Если бы конвой PQ-17 охраняли американские авианосцы

Если бы конвой PQ-17 охраняли американские авианосцы


Предпосылки к разгрому конвоя PQ-17 лежат не в британском Адмиралтействе, а гораздо дальше и глубже – в Вашингтоне. Неприятности арктических конвоев во многом были связаны с поправкой к закону о ленд-лизе, запрещавшей эскортирование транспортов с военными грузами кораблями ВМС США.
Поправка казалась вполне уместной на 11 марта 1941 г. (дата подписания закона о ленд-лизе) -было бы странным бросать глубинные бомбы в немецкие подлодки с борта американских кораблей, без официального объявления войны между США и Третьим Рейхом. А без глубинных бомб, сопровождение ленд-лизовских конвоев не имело никакого смысла.


Впрочем, уже сама программа ленд-лиза была явным проявлением двойных стандартов американской политики: «нейтральная» держава открыто помогает одной из воюющих сторон, причем делает это на особых условиях и с отсрочкой оплаты. Немцы приняли условия американской «игры» - никаких правил нет! – и через три недели, 3 апреля 1941 года одна из «волчьих стай» хладнокровно расстреляла 10 из 22 американских транспортов трансатлантического конвоя.

Вашингтонский «обком» быстро смекнул, что без достойного прикрытия, транспорты с ленд-лизом никогда не доберутся до адресата. Уже через сутки после апрельского погрома янки засуетились, начав свои первые неуклюжие приготовления к войне: на коммуникации в Атлантике выдвинулась авианосная группировка в составе авианосца «Йорктаун», трех линкоров и их эскорта; 9 апреля началось возведение метеостанций и авиабаз на побережье Гренландии. Военные корабли сопровождали торговые караваны до середины Атлантического океана, где в назначенной точке происходила «смена караула» - транспорты переходили по опеку Королевского флота Великобритании.

Ситуация усложнилась с нападением Германии на Советский Союз – в августе в Архангельск начали прибывать конвои с военными грузами и сразу же остро возник вопрос прикрытия тихоходных транспортов. Американский военно-морской флот наотрез отказался сопровождать конвои в арктических водах – это было слишком опасно и в военном, и в политическом смысле. Американцев ничуть не смутил тот факт, что команды большинства транспортов состояли из граждан США. Позиция Вашингтона была неизменна: вам нужны эти грузы – вот и защищайте их сами, а мы свои корабли гробить не хотим. Что касается вольнонаемных команд, эти люди знают, на что они идут в погоне за звонкой монетой.

Даже после официального вступления в войну американцы не спешили показываться в полярных широтах – впервые корабли ВМС США принимали ограниченное участие в эскорте каравана PQ-15 лишь в апреле 1942 года. В дальнейшем, вся «помощь» ВМС США ограничивалась парой-тройкой кораблей. Что можно еще добавить по этому поводу? Жаль, что американские адмиралы, имея столь много возможностей (одних эсминцев у янки было больше, чем во всех странах мира), предпочли «умыть руки» в такой стратегически важной операции, как проводка арктических конвоев.

Вся тяжесть прикрытия транспортов легла на плечи Королевского флота Великобритании и советского Северного флота. Маршрут следования конвоев был разделен на две зоны ответственности: основную часть пути до острова Медвежий транспорты охраняли британцы, при входе в Баренцево море к ним присоединялись советские эсминцы. Кроме того, моряки-североморцы действовали на обеспечивающих направлениях: при подходе очередного конвоя у выходов из немецких морских баз в Норвегии выставлялись заслоны из подводных лодок, а авиация Северного флота принималась «долбить» аэродромы противника, отвлекая немцев и затрудняя атаки Люфтваффе на идущие вдали от берега транспорты.

Объективно, требовать большего от Северного флота (образца 1942 года) не приходилось - на тот момент североморцы располагали всего шестью эскадренными миноносцами (4 новых «Семёрки» и 2 «Новика» времен Первой мировой), дюжиной сторожевых кораблей из переоборудованных траулеров и двумя десятками подлодок.
Северный флот всю войну страдал от дефицита кораблей, прекрасно понимая эту проблему, британцы сопровождали караваны на всем протяжении маршрута – до советских портов. В противном случае, Северный флот, в одиночку, был бы не в состоянии обеспечить надежное прикрытие транспортов.



4 июля 1942 года случилось то, что должно было рано или поздно произойти. Пока американские матросы весело отмечали День Независимости, на корабли конвоя PQ-17 поступил приказ из Лондона: эскорту на полном ходу отойти на Запад, транспортам рассеяться и самостоятельно следовать в порты назначения. «Какого дьявола?!» - тревожно переговаривались, видя, как эсминцы разворачиваются и ложатся на обратный курс.

Виной всему был немецкий линкор «Тирпиц», который по данным британской разведки, готовился выйти на перехват конвоя. Несмотря на наличие достаточных сил для отражения атаки, британские адмиралы приняли позорное, во всех смыслах, решение распустить конвой и поскорее увести свои боевые корабли подальше от полярных широт.

«Дамоклов меч» Кригсмарине

Если оставить в стороне различные конспирологические гипотезы (использование PQ-17 в качестве «приманки», нарочное уничтожение конвоя, дабы сорвать поставки по ленд-лизу и т.д.), то лютый страх британских адмиралов перед «Тирпицем» объясняется просто: неприятные воспоминания об Ютландском сражении (1916 г.) и последствия ужасной гибели линейного крейсера «Худ», уничтоженного первым же залпом с линкора «Бисмарк».

"Тирпиц" и его "свита" выползают из фьорда

«Тирпиц» практически всю войну простоял во фьордах, служа ржавой мишенью для британской авиации. Орудия супер-линкора не сделали ни одного выстрела по надводным целям. Не было проведено ни одной сколь-нибудь значимой операции с участием «Тирпица». Казалось бы, можно было забыть про жалкое существование этой груды металла и сосредоточиться на более важных вопросах, например, борьбе с немецкими субмаринами.

Линкор «Тирпиц» не воевал. Но воевал его образ в умах британских адмиралов. Медали нужно давать экипажам «Бисмарка», «Дерфлингера» и «Фон дер Танна» - именно на их славе держался столь впечатляющий успех линкора «Тирпиц», который, не сделав ни одного выстрела, сковал все силы британского флота в Северной Атлантике!

Немцы могли бы вообще не строить линкор, достаточно было выставить в Альтен-фьорде стальную коробку или вообще фанерный макет – успех был бы прежний. Утрирую, конечно, но, надеюсь, читатели уловили суть. Будь британские адмиралы чуть менее консервативны и трусливы, конвой PQ-17 остался бы целым.

Закроем на мгновение глаза и представим на месте транспортов конвоя PQ-17 – разгружающиеся американские транспорты в заливе Лейте (Филиппины). Вместо крейсеров флота Его Величества – семь эсминцев и шесть эскортных авианосцев, патрулирующих вдоль филиппинского побережья (эскортные авианосцы - корабли неплохие, но ужасно тихоходные, их силовая установка и нижний набор корпуса аналогичны гражданским пароходам).

Любители морской истории уже догадались, что мы моделируем морской бой у острова Самар, имевший место 25 октября 1944 года.
Японцам, в том бою было, несомненно, проще – на шесть американских «малышей» из тумана выкатились … не один, а четыре линкора! А еще - 8 крейсеров и 11 эсминцев.
Японцы имели другое важное преимущество – хитро спланированная операция и два отвлекающих удара, позволили им незаметно приблизиться к заливу Лейте и застать американцев врасплох!


Эскортный авианосец "Гамбиер Бэй" тонет под огнем японских линкоров


Когда вокруг начали падать японские снаряды, янки экстренно подняли в воздух все свои самолеты, эсминцы пошли в торпедную атаку, и началась бойня… В результате, за 3 часа погони, американцы потеряли один эскортник и три эсминца, половина авианосцев имели повреждения от артиллерийского огня.

У японцев были потоплены три тяжелых японских крейсера, еще один – «Кумано», тащился где-то позади без носовой части. Остальные японские корабли были так избиты и напуганы, что повернули назад и бежали с поля боя.

Теперь, внимание, мотор! – из утренней мглы вместо японцев выползают … линкор «Тирпиц», тяжелые крейсера «Хиппер», «Шеер» и 9 эсминцев их эскорта. Чем могло закончиться их противостояние с американскими "эскортниками"?

Если перенести эти события в Баренцево море, «Тирпиц» и его эскадра были бы потоплены еще задолго до встречи с конвоем PQ-17. Там, где не смог устоять легендарный «Ямато», немецкому линкору делать было нечего. Пять-шесть эскортных авианосцев с авиакрылом, равным по численности штатному советскому авиаполку, забьют любого «Тирпица» и «Адмирала Шеера». Главное – иметь достаточно опытных и решительных пилотов.

Теперь добавим несколько штрихов к этому «портрету». Своим «чудесным спасением» янки были обязаны следующим факторам:

- отвратительному качеству взрывателей японских снарядов, которые прошивали насквозь утлые американские корабли и падали в море;
Увы, этот фактор малоприменим в Баренцево море – независимо от качества немецких снарядов, «Тирпиц» был бы гарантированно обнаружен и уничтожен еще задолго до выхода на дистанцию огня своих орудий.

- активной поддержке с других авианосцев – на помощь шести «малышам» слетелись самолеты со всей округи (всего порядка 500 машин!).
Эскортным авианосцам в Баренцевом море ждать помощи было неоткуда, с другой стороны, эскадра «Тирпица» была в три-четыре раза слабее японской!

Эскортный авианосец "Сэджент-Бэй" (CVE-83) типа "Касабланка". Полное водоизмещение 11 тыс. тонн. Макс. скорость 19 узлов. Авиакрыло 25-30 самолетов

Разумеется, напрямую сравнивать тропические Филиппины и полярные широты Баренцева моря несколько некорректно. Суровые погодные условия, обледенение палуб – все это могло затруднить работу палубной авиации. Однако, в частном случае, конвой PQ-17 шел в разгар полярного лета, а незаходящее круглые сутки солнце должно было, наоборот, сыграть на руку летчикам (обоюдоострое оружие – немецкие торпедоносцы тоже не дремлют).

Суммируя все позитивные и негативные факторы, и учитывая соотношение сил, можно делать вполне уверенный вывод: будь на месте британцев американские моряки и их любимые «игрушки» - авианосцы (пусть даже маленькие, эскортные), конвой PQ-17 имел все шансы благополучно добраться до Архангельска, а линкор «Тирпиц» имел все шансы бесславно затонуть после непродолжительного боя с палубной авиацией.
Впрочем, все могло закончится намного раньше – если бы подводной лодке К-21 удалось потопить «Тирпиц» на выходе из Альтен-фьорда.

К сожалению, все произошло так, как и должно было произойти. В результате свой профессионализм пришлось показывать советским морским летчикам и морякам-североморцам, которые, без помощи радаров, исследовали всю акваторию Баренцева моря и «обшарили» все бухты на побережье Кольского полуострова и Новой Земли, в поисках укрывшихся там американских судов. Удалось спасти 13 транспортов и сотню шлюпок и спасательных плотов, с уцелевшими на них моряками.


Вид на Северный Ледовитый океан с мыса Нордкап (самая северная точка Европы). Лето, на часах три часа ночи
Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

49 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти