Уход Америки. Жесткий сценарий, китайский...

The Archdruid Report

Как это может случиться. Часть 1. Высокомерие


Предисловие переводчика:

Нашёл недавно американского автора, очень правдоподобно описавшего механику распада Соединённых Штатов – причём в художественной форме. Джон Майкл Грир является писателем, учёным, историком идей и Великим Архидруидом ордена друидов в Америке. Вопреки своим довольно странным религиозным увлечениям его фантастическая повесть о ближайшем будущем последней сверхдержавы меня увлекла и я решил её перевести. Повесть состоит из пяти частей и послесловия. Сегодня я выкладываю перевод первой части.

Предисловие автора:

На протяжении года в постах The Archdruid Report я пытался наметить в общих чертах траекторию глобальной американской империи и раскрыть причины, по которым эта траектория скорее всего внезапно прервётся в ближайшем будущем. Чтобы сделать тему менее абстрактной и поместить в исторический контекст, я решил обратиться к инструментарию художественной литературы. В этом и последующих четырёх постах я постараюсь обрисовать сценарий поражения и коллапса американской империи. Повествование начинается в неопределённом будущем в пределах двух ближайших десятилетий; вероятно, следует прямо сказать, что это не предсказание того, как все будет на самом деле, а скорее один из возможных вариантов развития событий – и, таким образом, модель, которая может помочь выявить некоторые уязвимые места самопровозглашённой сверхдержавы, ковыляющей в настоящий момент в сторону исторической компостной кучи.

Уход Америки. Жесткий сценарий, китайский...


Новость о последнем открытии в Танзании глубоководного месторождения нефти ворвалась в сонную мартовскую субботу. Тридцать лет назад находка подобного размера получила бы две колонки на последней странице нескольких газет, но сейчас все было иначе. В мире, находящемся на голодном нефтяном пайке то, что раньше рассматривали бы как скромную находку, попало на передовицы.
Без сомнения, она привлекла внимание в Восточном крыле Белого дома, где тем вечером президент и его советники собрались на поспешно созванную встречу.

- Китайцы уже взяли их в оборот, - сказал министр энергетики. – Танзания у них в кармане и рабочие CNOOC (Chinese National Overseas Oil Corporation, китайская государственная компания, возглавляющая поиски нефти за рубежом) уже на месторождении и в Дар-эс-Саламе.

- Оно достаточно близко от кенийских вод…

- Ни в коем случае, господин Президент. Оно в 200 морских милях от спорной зоны, кроме того, у Найроби нет желания вновь столкнуться с танзанийцами.

- Черт, мы нуждаемся в этой нефти! – Президент отвернулся и подошёл к окну.

Конечно он был прав, и это было в равной мере верно не только в отношении Соединённых Штатов. В прошлом ноябре Джеймс Уид победил на выборах в Белый дом в компании, максимально сфокусированной на проблеме выхода страны из долгого и все более глубокого экономического спада. Ключевым моментом для выполнения этого обещания была необходимость выиграть для страны большую долю импортной нефти, но это было легче сказать, чем сделать; за остатками благовидного фасада свободного рынка нефть пересекала границы в результате политических соглашений между странами-производителями и странами-потребителями, достаточно сильными и богатыми, чтобы конкурировать. Теперь же США чаще проигрывали, чем выигрывали – и влияние этого факта на грядущие перевыборы занимало умы всех, кто находился в комнате.

- Есть один вариант, - сказал президент советнику по национальной безопасности. – Смена режима.

Президент Уид отвернулся от окна и встал лицом к остальным. Министр обороны прочистил горло.
- Раньше или позже, - сказал он, – китайцы дадут отпор.

Советник по национальной безопасности пренебрежительно посмотрел на него.

- Не посмеют, - сказал он. – Они знают, кто тут главный, да и в любом случае это слишком далеко от их границ, у них нет возможности проецировать силу. Они отступят – так же, как в Габоне.
Президент перевёл взгляд с одного на другого.

- Это вариант, - сказал он. – У вас две недели, чтобы разработать детальный план.




***

Смена режима уже не была таким простым делом как когда-то. План формировался постепенно из множества совещаний в переговорных Пентагона и штаб-квартиры ЦРУ. Прошли лёгкие деньки «цветных революций», когда несколько миллиардов долларов, закаченных через государственные НПО могли купить массовое восстание и привести неподготовленное правительство к панике и падению. Стратегии второго поколения, так хорошо зарекомендовавшие себя в Ливии и ряде других стран – поддержка рукотворного восстания наёмниками, силами специального назначения и бесполётной зоной – перестали работать, в свою очередь, как только правительства, ставшие мишенями, поняли, как можно с ними эффективно бороться. Сейчас, чтобы заменить недружественное правительство более сговорчивым, уже нужны были наземные войска и поддержка авиации.

Тем не менее, работа была знакомой и ответственные за неё чиновники составили план гораздо раньше отведённых президентом двух недель. Через несколько дней, когда он вернулся подписанный и одобренный, маховик был запущен. Во все восточноафриканские организации, служащие прикрытием для ЦРУ, потекли деньги; подразделения организации в Танзании начали рекрутировать амбициозных, неудовлетворённых и идеалистически настроенных людей, будущих организаторов и лидеров восстания; где-то в другом месте нанимали наёмников и набирала обороты пропаганда. Правительство Кении, ближайшего государства-сателлита Америки, было вынуждено согласиться на присутствие американских войск на границе с Танзанией. Была мобилизована третья авианосная ударная группа, которая отправилась на встречу двум другим, уже находящимся на месте.

Правительству Танзании потребовалось лишь пара недель, чтобы понять, что недавняя удача поставила их под удар. В один из дней в начале мая, после подробного брифинга с начальником разведки, президент Танзании вызвал китайского посла на секретную встречу и прямо все высказал:

- Если вы оставите нас сейчас, мы проиграли.

Посол пообещал лишь передать послание в Пекин, но сделал это немедленно по прибытии в китайское посольство и добавил от себя необходимые детальные пояснения.

Через три дня дюжина человек собралась за столом конференц-зала в Пекине. Помощник налил чай и исчез. После часовой дискуссии один из участников встречи сказал:

- Как там говорят американцы, «прочертить линию на песке»? Полагаю, самое время и место сделать это.
Тихий шёпот согласия пронёсся над столом. В последовавшие за этим дни в разных концах планеты на свет появились очень разные планы.


***

Порт Дар-эс-Салам, столица Танзании и её самый большой город, был очень оживлённым местом, заполненным танкерами, везущими чёрное золото китайцам и их союзникам, и контейнеровозами, доставляющими все типы грузов, большей частью из Китая, для бурно растущей танзанийской экономики. В этой суете никто не обратил внимания на прибытие нескольких обыкновенных грузовых контейнеров из китайских портов, которые были выгружены с ничем не примечательных судов и перевезены в несколько неприметных складов, расположенных на побережье между Дар-эс-Саламом и северным портовым городом Танга. Агенты ЦРУ, отслеживавшие следы китайской ответной реакции, полностью их упустили.

В целом, количество контейнерных перевозок в Танзанию и ряд других стран-сателлитов Китая в Африке выросло незначительно – недостаточно, чтобы вызвать подозрения. Никто в США так и не узнал как много африканских компаний столкнулось с проблемой неожиданных задержек в доставке заказанных из Китая товаров, поскольку другой груз занял их место. Так же никто не проявил беспокойства ростом числа молодых китайских мужчин, летавших в Африку за четыре месяца до начала войны. Американская разведка не уделила им внимание. Их прибытие вызвало короткие дебаты в Лэнгли: военные наблюдатели, одна из фракций разведывательного сообщества США, настаивали на том, что китайцы прибыли шпионить за американскими военными технологиями, тогда как военные советники, другая фракция, утверждали, что они находятся для того, чтобы содействовать танзанийской армии в борьбе с американскими силами, концентрировавшимися в Кении.

Обе фракции заблуждались. Большинство этих неразговорчивых молодых людей залегло на дно где-то поблизости от складских районов между Дар-эс-Саламом и Танга, где содержимое тех контейнеров было собрано, протестировано и подготовлено к использованию. Тем временем, в тысячах миль оттуда ВВС Народно-освободительной армии Китая (НОАК) перевели шесть авиакрыльев, составленных из самых современных китайских самолётов, на базы в Центральной Азии. Китайское правительство объявило о проведении в том августе совместных военных учений с Россией, поэтому спутниковые фотографии истребителей Chengdu J-20, стоящие в пустынях Туркестана, удостоились в Лэнгли лишь пары незаинтересованных взглядов и были отправлены в архив.


***

После многих лет бюджетных баталий на Капитолийском холме вооружённые силы США уже не были такими мощными и мобильными, как в последние годы XX века. Лишь две из оставшихся восьми авианосных ударных групп – АУГ на жаргоне военных – были на боевом дежурстве в любое время: одна в западной части Тихого океана и одна постоянно курсирующая между Средиземным морем и Индийским океаном.
Транспортировка, будь то морем или по воздуху, становилась все более проблематичной, и организовать простое заимствование авиалайнеров у гражданских компаний, фундамент военного планирования в позднем ХХ веке, было уже сложнее, учитывая, что воздушные путешествия вновь стали уделом богатых.
Тем не менее, для подразделений, предназначенных для первой фазы танзанийской операции – 101-ая десантная, 6-ая кавалерийская, 1-ая и 2-ая дивизии морских пехотинцев – привычным делом было в спешке грузиться на транспорт и под покровом неизвестности отправляться в удалённые уголки земного шара.

Первые подразделения 101-ой воздушно-десантной дивизии приземлились в Найроби в середине мая, когда закончились проливные дожди и первые бунты стали вспыхивать в Дар-эс-Саламе. К тому времени, когда президент Уид уже произнёс свою знаменитую речь в Канзас-Сити 20 июня, разоблачая зверства, совершенные, как он заявлял, правительством Танзании, и провозглашая в громких словах неустанную готовность Америки поддерживать стремление к свободе во всем мире, все четыре дивизии были размещены на заново созданных базах в гористой местности к югу от Каджиадо, недалеко от танзанийской границы. Рядом с ними роились специалисты по логистике и гражданские контрактники, готовясь к приёму двух плывших из Германии танковых дивизий, которые должны были стать основой наземных сил, и основной части необходимых для наступления поставок, шедших морем с Диего-Гарсии.

Тем временем три АУГ во главе с атомными авианосцами «Рональд Рейган», «Джон Ф. Кеннеди» и «Джордж Вашингтон» на крейсерской скорости направились к точке встречи в западной части Индийского океана, где они должны были встретить корабли с танковыми дивизиями из Германии и дюжину больших судов обеспечения из «Maritime Prepositioning Squadron», базирующегося на Диего-Гарсия. Выделенные для операции два крыла истребителей ВВС должны были прибыть как раз перед тем, как авианосцы подойдут на достаточное расстояние до цели; они и базирующиеся на авианосцах самолёты должны были уничтожить ВВС Танзании и сравнять с землёй военные объекты по всей стране за те две недели, которые необходимы танковым дивизиям чтобы высадиться, присоединиться к остальным силам и начать наземное наступление. Это был стандартный план быстрого уничтожения скромных вооружённых сил средней страны третьего мира. Его единственным слабым местом было то, что противником Соединённых Штатов уже не была средняя страна третьего мира.


***

В мирное время август и сентябрь являются пиком туристического сезона в Восточной Африке; вдали от побережья климат прохладный и сухой, и по широким равнинам внутренних районов легко путешествовать. Поскольку равнины в прохладную сухую погоду являются одним из самых лучших мест на земле для наступления танками и вертолётами именно на эти месяцы составители планов в Пентагоне назначили операцию «Пылающий факел, освобождение Танзании». Пояснительная записка, переданная в конце июля президенту Уиду, обрисовала последние детали, он кивнул и подписал окончательный приказ о вторжении. Министр обороны в другой стороне комнаты смотрел и молча хмурился. Он несколько раз пытался поднять вопрос о небольшом, но реальном шансе того, что китайцы могут принять ответные меры – его совет был отклонен Уидом и осмеян президентским советником по национальной безопасности и вице-президентом Гурни. Как только все закончится, говорил он себе в пятнадцатый раз, он подаст в отставку.

За окнами Белого дома небольшая группа протестующих, едва видимая на большом расстоянии, продолжала бесцельное пикетирование в специально отведённой для них зоне. Пешеходы торопливо проходили мимо, не обращая внимания на скандируемые лозунги и протестные плакаты. Это был ещё один беспощадно жаркий день в Вашингтоне, часть «новой нормы», о которой говорят СМИ, когда не могут совершенно избежать упоминания о климатическом сдвиге. За пределами столичной кольцевой дороги половина страны была охвачена ещё одной дикой засухой; штат Айова и Джорджия только-только приостановили выплаты по своим долгам, взбаламутив финансовые рынки; на юго-востоке нервные взгляды были прикованы к тропическому шторму, зарождающемуся над островами Виндворд и демонстрирующему все признаки превращения в первый в этом сезоне большой ураган.

То, что впоследствии вспоминали многие проницательные наблюдатели, было угрюмое настроение, охватившее страну тем летом. Только СМИ и самые бесстыдные из политиков пытались делать вид, что приближающаяся война с Танзанией вызвана чем-то помимо нефти. Рейтинг одобрения президента колебался значительно ниже 25%, что все ещё было в три раза больше, чем у Конгресса, и значительно выше, чем у любого вероятного кандидата от другой партии. Одни и те же эксперты вываливали на публику привычные клише, но единственные, кто их слушал были они сами. По всей стране и по всему политическому спектру терпение американского народа было явно на исходе.

Те, кто был недоволен, имели массу причин для этого. Хронический экономический спад, объявший страну с 2008 года не демонстрировал никаких признаков облегчения, несмотря на неоднократные бэйлауты финансового сектора, каждый из которых объявлялся ключом к возвращению процветания, и повторяющиеся выборы, в которых каждый кандидат утверждал, что обладает свежими идеями, но будучи избранным обращался к той же провальной политике, что и предшественник. Сланцевый бум начала 2010-х годов стал уже практически историей; цены на энергию были высоки и, колеблясь, забирались все выше; цена на бензин подскочила до 7 долларов тем летом прежде, чем вернуться обратно почти к прежнему уровню в 6,5 долларов. Ничего нового в этом не было, но похоже происходящее отравляло настроение страны сильнее, чем раньше. Вскоре все это поможет взорвать ситуацию, но прежде, чем это случится, прогремят другие взрывы.

В конце июля силы вторжения собрались в Индийском океане почти в двух тысячах миль на восток от побережья Кении. Командующий оперативной группой адмирал флота Юлиус Т. Декман убедился, что все в порядке прежде, чем дать приказ плыть на запад. Кадровый офицер с полудюжиной боевых заданий за спиной, Декман научился доверять интуиции, и его интуиция говорила, что что-то не так. С мостика флагманского авианосца «Джордж Вашингтон» он рассмотрел собранный флот, покачал головой и приказал разведывательным беспилотникам подняться в воздух. Картинка в реальном времени с американских спутников-шпионов не показала ничего необычного; данные с самолёта AWACS, кружащего высоко наверху, подтвердили это – как и беспилотники, как только с них стали поступать данные. Беспокойство не оставляло Декмана по мере того, как дни проходили без происшествий и оперативная группа приближалась к Восточной Африке.

Флот достиг предписанной позиции у побережья Кении по графику. Последние новости пришли по защищённому спутниковому каналу связи из Вашингтона: истребители ВВС прибыли и были готовы к действию; Танзанийский Совет Свободы, созданное Госдепартаментом марионеточное правительство в изгнании, призвало «все народы мира» освободить свою страну – просьба, обращённая, как все знали, к одной единственной стране; ведомые ЦРУ наёмники, возглавлявшие вторую, насильственную фазу восстания, были выведены из Дар-эс-Салама, оставляя местных боевиков на произвол судьбы, и двигались к кенийской границе чтобы открыть дорогу вторжению. Как только солнце погрузилось в красную дымку над далёким африканским побережьем Декман убедился в том, что каждый корабль его флота был готов.
Совсем немногие из тех, кто участвовал в войне, смог нормально выспаться в последнюю ночь перед тем, как началась стрельба. На трёх авианосцах и на двух заново отстроенных аэродромах в южной Кении технический персонал работал всю ночь, чтобы подготовить самолёты к предстоящей битве, не подозревая, что другие техники делали то же самое за тысячи миль в Центральной Азии. Солдаты двух танковых дивизий, прибывших из Германии, готовились к высадке в Момбасе, которую большинство из них так и не увидит. В Дар-эс-Саламе и Найроби президенты встретились с министрами и затем направились в хорошо укреплённые бункеры; в других странах мира главы государств читали отчёты разведки и готовились к кризису.

За два часа до рассвета ожидание закончилось. Его прервали два человека. Одним был адмирал Декман, по приказу которого первые истребители-бомбардировщики взревели над палубой «Джорджа Вашингтона» и ввысь устремились «Томагавки». Другим был офицер в китайском командном пункте где-то в Центральной Азии, наблюдавший взлёт самолётов и запуск ракет благодаря высотному беспилотнику-наблюдателю – одному из трёх, следовавших за «Джорджем Вашингтоном» с того момента, как он прошёл Суэцкий канал, и сейчас висевших высоко над флотом. Как только инфракрасное изображение показало самолёты и ракеты, ринувшиеся в сторону Танзании, офицер быстро набрал на клавиатуре команду и два раза кликнул «enter».

Со вторым кликом началась китайская контратака.




Как это может случиться. Часть 2. Расплата

Стартовавшие с кораблей крылатые ракеты и истребители-бомбардировщики были второй волной американского нападения, а не первой. Боевые вертолёты с кенийских баз взлетели на несколько минут позже, но прибыли первыми к танзанийским целям. Время было рассчитано идеально: к тому моменту, когда первый американский истребитель пересёк воздушное пространство Танзании четыре военных радара, бывшие ключевыми элементами северной части ПВО страны, превратились в груду дымящихся камней. Спутниковая картинка в реальном времени принесла новость об успешном ударе адмиралу Декману и его офицерам на борту «Джорджа Вашингтона», а так же президенту Уиду и его советникам в ситуационной комнате в Белом Доме.

Эта картинка была на экранах, когда вся военная спутниковая система США погрузилась во тьму.

На американских базах по всему миру сбитые с толку техники пытались вновь соединиться со спутниковой сетью только для того, чтобы обнаружить, что сети, с которой можно соединиться, больше не существует. NORAD докладывал, что все спутники все ещё находятся на своих орбитах и демонстрируют все признаки жизни, но ни один из них не отвечал на сигналы наземных станций и не посылал данные обратно. Анализ быстро исключил возможность технического сбоя, что оставляло лишь один вариант; президентский советник по национальной безопасности подняла глаза от наспех составленных бумаг, описывающих этот вариант, чтобы поймать пристальный взгляд министра обороны. Она резко развернулась и что-то отрывисто приказала своему помощнику.

Задолго до войны аналитики отмечали высокую заинтересованность китайцев противоспутниковыми технологиями. Однако, когда война закончилась оказалось, что спутниковую систему США вывела из строя не продвинутая технология, а старомодный шпионаж. Десятилетием ранее китайские агенты смогли проникнуть в Национальное управление разведки, ветвь разведывательного сообщества США, заведовавшую спутниками-шпионами, и данные, полученные этими агентами, позволили китайским компьютерным специалистам залезть в электронные системы, контролировавшие военные спутники США на орбите, и выключить всю сеть, лишая американские подразделения по всему миру их коммуникационных и разведывательных возможностей. Уже через несколько минут заработали команды, специализирующиеся на ведении кибервойн, но им потребовался целый день, чтобы получить первую струйку данных, и больше недели для полного возвращения в строй всех спутников – но именно этого времени больше не было у сил вторжения.

Китайский технический персонал, проскользнувший в Танзанию за несколько месяцев до войны, имел чёткие приказы, при любых обстоятельствах запрещавшие что-либо предпринимать до тех пор, пока США не начнут активных боевых действий. Короткое радиосообщение, объявившее об уничтожении северных радарных станций, сняло этот запрет. Расчёты знали, что у них может быть лишь несколько минут, прежде чем американские бомбы начнут сыпаться на них. Их миссия точно определялась логикой «используй или умри» и поэтому все, что приехало в контейнерах поднялось в воздух менее, чем за десять минут.




Отчёты выживших о происходившем на борту кораблей оперативной группы в течение следующего часа были сбивчивыми и местами противоречивыми, но, по всей видимости, радары засекли около тысячи целей, внезапно показавшихся на горизонте с юго-запада. Как минимум половина из них была фальшивыми эхо-сигналами, электронными ложными целями, произведёнными китайской “spoofing”-технологией, а многие из оставшихся были физическими приманками, призванными отвлечь огонь от сверхзвуковых крылатых ракет, которые и были главной угрозой. Тем не менее, даже по самым скромным подсчётам их было не менее двухсот. Оперативная группа обладала противоракетной обороной, которая являлась одной из лучших в мире, но ещё за десятилетия до случившегося морские стратеги установили, что достаточно массированная атака наверняка достигнет цели.

Эти холодные математические расчёты все так же неизменно работали в хаосе взрывов, горящего топлива, дрейфующего мусора, мёртвых и умирающих матросов и солдат. Из сорока одного корабля оперативной группы три дошли неповреждёнными до залива Момбасы и ещё восемь – включая один из десантных кораблей – оказались способны, вопреки повреждениям, пробить себе путь до кенийского побережья и высадить на берег уцелевший экипаж и пассажиров. Остальные были разрушены и горели либо отправились на дно. Судьба трёх авианосцев была типичной: «Джон Ф. Кеннеди» с небольшим интервалом получил попадание трёх крылатых ракет и утонул практически со всеми, кто был на борту; «Рональд Рейган» получил две ракеты, загорелся и был оставлен экипажем; «Джордж Вашингтон» был поражён в корму, вопреки тяжёлым повреждениям системы рулевого управления взял курс на берег и сел на отмель рядом с кенийским берегом. Японский новостной фотограф сделал фотографию покинутого корабля – сломанного, похожего на привидение, с наклонённой палубой, омываемой прибоем – и эта фотография, распространённая в последующие дни СМИ по всему миру, стала для многих символом Восточно-африканской войны.




***

Задолго до того, как «Джордж Вашингтон» обрёл своё последнее пристанище в песках недалеко от Килиндини, американские вооружённые силы делали все возможное, чтобы ответить на атаку. Потеря спутниковой разведки не предотвратила обнаружения пусковых площадок крылатых ракет беспилотниками и американские самолёты унеслись на юг чтобы ударить по ним. Лишь приказы рассеяться после того, как последняя ракета поднимется в воздух, спасли китайские расчёты от ужасных потерь, но тысячи гражданских были убиты. Более половины самолётов с трёх авианосцев успели взлететь прежде, чем они были выведены из строя. Кроме того, те из них, кто смог добраться в безопасности до кенийской территории были вновь заправлены и немедленно отправлены наносить карающие удары по танзанийским военным и политическим объектам.


В Вашингтоне президент Уид отдал приказ блокировать в СМИ информацию о катастрофе. Его пресс-секретарь лишь объявил о том, что оперативная группа подверглась ракетной атаке и детали последуют позже. В ту ночь, встречаясь со своими советниками и председателем Комитета начальников штабов, он вновь просмотрел все, что было известно о судьбе оперативной группы, нахмурился и тихо выругался.

- Они расквасили нам нос, без сомнений, – сказал он. – Если отступим, то мы в заднице. Необходимо послать подкрепление войскам в Кении и продолжить проведение операции. Завтра первым делом я хочу увидеть план на своём столе.

Председателем Комитета начальников штабов в тот год был адмирал Роланд Уэйт, патриций из Новой Англии, чьи предки ходили под парусами ещё с Джоном Полом Джонсом

- Тем не менее, я бы хотел предложить – президент сделал знак, чтобы он продолжил, – подготовить план эвакуации наших сил, сэр. На всякий случай.

- Мы не можем. – президент вмиг стал выглядеть старше своих шестидесяти лет. – Если отступим, то мы в заднице. Вся страна в заднице.

План лежал на столе президента к шести утра: схематичный, но жизнеспособный проект воздушного моста, использующего большую часть доступных Пентагону транспортных возможностей, чтобы быстро перебросить солдат и припасы из Европы и Персидского залива в Кению. Однако за то время, пока он достиг Овального кабинета, складывающаяся ситуация сделала его безнадёжно устаревшим.


***

Самолёты взлетели с авиабаз в Центральной Азии как только поступили новости об отключении вражеской спутниковой сети. Шквал тайной дипломатии в месяцы перед войной расчистил воздушные коридоры над Казахстаном, Туркменистаном и Ираном, и позволил разместить в последних странах танкеры для заправки в воздухе; простые иранцы махали руками и приветствовали пролетающие над головами самолёты, догадываясь о их пункте назначения. В то время как корабли горели и тонули рядом с кенийским побережьем шесть передовых китайских авиакрыльев уже летели к Танзании.

Их маршрут был не совсем прямым, поскольку страна находилась под ударом американских ВВС и не могла предоставить безопасные аэродромы. Вместо этого передовым плацдармом послужила авиабаза в Южном Судане, который был сателлитом Китая. Это место стало конечной точкой путешествия значительного количества контейнеров, как и некоторых молчаливых молодых мужчин. Свежие пилоты сели в истребители, топливные баки были дозаправлены, техперсонал загрузил и привёл в боевую готовность вооружения и первая волна воздушной контратаки полетела на юго-восток в воздушное пространство Кении. Расчёты американских наземных радаров поначалу приняли их за своих, откладывая ответные действия на несколько минут. Но в тот момент, когда вновь прибывшие начали атаку на одну из авиабаз, ошибка прояснилась и бывшие в воздухе американские истребители набросились на китайские самолёты, пока те, что были на земле, взлетали, чтобы присоединиться к бою.

Через час воздушной битвы американские командующие на поле боя и в Персидском заливе сделали для себя три открытия. Первое заключалась в том, что самолёты и их пилоты были из Китая, несмотря на то, что на каждом из них красная звезда Народно-Освободительной Армии была тщательно закрашена, а сверху нарисован зелёный круг и белый факел ВВС Танзании. Вторым было то, что, по крайней мере на данный момент, китайцы обладали численным перевесом. Это было меньшей проблемой, чем могло бы быть, поскольку у Соединённых Штатов оставалось множество воздушных подразделений, доступных для переброски в зону конфликта, и четыре крыла уже летели на ближайшие аэродромы Персидского залива.

Однако самым беспокоящим было третье открытие: китайские пилоты были по крайней мере такими же хорошими, как их американские визави, тогда как их самолёты были лучше. Оба американских авиакрыла в Кении летали на F-35 Lightning II, громко разрекламированном едином ударном истребителе (Joint Strike Fighter), который был разработан для того, чтобы заполнить все возможные для истребителя ниши в ВВС НАТО. Эта сверхамбициозная цель означала слишком много компромиссов в рамках одного планера, в результате чего самолёт не очень хорошо подходил для любой из поставленных перед ним задач. Китайские J-20 не имели подобных недостатков; более быстрые и тяжеловооружённые, чем F-35, они были предназначены для единственной роли истребителя завоевания превосходства в воздухе и они уверенно её выполняли. Хотя к концу первого дня обеим сторонам был нанесён серьёзный урон, потери Соединённых Штатов были в полтора раза больше, чем у китайцев.

Новость о появлении китайских истребителей заставила приостановить планы пополнения запасов четырёх американских дивизий по воздуху на неопределённый срок.

- До тех пор, пока мы не вернём себе превосходство в воздухе, - объяснял министр обороны Уиду и другим членам команды, - существуют чёткие границы того, что мы можем делать. Даже если мы отправим транспортные самолёты под прикрытием истребителей, они станут лёгкой добычей для их ракет воздух-воздух.

Президент кивнул.

- Как скоро мы можем вернуть контроль над воздухом?

- В течение недели, если все пойдёт хорошо. У меня четыре авиакрыла прибудут завтра и ещё четыре через день.

- Что насчёт авиабаз в Южном Судане? – спросила президентский советник по национальной безопасности.

- Они должны получить сполна.

- Это будет означать, - осторожно подбирая слова сказал министр, - расширение военных действий на ещё одного китайского союзника. Возможно, даже более одного, если окажутся вовлечены другие африканские страны из их лагеря.

- Они уже вовлечены, - прогремел президент Уид. – Южный Судан в зоне действия В-52 с о-ва Диего Гарсия, я хочу чтобы они ударили по их базам как можно скорее.


***

Два дня спустя толпа разграбила посольство США в Южном Судане. Персонал едва смог убежать на вертолёте с крыши. За ночь до этого в ходе налёта В-52 разбомбили одну из двух китайских авиабаз, а так же сравняли с землёй две близлежащие деревни, убив несколько сотен человек. По всей Африке союзники Китая по очереди выступили с осуждением действий Америки и угрозой войны против Кении, тогда как немногие оставшиеся американские союзники предпочли промолчать.

Все эти выступления были для публики. Реальные решения были приняты более трёх месяцев назад, когда танзанийские и китайские дипломаты секретно посетили полудюжину дружественных Китаю африканских государств, объясняя, что Америка собирается делать и почему это важно. Перспектива китайского военного ответа изменила все на этот раз – как и предложение Китая покрыть издержки предложенного плана, а так же холодное осознание, неизбежно приходившее одному главе государства за другим после ознакомления с картами и пояснительными записками, того, что если Америка сокрушит Танзанию, то следующим может быть любой из оставшихся китайских союзников в Африке. Один за другим они подписывались под планом и начинали процесс скрытного перемещения войск.

Как только новостные СМИ показали всему миру бунты в Южном Судане, посол Танзании лично приехал в кенийский президентский дворец, чтобы доставить ноту. Несмотря на нарочитый этикет, с которой она была доставлена, само сообщение было прямым и коротким. Поскольку Кения допустила использование своей территории и воздушного пространства для нападения на Танзанию, утверждалось в ней, танзанийское правительство объявляет Кении войну. В течение последующих нескольких часов то же самое сделали ещё шесть африканских государств.

Следующим утром за три часа до рассвета артиллерийский обстрел заглушил звуки прибрежного леса на танзанийско-кенийской границе где-то в пятидесяти милях южнее Момбасы. На рассвете танзанийские солдаты хлынули через границу при поддержке первых контингентов прокитайской коалиции и китайской штурмовой авиации. К концу дня разведка на лёгких вооруженных грузовиках, называемых в африканских армиях «техничками», была на полпути к Момбасе, второму по величине городу Кении и самому большому порту.

Той же ночью кенийские и американские военные провели наспех созванное совещание в Найроби под председательством кенийского президента. Первоначальный американский план действий был годен лишь для мусорной корзины, все это признали, сейчас на кону было не освобождение Танзании, а выживание дружественного Соединённым Штатам кенийского правительства. Следующим утром, после торопливых консультаций с Вашингтоном по защищённой дипломатической линии из посольства, четыре американские дивизии покинули свои базы и выдвинулись к Момбасе, на два дня позже коалиционных сил.

При нормальных обстоятельствах вооружённые силы США скорее всего захватили бы преимущество и победили, но обстоятельства не были нормальными. Воздушная война продолжалась, но китайцы явно преобладали; военно-воздушные базы США в Кении постоянно подвергались бомбардировкам и усилия по их воздушному снабжению даже на минимальном уровне сталкивались со все более агрессивными атаками китайских истребителей. Более того, четыре дивизии США имели лишь часть их нормального снаряжения – остальное лежало на дне Индийского океана – и войска, с которыми они столкнулись, включали опытных ветеранов самых ожесточённых войн в Африке.

Основной проблемой, однако, было превосходство в воздухе. Американские вооружённые силы сделали превосходство в воздухе настолько центральным в своей военной доктрине и так последовательно достигали его в последних компаниях, что никто не имел отчётливого представления о том, как бороться и побеждать без него. И генералы, привыкшие к воздушной разведке, и лейтенанты, привыкшие иметь возможность вызывать удары авиации, испытывали огромные сложности, когда эти и многие другие опоры американского военного искусства стали недоступны. По мере того, как китайцы увеличивали свой контроль над воздушным пространством и перебрасывали больше штурмовой авиации, вооружённые силы США столкнулись с непривычной угрозой авиаударов, а американские генералы должны были считаться с фактом, что это их передвижения наблюдают с воздуха. Наконец, было затронуто моральное состояние войск: солдаты, которых практически с первых дней пребывания в лагере для новобранцев учили, что превосходство в воздухе гарантирует победу, были не готовы боро
Автор:
Джон Майкл Грир
Первоисточник:
http://thearchdruidreport.blogspot.ru/2012/10/how-it-could-happen-part-one-hubris.html
Перевод:
http://forum.polismi.org/index.php?/topic/4348-the-archdruid-report-%d0%ba%d0%b0%d0%ba-%d1%8d%d1%82%d0%be-%d0%bc%d0%be%d0%b6%d0%b5%d1%82-%d1%81%d0%bb%d1%83%d1%87%d0%b8%d1%82%d1%8c%d1%81%d1%8f-%d1%87%d0%b0%d1%81%d1%82%d1%8c-1-%d0%b2%d1%8b%d1%81%d0%be%d0%ba%d0%be%d0%bc%d0%b5%d1%80%d0%b8%d0%b5/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

83 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти