Корабельный «стандарт»

Появление первых боевых самолётов далеко не сразу внесло коррективы в боевые действия на море. В Первую мировую войну небо над морем крайне редко таило в себе угрозу для боевых кораблей. Однако в следующей мировой войне самолёты смогли достаточно эффективно бороться и с линкорами, и с крейсерами, и с подводными лодками. А следующее десятилетие поставило надводный флот всех стран перед жёстким выбором — либо корабли будут в состоянии отражать атаки авиации и только ещё появившихся управляемых ракет, либо им предстоит сойти со сцены как самостоятельной боевой силе. Отсюда становится вполне понятным энтузиазм американцев, с которым в 1950-е гг. они приступили к оснащению своих кораблей самыми разнообразными зенитными средствами, и в первую очередь ракетами.

Корабельный «стандарт»

корабль VM-1 "Нортон саунд" на верфи

Принято считать, что эти работы были начаты в декабре 1944 г., с исследований по проекту «Бамблби», к которым была подключена Лаборатория прикладной физики Университета Джона Хопкинса. Первой ракетой, которая вошла в состав корабельной системы ПВО, стала «Терьер» (RIM-2), разработка которой была начата в 1949 г. фирмой «Конвэр». Её первые испытания провели в начале 1950-х гг. на переделанном из бывшей плавбазы гидроавиации опытовом корабле «Нортон Саунд», ставшем на несколько последующих десятилетий полигоном для отработки всех американских корабельных ЗУР. Двухступенчатая твердотопливная ракета «Терьер» была способна поражать цели на дальностях до 27 км и высотах от 1,5 до 18 км.

Первыми это оружие получили ранее построенные крейсеры, поскольку громоздкие зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) первого поколения на корабли меньшего класса не вписывались.
К тому же боекомплект составлял 144 ракеты. В 1952 г. началось переоборудование под «Терьеры» двух тяжёлых крейсеров — «Бостон» и «Канберра», с которых для этих целей демонтировали кормовые башни и зенитные пушки. Оснащённые новой системой, они вошли в строй в 1955-1956 гг.
Вслед за тяжёлыми крейсерами начались переделка и оснащение «терьерами», выведенными после войны в резерв, нескольких лёгких крейсеров типа «Кливленд», вступивших в строй с новыми ЗРК в конце 1950-х гг.

Корабельный «стандарт»

Тяжёлый крейсер "Бостон" типа "Балтимор

В начале 1960-х на вооружение американского флота начала поступать модификация ракеты «Терьер-2» с дальностью стрельбы до 40 км и диапазоном рабочих высот от 1 до 26 км. Этими ракетами в 1960-е гг. было оснащено большинство крупных американских кораблей, в том числе несколько авианосцев, фрегатов и атомный крейсер «Лонг Бич».

Корабельный «стандарт»

Зенитно-ракетный комплекс RIM-24 Tartar

В свою очередь, для оснащения кораблей меньшего водоизмещения, типа эсминцев и фрегатов, фирмой «Помона» была создана одноступенчатая ракета «Тартар» (RIM-24), имевшая вдвое меньшие размеры, но и соответствующие им тактико-технические характеристики — дальность действия до 27 км и досягаемость по высоте до 13 км. Этими ракетами также вооружили тяжелые крейсера «Чикаго», «Олбани» и «Колумбус», с которых демонтировали практически всю артиллерию, заменив её двумя батареями ЗРК «Тартар» и «Тэлос».

Двухступенчатая ракета «Тэлос» (RIM-8) стала первой корабельной ЗУР дальнего действия, способной поражать цели на расстоянии более 100 км. Её испытания начались в 1951 г., а в окончательном виде она была принята на вооружение в 1959 г.

В течение нескольких последующих лет ракеты «Тэлос», «Терьер» и «Тартар», вошедшие в так называемый Т-ряд, задавали тон в концепциях корабельных систем ПВО. Конечно, они не являлись идеальным оружием, с ними возникло столько проблем, что их часто называли «ужасными Т». Впрочем, по мнению специалистов США, комплексы ПВО с этими ракетами совместно с палубными самолётами обеспечивали достаточно эффективную защиту кораблей от бомбардировщиков, летящих относительно небольшими группами на средних и больших высотах.

Однако по мере того, как началось всё более широкое внедрение противокорабельных ракет, высокоманевренных самолётов, средств радиоэлектронной борьбы, потребовалось значительно усовершенствовать ЗРК в направлении увеличения маневренности ЗУР, улучшения помехоустойчивости, снижения нижней границы зоны поражения, уменьшения времени реакции и более полной автоматизации процесса перехвата целей. Одной из первых работ на этом направлении стало создание ракеты «Стандарт», которая должна была заменить ранее разработанные «Терьер» и «Тартар».

Работы по «Стандарту» начали в октябре 1963 г. Технический задел для их выполнения был заложен в предшествующие годы, при реализации проектов «Усовершенствованный Тартар» и «Самонаводящийся Терьер-3». Накопленный опыт свидетельствовал, что работы по корабельным системам ПВО следует сосредоточить на сокращении количества новых элементов, вводимых в состав систем управления ЗРК, на использовании имевшихся пусковых установок, корабельных систем хранения и заряжания.

В течение 1963 — 1964 гг. компания «Дженерал Дайнэмикс» выполнила предварительные оценки и 30 декабря 1964 г. заключила контракт на создание новой ракеты. Первый вариант — RIM-66A, предложенный разработчиком, по внешнему виду и массо-габаритным характеристикам напоминал ракету «Тартар». Длина новой ЗУР равнялась 4,3 м, масса — 485 кг (к моменту завершения разработки масса выросла до 617 кг, при этом длина за счёт плотной компоновки увеличилась незначительно).

Корабельный «стандарт»

RIM-66A

Как и все дальнейшие варианты «стандартов», он представлял собой ракету, имеющую модульную конструкцию и выполненную по нормальной аэродинамической схеме, с четырьмя крыльями малого удлинения и складывающимися аэродинамическими рулями. Конструкция ракеты состояла из пяти основных отсеков — головного приборного, боевого снаряжения, аппаратурного, двигательного и хвостового.

Аппаратура головного отсека спереди закрывалась радиопрозрачным пластиковым обтекателем оживальной формы. В отсеке устанавливались полуактивная радиолокационная головка самонаведения, блок обработки сигналов, радиовзрыватель и бортовая аналоговая вычислительная машина.

В отсеке боевого снаряжения размещалась боевая часть, инициирование которой производилось радиолокационным взрывателем, а в некоторых последующих модификациях для этой цели использовался контактный взрыватель ударного действия. Для безопасной эксплуатации ракеты её боевая часть интегрировалась с предохранительно-исполнительным механизмом, имевшим четыре степени предохранения.

В аппаратурном отсеке были расположены блок автопилота, преобразователь напряжения и электробатарея.

Первый вариант «Стандарта» комплектовался такими же, как и «Тартар», двигателем и боевой частью Мк.51. В то же время, в отличие от своей предшественницы, RIM-66A имела:
— радиоэлектронное оборудование, выполненное на микромодулях;
— электрические приводы рулей управления, вместо гидравлических;
— серебряно-цинковую батарею одноразового использования.

В результате этих нововведений электронная аппаратура ракеты стала более компактной, заняв приблизительно вдвое меньший объём, чем аппаратура ракет Т-ряда. Также это позволило обеспечить более высокую надёжность и эффективность действия ракеты ввиду отсутствия утечек и снижения потребления энергии.

В качестве двигательной установки RIM-66A использовался двухрежимный двигатель Мк.27 мод.О фирмы «Аэро-джет». Стартовый и маршевый заряды этого двигателя располагались концентрически. К обечайке камеры сгорания прилегал маршевый заряд, выполненный в виде цилиндрической трубы, а внутри него располагался стартовый заряд.

Ракета оснащалась стержневой боевой частью массой 62 кг, из которых взрывчатое вещество составляло 30 кг. Разрушение цели обеспечивалось ударной волной и кольцом из 400 соединённых между собой металлических стержней с радиусом поражения до 15 м.
В хвостовом отсеке были размещены сопло двигателя и приводы управления аэродинамическими рулями.

Следует отметить и то, что при создании ракет «Стандарт» разработчикам удалось добиться значительного сокращения необходимого объёма их технического обслуживания и увеличения сроков между проверками на кораблях. Это позволило исключить из состава комплекса ПВО многочисленные виды контрольно-проверочного и измерительного оборудования, которое использовалось для поддержания ракет Т-ряда в боеготовом состоянии. Сборка и испытания полностью собранных «стандартов» осуществлялись в арсеналах ВМС, куда поступали отдельные компоненты ракеты с заводов-изготовителей. После сборки ракеты складировались или передавались на корабль. В случае обнаружения неисправности или отказа ракеты возвращались для проверки или ремонта.

Опытное производство ракет RIM-66A было начато в 1965 г., и в том же году они стали испытываться в составе корабельных систем ПВО. Успех к создателям «Стандарта» пришёл зимой
1966 г., когда был выполнен первый пуск ракеты с палубы эсминца по реактивному самолёту-мишени QF-9F. В целом же, как отмечалось разработчиками, удачными оказались около 70% наземных и лётных испытаний ракет, что позволило обойтись без каких-либо значительных доработок в конструкции ракеты. Тем не менее первые три- модификации ракеты (RIM-66A мод.1, мод.2 и мод.З) существовали лишь на этапе разработки, а в 1967 г. на вооружение поступила ракета «Стандарт-1 MR» (RIM-66B мод.4), отличавшаяся улучшенными характеристиками перехвата воздушных целей в сложных условиях радиоэлектронного противодействия, уменьшенной минимальной дальностью поражения целей.

Как показали первые результаты эксплуатации «Стандартов», их подготовка к пуску занимала менее 2 с, поскольку им не требовался длительный прогрев аппаратуры, характерный для ракет Т-ряда.

Корабельный «стандарт»

Стандарт-1 MR

Дальность действия первого из вариантов «Стандарт-1 MR» составляла 32 км, и для её увеличения до 60 км было предложено использовать ускоритель Мк.12 фирмы «Геркулес» (вариант «Стандарт-1 ER»), который пристыковывался к ракете RIM-66B непосредственно на корабле.
Однако уже в 1969 г. производство «Стандарт-1 MR» было прекращено и до 1974 г. выпускались ракеты RIM-66B мод.5. Основным отличием RIM-66B мод.5 было использование осколочно-фугасной боевой части Мк.90 и двухрежимного двигателя Мк.27, позволившего обеспечить большие дальность и высоту поражения целей. Одновременно для достижения ещё большей дальности была разработана другая модификация «Стандарт-IER» — RIM-67A, которая по своему внешнему виду и массо-габаритным характеристикам была подобна ракете «Терьер». Она использовала двухрежимный маршевый двигатель фирмы «Атлантик Рисерч» и ускоритель Мк.12, а также оснащалась более быстродействующим автопилотом и новой головкой самонаведения (ГСН). Производство этого варианта «Стандарт-1ER» продолжалось до 1973 г.

Корабельный «стандарт»

RIM-66B

Всего специалисты фирмы «Дженерал дайнемикс» разработали шесть модификаций RIM-66B, отличавшихся друг от друга конструкцией ряда элементов. Причём первые модификации (от Блок 1 до Блок 4) отличались друг от друга лишь некоторыми электронными и противопомеховыми устройствами. В конечном счёте эта работа завершилась созданием ракеты «Стандарт-IMR» Блок 6 (RIM-66E), в составе которой были использованы моноимпульсная ГСН (вместо ГСН с коническим сканированием), цифровая бортовая ЭВМ (вместо аналогового вычислительного устройства), адаптивный дистанционный взрыватель Мк.45 Блок 4 (TDD) и боевая часть с двойным инициированием, что позволило увеличить эффективность её действия при перехвате низколетящих целей с малой радиолокационной замет-ностью. Серийное производство данного варианта ракеты было начато в 1980 г. и продолжалось до 1985 г.

Корабельный «стандарт»

Standard Missile 1 MR RIM-66B

Все эти годы параллельно с зенитными вариантами ракеты «Стандарт» развивались и ракеты, имеющие другое назначение. Так, ещё в 1966 г. на базе RIM-66B началась разработка противокорабельной ракеты «Стандарт» RGM-66D, предназначавшейся для поражения надводных целей, оснащённых радиолокационными средствами. В отличие от базового варианта «Стандарт», её наведение на цель осуществлялось с помощью метода пассивной радиолокации и аппаратуры запоминания координат цели. Эта ракета была принята на вооружение в 1970 г.
В следующем году была начата разработка ещё двух вариантов этой ракеты: RGM-66E, способной стартовать из пусковых установок Мк.112 противолодочного комплекса «Асрок», и RGM-66F, которая также получила известность под обозначением «Стандарт Эктив» ввиду её оснащения активной радиолокационной ГСН, разработанной фирмой «Рейтеон». Конструкция «Стандарт Эктив» была идентична «Стандарт-IMR» и отличалась лишь новой секцией наведения, обтекателем и ЭВМ. При этом длина ракеты увеличилась на 25 см, а масса — на 45 кг. К началу 1973 г. отделение «Помона» фирмы «Дженерал Дайнемикс» построило несколько образцов «Стандарт Эктив». 7 апреля 1973 г. на полигоне Пойнт-Мугу состоялся первый пуск по кораблю-мишени, завершившийся прямым попаданием. Однако после создания ПКР «Гарпун» работу над «Стандарт Эктив» прекратили.

Корабельный «стандарт»

Противолодочный ракетный комплекс "Asroc"

Более успешной оказалась судьба противорадиолокационных вариантов ракеты «Стандарт», предназначавшихся для поражения радиотехнических средств, радиолокационных станций ЗРК и зенитной артиллерии. Ракета «Стандарт-ARM» (AGM-78) была разработана на базе RIM-66A и использовала пассивную ГСН, наводящуюся на излучение РЛС на дальностях до 80 км. Для этой ракеты создали несколько вариантов широкополосной пассивной радиолокационной ГСН с разными рабочими диапазонами частот. В головном отсеке, кроме ГСН, устанавливалась аппаратура, позволяющая запоминать координаты цели, благодаря чему наведение ракеты могло продолжаться и после её выключения РЛС. Также были специально разработаны радиопрозрачные обтекатели, обеспечивающие пропускание сигналов практически от всех радиолокационных станций в пределах рабочего диапазона ГСН. Ракета AGM-78 оснащалась мощной осколочно-фугасной боевой частью массой около 150 кг, подрыв которой производился на высоте 15 — 20 м над целью, благодаря чему радиус разлёта её осколков достигал 600 м. Одновременно в промежуточном отсеке ракеты, находящемся рядом с боевой частью, устанавливался сигнальный заряд, образовывавший после подрыва дымовое облако, становившееся ориентиром для атак других самолётов.

Корабельный «стандарт»


«Стандарт-ARM» была принята на вооружение в 1968 г. и в дальнейшем её различные варианты (AGM-78A мод1-3, AGM-78B мод1-3, AGM-78C мод1-3 и AGM-78D мод 1-2) применялись на самолётах F-105DF, А-6А и F-4E. До 1976 г. было изготовлено около 3000 ракет этого типа.

Делавшиеся тогда оценки показывали, что для поражения современных воздушных целей могло потребоваться до трёх ракет «Стандарт-1». К этому же времени на полигонах и кораблях начались испытания качественно новых зенитных ракет «Стандарт-2». Следует отметить, что ещё на начальных этапах работ над первыми «стандартами» для заказчиков и разработчиков новых видов корабельных зенитных вооружений было очевидно, что введение усовершенствований в существующие корабельные ЗРК, включая создание для них новых ракет, не сможет решить всех встающих перед ними проблем. Поэтому ещё в начале 1960-х гг. в США начались работы по созданию многофункционального ракетного комплекса «Иджис» (так в древнегреческих мифах именовался щит Зевса), рассчитанного на отражение атак, которые могли стать типичными для 1970 — 1980-х гг.). «Иджис» предназначался для перехвата различных скоростных воздушных средств (самолётов, ПКР) с малой эффективной отражающей поверхностью при применении ими средств радиопротиводействия и в любых погодных условиях.

Этот комплекс также рассчитывался на использование в качестве оружия для поражения наземных и надводных целей. Со временем для «Иджиса» потребовались и свои варианты ракет «Стандарт».
Автор: В.КОРОВИН, В.МИНАКОВ


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 5
  1. пацантрэ 22 февраля 2013 11:16
    Про современные стандарты статья будет?
  2. damba 22 февраля 2013 13:38
    Меня недавно осенило, а ну его нах с Легкими ПКР, лучше на один корвет установить платформу на 48-64 универсальные ракеты класса ЗУР-ПКР массой равной пол тонны и на дальность 120-150км с способностью бомбить наземные точки
    damba
    1. Bronis 23 февраля 2013 00:37
      Так вообще-то тот же С-300Ф может и по надводным целям использоваться (помимо воздушных). Оса-М тоже по кораблям стрелять может. И даже, вроде, на грузинах Оса "опробировалась" (МРК "Мираж"). Так что сама идея уже реализована. Но с ней существует несколько проблем. Во-первых - дальность. ЗУР в 120-150 км примерно соответствует дальности ПКР по низковысотному профилю. Но только для ЗУР этот профиль, вероятно, не будет низковысотным ( а если и будет, то дальность может уменьшить прилично). Кроме того - БЧ - много меньше (раза 1,5-3 раза) и имеет осколочное действие. (а у ПКР главное - фугасное действие). Доводить ЗУР до характеристик ПКР получится только увеличением веса и габаритов - уменьшением боекомплекта. Таким образом, ЗУР станут просто ПКР с возможностью не совсем адекватной работы по воздушным целям.
      Таким образом, ЗУР должны выполнять свою задачу, а ПКР - свою. Но на крайний случай ЗУР должны иметь возможность работы и по кораблям, но только на самый крайний случай.
  3. Octavian avgust 22 февраля 2013 15:04
    Грозное оружие. У США вообще сильный флот, нужно выравнивать паритет сил на море! У России есть все для этого! soldier
    Octavian avgust
    1. пацантрэ 23 февраля 2013 17:23
      Нет у нас для этого всего,да и не нужно нам.Если вздумаем выравнивать паритет,создавать флот силой хотя бы с половину амерского,а это,во-первых,5 авианосцев и 30 эсминцев (в 2 раза меньше чем у амеров,продолжать думаю не стоит) ты разоримся.Экономика пока никак не тянет.У нас даже проектов-то нет пока готовых,ни АВ,ни ЭМ,ни КР.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня