На скорости разума

На скорости разума
История о том, как умелые люди нарушили все правила и создали самое удивительное высокотехнологичное оружие в мире.

Американские генералы всё прозевали. Незадолго до нападения японцев на Перл-Харбор они смеялись над немецкими планами по созданию нового двигателя для скоростного самолета. Теперь, в 1943-м, когда силы союзников готовили вторжение во Францию, разведка сообщила, что немцы завершают создание скоростного истребителя, борудованного тем самым «беспропеллерным» реактивным двигателем, который американцы недавно отвергли.

Военный департамент США захотел получить чудо-самолет и обратился к единственному человеку, который мог бы сделать такой аппарат за шесть месяцев – инженеру-конструктору Кларенсу Джонсону по прозвищу Келли. В 33 года Келли Джонсон уже был уважаемым человеком в мире авиации. Его двухбалочный самолет P-38 Lightning, способный развивать скорость 650 км/ч, был не только самым маневренным истребителем, но и самым красивым самолетом союзников времен Второй мировой. Военный департамент хотел, чтобы Келли создал аппарат, летающий еще на 300 км/ч быстрее, фактически около самого звукового барьера.


Келли точно знал, что нужно делать. Он взял в аренду палатку цирка шапито и раскинул ее на территории огромного комплекса Lockheed Aircraft в городке Бербанк, штат Калифорния. Официально эта немудреная мастерская называлась «Отдел перспективных разработок фирмы Lockheed». Запах от расположенной по соседству фабрики пластмасс легко проникал под шатер и был таким неприятным, что инженеры стали называть отдел «мастерской скунса» (skonk works). Это название было заимствовано из популярного юмористического комикса «Лил Абнер» (Li’l Abner), где из мелко пошинкованных скунсов и старых ботинок готовился особо крепкий «горючий» напиток. Несмотря на столь суровые условия, группе Келли, состоящей из 23 инженеров и 30 рабочих, потребовалось всего 143 дня, чтобы родить «Красавицу Лулу» (Lulu Belle) – прототип P -80 Shooting Star. Америка вступила в реактивную эпоху на месяц раньше назначенного срока.

На скорости разума
SR-71, развивающий скорость больше трех Махов, и по сей день остается держателем нескольких мировых авиационных рекордов скорости

P-80, позднее переименованный в F-80, получил боевое крещение в Корейской войне, где он противостоял советским МиГам. За всю историю Lockheed было выпущено почти 9000 самолетов этой модели. Группа Келли переехала на постоянное место жительство в ангар без окон, где раньше собирали бомбардировщики. Гнусный запах, который породил название отдела, канул в Лету, но само название осталось. По крайней мере, до того момента, пока юристы авторов комиксов про Лила Абнера не подняли шум. Тогда в названии изменили одну букву, и вместо Skonk Works получилось нынешнее Skunk Works.

Группа Skunk Works была для авиации тем же самым, чем «Менло парк» Эдисона для мира электричества. Ежедневная погоня за невозможным создает технологии, почти неотличимые от магии. Удачный старт команды Skunk Works помог им выжить в трудные времена. По утверждению Бена Рича, протеже и впоследствии преемника Келли, второй и третий проекты – грузовой самолет Saturn и палубный самолет с вертикальным взлетом XFV-1 – закончились полным провалом. Бен Рич писал в своих мемуарах: «Ни для кого на фирме не было секретом, что директор Роберт Гросс смотрел на Келли с обожанием и считал, что тот способен ходить по воде».\

На скорости разума
Келли Джонсон заработал свою репутацию на знаменитом Р-38

Создание самолетов

Такое отношение было вполне заслуженным. Еще будучи 23-летним студентом университета штата Мичиган, Келли спас инвестиции Гросса в Lockheed. Он обнаружил и исправил серьезную ошибку в расчете устойчивости двухмоторного самолета Electra. Решением Келли была двухбалочная хвостовая схема, которая позднее стала фирменным знаком компании. Эту компоновку использовали в моделях Constellation, P-38 и в бомбардировщиках Hudson. Последние были сделаны по заказу Британских Королевских военно-воздушных сил.

Все работавшие с Келли быстро признавали его гениальность. Холл Хибард, начальник Келли в фирме Lockheed, был свидетелем того, как он переделал самолет Electra в бомбардировщик Hudson во время 72-часового конструкторского марафона. «Этот чертов швед, похоже, умеет видеть даже воздух!», – сказал он позднее Бену Ричу (родителями Келли были иммигранты из Швеции). Когда Келли узнал об этих словах, он сказал, что это лучший комплимент в его жизни.

Келли не делал секрета из того, как он творит чудеса. Работа в Skunk Works шла почти как у автомобильных фанатиков, которые в гаражах собирают из старых развалюх настоящие гоночные машины. Инженеры и рабочие делали самые крутые самолеты, которые когда-либо бороздили воздушный океан. Здесь были созданы такие выдающиеся американские самолеты ХХ века, как F-104 Starfighter, самолеты-разведчики U-2 и SR-71, «невидимку» F-117A. Участие Skunk Works в создании F-22 Raptor и истребителя F-35 по программе Joint Strike Fighter утвердило их прочное положение в формировании военно-воздушных сил ХХI века. А экспериментальный малозаметный корабль Sea Shadow наметил перспективы развития военно-морских сил будущего.

На скорости разума
История возглавляемого Джонсоном Skunk Works началась с реактивного ХР-80

Создание мифов

Келли относился к репутации Skunk Works так же серьезно, как и к своим самолетам. Он сформулировал философию организации в виде 14 рабочих правил. И по сей день сотрудники Skunk Works сохраняют верность простоте, скорости и взаимопомощи, при этом отвергают бумажную работу и заорганизованность. Проверяющие комиссии верили им на слово, проникаясь духом Skunk Works. Но два самых главных правила были неписаными. «Все самолеты были самолетами Келли. И если появлялся человек в синей форме со звездочками на плечах (военный представитель), то говорить с ним был уполномочен только Келли», – рассказывает Рич. Келли распространил свое «звездочное» правило и на контакты с ЦРУ. Он всегда настаивал, что должен быть единственным контактом с разведорганами, которые в итоге получили от него два самых выдающихся самолета-разведчика времен «холодной войны» – высотный самолет U-2 и, позднее, скоростной SR-71.

U-2, напоминающий гибрид парусника с авиалайнером, был самым важным разведывательным инструментом эпохи «холодной войны». Когда он был готов к полетам, президент США Дуайт Эйзенхауэр счел его миссию настолько важной для безопасности страны, что настоял на том, чтобы каждый пролет над территорией СССР согласовывали с ним лично. «Эффект был такой, как будто нашей разведке удалили катаракту, – вспоминает бывший директор ЦРУ Ричард Хелмс. – Фотокамера, установленная на U-2, буквально открыла нам новое измерение». Одна из самых первых побед U-2 была связана с развенчанием мифа о том, что американцы сильно отстают со своими стратегическими бомбардировщиками B-52 от советских «Бизонов» (так в США называли М4 конструкции Мясищева). Фотоснимки с U-2 показали, что сотню «Бизонов», пролетавших над трибунами на первомайском военном параде в Москве, изображали всего тридцать самолетов, которые летали по кругу.

На скорости разума
Звездный воин. F-104 Starfighter, созданный для противостояния советским МиГам, развивал скорость в 2 Маха

«Загар»

Еще до того, как был сбит самолет U-2, пилотируемый Фрэнсисом Пауэрсом, и полеты над советской территорией были официально прекращены, камера самолета зафиксировала нечто, что заставило Skunk Works форсировать разработки самого впечатляющего самолета из тех, которые так и не были достроены, – CL-400.

Работа разведки, как правило, сводится к поискам аномалий. В горячие деньки «холодной войны» ни одна аномалия не была такой зловещей, как освобождение ученых из лагерей «Гулага». Когда Петра Капицу, известного ученого в области физики низких температур, арестованного в 1946 году, перевели в один из закрытых советских НИИ, у ЦРУ сразу возник вопрос – зачем? Фотографии советского криогенного комплекса по производству жидкого водорода, снятого все тем же U-2, породили пугающую догадку: Капицу «реабилитировали» для работы на заводе, который построили в рамках проекта орбитального самолета, работающего на водороде. В последние дни войны немцы активно работали над подобным аппаратом, который должен был взлететь из Германии, выйти в космос и нанести бомбовый удар по Нью-Йорку. Однако после окончания войны никаких подтверждений существования этого проекта найдено не было. Поэтому версия, что все, связанное с ним, было вывезено в СССР, не лишена оснований.

Перспектива, что советские разведывательные самолеты будут так же безнаказанно летать над территорией США, как U-2 летал над матушкой-Россией, ничуть не вдохновляла ЦРУ, и Skunk Works получили $96 млн. и задание построить сверхсекретный орбитальный самолет с водородной двигательной установкой, который будет ответом на новую «красную угрозу».

Незадолго до того, как проекту Suntan («Загар») дали зеленый свет, Келли пришла идея сжигать водород, охлажденный до температуры –212 градусов Цельсия в реактивном двигателе, незначительно модифицированном для этих целей. Теоретически водородный аппарат мог легко скользить в верхних слоях атмосферы на высоте 30 км со скоростью 2 Маха. Команда Келли напряженно работала, чтобы обеспечить военных полным комплектом оборудования, включая самолеты-заправщики и установку для производства жидкого водорода. Практически за один день Skunk Works превратилась в крупнейшего в мире производителя жидкого водорода – 750 л в сутки!

В это время CL-400, в соответствии с концепцией водородного самолета Suntan, стал приобретать конкретные очертания. Самолет имел форму дельтовидного крыла и по сути был огромным термосом размером с два самолета B-52. Келли заказал 4000 погонных метров алюминиевого профиля. Фирме Pratt & Whitney была поручена модификация двигателя под водородное топливо. Системой управления занимался Массачусетс- ский технологический институт. Но неожиданно обнаружилась принципиальная проблема.

То, что CL-400 полетел бы, не вызывало сомнения. Но он не мог лететь быстрее или дальше, чем его керосиновый родственник. Водород не давал преимущества. Келли смирился с неудачей и вернул военным заказчикам неистраченные $90 млн. Что касается советского самолета, то он так никогда и не был создан. Очевидно, Капица занимался другим секретным проектом, который ускользнул от внимания ЦРУ, – возможно, над первым в мире искусственным спутником Земли.

На скорости разума
Историям о чудесах самолетостроения нет конца. Ходят слухи о 300-метровом дирижабле-невидимке, который генерирует на нижней части корпуса изображение звездного неба

«Аврора»

Мифы, окружавшие водородный самолет-разведчик, со временем разрослись и стали одной из самых больших загадок фирмы, теперь уже связанной с проектом Aurora («Аврора»). Официальные представители ВВС и Lockheed настаивали на том, что «Аврора» – это просто кодовое имя проекта, который участвовал в конкурсе по созданию бомбардировщика-невидимки B-2 (победила в этом конкурсе компания Northrop). Но люди, которые внимательно следили за судьбой CL-400, настаивали на том, что проект имел продолжение. Несколько человек утверждают, что видели неопознанный скоростной самолет такой же формы, как и CL-400. Кроме того, есть документальные подтверждения, что в одном из проектов, финансируемых NASA, тормозившие проект Suntan технические проблемы были решены. В начале 1970-х Джералд Розен, профессор физики из университета Дрексела в Филадельфии, один из ведущих физиков-теоретиков в США, подписал контракт с NASA, согласно которому должен был выяснить, можно ли хранить водород не в молекулярном, а в атомарном виде. Его теоретические исследования доказали, что подобное возможно. Более того, оказалось, что атомарный водород при хранении занимает очень мало места, так что, например, лунную ракету можно было бы сделать размером с небольшой грузовик. Но, поскольку официальные ответы никто не принимает всерьез, «Аврора» остается вечной темой для слухов.

Самые быстрые

Как и U-2, скоростной высотный самолет-разведчик SR-71, начинался как проект ЦРУ. И, как и U-2, стал жертвой научно-технической революции. Злую роль сыграли американские достижения в виде спутников ЦРУ и Национального разведывательного управления США. В наши дни большинство самолетов SR-71 и их предшественники А-12 являются экспонатами авиационных музеев. NASA использует один SR-71 для научных исследований по защите окружающей среды. Второй экземпляр, по утверждению военных, время от времени используется для экспериментов в сфере высоких технологий.

Келли видел будущее SR-71 совсем иначе. Он был уверен, что эти самолеты будут производить сотнями в разных модификациях: бомбардировщики, истребители и ракетоносцы. Государство не только отвергло эту идею, но еще и приказало уничтожить все технологическое оборудование для SR-71.

Перед тем как SR-71 был уничтожен в самом расцвете сил, он принял участие в эксперименте, который поднял Skunk Works на новый уровень создания высотных разведывательных аппаратов. В рамках проекта Tagboard проводились испытания высотного скоростного беспилотного летательного аппарата (БПЛА) дальнего радиуса D-21, запускаемого с SR-71. После нескольких вылетов, один из которых привел к потере самолета и летчика, проект Tagboard был закрыт.

С учетом уроков, извлеченных из Tagboard, и новой технологии «стелс», разработанной для проекта Have Blue – прототипа F-117A, в Skunk Works начали работать вместе с Boeing над проектом DarkStar. Используя малозаметные высотные скоростные беспилотные летательные аппараты дальнего радиуса действия, военные смогут выполнять разведывательные операции там, где это невозможно для пилотируемых аппаратов и дорого для спутников.

Планы на будущее

Легендарные самолеты, созданные в Skunk Works, больше не нужны военным. Келли и Рич отошли от дел. После слияния Lockheed и Martin Marietta в мае 1995 года новая компания, Lockheed-Martin, выделила Skunk Works в отдельное подразделение, расположенное в Палмдэйл, штат Калифорния. Новое поколение инженеров, рабочих и пилотов придерживается лучших традиций Skunk Works. Одно из последних творений Отдела перспективных разработок, как сейчас официально называется Skunk Works, – беспилотный аппарат P-175 Polecat («Хорек»), совершивший в этом году первые полеты. «Стратегической целью создания этого БПЛА было изучение схемы ‘летающее крыло’ в рамках создания боевых беспилотных самолетов будущего», – объяснил Фрэнк Капуччио, исполнительный вице-президент и руководитель Отдела перспективных разработок и стратегического планирования. «Хорек», разработанный всего 18 месяцев, причем на собственные средства Lockheed-Martin, наглядно демонстрирует сильные стороны Skunk Works. «На этом аппарате мы обкатываем три технологии: быстрого проектирования и создания композитных материалов нового поколения, аэродинамику, необходимую для продолжительных высотных полетов, и автономную систему управления», – говорит Капуччио. По своей сути «черные проекты», которыми занимаются в Skunk Works, были, есть и будут секретными. То, что Popular Mechanics узнал от руководства и пилотов-испытателей, что увидели на несекретной части территории, – это лишь то, чем Skunk Works считает возможным поделиться. Понятно, что о работах Skunk Works еще напишут, но всему свое время. Глядя на высокие белые ангары, сверкающие на ярком солнце, мы можем только догадываться о том, какие чудеса творятся внутри них.
Автор: Джим Уилсон
Первоисточник: http://www.popmech.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.popmech.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня