Выборы в Пакистане. Фиксация социальных изменений, положения элит и потенциальные возможности

28
Выборы в Пакистане. Фиксация социальных изменений, положения элит и потенциальные возможности

8 февраля в Пакистане состоялись внеочередные выборы в Национальное Собрание – нижнюю палату пакистанского парламента. В конечном счете, именно там большинство проголосует за кандидатуру нового «постоянного» премьер-министра и соответственно за основной состав кабинета министров. Сама процедура несколько сложнее, но результат формируется именно в Национальном Собрании. Также формировались и национальные ассамблеи основных штатов Пакистана, где существенную роль играют региональные политические партии.

Выборы проходили в очень сложных условиях


Во-первых, на ряде участков их пытались сорвать, и не обошлось без эксцессов, связанных с террористическими актами и человеческими жертвами. В итоге во время голосования в стране не работал Интернет, а где-то и вообще мобильная связь.



Во-вторых, лидер популярной в Пакистане партии «Движение за справедливость» (Pakistan Tehreek-e-Insaf (PTI) И. Хан накануне выборов получил вместе со своей женой один за другим несколько крупных сроков заключения (в общей сложности пока речь идет о 24 годах). К слову, в 2024 году бывшему премьер-министру Пакистана исполнится 72 года.

За месяц до выборов, понимая, что иного выхода не будет, И. Хан выставил на первое место своей партии партийного адвоката (и личного тоже) Г. Али Хана, который по совместительству является еще и сильным лоббистом И. Хана в Лондоне.

Явка оказалась несколько ниже ожидаемой – 51,2 млн (42 %), отчасти ее обосновывают мерами по отключению связи, но расклад по голосам оказался в целом предсказуемым – задвинуть PTI не получилось, и для формирования правительства потребуется очень тяжелый для всех сторон процесс согласований.

Но главное то, что политическая и военная элита Пакистана оказалась (и уже окончательно) в новой социальной реальности. Это придется признать, и к ней нужно будет приспосабливаться. Здесь мы наблюдаем уже третье по счету серьезное изменение социальной структуры Пакистана за 70 лет.

В общих чертах этапы изменений, их характер и знаковые персоналии были описаны в материале «Немного об исторических и актуальных проблемах Пакистана, анализ которых может быть полезным».

Важны ли выборы в Пакистане для российской политики?


Да, важны, и довольно странно, что о роли Пакистана и его особенностях у нас говорят очень мало. В частности, выстраивая модель работы с Ираном, невозможно не учитывать связи с Пакистаном (впрочем, как и с Ираком), не говоря уже про Афганистан.

Это крупный политический, военный и экономический узел. Несмотря на то, что в Пакистане есть сильное влияние китайской, британской и американской политики, особенности пакистанской политической системы могут открыть для России немало возможностей. Их рассмотрим во второй части материала, а пока обратимся к результатам и их оценкам.

Основная борьба обычно идет за 266 мест в Национальном Собрании из 366. Семьдесят мандатов отдается женщинам (60) и национальным меньшинствам (10). Это не означает, что 70 депутатов позже действуют по какой-то своей повестке, просто распределение из 266 мест показывает политический вектор – куда будет двигаться политика в последующие несколько лет.

Следует отметить, что, в отличие от политических систем на Западе, партийные программы в основном мало отличаются по экономическим тезисам.

Основные акценты здесь стороны выстраивают по оси: «исламский политический либерализм» – «исламский политический консерватизм». Также один из основных критериев – представительство «своих» региональных групп в политике, соответственно и в экономике. В Пакистане борьба региональных кланов и групп была в основном сосредоточена между двумя главными штатами Синд и Пенджаб.

Вообще, идеи вроде «исламского социализма» – это уже давно не про общественную собственность, хотя именно «классического» социалистического уклона еще продолжают придерживаться некоторые течения в политике на Ближнем Востоке, в том числе и в Пакистане.

Но исламский социализм нынешнего времени – это больше о справедливом конфессиональном, этническом и региональном представительстве. Эту особенность всегда следует учитывать при оценке ситуации.

Также мы не увидим в этих регионах ничего похожего на западный ценностный либерализм или уже ультралиберализм, вроде популярных условно «левацких» течений на Западе. Есть свои градации консервативной позиции, но не более того.

Из существующих 44 политических партий наибольшую представленность традиционно имеют четыре силы.

Четыре силы


Обозначенная в начале материала партия «Пакистанское движение за справедливость», Pakistan Tehreek-e-Insaf (PTI). Лидеры: бывший премьер-министр Пакистана И. Хан, заменивший его – адвокат Г. Али Хан, О. Аюб Хан.

Это движение в чем-то похоже на политическую силу Тайваня (Тайваньская народная партия), которая инкорпорирует в себя относительно молодого умеренно консервативного избирателя, причем инкорпорирует его не только из «своего» региона (у И. Хана долгое время не было такого региона, несмотря на этнические пуштунские корни), а сразу из всех.

PTI – это феномен, но феномен, предопределенный объективным общественным развитием. Это если не представительство пакистанского среднего класса в целом, то представительство тех, кто хочет себя связать с будущим средним классом, современным, но не потерявшим консервативные корни.

Этот объективный процесс трансформации отразили и прошедшие выборы – PTI получила первое место и 93 мандата, что в итоге означает представительство 33 %, после итогового распределения всех мандатов. Это дает возможности беспрепятственно провести свою кандидатуру, но также и возможность блокировать любую другую. Чтобы обойти PTI теперь двум другим партиям (Шарифов и Бхутто) придется действовать чуть не в тандеме.

Нынешние выборы показали то, что И. Хану удалось за срок своего премьерства подтянуть в пакистанскую политику и свой этнический регион – весьма беспокойный пуштунский штат Хайбер-Пахтунхва, где PTI получила вообще полное преимущество по результатам голосования. Таким образом, в плане раскладов в элитах «Синд – Пенджаб» теперь можно говорить о раскладе по линии «Синд – Пенджаб – Хайбер».

Начавшись в армейской среде, где пуштуны постепенно заняли 20 % состава, этот штат теперь полноценно войдет и во все политические структуры (армейские и гражданские). Это еще одно закрепившееся изменение, к которому придется приспосабливаться уже армейскому корпусу Пакистана. Пуштуны теперь тоже не прочь побыть в статусе «среднего класса».

Вторая и главная конкурирующая с PTI политическая сила – Партия «Пакистанская мусульманская лига (Наваз)», Pakistan Muslim League (Nawaz), PML-N. Лидеры: семья Шариф (Н. Шариф, Ш. Шариф, М. Шариф), а также Р. Зафар-уль-Хак и А. Икбал. Это родовая элита (см. предыдущий материал) и армейские и бизнес-группы Пенджаба. PML-N набрала 75 мест или итоговых 26 %. Шарифы – это по факту правящий блок, и под выборы в страну приехал с агитацией долгое время обитавший в Лондоне Н. Шариф – бывший премьер и непримиримый соперник И. Хана.

Сместить и посадить И. Хана у Шарифов получилось, а вот взять лидерство даже с учетом административного ресурса не получилось. И причина тут не в лидерах или политических технологиях – в изменениях в общественной структуре, которые носят глубинный характер.

Третья сила – «Пакистанская народная партия», Pakistan People's Party (PPP), возглавляемая сыном погибшей Б. Бхутто – Б. Бхутто. Это молодой политик, который представляет элитные группы Синда и Белуджистана. По идее, хотя бы по возрастному критерию Б. Бхутто было бы логично оседлать электорат И. Хана, но Б. Бхутто этим электоратом воспринимается как «классово чуждый элемент».

Выйди он на политическую арену лет на двадцать раньше, шансы забрать этот электорат у него бы имелись, но он в это время был еще подростком, на родину переехал из Великобритании только в 2007 году, и перспективным политиком «для всех» тогда выступал как раз И. Хан. Впрочем, как у наследника фамилии Бхутто-Зардари у него уже имеется серьезный политический и международный опыт. Он после смерти матери возглавил партию и позже занимал должность главы МИД Пакистана.

Хорошие результаты показала партия «Объединенное национальное движение» (MQM-P). Это как раз редкий пример партии с секулярной политической платформой, которая представляет социальную группу т. н. «мухаджиров» (переселенцев) с центром в округе Карачи (Синд). Социальная основа движения – мусульманские переселенцы из Индии и отчасти Бангладеш. Лидер – М. Синдики. Они получили существенные в нынешнем раскладе 17 мест, которые, несомненно, смогут неплохо использовать в политических торгах.

Крайние исламские консерваторы уже традиционно не заняли существенных позиций, например, «Исламский конгресс» (Jamiat Ulema-e-Islam-Pakistan, JUIP) взяла только четыре мандата. Впрочем, собственно JUIP – это как раз формально весьма умеренное крыло действительно «богословских консерваторов» из целой сети Jamiat Ulema-e-Islam (деобандисты, «исламское возрождение»). JUIP выделилась, отошла на умеренные позиции и в дальнейшем будет действовать уже совместно с PTI И. Хана, добавив свои 4 голоса к 93 PTI. И это тоже признак социальных изменений, о которых говорилось в начале материала.

Понятно, что планы Н. Шарифа либо вернуть себе место премьер-министра, либо сформировать правительство преимущественно под себя, реализованы, скорее всего, быть не могут. Правительству предстоит стать действительно представительным.

Переговоры с партией PPP Б. Бхутто, которые представители Шарифов начали, еще не дожидаясь завершения подсчета голосов, успеха не принесли. В РРР заявили, что для подобных обсуждений будет сформирован отдельный партийный комитет, который будет вести переговоры сразу со всеми политическими силами.

По всей видимости, то, что Шарифы рассматривали как временное и переходное правительство, сформированное за полгода до февральских выборов, продолжит существовать. Если не в конкретных персоналиях, то на основе принципов, на которых было создано.

Премьер-министр А. Какар – это компромиссная фигура. Хотя интересным выглядит и вариант Б. Бхутто, как воплощение для Шарифов идеи «ни свечку, ни кочергу». В таком случае простое большинство наберется, но и оно будет неустойчивым. И это тоже своего рода примета времени. Обязательно попробуют Шарифы договориться и с PTI в обмен на пересмотр сроков заключения И. Хана. Все эти варианты имеют свои вероятностные характеристики, но первый пока выглядит наиболее реалистичным.

Несложно заметить, что сегодня в Пакистане политику (в ее гражданской версии) формируют группы, ориентированные на Великобританию. И. Хан – Лондон (хотя у нас принято его называть «прокитайским политиком»), Шарифы – Лондон, Бхутто – Лондон.

Это сложившаяся практика, однако, в отличие от прошлых лет, сейчас США почти демонстративно отошли от существенного влияния на пакистанскую политику. Они держат руку на пульсе через Афганистан и формат переговоров в Дохе, но снизили интенсивность контактов.

За прошлые полгода пакистанский генералитет еле добился нескольких формальных встреч в Пентагоне. Падкие до разного рода «нарушений демократии» американские политики, фонды и СМИ практически молчат по поводу выборов в нынешнем феврале. А ведь где-где, а в Пакистане при желании можно развернуть критику относительно любой стороны на выборах. Дескать, и демократия в опасности, и связь отключают, и в политиков стреляют, и безопасность избирателя не блюдут.

США серьезно вмешались и подыграли противникам И. Хана, когда тот решил продолжить свою политику относительно Талибана (запрещено в РФ), довольно комплиментарную и призванную положить некий предел противостоянию с «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП), а также отладить отношения непосредственно с афганскими «основными» талибами.

Вот здесь Вашингтон выступил довольно активно. А дальше снова несколько отошел в сторону, не обращая внимания даже на то, что Шарифы не отреагировали на просьбы Киева о поставках вооружений. У Исламабада есть закупленная в прошлом украинская и советская техника.

Впрочем, индийские источники утверждают, что Пакистан отправляет вооружение через британцев в Румынию и затем на Украину, но это индийские источники. Пакистан категорически отвергал и отвергает даже саму возможность обсуждения таких поставок. Кому верить, пакистанцам или их извечным «партнерам», индусам – дело вкуса. Однако ни Вашингтон, ни даже Лондон на этих поставках за два года акцентов не делали, в отличие от других стран.

Т. е. мы видим, что пакистанское направление США делегировали британцам, сами больше занимаясь Ближним Востоком и Индией, но и Лондон здесь действует в рамках сугубо региональной политики, где центр интересов смещен к Афганистану.

В самую сложную ситуацию тут попадает пакистанский генералитет. Часто пишут, что в Пакистане всем рулят генералы. Это не совсем так. Нынешний генералитет сформировался по результатам социальных трансформаций второй половины ХХ века.

Это элита, которая вышла не из родовой аристократии, а из зажиточных аграрных и торговых конфедераций Пенджаба и Синда. В 2000-х годы они, в отличие от прошлого периода, предпочитают рулить из «второго ряда», сформировав своего рода касту-корпорацию, где далеко не все меряется «коррупцией», многое еще определяется и личными качествами, и безупречной службой в рамках своей военной корпорации. На данный момент генералитет и гражданские силы скорее действуют на основе баланса, пусть и динамического.

В отношениях с гражданскими элитами армейская элита традиционно (со времени З. Уль-Хака) тяготела к семье Шарифов и, наоборот, Шарифы тяготели к армейской верхушке.

Одним из центральных вопросов тут годами были отношения с Талибаном и теми движениями, которые в самом Пакистане так или иначе были связаны с его (Талибана) ветвями.

В пуштунском регионе Хайбер-Пахтунхва и на части Афганистана не без помощи США сложилась целая сеть радикальных группировок, которая идейно вышла именно из пакистанских медресе. Такой является и т. н. «сеть Хаккани» в Афганистане, и ТТП в Пакистане. Они не представляют собой «официальный Талибан» (хотя и у официалов корни тянутся туда же), но так или иначе, в отличие от официального Талибана, связаны с самыми разными ячейками той большой сети, которая обычно называется «Аль Каида» (запрещено в РФ). Вплоть до семейных связей. Степень радикализма везде разная, но это именно что своего рода сеть.

И Шарифы, и пакистанский генералитет эту сеть старались ослабить, а ТТП так и вовсе ликвидировать, взяв под контроль границу с Афганистаном. Методы предпочитались сугубо силовые, жесткие. Ответ был аналогичным. И. Хан, не имея поддержки в генералитете, опирался на довольно необычную связку с ISI, поскольку ему удалось на время разделить ISI и армейских. Соответственно, его задачей была инкорпорация пуштунского региона в пакистанскую политику, налаживание отношений со всеми ветками радикалов и официального Талибана.

Судя по всему, идея была явно за авторством бывшего главы ISI, а не самого И. Хана, но его политической партии удалось включить пуштунский регион в большую политику, что, собственно, и показали выборы. А вот во всем остальном этот курс вступил в жесткое противоречие с позициями и гражданских элит Пакистана, и генералитета, и США. И. Хана убрали, а вот позиции его партии в этом регионе окрепли.

Теперь придется новому правительству решать сложную задачу – поддерживать политический процесс и продолжать инкорпорацию региона в пакистанскую политику, что означает рост социальных расходов и одновременно пробовать продолжить жесткую линию на противодействие сети Хаккани и радикалам из ТТП. Задача весьма нетривиальная, учитывая, что сеть Хаккани за лояльность официальному Кабулу постепенно забирает под контроль как раз те провинции, которые тянутся от пуштунских регионов на север к Вахану и Бадахшану, а туда смотрит Китай.

Игнорировать социальные изменения, которые вывели на первые места PTI, ни армейская корпорация, ни традиционные элитные группы Пакистана также больше не смогут. Расходы по инкорпорации новых элит возрастут, ведь им тоже надо будет отдать часть «кормовой базы». Жесткими мерами обойтись как в старые добрые времена уже не получится.

Что остается?


Остается только выводить Пакистан из своего рода летаргического сна и начинать любыми способами привлекать инвестиции, формируя рабочие места и стимулируя рост числа предприятий. Одно время в Пакистане (кстати, как и у нас) пробовали делать ипотеку и жилищное строительство своего рода драйвером экономики, но этого оказалось совершенно недостаточно.

В этом плане очевидно, что Пакистан будет использовать момент, когда США отошли в сторону и отдали кураторство Лондону. У России с Великобританией свои проблемы и свои счеты, однако для региона Лондон как инвестиционно-финансовый центр гораздо предпочтительней, поскольку там инвестиции обычно не окрашивали в цвета «ценностей».

Когда надо, британские финансы работают зачастую просто в противоречии с интересами США. Например, через Великобританию санкции годами обходит Иран, когда это выгодно, у Лондона растут связи с Китаем, хотя на внешнем контуре там чуть ли не вводят санкции для китайских корпораций. Санкции вводят, вот только соблюдают их довольно специфически.

Экономической связке Ирана и Пакистана, которая постепенно перерастает в устойчивое взаимодействие и обрастает проектами, «финансисты на острове» мешать не будут, как и наращиванию китайской активности. Скорее содействовать. В региональной торговле на уровне торгового и финансового посредничества британцы и так сидят в Пакистане весьма плотно.

В этом плане, учитывая, что все основные элитные группы в Пакистане предпочитают дистанцироваться от вопросов, связанных с Украиной, а во главе угла стоит исключительно прагматизм, для России нужно решить, насколько мы готовы использовать данное положение.

Если Лондон – это некий принципиальный «враг навсегда», то это одно, если исходить из прагматики, то вполне можно задействовать связи с Ираном и подключиться к этой работе. В конце концов, коридор «Север – Юг», который у нас считается мегапроектом, проходит именно через Пакистан.

И простых ответов тут лучше избегать, поскольку новая социальная реальность неизбежно ведет Пакистан к новой структуре в элитах, а все вместе объективно предполагает, что Пакистан вполне может совершить в периоде 10–12 лет технологический рывок, сравнимый с рывком Ирана. И как бы ни оказалось в будущем, что, вложившись в Пакистан вместе с соседями, мы получим кратно больше, чем от работы с той же Индией.
Наши новостные каналы

Подписывайтесь и будьте в курсе свежих новостей и важнейших событиях дня.

28 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. +2
    15 февраля 2024 05:21
    И как бы ни оказалось в будущем, что, вложившись в Пакистан
    Как бы Пакистан с соседями в Россию вкладывать не стал..в будущем.
  2. +2
    15 февраля 2024 09:49
    Интересный расклад,посмотрим,что получится
  3. +1
    15 февраля 2024 11:56
    Спасибо Михаилу на очередную порцию аналитики. О Пакистане вообще мало что известно широкой публике, всегда интересно почитать.
    Четыре силы

    Примечательно, что лидеры трёх из них выросли на "лондонских дрожжах"...
    1. +1
      15 февраля 2024 12:17
      Благодарю за оценку! hi Интереснейший регион в плане экономических перспектив, хотя на первый взгляд это кажется чистым абсурдом laughing
      Да, Британия там неплохо руку держит на пульсе, но что примечательно, это не мешает местным действовать весьма самостоятельно. Часть островных элит явно сугубые прагматики из серии "деньги не пахнут". Они и с китайцами работают и с иранцами. Этот прагматизм надо прагматично использовать. Каламбур, но смысл есть, тем более, что я оцениваю стратегические перспективы сотрудничества с Индией как очень слабые
  4. +1
    15 февраля 2024 20:54
    Но исламский социализм нынешнего времени – это больше о справедливом конфессиональном, этническом и региональном представительстве.

    Вообще такое принято называть "Трайбализм " - а социализмом тут и не пахнет.
    1. +1
      15 февраля 2024 22:01
      Ну все-таки "исламский социализм" это целое явление, я бы не свел его к трайбализму, все-таки религиозную компоненту убирать не стоит. Ислам всегда кренился к социалистическим концептам, но ведь это не социализм по классике. Это региональный феномен. Зато посмотрите какая фантастическая политическая активность на Востоке) Вот уж на самом деле "представительная демократия" wink
      1. 0
        16 февраля 2024 15:04
        Изначально, в традиционном исламе достаточно много ценностей, которые близки к идее даже не социализма, а социального государства, в противовес либерально-потребительскому западному обществу. При наличии умеренно-консервативных и трезвомыслящих властей такое государство вполне может процветать, решать социальные проблемы, и быть очень перспективным в качестве партнера
        1. +1
          16 февраля 2024 15:09
          Именно поэтому США всегда опирались на радикализм и радикальные сети на Ближнем Востоке. Они прекрасно знают, что политический ислам всегда сдвигается влево. Поэтому и выборные политические процессы на Ближнем Востоке наши неплохую почву.
          Кстати, тут можно почитать прошлый материал
          https://topwar.ru/230941-nemnogo-ob-istoricheskih-i-aktualnyh-problemah-pakistana-analiz-kotoryh-mozhet-byt-poleznym.html
          Там истории вопроса удалось посвятить больше времени. По большому счету обе статьи и текущую и предыдущую по ссылке надо рассматривать как одно целое. Просто в один материал все не свести.
          1. 0
            16 февраля 2024 17:24
            nikolaevskiy78
            Спасибо за ссылки, очень интересно
  5. 0
    16 февраля 2024 11:36
    Таким образом, в плане раскладов в элитах «Синд – Пенджаб» теперь можно говорить о раскладе по линии «Синд – Пенджаб – Хайбер».

    Это ёщё один довод в пользу "вкладывания" в отношения с Пакистаном, поскольку тройственный расклад должен быть устойчивее других. Когда в политике рулит "дуализм" , то она обречена на вечную борьбу двух политических сил. Если в политическом поле четыре силы, то оно тяготеет к расколу на два лагеря, или к соблазну "съесть" наиболее слабого. В случае расклада на три силы - ни один из игроков не рискнёт напасть на другого, из опасения получить против себя коалицию из двух противников. Две силы из трёх конечно имеют соблазн сожрать вместе третью, но опыт показывает, что при её съедении бывшие союзники начинают выяснять - кто из них достоин большего куска добычи, и опять начинаются дрязги. Будут ли упомянутые в статье силы приобретать этот опыт ? Вот вопрос.
  6. +1
    16 февраля 2024 15:01
    Почему-то автор не уделил внимание некоторым крайне важным для нас особенностям пакистанстанской политики.
    Пакистан - давний партнер Китая. Кроме уже привычного для Южной Азии присутствия китайцев в экономике, развиваются и широчайшие военно-технические связи, вплоть до совместного производства военных самолетов, например, JF-17/FC-1 ...с российскими двигателями. Пакистан дружит с Китаем и против Бхарат (Индии). Кстати, уже разгорается буча вокруг российских двигателей, ибо бхараты не хотят усиления Пакистана. И, в свою очередь, бхараты очень недовольно смотрят на любые попытки России налаживать с Пакистаном военно-технические связи. В связи с этим, нашей стране приходится вести с Пакистаном (и вообще в данном регионе), крайне аккуратную политику. Если торговать и инвестировать в Пакистан можно сколько угодно (как и брать у него деньги), то любая попытка военно-технического сотрудничества России и Пакистана может дать "дважды минус" - как обиду бхаратов, так и усиление, не особенно дружественного нашей стране государства.
    Не забывайте о воздушных боях пакистанских и советских самолетов во время афганской войны. А с какой территории вылетел тот самый U-2? И с какой территории действовали афганские бандиты во время войны в Афганистане? Так что, это палка о двух концах.
    С другой стороны, здесь открывается новый вектор работы. Необходимо всячески поддерживать в стране любые проиранские (Иран – наш союзник), и любые симпатизирующие России силы. Кстати, Россия могла бы выступить и в роли третейского судьи между Пакистаном и Индией, получив двойной эффект в лице двух дружественных государств. Смогли же почти помириться Индия и Китай? Так и две части когда-то единой страны тоже могли бы примириться.
    Достаточно непрост и вопрос с пакистанским ядерным оружием. Хотя всегда декларировалась его исключительно оборонительная направленность в случае индийской агрессии, но направленность «батонов» во многом зависит от того, какие политические силы доминируют в стране. К счастью, сейчас все батоны в надежных руках достаточно консервативного армейского командования, но, неизвестно, как будет дальше.
    Посему, подчеркну еще раз: Пакистан должен пользоваться нашим вниманием, и необходимо крайне аккуратно работать в этом взрывоопасном регионе.
    1. 0
      16 февраля 2024 15:15
      Вопрос "прокитайского" или "проамериканского" направления можно отчасти посмотреть в материале
      https://topwar.ru/230941-nemnogo-ob-istoricheskih-i-aktualnyh-problemah-pakistana-analiz-kotoryh-mozhet-byt-poleznym.html
      А еще лучше
      https://topwar.ru/223771-rezultaty-politicheskih-batalij-v-pakistane-mogut-dat-novye-vozmozhnosti-no-jeti-rezultaty-nado-pravilno-proanalizirovat.html
      и
      https://topwar.ru/216701-kto-i-zachem-vzryvaet-pakistan.html
      Они разные по времени выхода, но в целом это своего рода пазлы, которые актуальности не теряют. Там можно посмотреть на то, что "прокитайский вектор" это просто одно из направлений политики, которое будет развиваться и при PTI и при Шарафах, Лондон этому не препятствует, а для США это не критично. Хотя внешне может показаться обратное. Но СМИ, это СМИ...
      1. 0
        16 февраля 2024 17:25
        nikolaevskiy78
        Обязательно почитаю! А что Вы скажете про пакистанский "ядерный фактор"?
        1. 0
          16 февраля 2024 18:25
          О, ну это хороший вопрос. Для начала надо вспомнить, а как вообще у Исламабада появилось ЯО. Ведь США были против, более того, категорически против. Однако оно возникло. И тут был полный политический консенсус Бхутто-Уль Хак-Шарифы. Как же они построили за десять лет систему обогащения, при этом компетенции в плане атомных станций и эксплуатации энергии не появились ни у одних (Пакистан), ни у других (Индия). Более того, нахождение ядерного арсенала и лабораторий, в стране, откуда вышли из медресе Аль Каида, Талибан это дело, требующее не просто компетенций в плане безопасности, но еще и международных контролирующих органов и гарантий.
          Почему это важно? А дело в том, что создание ядерного оружия не требует компетенций, необходимых для работы такой отрасли как ядерная энергетика. Поэтому довольно специфически надо смотреть на тему обогащения урана в Иране. Иран строит отрасль АЭС. Но чтобы создать «бимбу» не надо создавать отрасль АЭС. В мире только четыре страны с подобными навыками — от бомбы до электричества: Россия, США, Франция и Китай. Вопрос в том, кто проспонсировал и помог создать ЯО в Пакистане, в условиях противодействия США и СССР, а в плане ЮАР еще и Франции. И оно было и серьезное.
          И вот тут мы входим в треугольник интересов ЮАР-Израиль-Пакистан. 1972-1976 — вся тройка довольно синхронно работает над созданием ЯО. Кто-то более медийно, кто-то менее. Но синхронность очевидна, как и «дележ» техническими нюансами.
          Я не буду рвать тельняшку на груди, доказывая, что Лондон тут приложил руку, но не видеть некоторых странностей тоже было бы не корректно. Я полагаю, что Пакистанское ЯО, как и некоторое другое это отголосок того, что Британия пыталась играть в свою особую игру. Видимо эта проблема будет еще долго стоять в международной политике, поскольку со времен Черчиля Лондон не может простить элитам США свое поражение и второе место. Но опять-таки, рвать рубаху с этими тезисами не буду, просто обращу на эту синхронность программ внимание.
          1. 0
            16 февраля 2024 19:41
            Вообще, удивительно. Про ракетно-ядерный тандем Израиль-ЮАР, да, хорошо, известно. Но не думал, что там Пакистан покрутился - слишком политические системы, идеологии и политические интересы у них отличаются.
            Ходили сказки, что якобы Северная Кроея помогла Пакистану.
            Что касается компетенций. Ну, насколько я знаю эту тему - там 3 главные комптенции: наработка оружейного материала, создание заряда и создание средств доставки. Если посмотреть историю, то все страны "ядерного клуба" начинали с ядерных реакторов. Ядерный реактор - это, по сути, уже половина АЭС. Блоки с теплообменником и турбинами-генераторами уже сложностей не представляют.
            А вот наработать горючее непросто. Создание заряда тоже требует высоких технологий. Ну и средства доставки - ядерные заряды очень капризны. Да, мы видели ядерные испытания, но есть ли у них адекватные средства доставки, чтобы донесли заряд и не угробили его? Сообщений об испытаниях именно ядерного боеприпаса Пакистаном в полете, или на сбросе не было
            Британцы помогли? Может быть.
            Но вообще, у меня вопрос был не в том, как они сделали "бомбу" - это скорее вопрос доступа к высоким технологиям.
            Вопрос в том, как ядерное оружие Пакистана влияет на политический расклад в регионе.
            1. 0
              16 февраля 2024 19:54
              Очень сильно влияет. И опять-таки Британия там пасется. Дело в том, что в мире решают математические модели Удачные более или менее, или нет, это уже история решит. Равновесие в данном случае очевидно. Но хитрость в том, что Индия и Пакистан это для британцев ОДНА модель. Они равновесят ее внутри, рассчитывая, что рано или поздно они смогут совокупно управлять этим стоимостным конгломератом. Задача сторонних игроков, как можно более развести эти системы. Вот почувствуйте разницу. Британия, давая одной и другой стороне ЯО, рассчитывает рано или поздно соединить их в общую зону стоимость, сторонние игроки - разъединить. Вне мат.модели вы это не увидите. Это борьба мат.моделей, по сути формул. Со стороны даже может показаться, что чуть не астрология. Хотя там все завязано. Но астрологию больше ценят у нас и в США, бритты это, скорее пифагорейская математика "чистого разума". Они не мистики, прагматики. Но все равно все решается битвой мат.моделей
              1. 0
                17 февраля 2024 19:17
                Очень интересно про одну модель. Что касается ядерного оружия Индии, они его делали не менее 30 лет - ядерная программа Индии началась еще до получения независимости, в 1944 году. И, насколько я понимаю, ядерное оружие было важно для Индии в связи с такими соседями, как Китай и Пакистан. А Китай, к тому же, как раз быстро обзавелся ядерным оружием. Но, я так полагаю, что власти Индии всегда считали её региональной супердержавой. Тем более, что с древних времен, культурное, и не только, влияние Индии распространялось достаточно далеко - вплоть до Африки и островов Тихого океана.
                А вот какие геополитические устремления у Пакистана? Тем более, он себя позиционирует, как один из форпостов ислама в регионе. Хотя, на мой взгляд, пакистанцы, при всей их многонациональности, своего рода исламизированные индийцы
                1. 0
                  17 февраля 2024 19:22
                  Вы в самую мякоть попали. Вот в самый центр мишени. Синд и Пенджаб это этнически индийские провинции. Проблема в том, что индуизм и ислам не совместимы. Теме этой больше лет, чем британскому правлению. Но правящие кланы Пакистана родом из Индии, по большому счету они ее не делят на частию Британия на этом играет как может, конечно.
                  1. 0
                    17 февраля 2024 19:30
                    Я так понимаю, что лорд Маунтбеттен крайне произвольно проводил границы, что и стало причиной последующих войн. Насчет пакистанских лидеров из Индии не очень понял. Ведь ещё Джинна сделал всё, что можно, чтобы отделить Пакистан от Индии, даже Махатма Ганди был для него не авторитет
                    1. 0
                      17 февраля 2024 19:57
                      Ого, какого персонажа вспомнили. А он там был не один такой, "начертатель границ". Это вообще характерно для британской элиты. Посмотрите на границы Сирии, Ирака и Иордании. Любители линеек и астролябий. Но все-таки у бриттов больше практичности, видимо идеи Ост-Индской компании жизни не дают wink
                      1. 0
                        17 февраля 2024 20:04
                        Ну, я склоняюсь к тому что там был не всегда "стратегический злой умысел"))) часто, обычная халатность - на отвяжись. Надо границу - нарисуем по линейке. Главное - английский порядок)))
                      2. 0
                        17 февраля 2024 20:16
                        Вообще есть некие сомнения, что лондонский Сити "британский", там давно уже конгломерат финансовых интересов. Просто надо как-то научиться с этим играть. Бороться тоже можно, но это гидра, которой отрубишь три головы европейские, вырастут пять из браминских фамилий.
                      3. 0
                        17 февраля 2024 20:37
                        Еще момент, Индия и Пакистан это отличный образец того, что в мире идет борьба не идеологем, а мат.моделей. Проблема Запада в том, что они не принимают Россию как субьект, т.е. не дают в своих построениях России горизонта событий. Ошибки такого подхода очевидны, но элиты не готовы к этому. Элиты это следствие проектной математики, ведь не Шольцы и Бербоки решают задачи. Задачи поставлены и решены без них.
              2. 0
                17 февраля 2024 19:19
                Да, и я думаю, что в интересах России как раз не развести, а помирить Пакистан, Индию, и Китай. Если создать из них союз совместно с Россией, это будет сила, не уступающая НАТО
                1. 0
                  17 февраля 2024 19:24
                  Не получится. Каньон проблем слишком глубок. Да и зачем их мирить. Вот есть огромный рынок Пакистана, надо брать, пока свободен. Там и китайцам место есть и иранцам, надо застолбить свое место. Мирить никого не надо, потом всегда миротворец крайним будет.
                  1. 0
                    17 февраля 2024 19:27
                    Ну а как же история с обидой индусов на то, что Россия поставляет авиадвигатели для истребителей JF-17, которые выпускаются в Пакистане?
                    1. 0
                      17 февраля 2024 19:37
                      А там целый лес обид, начиная с того, что мы якобы начинку подлодок на их язык не перевели, потом бортовое оборудование СУ не перевели, хотя это за индийские деньги должно было делаться и ими же. Там все так, с бубнами и танцами. Кто ж судья тому, что эти двигатели следствие программы МИГ? Китайцы брали, паки у китайцев. Но кто мешал Нью-Дели работать на этой теме? Никто, кроме сугубо их коррупции)))
                2. 0
                  17 февраля 2024 20:02
                  Вообще, если интересно, то попробуйте сделать табличку внешней торговли Индия, Пакистан, Бангладеш (не забываем про Бангладеш), посмотрите связи региона и как формируется стоимость. Уже будет много интересного.
                  Ну и посмотрите материал
                  https://topwar.ru/230691-specifika-i-chudesa-indijskoj-jekonomicheskoj-modeli.html
                  Почему Россия и Индия не очень совместимы. Не то, чтобы я пытался открыть базу и истину wink , но просто свел вместе опыт работы с индусами по разным направлениям.

«Правый сектор» (запрещена в России), «Украинская повстанческая армия» (УПА) (запрещена в России), ИГИЛ (запрещена в России), «Джабхат Фатх аш-Шам» бывшая «Джабхат ан-Нусра» (запрещена в России), «Талибан» (запрещена в России), «Аль-Каида» (запрещена в России), «Фонд борьбы с коррупцией» (запрещена в России), «Штабы Навального» (запрещена в России), Facebook (запрещена в России), Instagram (запрещена в России), Meta (запрещена в России), «Misanthropic Division» (запрещена в России), «Азов» (запрещена в России), «Братья-мусульмане» (запрещена в России), «Аум Синрике» (запрещена в России), АУЕ (запрещена в России), УНА-УНСО (запрещена в России), Меджлис крымскотатарского народа (запрещена в России), легион «Свобода России» (вооруженное формирование, признано в РФ террористическим и запрещено)

«Некоммерческие организации, незарегистрированные общественные объединения или физические лица, выполняющие функции иностранного агента», а так же СМИ, выполняющие функции иностранного агента: «Медуза»; «Голос Америки»; «Реалии»; «Настоящее время»; «Радио свободы»; Пономарев Лев; Пономарев Илья; Савицкая; Маркелов; Камалягин; Апахончич; Макаревич; Дудь; Гордон; Жданов; Медведев; Федоров; Михаил Касьянов; «Сова»; «Альянс врачей»; «РКК» «Центр Левады»; «Мемориал»; «Голос»; «Человек и Закон»; «Дождь»; «Медиазона»; «Deutsche Welle»; СМК «Кавказский узел»; «Insider»; «Новая газета»