составить гораздо более полную картину китайского ядерного арсенала, чем всего несколько десятилетий назад, изучая официальные видеозаписи Народно-освободительной армии Китая (НОАК), фото- и видеокадры с военных парадов, переводы стратегических документов и данные, получаемые с коммерческих спутников. Относительная степень структурированности и стандартизации различных служб НОАК также позволяет исследователям лучше понять структуру и задачи ракетных бригад и отдельных подразделений. Например, в обозначениях китайских ракет обычно указывается количество ступеней, которые содержит ракета (например, DF-26 — двухступенчатая ракета, а DF-31 — трёхступенчатая), а также пятизначный номер каждого подразделения НОАК. Обозначение «прикрытия», как считают американские эксперты, боевого подразделения даёт подсказку о том, где расположена эта часть, насколько она велика, а также о назначении её базы и бригады (Eveleth, 2023).

В западных медиа изданиях регулярно публикуют количественные оценки о ядерных силах Китая. Однако информация подобного рода должна проверяться, поскольку она может быть институционально предвзятой и отражать мышление, основанное на наихудшем, а не на наиболее вероятном сценарии. Анализ, проведённый аналитическими центрами и неправительственными экспертами, также может быть весьма полезен для обоснования оценок: прозрачность вокруг ракетных сил Китая, в частности, была значительно повышена в последние годы благодаря уникальной работе Декера Эвелета, Бена Рейтера и Китайского института аэрокосмических исследований ВВС США.

Важно относиться к внешнему анализу критически, поскольку существует высокий риск предвзятости цитирования и подтверждения, когда правительственные или неправительственные отчёты основываются на оценках друг друга – иногда читатель не знает, что происходит. Такая практика может непреднамеренно создать эффект циклической эхо-камеры, который не обязательно соответствует реальности на местах.

В отсутствие надёжных или официальных данных коммерческие спутниковые снимки стали особенно важным ресурсом для анализа ядерных сил Китая. Спутниковые снимки позволили американским экспертам идентифицировать авиационные, ракетные и военно-морские базы. Спутниковые снимки использовались неправительственными экспертами, в том числе некоторыми авторами настоящего доклада, для документирования строительства новых ракетных шахт в Китае в 2021 году (Корда и Кристенсен, 2021). Стандартизация НОАК также позволила исследователям лучше понять события на военных базах Китая, поскольку планирование и динамика строительства теперь чаще следуют одним и тем же моделям.

Учитывая все эти факторы, мы имеем относительно более высокую степень уверенности в оценках ядерных сил Китая, чем в оценках других ядерных стран, где официальная и неофициальная информация скудна (Пакистан, Индия, Израиль и Северная Корея). Однако оценки китайских ядерных сил содержат относительно большую неопределённость, чем оценки стран с большей ядерной прозрачностью (США, Великобритания, Франция и Россия).

Производство расщепляющихся материалов


Насколько и как быстро могут вырасти запасы Китая, будет зависеть от его запасов плутония, высокообогащённого урана (ВОУ) и трития. Международная группа экспертов по расщепляющимся материалам подсчитала, что в конце 2022 года запасы Китая составляли примерно 14 тонн Высокообогащенного Оружейного Урана и примерно 2,9 тонны оружейного плутония, содержащегося в ядерном оружии (Кютт, Миан и Подвиг, 2023). Существующих запасов было достаточно, чтобы обеспечить удвоение запасов за последние пять лет. Однако производство более 1000 дополнительных боеголовок к 2035 году, по оценкам Пентагона, потребует дополнительного производства расщепляющихся материалов. По оценкам Пентагона, Китай расширяет и диверсифицирует свои возможности по производству трития (Министерство обороны США, 2023). Сообщается, что в 2023 году Китай также начал эксплуатацию двух новых крупных заводов по центрифужному обогащению, а также сделал значительный шаг вперёд в развитии своих внутренних мощностей по производству плутония (Чжан, 2023).

Считается, что китайское производство оружейного плутония прекратилось в середине 1980-х годов (Чжан, 2018). Однако Пекин объединяет свои гражданские технологии и промышленный сектор со своей оборонно-промышленной базой, чтобы использовать инфраструктуру двойного назначения (Министерство обороны США, 2023). Китай, вероятно, намерен приобрести значительные запасы плутония, используя свои гражданские реакторы, в том числе два коммерческих реактора на быстрых нейтронах БН-600 с натриевым теплоносителем, которые в настоящее время строятся в Сяпу в провинции Фуцзянь (Джонс, 2021). Росатом — российская государственная атомная энергетическая компания — завершила последнюю поставку топлива для первой загрузки топлива для этих реакторов в декабре 2022 года (Росатом, 2022), а пар, который, возможно, исходил из градирни на спутниковых снимках в октябре 2023 года, позволяет предположить, что первая загрузка БН-600 завершена, и возможно, реактор начал работу (Кобаяши, 2023 ). В декабре 2023 года Международная группа экспертов по расщепляющимся материалам сообщила, что первый реактор начал работать в режиме малой мощности в середине 2023 года, хотя по состоянию на октябрь 2023 года он ещё не был подключён к сети и ещё не начал вырабатывать электроэнергию (Чжан, 2023). Второй реактор планируется ввести в эксплуатацию к 2026 году.

Чтобы выделить плутоний из отработанного ядерного топлива, Китай почти завершил строительство своего первого гражданского «демонстрационного» завода по переработке в промышленном парке ядерных технологий Ганьсу Китайской национальной ядерной корпорации (CNNC) в Джинте, провинция Ганьсу, который, как ожидается, будет введён в эксплуатацию в 2025 году. Китай начал строительство второго завода на том же месте, он должен быть запущен до конца десятилетия (Чжан, 2021). Мощность переработки топлива в 200 тонн в год на заводе Цзинта и мощность в 50 тонн в год на заводе Цзюцюань могут удовлетворить потребности в плутонии двух реакторов БН-600, особенно с учётом того, что первый из этих реакторов начнёт работать с высокообогащённым ураном (ВОУ), а не смешанным оксидным (МОКС) топливом по соглашению о поставках с Россией (Министерство обороны США, 2023).

Неоднозначность типов китайских ядерных боеголовок и неопределённость относительно точного количества расщепляющегося материала, необходимого для каждой конструкции боеголовки, затрудняют оценку того, сколько боеголовок Китай может произвести из своих существующих запасов ВОУ и оружейного плутония. Как только оба реактора на быстрых нейтронах будут введены в эксплуатацию, они потенциально смогут производить большие количества плутония и, по некоторым оценкам, позволят Китаю ежегодно приобретать более 330 килограммов оружейного плутония для производства новых боеголовок (Кобаяши, 2023), что будет вполне логично с последними прогнозами Пентагона.

Хотя производство и переработка расщепляющихся материалов в Китае соответствует его усилиям в области ядерной энергетики и его цели по достижению замкнутого ядерного топливного цикла, Пентагон предполагает, что

«вероятно, что Пекин намерен использовать эту инфраструктуру для производства материалов для ядерных боеголовок для своих вооруженных сил в будущем.»

(Министерство обороны США, 2023, 109).

Степень прозрачности в отношении производства ядерных материалов в Китае и предполагаемого расширения производства урана и трития в последнее время снизилась, поскольку Китай не сообщал Международному агентству по атомной энергии о своих выделенных запасах плутония с 2017 года.

Оценки и предположения американских экспертов относительно китайских ядерных сил


При оценке текущих прогнозов США относительно будущего размера запасов ядерного оружия Китая необходимо принимать во внимание более ранние прогнозы, некоторые из которых не сбылись. В течение 1980-х и 1990-х годов правительственные агентства США опубликовали несколько прогнозов количества китайских ядерных боеголовок. Исследование Управления военной разведки США, проведённое в 1984 году, ошибочно подсчитало, что Китай имеет от 150 до 360 ядерных боеголовок, и прогнозировало, что к 1994 году их число может увеличиться до более чем 800 (Кристенсен, 2006). Более десяти лет спустя другое исследование Управления военной разведки, опубликованное в 1999 году, прогнозировало, что к 2020 году Китай может иметь более 460 единиц ядерного оружия (US Defense Intelligence Agency, 1999). Хотя этот последний прогноз в конечном итоге оказался ближе к оценке количества боеголовок, опубликованной Пентагоном в 2020 году, он всё же более чем в два раза превышал оценку боеголовок «менее 200», объявленную Пентагоном (Министерство обороны США 2020).

Оценка американских организаций относительно запасов ядерного оружия Китая. Используемые сокращения: ЦРУ, Центральное разведывательное управление; ДИА, Агентство военной разведки; DOD, Министерство обороны США; ФАС, Федерация американских ученых; OSD, Канцелярия министра обороны; СТРАТКОМ, Стратегическое командование США. (Фото: Федерация американских учёных)

Текущие прогнозы США следует читать с учётом этого факта. В ноябре 2021 года в ежегодном докладе Пентагона о военной мощи Китая (CMPR) для Конгресса прогнозировалось, что Китай может иметь 700 доставляемых боеголовок к 2027 году и, возможно, до 1000 к 2030 году (Министерство обороны США, 2021). В отчёте Пентагона за 2022 год этот прогноз ещё больше увеличился, утверждая, что запас «оперативных» ядерных боеголовок Китая превысил 400 и, вероятно, достигнет около 1500 боеголовок к 2035 году (Министерство обороны США, 2022). Согласно последнему отчёту CMPR за 2023 год, по состоянию на май 2023 года Китай «имеет более 500 действующих ядерных боеголовок» и, как сообщалось ранее, к 2030 году будет иметь более 1000 действующих ядерных боеголовок (Министерство обороны США, 2023). Однако наблюдаемая структура оперативных сил не насчитывает более 500 действующих боеголовок (по оценкам в этом отчёте, около 440), если только, по оценкам Пентагона, все пусковые установки DF-26 не имеют ядерных боеголовок (что кажется маловероятным), а также если несколько десятков новых ШПУ были загружены ракетами (что возможно, но пока не фиксировалось на коммерческих спутниковых снимках признаков широкомасштабных погрузочных операций), или в оценку включены новые боеголовки, находящиеся в производстве для новых ракет. В связи с этим, по оценкам настоящего доклада, запасы Китая насчитывают около 500 боеголовок; однако, по оценкам, несколько десятков из них ещё не были развернуты и, вероятно, были произведены (или находятся в производстве). Любопытно, что в отчёте за 2023 год не повторяется прогноз по созданию 1500 боеголовок на 2035 год.

После публикации CMPR 2022 года официальный представитель Министерства национальной обороны Китая старший полковник Тан Кэфэй отреагировал, заявив, что Пентагон «искажает национальную оборонную политику и военную стратегию Китая, безосновательно спекулируя на тему военного развития Китая» (Li 2022). В следующем году официальный представитель У Цянь раскритиковал оценки CMPR 2023 года, заявив, что они «преувеличивают и делают сенсацией несуществующую «китайскую военную угрозу»» (Ministry of National Defense of the People's Republic of China, 2023a). Ни один из двух представителей не признал — и не отрицал — расширение мобильных сил межконтинентальных баллистических ракет или строительство трёх новых крупных полей ракетных шахт.

Прогнозируемое увеличение неудивительно, что спровоцировало широкий спектр спекуляций о ядерных намерениях Китая. В 2020 году представители администрации Трампа предположили, что «Китай больше не намерен применять минимальные средства сдерживания» и вместо этого стремится к «своей форме ядерного паритета с Соединенными Штатами» (Billingslea, 2020). Эти заявления были поддержаны в августе 2021 года заместителем командующего Стратегическим командованием США, который заявил: «Наступит момент, точка пересечения, когда количество угроз, исходящих от Китая, превысит количество угроз, которые в настоящее время представляет Россия», отмечая, что эта точка, вероятно, будет достигнута «в ближайшие несколько лет» (Bussiere, 2021). В апреле 2022 года командующий Стратегическим командованием США адмирал Чарльз Ричард назвал расширение Китаем своих стратегических и ядерных сил «захватывающим дух», а позже заявил, что Китай намерен создать

«военные силы мирового класса к 2030 году, и военные возможности захватить Тайвань силой, если они захотят, к 2027 году.»

(Стратегическое командование США, 2022).

Он также назвал китайские «инвестиции в ядерное командование и контроль» и «зарождающийся потенциал запуска по предупреждению, запуска под атакой» явными признаками того, что они повысили свою боеготовность и «далеко отошли от исторической позиции минимального сдерживания» (Стратегическое командование США, 2022). В марте 2023 года командующий Стратегическим командованием США (СТРАТКОМ) генерал Энтони Коттон высказал аналогичную точку зрения, заявив, что

«Китай стремится соответствовать или в некоторых областях превосходить количественный и качественный паритет с Соединенными Штатами с точки зрения ядерного оружия. Ядерный потенциал Китая уже превышает возможности, необходимые для его давно провозглашаемой политики «минимального сдерживания, но возможности Китая продолжают расти с угрожающей скоростью.»

(Коттон, 2023).

Даже самый худший прогноз — 1500 боеголовок к 2035 году — составляет менее половины нынешнего ядерного арсенала США, поэтому китайское правительство использует разницу в общем количестве боеголовок, чтобы утверждать, что

«нереалистично ожидать, что Китай присоединится к Соединенным Штатам и России в переговорах, направленных на сокращение ядерных вооружений.»

(Министерство национальной обороны Китайской Народной Республики, 2020).

Подчёркивая увеличение количества китайских боеголовок, представители министерства обороны США в то же время преуменьшают важность цифр, когда напоминают, что у Соединенных Штатов их гораздо больше:

«Мы не подходим к этому исключительно с помощью игры цифр»,

— сказал заместитель командующего Стратегическим командованием США генерал-лейтенант Томас Бюссьер.

«Это то, что развернуто в оперативном порядке… состояние сил, расположение этих развернутых сил. Таким образом, это не просто количество запасов»,

— сказал он (Bussiere, 2021).

Ядерные испытания


Прогноз увеличения китайского ядерного арсенала также зависит от размера и конструкции его боеголовок. Программа ядерных испытаний Китая в 1990-х годах частично поддержала разработку нового типа боеголовки мощностью 200-300 кт, которая в настоящее время применяется для межконтинентальных баллистических ракет класса DF-31. Эта боеголовка также могла использоваться для оснащения жидкотопливной межконтинентальной баллистической ракеты DF-5B с технологией разделяющейся головной части с независимым наведением (РГЧ), заменив гораздо более крупную боеголовку, используемую на DF-5A. Большие DF-41 и JL-3 потенциально могут использовать одну и ту же боеголовку меньшей мощности 90-100 кт. Пентагон полагает, что Китай, вероятно, разрабатывает ядерную боеголовку «меньшей мощности» для DF-26 (Министерство обороны США, 2023), однако неясно, подразумевает ли это производство новой боеголовки «более низкой» мощности. Считается, что боеголовка DF-31 и DF-41 имеет меньшую мощность, чем боеголовка, развернутая на DF-5A.

Недавно Соединенные Штаты публично выразили свою обеспокоенность по поводу активности на китайском ядерном полигоне Лоп-Нур. В отчёте о соответствии (Государственному департаменту США за 2022 год) отмечается, что некоторые действия Китая на Лоп-Нуре «вызывают обеспокоенность» по поводу соблюдения Китаем американского стандарта «нулевой доходности» (Госдепартамент США, 2022). Однако в докладе не содержится явных обвинений Китая в проведении испытаний, которые дали результат, и не представлено никаких доказательств на этот счёт. В отчёте о соответствии требованиям за 2023 год не содержится обновлённой информации о деятельности Китая на полигоне Лоп-Нур, а в отчёте о военной позиции Китая за 2023 год вновь подразумевается, что Китай, возможно, готовится эксплуатировать свой полигон в Лоп-Нуре «круглогодично», но не содержится никакой новой информации (Министерство США по вооруженным силам, 2023).

Анализ спутниковых изображений из открытых источников показывает, что Китай, похоже, расширяет полигон Лоп-Нур за счёт строительства примерно дюжины бетонных зданий рядом с аэродромом полигона, а также как минимум одного нового туннеля на северном полигоне полигона (Brumfiel, 2021). На спутниковых снимках видно, что это новые дренажные зоны, буровые установки, дороги, отвалы и крытые входы в потенциальные подземные сооружения, а также новое строительство на главных административных, вспомогательных и складских площадках (Brumfiel, 2021; Babiarz, 2023; Lewis, 2023). Помимо новой активности на полигоне северного туннеля, спутниковые снимки также указывают на активность на новом восточном полигоне Лоп-Нур (Бабиарз, 2023). Хотя строительные работы масштабны, они не обязательно доказывают, что Китай планирует провести новые ядерные взрывы на полигоне. Если бы Китай действительно провёл ядерные испытания малой мощности на Лоб-Нуре, он нарушил бы свои обязательства по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, который он подписал, но не ратифицировал.

Ядерная доктрина и политика


С момента своего первого ядерного испытания в 1964 году Китай придерживался последовательной позиции относительно цели своего ядерного оружия. Этот нарратив был недавно подтверждён в обновлённой политике национальной обороны Китая на 2023 год:

«Китай всегда привержен ядерной политике, согласно которой не применять первым ядерное оружие никогда и ни при каких обстоятельствах, а также не использовать или не угрожать применением ядерного оружия против неядерных сил. <…> оружейные государства или зоны, свободные от ядерного оружия, безоговорочно. <…> Китай не участвует ни в какой гонке ядерных вооружений с какой-либо другой страной и сохраняет свой ядерный потенциал на минимальном уровне, необходимом для национальной безопасности. Китай реализует ядерную стратегию самообороны, цель которой — поддерживать национальную стратегическую безопасность путем удержания других стран от применения или угрозы применения ядерного оружия против Китая.»

(Министерство национальной обороны Китайской Народной Республики, 2023).

Несмотря на свою декларативную политику подчёркивания «оборонительной» ядерной политики, Китай никогда не определял, насколько велик «минимальный» потенциал или какие действия представляют собой «гонку вооружений», и заявленная политика, очевидно, не запрещает масштабное расширение. Позиция, очевидно, направлена на «адаптацию к развитию стратегической ситуации в мире», часть которой включает в себя «органическую интеграцию возможностей ядерного контрудара и обычных ударных возможностей» (China Aerospace Studies Institute, 2022).

Такие возможности требуют инвестирования значительных ресурсов для обеспечения живучести ядерного арсенала против первого ядерного или обычного удара, включая отработку «упражнений по выживанию при ядерной атаке», чтобы гарантировать, что войска всё ещё смогут нанести ядерный контрудар в случае нападения на Китай (Global Times, 2020). Это также предполагает

«совершенствование систем раннего предупреждения космического базирования и возможностей скрытности развертывания её ядерных сил, чтобы они могли ускользать от обнаружения противника.»

(Кауфман и Вайделич, 2023).

Народно-освободительная армия Китая поддерживает то, что называется «умеренным» уровнем готовности своих ядерных сил, и хранит большую часть своих боеголовок в своих региональных хранилищах и центральном защищённом хранилище в горном хребте Циньлин. Отчёт Пентагона за 2023 год подтвердил эту позицию, заявив, что Китай поддерживает

«часть своих подразделений в состоянии повышенной готовности, оставляя другую часть в статусе мирного времени с отдельными пусковыми установками, ракетами и боеголовками.»

Но в отчёте также говорится, что бригады Ракетных сил Народно-освободительной армии (НОАК) проводят учения «по боевой готовности» и «повышенной боеготовности», которые «включают назначение ракетного дивизиона в готовность к быстрому пуску» (Министерство обороны США, 2023).

В начале 2024 года готовность китайских ядерно-ракетных сил была поставлена под сомнение после того, как в начале 2024 года стало известно, что оценка разведки США показала, что коррупция внутри Народно-освободительной армии привела к подрыву доверия к её общим возможностям, особенно когда речь идёт о ракетных силах (Мартин и Джейкобс, 2024).

Учения по повышению боевой готовности не обязательно требуют установки на ракеты ядерных боеголовок или доказательства того, что они установлены постоянно, но и исключать это нельзя.

«Однако недавние увольнения высших должностных лиц Министерства обороны и широкораспространённая коррупция могут охладить готовность китайского руководства вооружать ракеты боеголовками в мирное время.»

(Мартин и Джейкобс, 2024).

Ядерная атака на Китай вряд ли произойдёт внезапно и, скорее всего, последует за периодом возрастающей напряжённости и, возможно, обычной войны, что позволит вовремя состыковать боеголовки с ракетами. В апреле 2019 года китайская делегация в Подготовительном комитете Конференции 2020 года участников Договора о нераспространении ядерного оружия по рассмотрению действия Договора представила общее описание своей боевой готовности и этапов, которые китайские ядерные силы пройдут в случае кризиса.

В мирное время ядерные силы поддерживаются в состоянии «среднего уровня боеготовности». В соответствии с принципами координации мирного и военного времени, постоянной готовности к бою в любое время Китай усиливает поддержку боевой готовности для обеспечения эффективного реагирования на военные угрозы и чрезвычайные ситуации. Если бы страна столкнулась с ядерной угрозой, то по приказу Центральной военной комиссии был бы повышен статус боевой готовности и проведена подготовка к ядерной контратаке, чтобы удержать противника от применения ядерного оружия против Китая. Если бы страна подверглась ядерному нападению, она предприняла бы решительную контратаку против врага (Министерство иностранных дел Китайской Народной Республики, 2019).

В мирное время «среднее состояние боевой готовности» может включать в себя определённые подразделения, которые будут развернуты в высокой боеготовности с установленными ядерными боеголовками или в близлежащих хранилищах под контролем Центральной военной комиссии, которые могут быть быстро переданы в подразделение в случае необходимости. Китай строит несколько подземных объектов на некоторых из своих новых объектов, в том числе на трёхшахтных комплексах, которые потенциально могут использоваться для хранения боеголовок.

По оценкам Пентагона, строительство Китаем новых шахтных площадок и расширение его сил жидкостных межконтинентальных баллистических ракет указывает на его намерение перейти к позиции запуска по предупреждению (LOW) для повышения боеготовности своих ядерных сил в мирное время (Министерство обороны США, 2023). Пентагон уточняет, что часть стратегии LOW включает в себя реализацию стратегии «контрудара после раннего предупреждения», опирающейся на космические и наземные датчики, которые предупредят о ракетном ударе противника, что даст Китаю время для запуска своих ракет до того, как они будут уничтожены (Министерство обороны США, 2023).

Пентагон заявляет, что в рамках этих усилий НОАК продолжает проводить учения, включающие «раннее предупреждение о ядерном ударе и НИЗКОЕ реагирование» (Министерство обороны США, 2023). В своём отчёте за 2023 год Пентагон оценил, что Китай, «вероятно, имеет на орбите как минимум три спутника раннего предупреждения», чтобы поддержать его позицию LOW по состоянию на середину 2023 года (Министерство обороны США, 2023).

В дополнение к техническим средствам защиты ракет от первого удара, НОАК также уделяет особое внимание «защите выживания» своих наземных ядерных сил (China Aerospace Studies Institute, 2022). Это включает в себя обучение солдат выполнению дополнительных задач, помимо их основных ролей, включая «переключение ролей», когда «водитель транспортно-пусковой установки также будет знать, как запускать ракету, или специалист по измерениям, который знает, как командовать» (Baughman, 2022). Во время учений по «защите выживания» в ноябре 2021 года пусковому дивизиону сообщили, что он будет «убит» ракетным ударом противника через пять минут. Вместо того чтобы пытаться эвакуироваться (стандартная процедура «защиты выживания»), командир батальона приказал своим войскам провести внезапный «пуск на месте» своей баллистической ракеты до того, как вражеская ракета поразит их позицию (Богман, 2022; Лу и Лю, 2021). Хотя в отчёте не уточняется, выполнял ли дивизион роль ядерного или обычного удара, результаты учений позволяют предположить, что НОАК отрабатывает запуск ракет по сценарию запуска по предупреждению.

Однако эти данные не обязательно являются свидетельством формального перехода к более агрессивной ядерной политике (Фравель, Хийм и Троан, 2023). С такой же вероятностью они могут быть предназначены для того, чтобы позволить Китаю рассредоточить свои силы и, при необходимости, провести быстрый запуск — но не обязательно «по предупреждению» — в контексте кризиса, тем самым защитив свои силы от внезапного первого обычного или ядерного удара. На протяжении десятилетий Китай размещал шахтные МБР DF-5 и мобильные межконтинентальные баллистические ракеты, которые в случае кризиса будут вооружены с намерением запустить их до того, как они будут уничтожены. Потенциально Китай мог бы сохранить свою текущую стратегию даже при наличии множества новых бункеров и улучшенных систем раннего предупреждения.

Примечательно, что и Соединенные Штаты, и Россия имеют большое количество твердотопливных ракет шахтного базирования и систем раннего предупреждения, чтобы иметь возможность обнаруживать ядерные атаки и запускать свои ракеты до того, как они будут уничтожены. Обе страны также настаивают на том, что такая позиция является необходимой и стабилизирующей. Кажется, разумным предположить, что Китай будет стремиться к аналогичной позиции, чтобы защитить свой собственный ответный ударный потенциал.

Китайская система раннего предупреждения потенциально также может быть предназначена для создания будущей усовершенствованной системы противоракетной обороны. В последнем докладе Пентагона о военном потенциале Китая отмечается, что Китай разрабатывает собственную систему противоракетной обороны HQ-19 (известную в США как CH-AB-X-02), а также систему противоракетной обороны средней дальности, перехватчик, которой мог бы поражать баллистические ракеты средней дальности и, возможно, межконтинентальные баллистические ракеты, хотя на разработку последних всё равно потребуется много лет (Министерство обороны США, 2023). Китай уже имеет несколько наземных больших радаров с фазированной решёткой, которые способствуют его зарождающимся возможностям раннего предупреждения. НОАК продолжает существенно инвестировать и совершенствовать свою инфраструктуру разведки, наблюдения и рекогносцировки (ISR) и, как сообщается, продвигается в развитии возможностей космического раннего предупреждения (Министерство обороны США, 2023).

Ядерная модернизация Китая – в частности, строительство сотен шахт для твердотопливных ракет и разработка стратегии «контрудара после раннего предупреждения» – вызвала серьёзные дебаты по поводу давней китайской политики неприменения ядерного оружия первым. Хотя в Китае ведётся активная дискуссия о размерах и готовности ядерного арсенала, а также о том, когда будет применяться политика неприменения первым, существует мало свидетельств того, что китайское правительство отклонилось от неё, что также подтверждается в их стратегии национальной обороны на 2023 год (Министерство национальной обороны Китайской Народной Республики, 2023b; Санторо и Громолл, 2020).

Остаётся неясным, какие обстоятельства могли бы заставить китайское руководство отдать приказ о применении ядерного оружия. В прошлом китайские официальные лица в частном порядке заявляли, что Китай оставляет за собой право использовать ядерное оружие, если его ядерные силы будут атакованы с использованием обычного оружия. Кроме того, в 2023 году в годовом отчёте Пентагона говорилось, что

«ядерная стратегия Китая, вероятно, включает в себя рассмотрение возможности нанесения ядерного удара в ответ на неядерную атаку, угрожающую жизнеспособности ядерных сил Китая или C2, или которая приближается по стратегическим последствиям к ядерному удару.»

(Министерство обороны США, 2023).

Модернизация ядерных сил может постепенно повлиять на китайскую ядерную стратегию и декларативную политику в будущем, предлагая более эффективные способы развертывания, реагирования и принуждения с использованием ядерных сил или сил двойного назначения. В Обзоре ядерной политики США за 2022 год говорится, что траектория Китая по расширению и совершенствованию своего ядерного арсенала может

«…предоставить Китаю новые возможности до и во время кризиса или конфликта для использования ядерного оружия в целях принуждения, включая военные провокации против союзников и партнеров США.»

(Министерство обороны США, 2022).

Передовое неядерное оружие также может обеспечить возможность стратегического удара, который может достичь эффектов, аналогичных первому применению ядерного оружия (Кауфман и Вайделич, 2023).

Это поднимает вопрос о том, будет ли Китай использовать ядерное оружие в своей стратегии «контрвмешательства», целью которой является ограничение присутствия США в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях и достижение воссоединения с Тайванем. Китай ясно дал понять, что он

«придерживается позиции, согласно которой Китай не будет нападать, пока на нас не нападут, но Китай обязательно контратакует, если на него нападут.»

Китай будет твёрдо защищать свой национальный суверенитет и территориальную целостность и решительно препятствовать вмешательству внешних сил и сепаратистской деятельности ради «независимости Тайваня» (Li, 2022).

Независимо от того, каковы могут быть конкретные красные линии, китайская политика неиспользования первым, вероятно, имеет высокий порог. Многие эксперты полагают, что существует очень мало сценариев, при которых Китай получит стратегическую выгоду от первого удара даже в случае обычного конфликта с такой военной державой, как Соединенные Штаты (Теллис, 2022). Пентагон также считает, что НОАК, скорее всего, отдаёт приоритет деэскалации конфликта при рассмотрении целей ядерного удара и, вероятно, будет стремиться избежать расширенной серии ядерных обменов против превосходящего противника (Министерство обороны США, 2023).

Баллистические ракеты наземного базирования


Китай продолжает долгосрочную модернизацию своих наземных ракетных сил, несущих ядерное оружие, но темпы и масштабы этих усилий значительно возросли благодаря строительству примерно 350 новых ракетных шахт и нескольких новых баз для мобильных ракетных систем. В целом, по оценкам экспертов из FAS, в настоящее время у НОАК имеется около 350 пусковых установок для ракет наземного базирования, которые могут доставлять ядерные боеголовки. Из этих ракет почти половина — около 135 — могут достичь континентальной части Соединенных Штатов. Большинство китайских пусковых установок баллистических ракет предназначены для ракет малой и средней дальности, предназначенных для региональных миссий, и большинство из них не предназначены для нанесения ядерных ударов. К региональным ракетам отнесено около 108 ракет, оснащённых ядерными боеголовками.

PLARF, штаб-квартира которой находится в Пекине, недавно претерпела несколько кадровых перестановок в руководстве: в июле 2023 года командующий и политический комиссар PLARF вместе с несколькими другими старшими офицерами были отстранены от своих должностей после антикоррупционного расследования. Примечательно, что два высших чиновника НОАК были заменены генералами, не входящими в состав самой НОАК: новый командующий и политический комиссар прибыли из ВМС Народно-освободительной армии (ПЛАН) и ВВС Народно-освободительной армии (НОАК) соответственно (Лендон, Маккарти, и Чанг, 2023).

НОАК контролирует девять баз с индивидуальными номерами: шесть для ракетных операций, распределённых по Китаю (базы с 61 по 66), одну для наблюдения за центральным ядерным арсеналом (база 67), одну для поддержания инфраструктуры (база 68) и одну, которая, как предполагается, будет использоваться для тренировок и испытаний ракет (База 69) (Сю, 2022). В состав каждой ракетной оперативной базы входят от шести до восьми ракетных бригад, при этом количество пусковых установок и ракет, закреплённых за каждой бригадой, зависит от типа ракет (Сю, 2022).

Для размещения растущих ракетных сил увеличилась и общая численность китайских ракетных бригад. Это увеличение в основном вызвано растущим арсеналом обычных ракет, но оно также является продуктом китайской программы ядерной модернизации. По оценкам экспертов из FAS, в настоящее время в составе НОАК имеется 45 ракетных бригад, вооруженных ПУ МБР, БРСД и крылатыми ракетами большой дальности. Из этих бригад 30 имеют пусковые установки баллистических ракет с ядерными боеголовками или проходят модернизацию по оснащению ядерным оружием (Кристенсен, Корда и Рейнольдс, 2023).

Межконтинентальные баллистические ракеты


По американским оценкам, в настоящее время Китай имеет 134 ПУ межконтинентальных баллистических ракет, которые могут доставить к целям около 240 боеголовок. Самым значительным событием последнего времени в ядерном арсенале Китая является строительство примерно 320 новых ракетных шахт в трёх пустынных районах северного Китая и строительство 30 новых ракетных шахт в трёх горных районах центральной части Китая – Восточный Китай (Корда и Кристенсен, 2021).

На протяжении всего периода строительства каждая шахта в трёх новых комплексах на севере Китая была покрыта надувным воздушным куполом, чтобы защитить территорию от ущерба окружающей среде, а также от любопытных глаз аналитиков спутниковых изображений. Эти воздушные купола были сняты со всех шахт на трёх новых позиционных районах к концу 2022 года, что указывает на то, что наиболее ответственные этапы строительства к этому моменту были завершены. Министерство обороны впервые объявило об их завершении в конце 2022 года (Кристенсен, Джонс и Корда, 2023).

На каждом из трёх позиционных районов с новыми ШПУ, а также на полигоне в Цзиланьтае шахты расположены примерно в трёх километрах друг от друга по почти идеальной треугольной сетке. Шахтные поля расположены глубже внутри Китая, чем любая другая известная база межконтинентальных баллистических ракет, и вне досягаемости обычных и ядерных крылатых ракет США. Эти объекты включают позиционные районы баз «Юмэнь», «Хами» и «Юлин».

База «Юмэнь»


«Юмэнь», расположенная в провинции Ганьсу в Западном военном округе, занимает площадь около 1110 квадратных километров и окружена забором по периметру всего комплекса. Поле включает в себя 120 отдельных ШПУ. Судя по всему, по всему полю также разбросано как минимум пять центров управления запуском, которые соединены с шахтами подземными кабелями. Уровень защищённости строящихся ШПУ американские эксперты оценивают на уровне 7000 фунт/кв. дюйм PSI (500 кг/кв. см) или выше.

Помимо 120 ШПУ, база «Юмэнь» также включает в себя десятки инфраструктурных и оборонительных сооружений. К ним относятся многочисленные ворота безопасности на севере (40,38722° с.ш., 96,52416° в.д.) и юге (40,03437° с.ш., 96,69658° в.д.), как минимум 23 вспомогательных объекта и примерно 20 наблюдательных или радиовышек. Кроме того, база «Юмэнь» включает в себя как минимум пять бетонированных платформ по периметру комплекса, которые, возможно, могут быть использованы комплексами противовоздушной и противоракетной обороны.

Строительство началось в марте 2020 года, а последнее надувное укрытие было демонтировано в феврале 2022 года, что указывает на то, что наиболее ответственные работы на каждой ШПУ уже завершены. Строительство позиционного района ШПУ на базе «Юмэнь», которое впервые было обнаружено Декером Эвелетом (Уоррик, 2021), является географически самым дальним от территории США из трёх позиционных районов.

База «Хами»


Позиционный район «Хами», расположенный в Восточном Синьцзяне в западном военном округе, занимает площадь около 1028 квадратных километров, что примерно такого же размера, как и «Юмэнь», а также имеет ограждение по периметру всего комплекса.

«Хами», позиционный район на 110 ШПУ, находится на менее продвинутой стадии строительства по сравнению с «Юмэнь». Предполагается, что строительство началось в начале марта 2021 года — примерно через год после «Юмэня». Последний из надувных куполов на «Хами», впервые обнаруженный Мэттом Кордой (Корда и Кристенсен, 2021), был удалён в августе 2022 года.

Как и «Юмэнь», база «Хами» включает как минимум три периметра безопасности — одни на севере (42,46306° с.ш., 92,34831° в.д.) и два на востоке (42,34269° с.ш., 92,79957° в.д. и 42,25023° с.ш., 92,73585° в.д.) — и как минимум 15 наблюдательных или радиовышек, несколько потенциальных центров управления запуском и несколько платформ для средств ПВО, аналогичных тем, что были обнаружены на базе «Юмэнь». Существует также отдельный огороженный комплекс, расположенный примерно в 10 километрах от восточного ограждения основного поля, который включает в себя несколько туннелей, которые потенциально могут быть предназначены для хранения боеголовок.

База «Юлин»


«Юлин» расположена недалеко от Хангин-Баннер к западу от Ордоса, меньше двух других позиционных районов и имеет площадь 832 квадратных километра. Оно включает в себя 90 ШПУ, как минимум 12 вспомогательных объектов, а также несколько предполагаемых центров управления пуском и объектов ПВО. В отличие от баз «Хами» и «Юмэнь», база «Юлин» находится на начальных стадиях строительства.

Строительство на базе «Юлин», о котором впервые сообщил Родерик Ли (Ли, 2021), началось вскоре после строительства базы «Хами» (в апреле или мае 2021-го), и оно имеет другую планировку по сравнению с «Юмен» и «Хами». В отличие от двух других, ШПУ на позиционном районе «Юлин» по конструкции напоминают советские ШПУ 15П018М, хотя большинство ШПУ по-прежнему расположены примерно в трёх километрах друг от друга, как на других базах. Кроме того, надувные купола, возведённые во время строительства на базе «Юлинь», были круглыми, в отличие от прямоугольных куполов, обнаруженных на позиционных районах «Юмэнь» и «Хами», хотя это, вероятно, связано с логистическими или строительными причинами, а не с явной разницей между конструкциями ШПУ.

Структура сил МБР Китая


В общей сложности Китай строит 320 новых ШПУ для твердотопливных межконтинентальных баллистических ракет на трёх базах «Юмэнь», «Хами» и «Юйлинь», исключая примерно 15 учебных шахт на полигоне Цзиланьтай. Кроме того, Китай модернизирует и строит новые ШПУ для жидкотопливных межконтинентальных баллистических ракет DF-5 и увеличивает количество шахт на бригаду (Министерство обороны США, 2023). По-видимому, это включает удвоение количества ШПУ как минимум в двух существующих бригадах DF-5 и добавление двух новых бригад по 12 ШПУ в каждой. После завершения строительства новых ШПУ, количество DF-5 увеличится с 18 до 48.

Спутниковые снимки, показывающие расположение 30 новых строящихся ШПУ для жидкотопливной межконтинентальной баллистической ракеты DF-5 в восточном Китае. (Фото: Федерация американских учёных)

В совокупности эти усилия по строительству МБР шахтного базирования представляют собой крупнейшее наращивание китайского ядерного арсенала за всю историю — 350 новых китайских ШПУ, находящихся в стадии строительства, превышают количество МБР шахтного базирования, эксплуатируемых Россией, и составляют примерно три четверти численности всех американских МБР.

Помимо строительства новых объектов инфраструктуры сил МБР, существует неопределённость относительно того, сколько МБР в настоящее время эксплуатирует Китай. В отчёте Министерства обороны США за 2023 года в области безопасности в Китае отмечается, что по состоянию на октябрь 2023 года Китай имел на своём вооружении 500 ПУ МБР и БРСД, из них 350 ПУ МБР шахтного стационарного и мобильного базирования (ПГРК) (Министерство обороны США, 2023). В предыдущем отчёте за 2022 год было перечислено 300 пусковых установок с таким же количеством ракет по состоянию на конец 2021 года (Министерство обороны США, 2022). Резкое увеличение количества пусковых установок всего за два года позволяет предположить, что Министерство обороны США сейчас учитывает строительство новых ШПУ в Китае в своей оценке количества пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет. Однако маловероятно, что большая часть этих новых шахт была загружена ракетами по состоянию на октябрь 2023 года. Анализ спутниковых изображений показывает, что на всех трёх новых позиционных районах продолжаются строительные работы, что указывает на то, что до полной эксплуатационной готовности им ещё может потребоваться несколько лет.

В своём отчёте за 2023 год Пентагон оценил, что три новых позиционных района «способны нести межконтинентальные баллистические ракеты как DF-31, так и DF-41», но отметил, что Китай, «вероятно, начал загружать шахтную версию DF-41 на своих новых шахтных полях» (Министерство обороны США, 2023).

Если каждая новая шахта будет заполнена МБР класса DF-31 с одной боеголовкой, общее количество боеголовок в составе межконтинентальных баллистических ракет Китая потенциально может достичь 648 боеголовок в течение 2030-х годов, что более чем в два раза больше, чем сегодня. Кроме того, если бы все новые ШПУ были загружены межконтинентальными баллистическими ракетами DF-41 (каждая из которых могла бы нести до трёх боеголовок), то активные силы китайских межконтинентальных баллистических ракет потенциально могли бы нести более 1200 боеголовок, как только все три позиционных района будут завершены. Однако в настоящее время неизвестно, как Китай будет эксплуатировать новые ШПУ — будут ли они загружены только МБР класса DF-31 или DF-31A и DF-41; будут ли заполнены все ШПУ; и сколько боеголовок будет нести каждая ракета. Независимо от того, какой тип ракеты окажется в каждой шахте, само количество шахт, вероятно, окажет существенное влияние на планы США по нанесению ударов по Китаю, поскольку стратегия нацеливания США обычно направлена на поддержание ядерных и других военных целей под угрозой.

На данном этапе строительства неясно, как эти сотни новых шахт изменят существующую структуру бригад ракетных войск Китая. В настоящее время каждая ракетная бригада МБР Китая имеет от шести до 12 пусковых установок. В связи со значительным ростом сил МБР Ракетные войска НОАК реорганизуются в армейско-бригадную структуру по типу наших РВСН — на базах трёх новых позиционных районов развертывания ШПУ МБР создаются три новых ракетных армии: 63-я, 64-я и 65-я ракетные армии, в состав каждой из них будут входить от 9 до 12 ракетных бригад. Хотя Китай размещает межконтинентальные баллистические ракеты в ШПУ с начала 1980-х годов, масштабное строительство ракетных шахт является значительным сдвигом в ядерной политике Китая. Решение сделать это, вероятно, было вызвано не каким-то одним событием или проблемой, а скорее сочетанием стратегических и оперативных целей, включая защиту ответного ударного потенциала от первого удара, преодоление потенциальных последствий противоракетной обороны, улучшение баланса сил межконтинентальных баллистических ракет между мобильными и шахтными ракетами, повышение ядерной готовности Китая и общего потенциала ядерного удара с учётом усовершенствований ядерных арсеналов Индии и США, подъём Китая до военной державы мирового класса, а также национальный престиж.

В настоящее время на вооружении две версии МБР DF-5: DF-5A (CSS-4 Mod 2) и DF-5B с РГЧ (CSS-4 Mod 3). С 2020 года в ежегодных отчётах Пентагона Конгрессу отмечается, что DF-5B может нести до пяти боеголовок в РГЧ ИН (Министерство обороны США, 2020). По оценкам экспертов из FAS, две трети DF-5 в настоящее время оснащены РГЧ ИН. В своём годовом отчёте за 2023 год Пентагон указал, что третья модификация с боеголовкой «многомегатонной мощности», известная как DF-5C, в настоящее время находится на вооружении (возможно, в некоторых из новых ШПУ), и что Китай, «вероятно, разрабатывает модернизированную версию» DF-5B (Министерство обороны США, 2023).

В 2006 году Китай представил свою первую твердотопливную мобильную МБР — DF-31 (CSS-10 Mod 1), дальность пуска которой составляла 7200 километров, что означало, что она не могла достичь континентальной части США из районов своего развертывания в Китае. С тех пор Китай разработал и производит новые версии ракеты DF-31A и DF-31AG с увеличенной дальностью полёта. Предполагается, что по состоянию на октябрь 2023 года эти новые варианты полностью заменят все устаревшие DF-31 в арсенале Китая.

DF-31A (CSS-10 Mod 2) представляет собой версию DF-31 с увеличенной дальностью полёта – 11 200 километров, DF-31A может достичь большей части континентальной части США из большинства районов развертывания в Китае. Раньше каждая бригада DF-31A имела только шесть мобильных пусковых установок, но недавно они стали увеличенного состава до 12 ПУ (Eveleth, 2020). По оценкам Национального центра воздушной и космической разведки (NASIC) ВВС США в 2020 году, количество пусковых установок DF-31A превысит 15 (National Air and Space Intelligence Center, 2020). Однако, учитывая количество наблюдавшихся баз, на которых имеются пусковые установки, Китай сейчас развернул в общей сложности 24 DF-31A в двух бригадах.

В своём выступлении перед Конгрессом в марте 2023 года командующий STRATCOM США генерал Коттон предположил, что межконтинентальная баллистическая ракета DF-31A может нести РГЧ ИН. Это отличается от оценки NASIC за 2020 год, согласно которой DF-31A оснащены только одной боеголовкой на ракету, а также от ежегодного отчёта Пентагона по Китаю за 2022 год, в котором DF-41 упоминается как «первая китайская межконтинентальная баллистическая ракета дорожного мобильного и шахтного базирования с возможностью оснащения РГЧ ИН», что указывает на то, что DF-31A не оснащена РГЧ ИН (Cotton, 2023; National Air and Space Intelligence Center, 2020; Министерство обороны США, 2022). Остаётся неясным, можно ли объяснить это несоответствие обновлёнными разведданными, неверным заявлением командующего стратегической комиссией США или расхождением в предположениях различных подразделений разведывательного сообщества. Также неясно, как МБР DF-31 может быть способно нести РГЧ ИН, если только Китай не разработал боеголовку к РГЧ ИН достаточно малых весогабаритных характеристик, чтобы уложиться в забрасываемый вес – 700 кг. Добавление боеголовок также уменьшит дальность полёта ракеты из-за более тяжёлой полезной нагрузки. По этим причинам и в отсутствие дополнительной информации американцы предполагают, что DF-31A развернуты в моноблочном варианте.

Согласно недавнему отчёту Пентагона по Китаю за 2022 год, китайские СМИ предположили, что вариант DF-31B может находиться в разработке, однако никакой дополнительной информации о системе предоставлено не было, и она не была включена в отчёт Пентагона по Китаю за 2023 год (Министерство обороны США, 2022, 2023).

С 2017 года усилия Китая по модернизации мобильных межконтинентальных баллистических ракет были сосредоточены на дополнении и, возможно, замене первоначальных версий DF-31 на более свежие DF-31AG и увеличении количества связанных с ними баз развертывания. Предполагается, что новая восьмиосная пусковая установка DF-31AG несёт по сути ту же ракету, что и пусковая установка DF-31A, но имеет улучшенные внедорожные возможности. В отчёте о ракетах NASIC ВВС США за 2020 год указано, что DF-31AG имеет «UNK» (неизвестное) количество боеголовок на ракету, в отличие от DF-31A, которая была указана только с одной боеголовкой. Это говорит о том, что версия AG потенциально может иметь другую полезную нагрузку (National Air and Space Intelligence Center, 2020). Однако по тем же причинам, что и в случае с DF-31A, DF-31AG также будет развернут с одной боеголовкой.

В отчёте Пентагона за 2022 год отмечается, что количество пусковых установок в мобильных подразделениях МБР увеличивается с шести до 12 (Министерство обороны США, 2022).

Несмотря на то, что все китайские межконтинентальные баллистические ракеты типа DF-31 традиционно были мобильными ракетами, в отчёте Пентагона за 2023 год отмечалось, что Китай в настоящее время может также использовать версию шахтного базирования (Министерство обороны США, 2023). Назначение ракеты этого варианта пока неизвестно.

Следующим этапом модернизации МБР Китая является интеграция долгожданной МБР DF-41 (CSS-20), разработка которой началась ещё в конце 1990-х годов. Восемнадцать мобильных ПУ МБР DF-41 были продемонстрированы на параде в честь 70-го Национального дня Китая в октябре 2019 года. Сообщается, что 18 ПУ, которые были показаны, принадлежали двум бригадам (Новый Китай, 2019). В апреле 2021 года командующий Стратегическим командованием США свидетельствовал Конгрессу, что DF-41 «вступили в строй в 2020 году, и Китай развернул как минимум две бригады» (Ричард, 2021). Третья база, похоже, завершена, и ещё несколько ракетных баз также могут быть реконструированы для приёма мобильных ПУ МБР DF-41. Количество защитных укрытий на базах указывает на то, что там может быть развернуто 28 мобильных пусковых установок DF-41.

В предыдущих «Ядерных записных книжках» указывалось, что МБР DF-41 может нести до трёх боеголовок в РГЧ ИН, что, по-видимому, подтверждается в отчёте Пентагона по Китаю за 2023 год (Министерство обороны США, 2023). Неизвестно, будут ли все DF-41 оснащены РГЧ ИН или некоторые из них будут иметь только одну боеголовку для увеличения дальности. Пентагон сообщает, что помимо мобильных пусковых установок Китай, «похоже, рассматривает дополнительные варианты запуска DF-41, в том числе железнодорожно-мобильное и шахтное базирование» (US Department of Defense 2022b). В докладе Пентагона за 2023 год режим «шахтного базирования», судя по всему, относится к новым китайским позиционным районам ШПУ МБР в «Юмене», «Хами» и «Юлине».

Китай также, судя по всему, разрабатывает новую ракету, известную как DF-27 (CSS-X-24), ограниченной межконтинентальной дальности, с радиусом действия от 5000 до 8000 километров (Министерство обороны США, 2023). Этот класс дальности несколько избыточен для миссии ядерного удара, поскольку эти расстояния уже могут быть легко покрыты китайскими межконтинентальными баллистическими ракетами большей дальности. Поэтому потенциально БР DF-27 может быть использована в качестве обычного (конвенционального) удара. В отчёте Пентагона за 2023 год указывалось, что Китай «может изучать возможность разработки систем межконтинентальной дальности с обычным вооружением», под которыми потенциально может подразумеваться DF-27 (Министерство обороны США, 2023). Однако информация о DF-27 весьма расплывчата, в отчёте Пентагона за 2023 год говорится, что ракета «находится в разработке». Более того, в оценке разведки США от февраля 2023 года отмечается, что «наземные и противокорабельные варианты DF-27, вероятно, были развернуты в ограниченном количестве в 2022 году», тогда как в мае 2023 года газета South China Morning Post сообщила, что DF-27 находится на вооружении с 2019 года, со ссылкой на китайский военный источник (Чан, 2023; Министерство обороны США, 2023). В июне 2021 года китайские государственные СМИ транслировали видео, по слухам, военных учений с участием DF-27 (Tiandao, 2022), который сильно напоминает DF-26 с прикреплённым к нему коническим гиперзвуковым планирующим аппаратом (HGV). Это было похоже на DF-17, представляющую DF-16 с прикреплённым планирующим гиперзвуковым боевым блоком. В феврале 2023 года разведка США подсчитала, что Китай провёл опытно-конструкторские лётные испытания «многоцелевого планирующего гиперзвукового блока» для DF-27, который за 12 минут пролетел около 2100 километров (Чан, 2023).

В отчёте Пентагона за 2023 год отмечалось, что

«Китай, вероятно, разрабатывает передовые системы доставки ядерного оружия, такие как стратегическое гиперзвуковое планирующее средство и система дробной орбитальной бомбардировки (FOB).»

(Министерство обороны США, 2023).

По состоянию на октябрь 2023 года Китай протестировал каждую из этих систем хотя бы один раз. В июле 2021 года Китай провёл испытание новой системы FOB, оснащённой гиперзвуковым планирующим аппаратом, и это событие было названо беспрецедентным достижением для страны, обладающей ядерным оружием (Севастопуло, 2021). По данным Пентагона, система была близка к поражению цели после кругосветного облёта и

«продемонстрировала наибольшую дальность полёта (~40 000 километров) и самое продолжительное время полёта (~100+ минут) среди всех китайских средств наземного нападения на сегодняшний день.»

(Министерство обороны США, 2022).

Действующая система FOB/HGV создаст проблемы для систем слежения за ракетами и систем противоракетной обороны, поскольку теоретически она может вращаться вокруг Земли и неожиданно высвободить свою маневренную полезную нагрузку с небольшим временем обнаружения, хотя система противоракетной обороны США не предназначена для защиты от китайских ракет. В 2023 году Пентагон подсчитал, что разрабатываемая в Китае система FOB, вероятно, предназначена для нанесения ядерного удара (Министерство обороны США, 2023).

Баллистические ракеты средней и промежуточной дальности


На протяжении десятилетий семейство ракет DF-21 составляло основную региональную ракетную систему Китая, способную нести ядерные боеголовки. DF-21A (CSS-5 Mod 2) представляет собой двухступенчатую твердотопливную мобильную баллистическую ракету средней дальности (БРСД) с дальностью полёта около 2150 километров. С 2016 года НОАК принял на вооружение новую версию этой ракеты CSS-5 Mod 6, известную как DF-21E. Однако в последние годы несколько бригад DF-21 перевооружены — или находятся в процессе перевооружения на ракеты большей дальности DF-26 или межконтинентальные баллистические ракеты DF-31AG. Впервые в отчёте Пентагона за 2023 год DF-21 не включена в ядерную роль, очевидно, подразумевая, что все оставшиеся DF-21 теперь выполняют только роль конвенционального ударного оружия.

После очевидного отказа от ядерной миссии DF-21 региональная ядерная миссия теперь выполняется исключительно баллистической ракетой средней дальности DF-26 (CSS-18). Ракета DF-26 имеет двойное назначение и базируется на шестиосной мобильной ПУ. Имея дальность действия около 4000 километров, DF-26 может поражать важные базы США на Гуаме и всю Индию.

В своих годовых отчётах Пентагон заявил, что силы БРСД DF-26 выросли с 16 пусковых установок в 2018 году до 250 пусковых установок с 500 ракетами к октябрю 2023 года (Министерство обороны США, 2023). Учитывая, как Пентагон подсчитывает китайские ракетные системы, эти оценки могут также включать пусковые установки, находящиеся в производстве. Сейчас в эксплуатации находится 216 пусковых установок в шести ракетных бригадах, а несколько других бригад, возможно, проходят модернизацию для использования DF-26.

Кажется маловероятным, что все БРСД DF-26 двойного назначения выполняют ядерную миссию. Большинство из них, вероятно, предназначены для выполнения обычных задач, а ядерные боеголовки производятся только для использования некоторыми пусковыми установками. Только одной 646-й бригаде в Корле поручено выполнять как ядерные, так и обычные ударные задачи. Впервые этот тип двойной задачи был подтверждён в рамках одной бригады (Сю, 2022). Сообщается, что для выполнения этой двойной задачи DF-26 способна быстро заменять боеголовки, возможно, даже после того, как ракета будет заряжена на ПУ (Поллак и Лафой, 2020; Министерство обороны США, 2023). Поскольку ядерная роль DF-21 прекращена, вероятно, половина пусковых установок DF-26 теперь выполняет региональную ядерную роль.

Двойная роль DF-26 поднимает некоторые острые вопросы, связанные с командованием и контролем, а также вероятность недопонимания в кризисной ситуации. Подготовка к запуску – или фактический запуск – DF-26 с обычной боеголовкой по базе США в регионе потенциально может быть ошибочно истолкован как запуск ядерного оружия и спровоцировать ядерный ответный удар – или даже упреждающий ядерный удар США. Китай является одной из нескольких стран (включая Индию, Пакистан и Северную Корею), которые сочетают ядерный и обычный потенциал баллистических ракет малой и средней дальности.

Ссылаясь на публикации китайской оборонной промышленности, официальные комментарии СМИ и военные статьи, Министерство обороны США в 2023 году оценило, что DF-26 в конечном итоге может быть использована для «развертывания боеголовки меньшей мощности в ближайшем будущем» (Министерство обороны США, 2023). Кроме того, в марте 2023 года командующий стратегической комиссией США заявил, что Китай делает «инвестиции в малопроизводительные точные системы ТВД» (Cotton, 2023). Неясно, что означает «боеголовка меньшей мощности», это не обязательно то же самое, что «боеголовка малой мощности».

Предыдущие утверждения о том, что DF-17 может иметь двойное назначение, не подтвердились. В докладе Пентагона по Китаю за 2022 год отмечалось, что

«хотя DF-17 представляет собой в первую очередь обычную платформу, она может быть оснащена ядерными боеголовками.»

(Министерство обороны США, 2022).

Но эта формулировка была удалена из доклада 2023 года, в котором DF-17 описывается только как обычное оружие (Министерство обороны США, 2023).

Подводные лодки и баллистические ракеты морского базирования


В настоящее время Китай располагает подводными силами из шести атомных подводных лодок с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) второго поколения класса «Цзинь» (Тип 094), которые базируются на военно-морской базе Ялун недалеко от Лунпосана на острове Хайнань. Считается, что две новейшие ПЛАРБ представляют собой улучшенные варианты оригинальной конструкции Тип 094. Некоторые китайские журналы называют её тип 094А, но это не было подтверждено ни Пентагоном, ни правительством Китая. Эти ПЛАРБ имеют более заметный выступ, который первоначально вызвал некоторые предположения относительно того, могут ли они нести до 16 баллистических ракет подводного базирования (БРПЛ) вместо обычных 12 (Suciu, 2020; Sutton, 2016). Однако впоследствии спутниковые снимки подтвердили, что новые субмарины оснащены по 12 пусковых труб каждая (Кристенсен и Корда, 2020). Позже выяснилось, что эти обновления были связаны с шумоглушением (Карлсон и Ван, 2023).

Согласно последнему докладу Пентагона о военной мощи Китая, Китай оснастил свои ПЛАРБ класса «Цзинь» БРПЛ JL-2 (CSS-N-14) дальностью 7200 километров или БРПЛ большей дальности JL-3 (CSS-N-20), и Китай, вероятно, начал заменять JL-2 на JL-3 на ротационной основе, когда каждая подводная лодка возвращается в порт для планового технического обслуживания и ремонта (Министерство обороны США, 2023). Дальность действия JL-2 была достаточной, чтобы нанести ракетный удар по Аляске, Гуаму, Гавайям из вод вблизи Китая, но не по континентальной части Соединенных Штатов — если только подводная лодка не ушла глубоко в Тихий океан для запуска своих ракет. Благодаря большей дальности действия JL-3, составляющей примерно 10 000 километров, подводная лодка сможет нанести ракетный удар по целям на любой территории США из китайских территориальных вод (Национальный Центр воздушной и космической разведки, 2020). В отличие от JL-2, JL-3 якобы оснащена РГЧ ИН и может нести «несколько боеголовок» на одну ракету (National Air and Space Intelligence Center, 2020). ВМС Народно-освободительной армии провели свои первые испытания JL-3 в ноябре 2018 года (Гертц, 2018) и, похоже, с тех пор провели ещё как минимум два, а возможно, и три тестовых испытания (Чан, 2020; Го и Лю, 2019).

Хотя ПЛАРБ типа «Цзинь» более совершенна, чем первая экспериментальная ПЛАРБ Китая — единственная и ныне неработоспособная «Ся» (Тип 092), — это более шумная конструкция по сравнению с нынешними американскими и российскими ракетными подводными лодками. Есть подозрение, что Тип 094 остаётся на два порядка громче, чем лучшие российские или американские ПЛАРБ (Coates, 2016). По этой причине Китай будет продолжать сталкиваться с ограничениями и проблемами при использовании своих сил ПЛАРБ в условиях конфликта (Кристенсен, 2009). Поэтому казалось вероятным, что Китай прекратит производство после уже построенных шести лодок и направит свои усилия на разработку более тихой ПЛАРБ третьего поколения (Тип 096), строительство которой планировалось начать в начале 2020-х годов. Однако в отчёте Пентагона Конгрессу за 2023 год говорится, что Китай продолжает строительство дополнительных ПЛАРБ типа «Цзинь», и предполагается, что это может быть связано с задержками в разработке типа 096 (Министерство обороны США, 2023).

Завершение строительства нового строительного цеха в Хулудао, где строятся подводные лодки ВМС Народно-освободительной армии, указывает на то, что вскоре начнутся работы над тип 096, которая, как ожидается, будет больше и тяжелее, чем тип 094 (Sutton, 2020). Спутниковые снимки показывают более широкие секции корпуса в Хулудао, что позволяет предположить, что, возможно, началось производство более крупной подводной лодки (Саттон, 2021), хотя неясно, соответствует ли она новой ударной подводной лодке или более крупной ПЛАРБ тип 096. Ожидается, что, как и все новые модели, тип 096 будет тише своего предшественника. Некоторые даже полагают, что она может быть такой же малошумной, как новые российские ПЛАРБ класса «Борей» (Карлсон и Ван, 2023), хотя для Китая это было бы значительным технологическим скачком. Некоторые анонимные источники в обороне предположили, что Тип 096 будет нести 24 ракеты (Чан, 2020), но официальных источников, подтверждающих эту информацию, нет. Текущие и прогнозируемые запасы ракет, похоже, указывают на то, что ПЛАРБ, скорее всего, будет нести от 12 до 16 ракет. В отчёте Пентагона за 2023 год говорилось, что ПЛАРБ Типа 096, «как сообщается, будут вооружены БРПЛ большей дальности» и что эти БРПЛ, вероятно, будут оснащены РГЧ (Министерство обороны США, 2023).

Учитывая, что предположительно срок службы китайских ПЛАРБ составит примерно 30-40 лет, Министерство обороны США ожидает, что лодки типа 094 и типа 096 будут эксплуатироваться одновременно (US Department of Defense, 2023). В случае подтверждения это потенциально может привести к тому, что в будущем флот будет состоять из восьми-десяти ПЛАРБ. Все шесть китайских ПЛАРБ и несколько ударных подводных лодок базируются на военно-морской базе Ялонг на острове Хайнань, где на спутниковых фотографиях видно расширение пирсов для размещения большего количества подводных лодок.

В отчёте Пентагона за 2022 год указывалось, что в 2021 году Китай начал «почти непрерывное патрулирование на море с использованием шести ПЛАРБ класса JIN» (Министерство обороны США, 2022b). Термин «почти непрерывное патрулирование» подразумевает, что флот ПЛАРБ не находится в патрулировании постоянно, а периодически по крайней мере одна ПЛАРБ постоянно находится в море. Термин «патруль сдерживания» может означать, что подводная лодка в море имеет на борту ядерное оружие, хотя официальные лица США прямо не заявляли об этом. Передача ядерных боеголовок развернутым подводным лодкам в мирное время стала бы значительным отходом от китайской декларативной политики и существенным изменением для Центрального военного совета Китая, который исторически неохотно передавал ядерные боеголовки вооруженным силам.

Чтобы полностью разработать жизнеспособную систему ядерного сдерживания морского базирования, Китай, по-видимому, совершенствует свою систему командования и контроля, чтобы обеспечить надёжную связь с ПЛАРБ, когда это необходимо, и предотвратить несанкционированный запуск экипажем ракет с ядерными боеголовками. Более того, флоту ПЛАРБ необходимо безопасно действовать в районах патрулирования, откуда его ракеты смогут достичь намеченных целей. Американские военные в частном порядке заявляли, что США, Япония, Австралия и Великобритания

«уже пытаются отслеживать перемещения китайских ракетных подводных лодок, как будто они полностью вооружены и находятся в патрулировании сдерживания.»

(Torode and Lague, 2019).

Всякий раз, когда китайские ПЛАРБ выходят в море в этом регионе, они, как правило, сопровождаются противолодочными силами, включая надводные корабли и противолодочную авиацию, и ударными подводными лодками, способными отслеживать подводные лодки противника (Torode and Lague, 2019).

Учитывая уровень шумности ПЛАРБ, вполне вероятно, что Китай во время конфликта будет держать подводные лодки внутри защищённого «бастиона» в Южно-Китайском море (Министерство обороны США, 2023). Но даже с БРПЛ JL-3 ПЛАРБ не смогут поразить континентальную часть США из Южно-Китайского моря. Для этого им придётся выходить далеко на север. Даже если бы они патрулировали Бохайское море, ракеты могли бы поражать только северо-западные части континентальной части Соединенных Штатов, а не Вашингтон, округ Колумбия.

Бомбардировщики


Китай разработал несколько типов ядерных авиабомб и в рамках своей программы ядерных испытаний в период с 1965 по 1979 год провёл 12 тестовых ядерных взрывов. Однако позже ядерная миссия ВВС Народно-освободительной армии (НОАК) отошла на второй план, поскольку ракетные силы достигли наивысшего уровня боевой эффективности, а старые бомбардировщики средней дальности вряд ли были полезны или эффективны в случае ядерного конфликта. Тем не менее разумно предположить, что Китай сохранил небольшой запас авиабомб свободного падения – возможно, до 20 – для потенциального использования на случай непредвиденных обстоятельств с самолётов. Однако формально в 2017 году Министерство обороны США подсчитало, что

«ВВС Народно-освободительной армии в настоящее время не выполняют ядерных задач.»

(Министерство обороны США, 2017).

Одновременно с возобновлением акцента на модернизацию ядерной авиации Министерство обороны США сообщило в 2018 году, что ВВС Народно-освободительной армии «были вновь переназначены на ядерную миссию» (Министерство обороны США, 2018). Эта новая миссия, похоже, в настоящее время сосредоточена вокруг нынешнего китайского бомбардировщика H-6 «Барсук» (Ту-16). Модернизированная версия H-6K представляет собой версию оригинального бомбардировщика H-6 с увеличенной дальностью полёта, который был описан китайскими СМИ как «бомбардировщик с двойным ядерным оружием и неядерным оружием» (Министерство обороны США, 2019). H-6N — это ещё один вариант, который отличается от бомбардировщика H-6K наличием носовой штанги для дозаправки в воздухе (Rupprecht, 2019) и модифицированным фюзеляжем, который, по заявлению Министерства обороны США, может вместить баллистическую ракету воздушного базирования БРВЗ (ALBM), оснащённую ядерной боеголовкой (Министерство обороны США, 2022). ALBM, похоже, имеет сходство с китайской БРСД DF-21, была обозначена Соединенными Штатами как CH-AS-X-13. Потенциально возможно, что существует обычный противокорабельный вариант, подобный варианту DF-21D (Newdick, 2022; Panda, 2019). Впервые была испытана в декабре 2016 года и не менее пяти тестовых пусков проведено к апрелю 2018 года (Panda, 2019). В 2019 году источник в разведывательном сообществе США сообщил изданию The Diplomat, что ракета будет готова к развертыванию к 2025 году (Panda, 2019). Это соответствует оценке Министерства обороны США, сделанной в начале 2020 года, согласно которой «ракета будет находиться в стадии исследований и разработок в течение 10 лет» (Министерство обороны США, 2020). По оценкам Пентагона, после завершения строительства эта ядерная БРВЗ

«впервые предоставит Китаю жизнеспособную ядерную «триаду» систем доставки, рассредоточенных по суше, морю и воздуху.»

(Министерство обороны США, 2019).

Одним из первых бомбардировочных подразделений, получивших боевой ядерный потенциал с ALBM, может стать 106-я бригада на авиабазе Нэйсян в юго-западной части провинции Хэнань. База была значительно модифицирована: появились большие туннели, ведущие в близлежащую гору, достаточно большие, чтобы вместить бомбардировщик H-6. На гражданской видеозаписи, сделанной в октябре 2020 года, видно, как бомбардировщик H-6N летит, возможно, с новой БРВЗ недалеко от авиабазы Нэйсян, одного из единственных аэродромов Китая с прилегающей базой ПВО (Рупрехт и Домингес, 2020).

Для замены устаревающего H-6 Китай разрабатывает бомбардировщик-невидимку с большей дальностью полёта и улучшенными возможностями. Пентагон утверждает, что новый бомбардировщик, известный как H-20, будет обладать как ядерными, так и обычными возможностями, а дальность полёта превысит 10 000 километров. Он может быть представлен где-то в течение следующего десятилетия. По оценкам Пентагона, если бомбардировщик будет оснащён возможностью дозаправки в воздухе, он потенциально сможет иметь межконтинентальную дальность полёта (Министерство обороны США, 2023).

Крылатые ракеты


Время от времени различные военные издания США несколько туманно заявляли, что одна или несколько китайских крылатых ракет могут иметь ядерный потенциал. Например, в информационном бюллетене по ядерной модернизации, опубликованном Пентагоном в связи с выпуском «Обзора ядерной политики» за 2018 год, утверждается, не называя их, что Китай имеет ядерные крылатые ракеты как воздушного, так и морского базирования (US Department of Defense, 2018). С тех пор Пентагон не обосновал это утверждение. Однако в японском оборонном документе 2023 года говорилось, что бомбардировщики H-6 «считаются способными нести ударные крылатые ракеты большой дальности с ядерным потенциалом» (Министерство обороны Японии, 2023).

До сих пор нет информации, что это может быть за ракета. Поэтому условно считается, что, хотя Китай, возможно, разработал конструкции боеголовок для потенциального использования в крылатых ракетах, в настоящее время он не имеет ядерных крылатых ракет в своих активных арсеналах. Возможно, но не подтверждено, что будущий H-20 может быть оснащён ядерной крылатой ракетой.
Наши новостные каналы

Подписывайтесь и будьте в курсе свежих новостей и важнейших событиях дня.

10 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. +5
    23 января 2024
    В своей весьма пространной статье сделанной на основе англоязычных источников автор неоднократно ссылается на спутниковые снимки. И где они?
  2. -1
    23 января 2024
    " Якобы " .... " Возможно " ..... Может мерины ещё на кофейной гуще погадают ??? Чтобы знать , сколько у китайцев ЯО , нужно быть самим китайцем , отвечающим за эту программу !!! И они " показывают " только то , что можно , а не что хотелось бы знать меринам !!! laughing laughing laughing
  3. 0
    23 января 2024
    Очень много, очень подробно, и представляешь этот громаднейший штат аналитиков, которые сидят и бесконечно лопатят тонны инфы, чтоб пото сдать её в такой отчёт. Это очень тяжело
  4. +3
    23 января 2024
    Усиление военной мощи Китая плохо для нас. Если Китай решит Тайванский вопрос, то следующим на повестке дня вероятно будет пересмотр условий Айгунского (1858) и Пекинского (1860) договоров с Россией.
    Тогда наши дипломаты, использовав Вторую Опиумную войну смогли очень сильно «прогнуть» Цинскую империю, получив территории современного Приморского края, Амурской области, Еврейской авт. области и половины Хабаровского края.
    Не исключено, что лет через 10 Россия будет дружить с Штатами против Китая. США старый враг, но через океан, а с Китаем Россия много раз воевала: в 1649-1689 гг (Албазинская компания), в 1899-1901 гг (восстание боксеров), в 1929 г. (конфликт за КВЖД), 1947-1948 гг (Монголия), 1969 г. (Даманский).
    1. +2
      23 января 2024
      Цитата: Иван Северский
      Усиление военной мощи Китая плохо для нас.

      Хорошего мало...

      Цитата: Иван Северский
      Если Китай решит Тайванский вопрос, то следующим на повестке дня вероятно будет пересмотр условий Айгунского (1858) и Пекинского (1860) договоров с Россией.

      Не будет "завтра" пересмотра, ибо Россия - это надежный тыл КНР в противостоянии с США и Ко. Беды с Востока можно будет ждать только после того, как Китай окончательно застолбит за собой звание сверхдержавы номер 1, задвинув США на задворки истории...

      Цитата: Иван Северский
      Не исключено, что лет через 10 Россия будет дружить с Штатами против Китая.

      Вряд ли. Лет на 10-15 вперед предопределено жесткое противостояние между двумя титанами запада и востока, и Россия уже по-моему определилась со своим местом в этой войне кланов...
      1. +1
        23 января 2024
        Вряд ли. Лет на 10-15 вперед предопределено жесткое противостояние между двумя титанами запада и востока, и Россия уже по-моему определилась со своим местом в этой войне кланов...


        В чужую драку не рационально вступать. Лучше отсидеться и пусть ослабевают в противостоянии.
        После этого и в геополитику можно поиграть, если они друг друга «сожрут»
        1. +1
          23 января 2024
          Цитата: Иван Северский
          В чужую драку не рационально вступать.

          Так а кто спрашивать будет? Отсидеться в стороне уже не получится. Каждый может выбрать лишь сторону, а уж потом всё, к барьеру... Если начнется по-серьёзному, то будут втянуты все.
  5. 0
    23 января 2024
    В свежем выпуске Nuclear Notebook американские эксперты подсчитали, что Китай в настоящее время обладает примерно 500 ядерными боеголовками
    . Ключевое слово примерно..., не ФША, не мы незнаем сколько реально у КНР МБР и ГЧ с ББ на них. Ну а так статья хорошая. имхо soldier hi
  6. -1
    23 января 2024
    Нужно думать о своем Я.О., а не о китайском. России требуется больше боеголовок и ракет; где то на уровне СНВ-2, но без ограничений на РГЧИН.
  7. 0
    23 января 2024
    Отличная статья!
    Как много вкладывается Китай в свои ядерные силы.
    Поражает огромное количество введённых и вводимых ШПУ с высокой степенью защиты.
    Похоже перегоняют даже не РФ, а СССР в этой области.

    Полк РС 12М, в котором я служил, распологался на территории уничтоженного, по договору СНВ, полка с нашими ШПУ.
    Сколько же там было уничтожено сооружений, кроме шахт.
    Везде, даже через десятилентия были видны циклопические остатки построек, чего стоит только заглублённый склад ракетного топлива.
    Выглядел он как закопанный, в землю стадион с толстым бетонным куполом, а потом вывернутый взрывом из земли, наизнанку.

«Правый сектор» (запрещена в России), «Украинская повстанческая армия» (УПА) (запрещена в России), ИГИЛ (запрещена в России), «Джабхат Фатх аш-Шам» бывшая «Джабхат ан-Нусра» (запрещена в России), «Талибан» (запрещена в России), «Аль-Каида» (запрещена в России), «Фонд борьбы с коррупцией» (запрещена в России), «Штабы Навального» (запрещена в России), Facebook (запрещена в России), Instagram (запрещена в России), Meta (запрещена в России), «Misanthropic Division» (запрещена в России), «Азов» (запрещена в России), «Братья-мусульмане» (запрещена в России), «Аум Синрике» (запрещена в России), АУЕ (запрещена в России), УНА-УНСО (запрещена в России), Меджлис крымскотатарского народа (запрещена в России), легион «Свобода России» (вооруженное формирование, признано в РФ террористическим и запрещено)

«Некоммерческие организации, незарегистрированные общественные объединения или физические лица, выполняющие функции иностранного агента», а так же СМИ, выполняющие функции иностранного агента: «Медуза»; «Голос Америки»; «Реалии»; «Настоящее время»; «Радио свободы»; Пономарев; Савицкая; Маркелов; Камалягин; Апахончич; Макаревич; Дудь; Гордон; Жданов; Медведев; Федоров; «Сова»; «Альянс врачей»; «РКК» «Центр Левады»; «Мемориал»; «Голос»; «Человек и Закон»; «Дождь»; «Медиазона»; «Deutsche Welle»; СМК «Кавказский узел»; «Insider»; «Новая газета»