22 часа на пути к «Пантере»: освобождение г. Сольцы 20–21 февраля 1944 года

12
22 часа на пути к «Пантере»: освобождение г. Сольцы 20–21 февраля 1944 года
Горящие Сольцы


В январе «Военное обозрение» опубликовало статью «Как советские войска освободили Новгород» Александра Самсонова о Новгородско-Лужской операции начала 1944 года. Она хорошо освещает общий ход тех событий. Но что происходило на рядовом уровне: как обычно шло освобождение деревни, небольшого города? Какие при этом были типичные сложности и почему, как сказано в упомянутой статье, «наступление Красной Армии развивалось не столь стремительно, как планировали изначально»? Почему после не удалось сходу прорвать немецкую линию «Пантера»?



Ответы на ряд этих, так сказать, частных вопросов можно найти в истории освобождения Сольцов – одного из районных центров Ленинградской (ныне – Новгородской) области.

Итак, в начале января 1944 года на Северо-Западном направлении наши войска наконец-то достигли большого успеха.

Снять блокаду Ленинграда пытались многократно. Но недостаток резервов, ошибки командования и умело построенная немцами оборона мешали планам, и жертвы наших войск оказывались почти бесплодными.

Не раз в планах фронта встречалось название Сольцы, ведь город стоял на важном шоссе Новгород – Порхов, в конце своего рода бутылочного горлышка, который образует участок этой трассы от Шимска. Освобождение города открывало удобный путь для наступления Советских войск на Порхов, Псков, Остров, Дно. Но в 1942–1943 гг. фронт сдвинуть не удалось. Судьба войны решалась в других местах: под Москвой, Сталинградом, Курском, затем на Украине.

Даже в 1944 году, во время Ленинградско-Новгородской наступательной операции, не всё шло по первоначальному плану. Освобождение Сольцов намечалось Ставкой на конец января, но упорное сопротивление немецких войск отложило операцию на три недели.

Только 17 февраля началось общее отступление противника к оборонительной линии «Пантера», построенной немцами примерно по направлению Нарва – Псков – Витебск. Они стремились оторваться от преследования, задержав Советские войска на промежуточных рубежах и уничтожая инфраструктуру. Задачей же наших войск было гнать их как можно скорее, не позволяя оставлять после себя «выжженную землю».

Так было и в районе Сольцов, освобождение которых после преодоления немецкой обороны у Шимска стало целью 54-й армии Ленинградского фронта.


Маршрут движения группы К. О. Урванова 20–21 февраля 1944 г.

Бой за город занял меньше суток, в Сольцы наши войска вступили ранним утром 21 февраля 1944 года.

Это был лишь краткий эпизод грандиозной войны, длившейся 1 418 дней. Но для сольчан он стал днём радости, долгожданного освобождения, а для кого-то из воинов-освободителей – последним днём боевого пути. Он включил в себя много событий и действующих лиц, нашедших отражение в боевых документах, воспоминаниях, архивах. Опираясь на эти источники, можно прояснить вопрос о том, как это происходило, а также воскресить в памяти имена тех, кто сражался и отдавал свои жизни, освобождая город.

Итак, какие же войска освобождали Сольцы?

В 1969 году Генштаб дал такой ответ на этот вопрос, заданный редакцией районной газеты «Знамя»: «Город Сольцы Новгородской области освобождён 21 февраля 1944 г. частями 288-й стрелковой дивизии (сд) 111-го стрелкового корпуса 54-й армии и 16-й отдельной танковой бригады (отбр) Ленинградского фронта».

Это почти дословная цитата из боевого донесения 54-й армии: «Части 288 сд 111 ск, во взаимодействии с 16 отбр, совершив обходной маневр, овладели... Сольцы».

Похожее видим и в книге Г. В. Морева «Сольцы» (1981): «288-я сд генерал-майора Г. С. Колчанова и 16-я отбр... во взаимодействии с другими частями, в частности со 124-м отдельным танковым полком (отп), вели наступление на город».

В справочнике «Освобождение городов» (1985) тоже сказано, что в освобождении Сольцов участвовали 288-я сд и 16-я отбр.

Позже, в книге Б. Ф. Марголис «Городок над Шелонь-рекою» (1990), а также в её предисловии к «Книге памяти Солецкого района» (1994) осталось только косвенное упоминание о 124-м отп.

Почему роль 16-й отбр со временем оказалась забытой – можно только гадать. Возможно, это зависело от того, с ветеранами какой части общался тот или иной автор, какие документы попадали ему в руки.

В наше время с документами проще – стали доступны доклад о действиях 16-й отбр в феврале 1944 года, послевоенная рукопись истории этой бригады, описание боевого пути 124-го отп, списки потерь, наградные листы...

Сопоставив их и дополнив воспоминаниями старожилов, можно составить более-менее целостную картину.

О численности и составе войск


16-я отбр с начала Ленинградско-Новгородской операции понесла большие потери, и в ней осталось всего 15 танков: 9 Т-34 и 6 лёгких Т-60 и Т-70, это четверть от штата. Танки были сведены в один батальон, им командовал майор Всеволод Яковлевич Горчаков.

Сильно поредел и мотострелково-пулемётный батальон (мспб) бригады: к примеру, 28 января в нём было лишь 29 «активных штыков», хотя позже он получил некоторое пополнение.

Видимо, поэтому ещё 12 февраля командиру 16-й отбр полковнику Кириллу Осиповичу Урванову были переданы в оперативное подчинение 1196-й самоходно-артиллерийский полк (сап) – 21 самоходка СУ-76, и 258-й отп, воевавший на ленд-лизовских «иномарках» – 9 танков «Шерман» и 10 танков «Валентайн». Судя по тому, что в 258-м отп танков была только половина от штата, он тоже пострадал в предыдущих боях.


Командир 16-й отдельной танковой бригады К. О. Урванов


Командир танкового батальона В. Я. Горчаков

Полковнику Урванову был подчинён и 2-й батальон 305-го стрелкового полка (сп) 44-й сд – около 200–300 бойцов.

Итого, силы этой сводной механизированной группы составляли 55 танков и, оценочно, 400–600 пехотинцев. Кроме того, при движении к Сольцам в бой вступали 124-й отп (10–20 танков) и 112-й сп 288-й сд (предположительно, около 1 000 бойцов).

С немецкой стороны под Сольцами действовали подразделения 38-го армейского корпуса. Командный пункт корпуса прибыл в город днём 17 февраля, но уже днём 19 февраля был перемещён к Дно. Какие точно силы он оставил в арьергарде, сказать трудно. Иногда упоминается некий 96-й заградительный полк или 191-й охранный батальон. Но даже батальон, скорее всего, присутствовал в Сольцах лишь частично или был неполного состава. По косвенным признакам, у немцев было около 100 человек при нескольких орудиях, миномётах и пулемётах. Как будет видно из последующего, задачей их было только задержать наши войска: заставить развернуться из походных колонн в боевые порядки, потратить время на разведку и т. п.

Похоже, советское командование опиралось на устаревшие или неверные сведения партизан и разведки и поэтому переоценило силы противника и его намерения. Донесения 111 ск говорили, что «По показаниям местных жителей, в Сольцы наблюдается сосредоточение автотранспорта и артиллерии противника». Город рассматривался как «крупный и важный опорный пункт немцев». Предполагалось, что тут осталось около батальона с задачей оказывать нашим войскам упорное сопротивление.

Ещё были свежи воспоминания о кровопролитных боях у Новгорода и Шимска. Только этим можно объяснить то, что с нашей стороны в наступлении на Сольцы были задействованы довольно крупные силы и что действовали они осторожно.

На пути к Сольцам


После переправы через Мшагу полковник Урванов разделил свою группу на две колонны.

Левая (258-й отп, половина самоходных орудий, батальон 305-го сп) должна была пройти по шоссе деревня Песочки – деревня Ёгольник и далее через солецкий аэродром выйти к машинно-тракторной станции (МТС) около вокзала.

Правая колонна (16-я отбр и вторая половина самоходок) повернула направо у деревни Скирино, дошла до бывшей железнодорожной ветки Шимск – Сольцы и двигалась вдоль неё (или по самой насыпи) тоже в сторону вокзала.

Движение колонн началось в 8 утра 20 февраля. Это время можно принять за условное начало операции по освобождению Сольцов. До условного же её окончания – в 6 утра следующего дня – прошло 22 часа, которые и поставлены в заголовок статьи.

В истории 16-й отбр сказано: «Противник, прикрываясь мелкими группами на подступах к гор. Сольцы, отводил главные силы, выставив в качестве противотанковых средств зенитные автоматические пушки. Командир бригады решил: ударом на совхоз «Победа», МТС обойти Сольцы с северо-запада, перерезать шоссейные и железные дороги».

Из этого ясен общий замысел: избегая лобового штурма города, поставить немцев под угрозу окружения и вынудить их уйти без затяжного боя. Наступление «в лоб» вдоль шоссе Новгород – Порхов было невыгодно из-за рельефа местности, поскольку на востоке в Шелонь впадает ручей Крутец, охватывающий основную часть город с севера. Русло его довольно глубокое, пролегает в сыпучем песчаном грунте и ближе к устью представляет собой естественный противотанковый ров.

Кроме того, у места впадения Крутца в Шелонь шоссе зажато в дефиле между рекой и холмом, с которого оно могло простреливаться. Местность становится более плоской и танкодоступной (хотя и с болотистыми участками) ближе к ж/д станции, куда группа Урванова и направлялась.

При удачном раскладе можно было отрезать немцам путь к отступлению. Судя по фразе «перерезать шоссейные и железные дороги», замкнуть полукольцо планировали где-то за Сольцами, может быть, у Молочковского бора, прижав немцев к Шелони. Возможно, была надежда отбить целым железнодорожный мост. Разумеется, до какого-то момента немцы могли уйти по льду на правый берег, но после утраты контроля над шоссе их положение стало бы тяжёлым. К тому же по правому берегу Шелони приближались передовые части 198-й сд.

Первый бой правой колонны Урванова состоялся около 12:00 20 февраля у отметки 43.0, это примерно посередине между деревней Пирогово и солецким аэродромом. Головная походная застава (2-я рота мспб, несколько танков 16-й отбр и самоходок 1196-го сап) попала в засаду, частично в окружение и потеряла около 20 человек убитыми и ранеными.

В одном из наградных листов, относящихся к этому бою, говорилось о геройских действиях Александра Михайловича Богомякова, командира танково-десантной роты мспб: «В боях в районе отм. 43.0 противник, подтянув значительное количество артиллерии и до батальона пехоты, окружил 2-ю роту и отрезал от танков роту тов. Богомякова, перейдя в атаку численно превосходящими силами.

Тов. Богомяков, отбив 5 атак противника, своей ротой бросился в контратаку, намереваясь прорваться к окружённым. Но в результате пятикратного превосходства в силах противника рота залегла. Тов. Богомяков получил серьёзное ранение в руку. Пренебрегая этим, он с возгласом «За Родину, за Сталина!» бросается вторично в контратаку. Цель достигнута. В этой схватке тов. Богомяков был смертельно ранен».

Стоит отметить, что лейтенант Богомяков на фронте был всего месяц и пришёл, можно сказать, добровольцем. До этого преподавал в Омском пехотном училище. В одном из последних писем сообщил родным, что наконец-то удалось подписать рапорт с просьбой отправить его в действующую армию.

Численность противника в описании этого боя, думается, преувеличена и может быть оценена в 2–3 взвода пехоты с несколькими пулемётами, миномётами и противотанковыми орудиями. В ином случае наши потери были бы выше.

За этот бой были также награждены ефрейтор Илларион Антонович Трухов, 1925 г. р., пулемётчик мспб; старший лейтенант Василий Дмитриевич Дудкин, 1910 г. р., командир батареи 1196-го сап; младший лейтенант Матвей Васильевич Подлипный, 1917 г. р., командир орудия СУ-76; младший лейтенант Аршавир Мисакович Арутюнян, 1920 г. р., командир орудия СУ-76.

Краткое описание этого боя содержится и в письме Алексея Александровича Шатохина, бывшего начальника политотдела 16-й отбр, посланном в 1969 году секретарю Солецкого райкома тов. Карпову. Помимо подвига лейтенанта Богомякова, Шатохин отметил доблесть командира танковой роты Николая Демидовича Лобанова, командира передового отряда, который в этом бою «организовал круговую оборону и сдержал яростный натиск немцев до подхода основных сил бригады».


Командир танковой роты Н. Д. Лобанов

Несмотря на такую положительную характеристику, в «танковых» наградных 16-й отбр бой у отм. 43.0 никак не отмечен. Возможно, действия кап. Лобанова и танкистов в целом были признаны неудачными, в т. ч. из-за попадания их отряда в засаду.

На карте немецкие позиции видны западнее отметки 43.0, примерно на полпути к МТС, а на самой отметке 43.0 стоит флажок 16-й отбр с пометкой времени – 17:00. То есть основные силы правой колонны подтянулись к этому месту только к вечеру.

Далее, в 18:30, согласовав взаимодействие с 288-й сд, бригада выступила к отметке 43.0, где «сбила противника». Он, судя по картам, отступил примерно к дороге, связывающей Сольцы и железнодорожную станцию и, возможно, частично к самой станции.

К этому времени левая колонна группы Урванова достигла деревни Ёгольник (16:00) и выбила из неё немцев. Об этом свидетельствуют, в частности, наградные листы капитана Николая Ефимовича Буробина, 1920 г. р., адъютанта старшего 1-го танкового батальона бригады, и сержанта Владимира Петровича Горташкина, 1913 г. р., пулемётчика Т-34 этого же батальона.

Затем маршрут было решено изменить: колонна вернулась в деревню Скирино и пошла вслед за правой колонной. По всей видимости, выяснилось, что через аэродром пройти нельзя, а нажим на немцев вдоль шоссе могут обеспечить подходившие части 288-й сд и 124-го отп.

Немного забегая вперёд, стоит заметить, что решение перенаправить 258-й отп с шоссе на маршрут по пересечённой местности оказалось неудачным – «иномарки», особенно «Шерманы», стали массово выходить из строя.

16-я отбр на ближайших подступах к Сольцам и при освобождении города


Далее наступил черёд для очищения от немцев привокзального района и входа в сами Сольцы.

Записки об истории бригады свидетельствуют: «Сбив противника в районе отм. 43.0, танки совместно с десантом мспб овладели совх. «Победа» и к 23:00 20 февраля 1944 г. овладели МТС». На карте здесь тоже написано «свх. Победа», хотя на деле это была группа хозяйственных построек в полях, а не административный центр совхоза, расположенный на улице Центральной, ныне улице Чернышевского.

С датировкой «3:00» 21 февраля на картах показано расположение группы Урванова ещё ближе к городу, около уже упомянутых немецких позиций у дороги на ж/д станцию, частично вдоль ручья Крутец, в районе нынешней улицы Кооперативной. Стоит отметить, что примерно тут местность становится удобной для переправы танков через ручей: уже нет глубокого оврага и ещё нет болотистых участков. Несмотря на то, что оборона противника показана сплошной линией, она, вероятно, была очаговой, и бои на окраинах города носили кратковременный характер. В любом случае вскоре немцы ушли к деревне Заборовье.

Из состава мспб бригады отличились несколько бойцов. Это младший сержант Владимир Иосифович Медведь, 1925 г. р., стрелок; ефрейтор Илларион Антонович Трухов, 1925 г. р., пулемётчик; сержант Фёдор Яковлевич Щербаков, 1924 г. р., командир стрелкового отделения; сержант Николай Лаврентьевич Щетинин, 1918 г. р., командир отделения противотанковых ружей; ефрейтор Азмулда Житбизбаев, 1925 г. р., стрелок мспб. В их наградных пишется о «контратаках противника» и «шквальном миномётном огне», но в действительности, судя по нашим малым безвозвратным потерям, сопротивление немцев было значительно меньшим, чем днём.

Из числа танкистов 16-й отбр были отмечены тяжело раненые и вскоре скончавшиеся старший лейтенант Юрий Яковлевич Стогов, 1920 г. р., командир взвода Т-34, старший сержант Иван Васильевич Елькин, 1922 г. р., командир башни Т-34, а также ещё два командира башен (старший сержант Павел Андреевич Воронин и сержант Гали Минахлодович Ильясов) и механик-водитель (Илларион Семёнович Ларионов). Возможно, что Стогов и Елькин были в одном экипаже и ранены при попадании в их танк вражеского снаряда.

По итогам этих ночных боестолкновений также посмертно был награждён капитан Николай Семенович Шпилев, 1922 г. р., командир пулемётной роты 305-го сп 44-й сд: «Будучи придан со своей ротой, в составе всего 2-го батальона, 16-й танковой бригаде… первым ворвался со своей ротой, посаженной на танки, в город Сольцы. В районе совхоза «Победа» фашисты оказали упорное сопротивление.

Проявив бесстрашие и мужество и воодушевляя своих подчинённых примером своего героизма, капитан Шпилев подавил огонь двух немецких орудий ПТО, выбил их расчёты из строя и сам в этом бою пал смертью храбрых». Отсюда кажется, что и в других наградных фразой «ворвался в г. Сольцы» описываются бои в его ближайших окрестностях, а не в самом городе.

Неясно, велись ли боевые действия на железнодорожном вокзале. Единственное упоминание содержится в повести «На сполох», созданной капитаном М. Д. Казачинским, ветераном 16-й отбр. В ней описывается, как на рассвете к вокзалу отправились несколько танков с десантом, выбивших оттуда небольшой немецкий отряд, корректировавший огонь миномётов.

Однако считать достоверным фактом сказанное в художественном произведении, конечно, рискованно. К тому же на картах и в тексте истории бригады не описаны никакие движения группы Урванова через линию Октябрьской железной дороги. Видимо, уже к ночи стало ясно, что немцы уходят из-под удара, и поэтому танки Урванова повернули на Сольцы. Время их входа в город указано в уже упомянутом письме А. А. Шатохина: «В 3:00 21 февраля 1944 г. 16-я танковая бригада сходу овладела мощным узлом сопротивления противника, городом и ж.-д. станцией Сольцы». Это совпадает со временем, отмеченным на картах для предыдущих позиций группы Урванова около дороги на железнодорожную станцию и русла ручья Крутец. Поэтому датировка «3:00», скорее всего, условна.

Таким образом, судя по изученным документам, в самом городе группа Урванова бои не вела. Правда, на одной фотографии из истории 16-й отбр видно стоящую на солецкой улице немецкую противотанковую пушку Pak 35/36, но неясно, вёлся ли утром из неё огонь, или это орудие было оставлено при отступлении.

О боях в Сольцах не вспоминают и местные жители. Так, К. И. Шветов рассказывал: «Накануне вечером был небольшой бой у Муссец. Это был небольшой заслон, который пострелял из пушек по направлению на Ёгольник, чтобы показать, что в Сольцах ещё есть немцы. На самом деле почти все уже уехали... Заслон этот к утру уже уехал, но перед этим поджёг город... Наши наступали не по шоссе, а через станцию. И появились со стороны колхоза «Победа».

Примерно к 6:00 части бригады сосредоточились на северной окраине Сольцов (примерно где сейчас стоит памятный знак «Звезда», на выезде в сторону Порхова) для дозаправки машин боеприпасами, ГСМ и получения новой задачи – наступления на город Дно.

Об участии в освобождении Сольцов 124-го отдельного танкового полка


Об этом рассказывает рукопись «Боевой путь 124 отп», имеющая различные, но весьма схожие между собой варианты, которые можно найти в Центральном архиве Министерства обороны, в Музее боевой славы танкистов Ленинградского и Волховского фронтов, в Солецком краеведческом музее.

Из краткого варианта приведем выписку из документа за подписью начальника штаба 124-го отп подполковника А. С. Томашевского: «Был найден брод, танки форсировали р. Шелонь (на самом деле, очевидно, Мшагу – Прим. авт.) и, преследуя отходящего противника, достигли д. Песочки, где командующий 54-й армией лично поставил полку задачу: во взаимодействии с 288 сд овладеть г. Сольцы, по овладении городом – сосредоточиться в г. Сольцы и перейти в резерв.

Продолжая наступление, танки совместно с 112 сп овладели к исходу 20 февраля д. Муссцы, что в одном километре от г. Сольцы. С рассветом 21 февраля, перейдя в наступление и разбив группу прикрытия противника в составе усиленного батальона, танки к 6:00 овладели г. Сольцы, где и сосредоточились для приведения в порядок материальной части, составляя резерв командующего 54 армии».

К этому описанию есть некоторые вопросы.

Во-первых, почему ничего не сказано о группе Урванова, ушедшей на Сольцы ещё утром 20 февраля?

Во-вторых, светает в феврале довольно поздно, так что неясно, как можно было, перейдя в наступление «с рассветом», разбить противника к 6 утра?

В другом варианте «Боевого пути 124 отп» говорится о взаимодействии 124-го отп с 16-й отбр при взятии Сольцов: «В течение ночи на 21 февраля вместе с командиром этой бригады и с командиром 112 стрелкового полка был выработан план взятия Сольцов. Рано утром с трёх сторон наши части пошли в наступление. Батальон прикрытия немцев был смят и уничтожен. К 9 часам утра... наши части овладели городом»... В этом бою первыми ворвались в город танкисты 3 танковой роты, которой командовал кап. Гантуар. В результате уличного боя, особенно упорным он был в центре в р-не церкви, город был полностью очищен от врага».

В свете описанных выше действий 16-й отбр 20–21 февраля видно, что авторы «Боевого пути 124 отп» преувеличивают его роль в освобождении Сольцов. Время освобождения города почему-то смещено на 9 утра. Упоминание «упорного» боя в самих Сольцах не дополнено никакими конкретными сведениями, например, о потерях противника, трофеях и пленных – о том, что должно было последовать за «смятием и уничтожением» целого вражеского батальона. Сольцы не упомянуты и в наградных листах 124-го отп, относящихся к рассматриваемому времени.

В подтверждение можно привести ещё одно свидетельство очевидца, сольчанина Н. Пучковского: «Было тихо-тихо. Немцев не видно и не слышно... В доме, где размещалась больница («русская» больница в Школьном переулке – Прим. авт.), был большой подвал... В подвале собрались работники больницы и оставшиеся больные. Поздно вечером к нам пришли ещё человек 10, чтобы ночь провести вместе – не так страшно.

Ночь. Сидим в подвале. Все молчат. Тишина, не слышно стрельбы. Вдруг слышим, кто-то спускается... Все замерли: думали, что фашисты пришли расправиться с нами. Фонарик осветил нас, весь подвал, потом вошедший осветил себя – на шапке-ушанке красовалась красная звёздочка... Это был советский разведчик, молодой, лет 19, парень.

А вскоре послышался лязг гусениц наших танков, их было более десятка, они переправились через Крутец (мосты были взорваны) и подошли к больнице. За танками подошли «Катюши»...» («Солецкая газета» от 21 сентября 1999 года).

Сомнителен и факт сильного боя в Муссцах. А. П. Лазарева впоминала: «...Утром мы все услышали рёв моторов и лязг гусениц... Мы все испугались, думая, что это отступают немцы, и нас могут убить. Но потом потихоньку подсмотрели и увидели, что это наши танки, их было много!.. За колонной танков ехали «Катюши», похожие на дома из брезента...

Вверху над колонной на тросах висел привязанный к танку аэростат чёрного цвета. А в корзине кто-то сидел и постоянно отдавал кому-то команды по рации... Танкисты... выключили моторы, и наступила тишина. По одному, чёрные и усталые, они стали вылезать из танков и умывались снегом, а один даже упал в снег и лежал так некоторое время... Бой за деревню в феврале 1944 г. я что-то не припоминаю. А колонна стояла долго, до вечера 20 февраля, а потом уехала в сторону Сольцов...» (интервью в сборнике «Сольцы, опаленные войной»).

Если сделать поправку на давность событий и тогдашний возраст рассказчицы (6 лет), можно предположить, что колонна 124-го отп вошла в Муссцы не утром, а днём, и продвинулась ближе к Сольцам только вечером. Видимо, в основном задержка была вызвана взрывом моста через ручей Крутец около Ильинского собора. Затем по старому тележному съезду сапёры сделали настил из брёвен и по нему утром 21 февраля танки 124 отп наконец-то прошли в город.

О второстепенной роли 124 отп говорит и простой здравый смысл.

Входя в Сольцы по шоссе со стороны Новгорода, наши оказались бы в ловушке: слева – река Шелонь, справа и спереди – холмы. Без обходного манёвра было никак не обойтись, и совершила его именно 16 отбр.

Некоторая конкуренция за первенство в освобождении Сольцов наблюдается и среди других соединений и частей. Так, можно встретить утверждения о взятии города частями 364-й сд под командованием полковника В. А. Вержбицкого. То же – и с 198-й сд, о которой пишут:

«21.02.44... атаковала противника в направлении Сольцы и к 15:00 овладела Сольцы, Иловенко, Б. и М. Заборы». Это выглядит странным, так как 16-я отбр примерно в это время уже переправлялась через Шелонь у деревни Рельбицы (что много западнее не только Сольцов, но и деревень Большое и Малое Заборовье, ошибочно названных «Заборами»).

В 198-й сд воевал сольчанин И. М. Плаксин, и в его воспоминаниях 1984 года говорится, что 21 февраля их полк вошёл в город, но нет ни слова о боевых действиях. Лейтенант Н. С. Морозов, воевавший в этой же дивизии, в воспоминаниях 1969 года тоже рассказал только, что в ночь с 20 на 21 февраля с правого берега Шелони увидел город, собор: «Невдалеке горело какое-то здание. На наших глазах взлетел на воздух мост через речку. Бушевал пожар и на станции Сольцы».

Чем объясняются такие противоречия официальных докладов?

Скорее всего, что-то просто писалось с приукрасами: после долгого «сидения» на почти неподвижных Ленинградском и Волховском фронтах люди наконец-то пошли вперёд, и понятно желание начальства побыстрее что-то «героически освободить».

Наконец, курьёзный наградной был составлен на лейтенанта Ивана Зотеевича Ларионова, 1918 г. р., комвзвода 11-го отдельного боевого аэросанного батальона: «Когда была поставлена задача комендантом 2-го Укреплённого Чудовского р-на, ворваться в г. Сольцы четырьмя машинами и с автоматчиками в составе 12 чел., получая задачу, сказал – «Умрём, но в Сольцах будем первыми» – что и было им выполнено. Уничтожил одну пулемётную точку противника и одну точку ПТР. В г. Сольцах первым повесил флажок со своей машины».

Тут странен и залихватский тон, и безумная идея бросить аэросани в уличные бои, и то, как они могли бы передвигаться по солецким улицам, на которых, судя по фотографиям в истории 16-й отбр, снега тогда почти не было. Неудивительно, что л-т Ларионов вместо просимого ордена Красной Звезды получил лишь медаль «За боевые заслуги».

Потери сторон


Освобождение Сольцов, несмотря на относительную слабость сопротивления немцев, отнюдь не было простой бескровной прогулкой, особенно для мотострелково-пулемётного батальона 16-й отбр. Список безвозвратных потерь в те дни февраля 1944 года составили:

Командир стрелковой роты мспб лейтенант Александр Михайлович Богомяков (о его подвиге рассказывалось выше), 1919 г. р., призван из Алтайского края, убит 20 февраля, похоронен в районе МТС.

Командир взвода мспб лейтенант Виктор Павлович Ткаченко, 1907 г. р., призван из Сталинской области, убит 20 февраля, похоронен в 2 км севернее МТС.

Командир взвода Т-34 старший лейтенант Юрий Яковлевич Стогов (по другим сведениям – Павлович), 1920 г. р., призван из Ленинграда, ранен 21 февраля, умер 22–23 февраля, похоронен в Сольцах.

Автоматчик мспб младший сержант Зенад Хетабович Галиулин, 1925 г. р., призван из Самарканда, убит 20 февраля, похоронен в 2 км севернее МТС.

Автоматчик мспб сержант Андрей Васильевич Маликов, 1925 г. р., призван из Самарканда, убит 20 февраля, похоронен в 2 км севернее МТС.

Наводчик противотанкового орудия ефрейтор Дмитрий Владимирович Пичужкин, 1902 г. р., призван из Горьковской области, убит 26 февраля. Так как графа «где похоронен» для него не заполнена, и его фамилия идёт за Галиулиным и Маликовым, можно предположить, что в дате опечатка и погиб он тоже 20 февраля, и был похоронен вместе с ними.

Командир башни Т-34 старший сержант Иван Васильевич Елькин, 1922 г. р., призван из Кировской области, ранен и умер 21 февраля, похоронен на кладбище при совхозе «Чайка» Новгородского района.

Младший сержант Иван Иванович Максимов, 1913 г. р., призван из Смоленской области, ранен 21 февраля, скончался 25 февраля, похоронен на кладбище деревни Шарок Шимского района. Возможно, погиб не на подступах к Сольцам ночью 21 февраля, а позже днём на правом берегу Шелони, когда разведка бригады столкнулась с немцами у деревни Гребня.

Ещё одна потеря под Сольцами зафиксирована в списке 305-го сп 44-й сд. Это командир пулемётной роты 2-го стрелкового батальона капитан Николай Семенович Шпилев, 1922 г. р., призванный из Алтайского края, убит 21 февраля, похоронен в совхозе «Победа».

Остальные части, первые подошедшие к Сольцам – 1196-й сап, 124-й отп и 258-й отп, 288-я сд – безвозвратных потерь не имели. Стоит заметить, что в наградных листах 258-го отп, действовавшего в составе группы Урванова, нет ни одного боевого эпизода 20–21 февраля. Видимо, идя в колонне замыкающим, да ещё к тому же постепенно оставляя по пути из-за поломок или просто завязшими в грязи свои «иномарки», полк просто не успел к боевым столкновениям.

К сожалению, из всех погибших под Сольцами в списках городского кладбища числится только командир взвода мспб лейтенант В. П. Ткаченко. Имена остальных или были утрачены при послевоенных перезахоронениях, или их останки до сих пор лежат в безымянных «прихоронках» в окрестностях города. Несколько лет назад по просьбе родственников на плиты солецкого мемориала было добавлено имя лейтенанта Богомякова, но, скорее всего, символически.


Командир танко-десантной роты А. М. Богомяков

В отчёте о действиях 16-й отбр указаны потери группы Урванова в технике, видимо, боевые безвозвратные: один танк Т-34 и одно самоходное орудие СУ-76. К этому с долей условности можно добавить около 20 танков и самоходных орудий, упоминаемых в отчёте как временно вышедших из строя при обходном манёвре по бездорожью (особенно это относилось к ленд-лизовским танкам «Шерман»).

Немецкие потери можно оценить в несколько десятков убитых и раненых, как минимум одного пленного (упомянутого в истории 16-й отбр), несколько противотанковых орудий и пулемётов. К этой оценке близки цифры из отчёта о действиях 16-й отбр: «В боях за г. Сольцы бригадой уничтожено: зенитных орудий – 2, пулёмётов – 3, солдат и офицеров – 50». Последняя круглая цифра – 50 человек – явно приблизительна. Многое под Сольцами тогда происходило в тёмное время суток, и вряд ли кто-то мог заняться точными подсчётами. В документах отмечены некоторые проблемы в организации боевых действий.

Так, в отчёте 16-й отбр указывалось на нецелесообразность оперативного подчинения отдельных полков управлению танковой бригады, «так как и личный состав, и материальная часть, имеющаяся на вооружении этих полков, для командования и управления бригады являются новшеством, а следовательно в труднопроходимой местности по независящим причинам не всегда удачно определяется направление для действия их».

Обнаружилось также, что «прибывший 258-й отп Иностранных танков (так в тексте!) не имел для восстановления матчасти никаких деталей, несмотря на то, что на складах формирования запчасти имеются… Танк с лёгким повреждением не восстанавливается до момента появления подбитого или сгоревшего танка, с которого можно снять необходимую деталь. М4-А2 и МК-3, в силу слабости моторов и малой проходимости, в условиях лесисто-болотистой местности применять нецелесообразно, так как движение <этих> танков могло быть только по дорогам и сухой местности, что в наших условиях приводило к излишним потерям. Манёвренность этих танков ограничена».

Эти строки отчёта хорошо показывают часть причин, замедливших Новгородско-Лужскую операцию и не позволивших полностью воплотить её первоначальный замысел.

Что мешало Автобронетанковому управлению фронта заранее дать инструкцию по особенностям применения «иномарок»? Что мешало самому полк. Урванову поинтересоваться этим?

Не отражало ли это определённую косность, сложившуюся в штабах Ленинградского и Волховского фронтов за годы «сидения» на почти неподвижных фронтах, без опыта успешных наступательных действий в глубину обороны противника?

Формирование для решения срочных задач подвижных механизированных групп из того, что есть под рукой – нормальная практика, и любой командир-танкист уровня майора и выше должен быть к этому готов.

По мнению автора, часть ответственности за выход из строя большого числа боевых машин лежала также на командовании и разведке 54 А и 111 СК, не вскрывших вовремя намерения и численность противника в р-не Сольцов. В результате в первом эшелоне двигалась группа танков, явно избыточная для штурма города, и большая часть 1196-го сап и 258-го отп была временно потеряна из-за трудного и бесполезного (многие оставшиеся машины не приняли реального участия в бою) марша по пересечённой местности.

Кроме того, проталкивание через бутылочное горлышко Шимск – Сольцы, по сути дела, целого танкового корпуса – 16-й отбр, двух танковых полков (124-го и 258-го) и 1196-го сап – было слабо обеспечено не только адекватными разведданными, но и сапёрной поддержкой. О последней в отчёте 16-й отбр сказано так: «Приданный 9 Гв. Инж. батальон от танков отстал и не обеспечил своевременную переправу танков через р. Шелонь, за что командиром бригады был отправлен в распоряжение командира 2 Гв. инженерной Бригады. Переправа в районе Муссы /через р. Шелонь/ строиться началась по приказу командира 111 ск сапёрным батальоном 288 сд».

Но и эта переправа не была готова к исходу 21 февраля, так что 16-я отбр переправилась выше по течению Шелони бродом утром 22 февраля, потеряв под Сольцами ещё около суток.

Выводы


Главную роль в освобождении Сольцов сыграли действия группы полковника Урванова (в первую очередь – 16-й отбр), совершившей 20 февраля обход города с северо-запада с целью избежать лобового штурма, выйти на танкодоступную местность и поставить немецкий заслон в Сольцах под угрозу окружения.

124-й отп и 288-я сд сыграли вспомогательную роль фронтального нажима вдоль шоссе Новгород – Порхов. Из-за характера местности, её минирования противником и подрыва им мостов, они активных боевых действий почти не вели. Только вечером 20 февраля 124-й отп провёл бой за деревню Муссцы, хотя масштабы этого боя в документах полка преувеличены.

К утру 21 февраля немцы покинули Сольцы и его окрестности, и группа Урванова вошла в город со стороны железнодорожной станции. Одновременно со стороны деревни Муссцы в Сольцы вошёл 124-й отп.

Потери сторон были относительно небольшими – по 2–3 десятка убитых и раненых. Для советских частей более существенным была задержка примерно на полдня, а также временная потеря по техническим причинам около половины техники, из-за обходного манёвра по бездорожью.

Возможно, что эти не слишком удачные итоги были причиной того, что ни одна из воинских частей не получила почётного наименования «Солецкой».

P. S.


Автор благодарит за помощь в подготовке статьи С. В. Скирченко и В. И. Ласточкину (Солецкий краеведческий музей), А. И. Григорьева (Великий Новгород), Л. В. Горчакова (Томск), И. М. Хомякова (Санкт-Петербург), А. А. Полищука (г. Мегион Ханты-Мансийского автономного округа) и О. И. Бэйду (Москва).

Использованы фотографии из альбома «История 16-й отдельной танковой Краснознамённой Дновской бригады» (ЦАМО), личных архивов С. В. Скирченко и И. М. Хомякова.
Наши новостные каналы

Подписывайтесь и будьте в курсе свежих новостей и важнейших событиях дня.

12 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. +3
    28 февраля 2024 08:30
    в августе 1941 там же, под Сольцами, сдерживал и пытался контратаковать фашистов И.Д. Черняховский со своими танкистами, потом отошел к Новгороду
    1. 0
      1 марта 2024 15:48
      Это было чуть раньше, в июле месяце.
  2. -1
    28 февраля 2024 16:24
    Уважаемый автор! Вы не рассматривали действия 124 ОТП до штурма города Сольцы? 28.01 полк освободил Любань и получил почётное наименование "Любанский" 29 января приказом Верховного. 08.02.1944 года освободил г. Оредеж. 20.02.1944 года, вместе с 44 СД, освободили д. Мшага-Воскресенская. Посчитайте сколько километров полк прошёл. Вы же сами пишите, что в полку оставалось 8-10 танков... На реках лёд был? Аэросани вполне могли быстро по льду Шелони доставить десант и прикрыть его из пулемётов.
    1. +1
      28 февраля 2024 17:00
      Статья -- про освобождение Сольцов, поэтому предыдущая история 124-го отп прямо к делу не относится. Я не принижаю его предыдущие и последующие заслуги. Просто конкретно в этом случае он не играл главной роли.

      Аэросани по льду Шелони... теоретически да. Лёд местами был ещё достаточно крепкий, 16-я отбр на полной скорости переправила несколько Т-70. Хотя без разведки льда я бы не рискнул -- на Шелони бывают скрытые промоины, мой дедушка как-то раз чуть не утонул на мотоцикле. Вообще это "стрёмная" идея -- берега часто крутые, если аэросани попадут под обстрел с берега, то в довольно узком русле Шелони не особо сманеврируешь. Плюс к тому много десанта на борт не взять, а если везти на волокушах -- сразу падает скорость и манёвренность. Ну и в целом из свидетельств современиков понятно что немцев в городе уже не было :)
  3. BAI
    0
    28 февраля 2024 19:12
    Головная походная застава (2-я рота мспб, несколько танков 16-й отбр и самоходок 1196-го сап) попала в засаду, частично в окружение и потеряла около 20 человек убитыми и ранеными.

    Это устроили какая то часть от 100 человек?
    1. +1
      28 февраля 2024 19:44
      Засада тем и опасна, что может быть успешно проведена более слабым противником. Рота мспб наверняка была неполная + танкисты и самоходчики, в сумме человек 100. Против них 30-40-50 немцев в грамотной засаде плюс м.б. поддержка миномётами с тыловой позиции -- и произошло то, что произошло. Из более современных примеров -- засада на колонну 51-го пдп под Сержень-Юртом в 2000 г.
      1. BAI
        0
        28 февраля 2024 21:20
        Засада тем и опасна, что может быть успешно проведена более слабым противником.

        Вот именно. Была засада. Точнее - заслон. Засада - в тылу противника. Окружения не было.
        1. 0
          28 февраля 2024 21:32
          Ну, например, ПУ-39 понимает "засаду" более широко.

          О частичном окружении передового отряда 16 отбр говорится и в наградном л-та Богомякова, и в послевоенном письме А.А. Шатохина, бывшего начальника политотдела 16-й отбр: "Когда передовой отряд был замечен противником.., немцы решили пропустить его через свои боевые порядки и окружили. Кап. Н. Лобанов проявил находчивость, смелость и отвагу, оценил обстановку, организовал круговую оборону и сдержал яростный натиск немцев до подхода основных сил бригады".
  4. +1
    28 февраля 2024 20:05
    Виталий Койсин (Виталий Койсин), уважаемый, благодарю за скорый ответ! Один из младших братьев моей бабушки 07 марта 1944 у высоты 55,6: 08-12.03.1944г. и 17.03.1944 г. у д. Богданово в составе 1294 САП пытался с севера выйти к Пскову. В начале марта по льду Псковского озера наши пытались по льду провести танки. Т-26 могли пройти, но с большими дистанциями между машинами. А после 04 марта лёд был от разрывов снарядов в трещинах, тогда попробовали Т-60 и Т-70. Но эти танки не смогли по льду преодолеть полосу торосов и выйти на берег, гусеницы не могли зацепиться и силы движков, похоже, не хватало.
    Про гидрологический режим Шелони ничего не знаю и мне не довелось на ней побывать. Но предположил, что в феврале 1944 могли аэросани НКЛ-16 и НКЛ-26 промчаться по реке, если в марте 44 на Псковском озере Т-26 по льду ходил... В школьные годы соседом у меня был гв. старшина Георгий Михайлович Лебедев, завершивший свой ратный путь в Восточной Пруссии механиком-водителем ИСУ-152 в 350 гв. ТСАП, а начинал он против финнов механиком-водителем аэросаней НКЛ-26 на Карельском фронте. .
  5. 0
    29 февраля 2024 15:11
    Цитата: Тестов
    Про гидрологический режим Шелони ничего не знаю и мне не довелось на ней побывать. Но предположил, что в феврале 1944 могли аэросани НКЛ-16 и НКЛ-26 промчаться по реке, если в марте 44 на Псковском озере Т-26 по льду ходил... В школьные годы соседом у меня был гв. старшина Георгий Михайлович Лебедев, завершивший свой ратный путь в Восточной Пруссии механиком-водителем ИСУ-152 в 350 гв. ТСАП, а начинал он против финнов механиком-водителем аэросаней НКЛ-26 на Карельском фронте. .


    надо "на предыдущий год посмотреть" - 1943: была попытка высадки на южный берег Ильменя - вот тогда, как сказал очевидец - лед был завален брошенными аэросанями (в середине 90-х на открытии охоты весной, заметил за баней что-то в виде большой лыжи - вот и рассказали откуда) и полушубками.
    другой очевидец рассказывая про 1944 год, сказал, что около Шимска было несколько дотов на берегу, которые простреливали как открытый берег так и саму реку покрытую льдом - сколько положили наших не сказал, но в дотах были смертники, прикованные цепями пока разведка не закидала гранатами через продухи
    1. +1
      29 февраля 2024 16:03
      Аэросани тогда на Ильмене пытались использовать для снабжения десанта, эвакуации раненых и т.п. Идея в целом была здравая -- примчаться на полной скорости, укрыться под глинтом от обстрела с берега, спокойно сделать разгрузку-погрузку. Но не обеспечили прикрытия с воздуха и немецкие истребители начали наши аэросани расстреливать как в тире.
  6. +1
    29 февраля 2024 16:45
    Цитата: Виталий Койсин
    Но не обеспечили прикрытия с воздуха и немецкие истребители начали наши аэросани расстреливать как в тире.

    местный говорил, что стреляли как раз с "глинта" - а там около 10 метров надо льдом озера... и не только стрелковое оружие, как понимаю, были и минометы и пушки...

«Правый сектор» (запрещена в России), «Украинская повстанческая армия» (УПА) (запрещена в России), ИГИЛ (запрещена в России), «Джабхат Фатх аш-Шам» бывшая «Джабхат ан-Нусра» (запрещена в России), «Талибан» (запрещена в России), «Аль-Каида» (запрещена в России), «Фонд борьбы с коррупцией» (запрещена в России), «Штабы Навального» (запрещена в России), Facebook (запрещена в России), Instagram (запрещена в России), Meta (запрещена в России), «Misanthropic Division» (запрещена в России), «Азов» (запрещена в России), «Братья-мусульмане» (запрещена в России), «Аум Синрике» (запрещена в России), АУЕ (запрещена в России), УНА-УНСО (запрещена в России), Меджлис крымскотатарского народа (запрещена в России), легион «Свобода России» (вооруженное формирование, признано в РФ террористическим и запрещено)

«Некоммерческие организации, незарегистрированные общественные объединения или физические лица, выполняющие функции иностранного агента», а так же СМИ, выполняющие функции иностранного агента: «Медуза»; «Голос Америки»; «Реалии»; «Настоящее время»; «Радио свободы»; Пономарев Лев; Пономарев Илья; Савицкая; Маркелов; Камалягин; Апахончич; Макаревич; Дудь; Гордон; Жданов; Медведев; Федоров; Михаил Касьянов; «Сова»; «Альянс врачей»; «РКК» «Центр Левады»; «Мемориал»; «Голос»; «Человек и Закон»; «Дождь»; «Медиазона»; «Deutsche Welle»; СМК «Кавказский узел»; «Insider»; «Новая газета»