Как Конев разгромил 8-ю немецкую армию и освободил Умань

12
Как Конев разгромил 8-ю немецкую армию и освободил Умань


Ситуация на фронте


К весне 1944 года на юго-западном стратегическом направлении Советские войска завершили первый этап по освобождению Правобережной Украины. Были освобождены значительные территории, разгромлены мощные группировки противника, созданы благоприятные условия для дальнейшего развития наступления с целью полного освобождения юго-западных областей СССР, выхода к государственной границе и начала освобождения Молдавской ССР и Румынии.



Немецкое командование продолжало упорно цепляться за оставшиеся районы Правобережной Украины. Противник рассчитывал на оперативную паузу, считая, что после упорных наступательных сражений, которые Красная Армия вела в течение почти всей зимы, Советские войска не смогут в ближайшее время, тем более в весеннюю распутицу, реализовать новое большое наступление.

Однако сразу же после разгрома крупной группировки вермахта в Корсунь-Шевченковской операции (Поражение немецких 1-й танковой и 8-й полевой армий в Корсунь-Шевченковской битве), несмотря на усталость войск и распутицу, Ставка директивой от 18 февраля 1944 года дала указание командованию 2-м Украинским фронтом (2-й УФ) провести подготовку для нового удара по врагу, с целью разгрома уманской группировки и завершения освобождения юго-западных областей СССР.

Операция 2-го УФ должна была вместе с операцией 1-го Украинского фронта (Как Жуков разгромил группу армий «Юг» на Правобережье) привести к рассечению войск группы армий «Юг», стратегического фронта противника. Советские войска должны были выйти к Днестру, прижать противника к Карпатам.

Советское командование при подготовке операции учло тот факт, что после поражения в Корсунь-Шевченковской битве гитлеровцам будет сложно быстро пополнить разгромленные дивизии. Разведка установила, что свободных резервов у противника нет, а части, которые противостоят 2-му Украинскому фронту, нуждаются в отдыхе и пополнении. Поэтому немецкому командованию необходимо было снимать войска с других направлений и перебрасывать их в район советского наступления. Учитывался и фактор ослабления боевого (морального) духа и качества немецкой армии (гибель и плен кадровых военных). Боевая стойкость немецких войск серьёзно снизилась.


Генерал-полковник М. Захаров и маршал И. Конев у карты боевых действий. 1944 год

План операции


2-й УФ получил задачу начать наступление с рубежа Кировоград – Шпола – Звенигородка – Виноград в общем направлении на Умань. Выйти на линию Ладыжин – Гайворон – Ново-Украинка. На втором этапе операции войска фронта должны были выйти к Днестру, на участке Могилев-Подольский – Ягорлык, затем двигаться к Пруту. Первоначально наступление планировали начать 8–10 марта 1944 года.

Комфронта Конев со своими генералами провёл рекогносцировку местности, чтобы выбрать наиболее удобный участок для наступления. Командование фронта выбрало 25-километровый участок на фронте Русаловка – Стебное.

Командование фронта решило нанести два удара. Главный удар планировали нанести из района Чемерисское, Ольховец. Войска должны были наступать в общем направлении на Умань и далее к Южному Бугу и Днестру в направлении Бельцы, Яссы.

Удар наносили силами трёх общевойсковых (31 стрелковая дивизия) и трёх танковых армий (всего около 560 танков и САУ). Здесь были расположены 27-я, 52-я, 4-я гвардейская общевойсковые, 2-я, 5-я гвардейская и 6-я танковые армии генералов Трофименко, Коротеева, Галанина, Богданова, Ротмистрова и Кравченко. На первом этапе операции эти армии должны были разгромить уманскую группировку противника, выйти в район Ладыжина и Гайворона.

Танковые армии располагались в дух эшелонах. 2-я и 5-я гвардейская танковые армии Богданова и Ротмистрова были поставлены в первом эшелоне, а 6-я танковая армия Кравченко – во втором. В результате командование могло использовать две армии для прорыва тактической зоны обороны противника, а третью армию применить в зависимости от обстановки.

Две общевойсковые армии должны были нанести вспомогательный удар на 18-километровом участке Шестаковка, Мухортовка. Они получили задачу разгромить войска противника в районе Ново-Украинки и двигаться к Южному Бугу, на Первомайск. Этим они способствовали наступлению основных сил фронта. Вспомогательный удар наносили 5-я, 7-я гвардейские армии Жадова и Шумилова. В первом эшелоне наступали 8 стрелковых дивизий, во втором эшелоне у каждой армии было по одной стрелковой дивизии.

Кроме того, в составе фронта было ещё две армии – 40-я и 53-я Жмаченко и Манагарова, которые за флангами основной ударной группировки, сосредоточили довольно крупные силы – по пять стрелковых дивизий. Эти группировки должны были обеспечить возможность развития наступления сразу после прорыва немецкого фронта силами основной ударной группы. Одновременно эти группировки могли парировать возможные немецкие контратаки по флангам главной ударной группировки фронта. В резерве комфронта оставался 5-й гвардейский кавкорпус, который был сосредоточен на главном треке.

Направления ударов были выбраны верно. Немецкая оборона на этих участках была слабо подготовлена в инженерном отношении. Немцы просто не успели оборудовать полноценную линию обороны после потери прежних рубежей. Правда, местность была насыщена ручьями и реками, что осложняло применение бронетехники, тяжелого вооружения.

Серьёзными естественными преградами на пути наших войск были реки Горный Тикич, Южный Буг, Днестр и Прут. Бродов практически не было. Уровень воды в реках и речках повысился из-за преждевременного весеннего паводка. Берега на большинстве участков форсирования были крутые, обрывистые и в ряде случаев высокие.

Также было время весенней распутицы.

Как отмечал маршал Иван Степанович Конев в «Записках командующего фронтом»:

«История войн не знает более широкой по своим размахам и сложности в оперативном отношении операции, которая была бы осуществлена в условиях полного бездорожья и весеннего разлива рек. В моей памяти неизгладимы картины преодоления солдатами, офицерами и генералами непролазной липкой грязи. Я помню, с каким неимоверным трудом вытаскивали бойцы застрявшие по самые кузова автомобили, утонувшие по лафеты в грязи пушки, надсадно ревущие, облепленные черноземом танки. В то время главной силой была сила человеческая».


Силы сторон


Группировка войск 2-го Украинского фронта имела в своём составе семь общевойсковых, три танковые, одну воздушную армии (5-я воздушная армия Сергея Горюнова), два механизированных и один кавалерийский корпус. Всего фронт имел свыше 690 тыс. человек (в операции приняло участие 480 тыс. человек), более 8,8 тыс. орудий и минометов (включая 836 зенитных орудий), около 670 исправных танков и САУ, 551 самолет.

Советский фронт к началу операции не успели восстановиться после прошлых сражений. Советские дивизии к началу операции не успели пополнить, в среднем они насчитывали 4,5–5 тыс. солдат. Танковые армии имели некомплект 75 % машин.

В полосе 2-го Украинского фронта оборону держала 8-я армия под командованием Отто Вёлера и часть сил 6-й немецкой армии Карла-Адольфа Холлидта (8 апреля его заменили на Максимилиана де Ангелиса). Немецкая группировка насчитывала 22 дивизии, включая 4 танковые и 2 моторизованные. В составе немецкой группировки в общей сложности насчитывалось до 400 тыс. человек, до 3,5 тыс. орудий и минометов, около 450 танков и штурмовых орудий и 500 самолетов 4-го воздушного флота. Уже в ходе сражения на этот участок были переброшены значительные дополнительные силы, включая 4-ю румынскую армию.

Наиболее мощная вражеская группировка была расположена на уманском направлении. Здесь в первом эшелоне держали оборону 17 дивизий, во втором и резерве – 5 дивизий. Из них три танковые дивизии находились на доукомплектовании в районе Умани, в 20–60 км от фронта. По Южному Бугу были расположены более глубокие резервы.

Хотя войска противника потерпели сильное поражение в период Корсунь-Шевченковской битвы, они сохранили боеспособность. Немцы продолжали восстанавливать свои дивизии, пополнять их людьми, оружием и техникой. По своей средней численности немецкие дивизии значительно превосходили советские стрелковые дивизии, они насчитывали 9–10 тыс. солдат.

В связи с ликвидацией Корсунь-Шевченковского выступа, немцам пришлось создавать новую оборонительную систему, поэтому здесь немецкая оборона была менее глубока и слабее развита в инженерном отношении, чем другие участки фронта. В тактической зоне немцы успели построить главную оборонительную полосу глубиной 6–8 км, которая состояла из 2–3 позиций.

Советская разведка, которая довольно хорошо изучила немецкую оборону, отмечала слабую насыщенность огневыми средствами и инженерными объектами, незаконченность работы по приспособлению к обороне отдельных населенных пунктов. В оперативной глубине немцы только приступили к созданию оборонительных укреплений на отдельных участках по реке Горный Тикич.


Панорама брошенной и разбитой немецкой техники в Умани. Справа виден танк Pz. Kpfw. V «Пантера», в центре на втором плане САУ «Хуммель» и бронеавтомобиль Sd. Kfz. 231. На переднем плане седельный тягач Chevrolet, справа автомобиль Horch 108 и у стены здания танк Pz. Kpfw. IV. 13 марта 1944 г.

Прорыв немецкой обороны


Хорошо поработали армейская, фронтовая, артиллерийская и авиационная разведка. Ей удавалось проникнуть в глубину расположения противника на 50 и более километров, особенно после прорыва и при развитии наступления. Большую помощь в разведке оказали партизаны, которые добывали ценную информацию о противнике. Разведчики установили расположение и конструкцию дотов, укрепленных районов, промежуточные и основные оборонительные рубежи и пути подхода резервных соединений противника.

4 марта 1944 года на участках наступления усиленные батальоны провели разведку боем, выявив систему обороны противника. Утром 5 марта началась артиллерийская подготовка. Она длилась 56 минут: огневой налет – 10 минут, методический огонь – 35 минут и еще огневой налет – 11 минут.

На главном направлении сосредоточили большую часть артиллерии фронта – до 71 % всех стволов. На 25-километровом отрезке на 1 км фронта приходилось 148 орудий и минометов. Большую плотность артиллерии на участке прорыва создали за счёт привлечения артиллерии соседних 40-й и 53-й армий, а также танковых армий. С учётом слабости инженерного состояния немецкой работы, считалось, что такой концентрации достаточно для успеха операции. На главном направлении сосредоточили и большую часть танков и САУ – 631 машину.

Из-за ненастной погоды действия авиации были ограничены. Начальный этап битвы фактически прошел без участия авиации. В дальнейшем привлечение авиации также не было эффективным. Войска ушли далеко вперёд, имевшиеся грунтовые аэродромы в условиях распутицы не были пригодны для использования. Немцы при отступлении свои аэродромы разрушали.

После мощной артиллерийской подготовки соединения 27-й армии Трофименко, 52-й армии Коротеева и 4-й гвардейской армии Галанина перешли в наступление. В этот же день в бой ввели 2-ю танковую армию Богданова (в полосе 27-й армии) и 5-ю гвардейскую танковую армию Ротмистрова (в полосе 4-й гвардейской армии). Вскоре в прорыв ввели и 6-ю танковую армию Кравченко.

Удар такой силы стал неожиданностью для противника. С учётом слабости немецкой обороны и концентрации пехоты, артиллерии и танков – это быстро принесло успех советским армиям. В первый день немецкий фронт прорвали на участке шириной в 30–35 км. К концу дня советские воины в среднем продвинулись на 13 км вглубь немецкой обороны. Немцы стали отступать к Южному Бугу.

К концу второго дня наступления Советские войска пробили брешь шириной 60 км и на глубину 25 км.

Все немецкие контратаки были успешно отражены.

К исходу 6 марта и днем 7 марта главная ударная группировка фронта вышла на реку Горный Тикич. Передовые отряды с ходу форсировали реку. После захвата плацдармов, саперы быстро возвели деревянные мосты. Саперы работали в тяжелейших условиях – при отсутствии транспортных машин с тяжелыми средствами переправ, под огнем противника, в ледяной воде. Благодаря их самоотверженной работе в ночь на седьмое и днем 7 марта было возведено 11 мостов. Это позволило продолжить наступление, не теряя набранного темпа.

В результате тыловой рубеж немцев на реке Горный Тикич был прорван. Вся система немецкой обороны рухнула. Советские войска пробились на оперативный простор.


Советские солдаты осматривают захваченный в городе Умань немецкий танк Pz. Kpfw. V Ausf. A «Пантера» через три дня после освобождения города от захватчиков 10 марта 1944 года

Освобождение Умани


Германское командование на третий день наступления смогло подготовить контрудар. 7 марта 1944 года части 13-й, 14-й и 11-й немецких танковых дивизий, усиленных двумя бригадами штурмовых орудий, нанесли контрудар, пытаясь остановить стремительное наступление Русских войск и прикрыть отход уманской группировки.

Однако ожесточённые атаки противника в районе станции Поташ были отражены. Немцы понесли большие потери в живой силе и технике. Было захвачено значительное число целых танков, которые пошли на укомплектование танковых дивизий.

7 марта Советские войска расширили прорыв до 80 км в ширину и до 50 км в глубину.

Надо отметить, что все первые дни наступления погода была нелетной. Авиация фронта, по сути, бездействовала.

В этот же день начала наступление 40-я армия под командованием Жмаченко, она ввела в прорыв 50-й стрелковый корпус. Используя успех главной ударной группировки, начала наступление и 53-я армия под началом Манагарова. Это обеспечило войска главной ударной группировки фронта с флангов, позволяя развивать наступление быстро и решительно, не отвлекая силы на оборону со стороны флангов. Были сохранены вторые эшелоны, необходимые для развития первого успеха.

8 марта перешли в наступление 5-я гвардейская армия под командованием Жадова и 7-я гвардейская армия Шумилова. На их участке также провели 56-минутную артподготовку. В этот же день армии прорвали немецкую оборону на участке 12 км и продвинулись в глубину до 7 км. Эти армии наступали более медленными темпами. Это объяснялось почти полным отсутствием танков и меньшим количеством артиллерии.

Основная ударная группировка течение 8 и 9 марта расширила фронт наступления до 170 км. К концу дня 9 марта части 52-й армии Коротеева уже вели бой за Умань. Одним из первых к городу пробился 73-й стрелковый корпус под началом генерала Батицкого. 29-й танковый корпус генерала Кириченко армии Ротмистрова совершил 40-километровый бросок в тыл противника и также ворвался в Умань.


Группа немецких парашютистов в перерыве между боями в марте 1944 года.

Немцы при отступлении пытались уничтожить город, но так как темп наступления Советских войск был очень высоким, то полностью реализовать этот замысел не удалось.

Маршал Конев вспоминал:

«Красивый украинский город с прекрасным Софиевским парком весь до войны утопал в садах. Сейчас он предстал перед нами в руинах, разрушенный гитлеровцами. На улицах валялись трупы немецких солдат, стояли подбитые танки и автомашины противника.
Крупные здания большого аэродрома, примыкавшего к городу, были разрушены, взлетная полоса взорвана, оставшиеся здания заминированы, разрушена городская электростанция. Город был заминирован, и пока были расчищены только основные маршруты, где проходили войска. Из Умани фашисты угнали в Германию около 10 тыс. девушек и юношей. Почти полностью было истреблено немцами еврейское население города».

Советские войска, несмотря на бездорожье, стремительно продвигались вперёд.

10 марта части 6-й танковой и 27-й армий освободили город и крупный железнодорожный узел Христиновку. За пять дней боевых действий на уманском направлении войска фронта в основном выполнили задачи первого этапа наступления. Оборона противника была разрушена, войска продвинулись на 65 км. На вспомогательном направлении немцы также отходили. В обстановке успешного продвижения войск главной группировки фронта отходил противник и в полосе 53-й армии. 2-й УФ разгромил силы трёх пехотных, одной авиаполевой, одной горной, трех танковых дивизий.


Расчет советской 122-мм гаубицы образца 1938 года меняет позицию. Фотография из Военного музея артиллерии, инженерных войск и войск связи МО РФ в Санкт-Петербурге «На дорогах Украины. 1944 г.».

Прорыв через Южный Буг и Днестр


Немецкие войска, бросая технику, оружие, склады с вооружением, продовольствием и боеприпасами, сотни тонн горючего и большое количество разного военного снаряжения, отступали к Южному Бугу. Местами отход принял характер бегства. Немецкое командование планировало закрепиться на рубеже Южного Буга, туда отходили разбитые дивизии и подтягивали резервы. Отход прикрывали арьергарды, которые оказывали упорное сопротивление, пытаясь сбить темп советского наступления.

11 марта 1944 года Советская Ставка уточнила задачи фронту Конева. 2-й УФ должен был с ходу форсировать Южный Буг, не дав немцам на нём закрепиться, выйти на Днестр и захватить на его правом берегу плацдармы. Главная ударная группировка должна была наступать на Могилев-Подольский, затем на Бельцы и выйти на реку Прут, вспомогательная – на Первомайск, Рыбницу.

Для сохранения темпов наступления командование сформировало мобильные передовые отряды, имеющие в своем составе танки, артиллерию и инженерные соединения. Командирами передовых отрядов назначали самых решительных и инициативных офицеров. Перед ними была поставлена задача смело с ходу форсировать реку на подручных средствах, не ожидая подхода основных сил с инженерными средствами.


Жители освобожденного румынского города Ботошани (Botoșani) с музыкой встречают бойцов РККА. На фото мотоциклы DKW NZ 350 (слева) и «Индиан 741» 4-го мотоциклетного полка 6-й танковой армии. Апрель 1944 г.


Жители освобожденного румынского города играют на скрипках для советских солдат на танке Т-34-76. В центре фото советский офицер ведет киносъемку. Апрель 1944 г.

К исходу 11 марта передовые отряды, преследуя противника и ведя бои с его арьергардами, вышли к Южному Бугу.

Были захвачены районные центры Джулинка и Гайворон. Прорыв достиг 300 км по фронту и до 100 км в глубину. В ряде мест передовые отряды выходили к реке вместе с немцами или даже раньше их. Так, передовой отряд 2-й танковой армии – десант стрелков и саперов на танках, в 23 часа 11 марта вышел к мосту на реке Южный Буг в районе юго-западнее Джулинки. Советские танкисты с ходу врезались в колонны противника. Одна группа завязла бой с немецким гарнизоном в районе Джулинки и арьергардом, другая двинулась к мосту для его захвата. Однако мост оказался заминированным. Немцы его взорвали, бросив солдат, которые не успели переправиться.

Форсирование бурного Южного Буга из-за половодья представляло сложную задачу. Но советские воины, не дав врагу передышки и возможности закрепиться на правом берегу, где те уже начали возводить систему оборонительных сооружений и заграждений, с ходу на лодках, понтонах, плотах, других средствах стали переправляться через реку.

В районе Шумилова танкисты армии Богданова обнаружили брод, где глубина была относительно небольшой – 2 метра. Место хорошо промеряли, оборудовали подъездами и указателями. Выхлопные трубы вывели наружу. Люки задраили, их проконопатили и смазали солидолом. 12 марта по дну реки прошло 7 танков. Их появление для немцев стало неприятным сюрпризом. Танкисты захватили плацдарм.

К ночи 14 марта был восстановлен мост в Березках. По нему переправили главные силы 2-й танковой армии и начали переправлять войска 52-й армии. 15 марта в Джулинках стали строить второй мост, 18 марта он был готов. В эти же сроки возвели мост в Шумилове. Эти мосты позволили переправить все силы 2-й танковой и 52-й армий.

Части 4-й гвардейской и 5-й гвардейской танковой армий успели захватить мост в районе Хощевато. Немцы не успели его взорвать. По нему перебросили передовые отряды. Немецкая авиация разрушила часть моста. Но его быстро восстановили.

К тому же часть 5-й гвардейской танковой армии переправили по мосту в Березках. 4-я гвардейская армия стала переправляться с помощью паромов, собранных из подручных средств. 38-я армия 1-го Украинского фронта вышла к Южному Бугу 15 марта и сразу захватила плацдарм. В результате правый фланг 2-го УФ была обеспечен.

Таким образом, Южный Буг форсировали быстро, немцы не смогли на нём закрепиться.

5-я и 7-я гвардейские армии, не имея подвижных соединений, двигались более медленными темпами, но и они наступали. До 16 марта армии вели тяжелые бои с шестью пехотными дивизиями, танковыми дивизиями СС «Великая Германия» и «Мёртвая голова» и 10-й моторизованной дивизией. 17 марта 5-я гвардейская армия Жадова овладела Ново-Украинкой. Действовавший в полосе наступления армии Жадова 5-й гвардейский кавкорпус вышел к Южному Бугу. 7-я гвардейская армия Шумилова захватила железнодорожный узел Помощная. 23 марта был освобожден Первомайск.

Войска фронта стремительно двинулись к следующему важному рубежу – Днестру.

16 марта части 2-й танковой армии заняли важный железнодорожный узел Вапнярка. В результате Советские войска перехватили железнодорожную магистраль Одесса – Жмеринка. 17 марта советские танкисты, пройдя за четыре дня 130 км, вышли к Днестру и после тяжелого боя захватили Ямполь. Соединения 5-й гвардейской танковой армии освободили Сороки. 19 марта части 6-й танковой и 27-й общевойсковой армий освободили Могилев-Подольский.

При форсировании Днестра советские воины проявляли чудеса героизма и самоотверженности. До границы осталось совсем немного, бойцы рвались вперёд. Саперы работали в тяжелейших условиях и обеспечивали переправу войск. Передовые отряды переправлялись на другой берег и, вступая в бой с превосходящими силами противника, захватывали плацдармы и удерживали их до подхода основных сил.

20–21 марта Советские войска форсировали Днестр и захватили большой плацдарм.

Немецкое командование пыталось воссоздать сплошной фронт и остановить Советские войска, бросалось в бой буквально всё, что было под рукой. Пехотные и танковые дивизии подкрепляли тыловыми, учебными частями, охранными, полицейскими, строительными батальонами т. д. Разгромленные дивизии сводили в боевые группы. Однако все немецкие контратаки были отбиты.


Советская техника на понтоне перед форсированием реки Прут. На понтоне видны советский танк английского производства «Валентайн» и грузовик американского производства «Студебеккер». Март-апрель 1944 г.

Форсирование реки Прут


Наступление войск 1-го и 2-го УФ рассекло немецкую группу армий «Юг» на две части. 8-я немецкая армия была отделена от 1-й танковой армии. 22 марта 1944 года Ставка поставила фронту задачу силами правого фланга выйти к реке Прут, на рубеж Унгены и Кишинев. Левый фланг фронта получил задачу наступать на южном направлении, выйти на рубеж Бендеры, Тирасполь и Раздельная. 40-я армия должна была поддержать наступление 1-го УФ, отрезав пути отхода каменец-подольской группировке противника.

26 марта были освобождены Бельцы. В этот же день армии Трофименко, Коротеева, Галанина, Багданова и Кравченко вышли на 85-километровом участке севернее Ясс на советскую границу.

28 марта Советские войска форсировали Прут и начали боевые действия на румынской территории.

2 апреля 1944 года Москва сделала заявление, в котором сообщила, что не собирается захватывать какую-либо часть Румынии. А также менять в стране общественно-политический строй. Вступление Красной Армии на территорию Румынии объявили военной необходимостью. 6 апреля были взяты Ботошаны и другие румынские уездные города. Советские армии вышли на подступы к Яссам и Кишиневу.

Немецкое командование, чтобы избежать окружения своих сил в междуречье Южный Буг, Днестр, 28 марта начало отвод дивизий немецких 8-й, 6-й и румынской 3-й армий. Это позволило войскам 3-го Украинского фронта ускорить освобождение Одессы.

Одновременно, чтобы спасти от полного разгрома южный фланг своего стратегического фронта, немецкое командование стало спешно перебрасывать на ясско-кишиневское направление румынскую 4-ю армию и 9 дивизий из состава 6-й армии (всего 18 дивизий, 3 бригады и другие части). Сопротивление противника резко усилилось.

Дальнейшее наступление Советских армий не привело к значительным успехам. Дивизии были обескровлены и утомлены. Коммуникации армий были сильно растянуты, тылы отстали. Наличие значительного числа рек и их разлив резко осложнили возможности по переброске сил, подвозу боеприпасов, топлива, снабжению войск всем необходимым.


Советские сапёры майора Л. Кравчука строят настил для прохода танков Т-34. 2-й Украинский фронт.

Конев отмечал сложности, которые начались ещё до начала операции:

«Наступившая распутица и начавшиеся в первых числах марта дожди еще более ухудшили состояние грунтовых дорог, и движение автотранспорта на всем их протяжении было крайне затруднено. В местах подъемов и спусков без средств буксировки было невозможно въехать в гору или спуститься с горы. Мы мобилизовали для продвижения автотранспорта все. Для буксировки машин и перевозки грузов использовались все имеющиеся в частях тракторы. Выделены были для этой цели танки и бронетранспортеры.
На отдельных участках для проталкивания машин создавались бригады из местного населения. Были мобилизованы весь имеющийся гужевой транспорт и вьючные подразделения. Мы были вынуждены выделять специальные команды для переноса груза на руках. Только в 27-й армии на подвозе грузов в войска и на передовую базу в подготовительный период операции в среднем ежедневно работало 400 привлеченных пароконных подвод и 150 вьючных лошадей, 5 400 человек подносили грузы вручную.
Таков был труд и героика войны.
Такое же положение было и в других армиях. Огромную помощь оказало нам здесь местное население, только что освобожденное от немецкой оккупации. Женщины, дети, пожилые люди добровольно шли помогать войскам, отдавали сохранившихся волов, лошадей, коров для подвоза грузов и строительства дорог, вручную несли боеприпасы для фронта».

В середине месяца Ставка дала разрешение завершить операцию. Её основные задачи были выполнены.


Гвардейское конное подразделение переправляется через реку. 2-й Украинский фронт.

Итоги операции


Советские войска потеряли 266 тыс. человек, из них 66 тыс. убитыми и пропавшими без вести.

Немецко-румынские войска потеряли более 118 тыс. человек только убитыми, взяли в плен более 27 тыс. человек. Десять немецких дивизий были разгромлены, потеряв от 50 до 75 % личного состава и почти все тяжелое вооружение. Ещё 16 немецких и румынских дивизий понесли тяжелые потери.

Также противник понес большие материальные потери: 165 самолетов было захвачено и уничтожено, сотни танков и штурмовых орудий уничтожили или захватили на ремонтных базах, было утрачено более 5,8 тыс. орудий и минометов и т. д. Генерал-фельдмаршал Манштейн и генерал-полковник Холлидт за страшное поражение на южном фланге были отправлены в отставку.

Уманско-Ботошанская операция считается одной из самых успешных операций Красной Армии.

Наступление 1-го и 2-го УФ привели к разрыву фронта группы армий «Юг». Советские войска в довольно короткие сроки продвинулись на 200–320 км. Были освобождены значительные территории Правобережной Украины и Молдавии. Советские войска начали освобождение от фашизма Румынии.

Создание войсками 2-го УФ оперативного плацдарма в Северной Румынии в большой степени способствовало успешному проведению Ясско-Кишиневской операции.

Были созданы условия для соседнего 3-го Украинского фронта в деле освобождения Одессы, а также для проведения операции по освобождению Кишинева.


Девушки приветствуют советских офицеров-танкистов на Украине. Апрель 1944 г.

Операция имела большое военно-политическое значение.

Большие успехи Советских войск и их стремительное наступление вызвали некоторое просветление в головах румынских, болгарских и венгерских руководителей. Румыния в апреле даже запросила у Москвы условия перемирия. Москва потребовала порвать отношения с Берлином, перейти на сторону СССР, признать границу 1940 года и возместить убытки за действия румынских оккупантов на советской территории. Эти условия румынское правительство отвергло.

Берлин уже не мог надеяться на верность своих сателлитов. Немцы сначала оккупировали Венгрию, а затем и Румынию. Западные же союзники СССР, впечатленные успехами Красной Армии и опасаясь опоздать к дележке «шкуры берлинского медведя», ускорили подготовку к высадке войск во Франции.


Преследуя врага, войска 2-го Украинского фронта вступают на территорию Румынии.
12 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. +6
    19 марта 2024 06:35
    Такие темы интересно читать, сравнивая с сегодняшними реалиями.
    1. +7
      19 марта 2024 10:18
      Цитата: Медведев_Дмитрий
      Такие темы интересно читать, сравнивая с сегодняшними реалиями.

      Не надо о грустном. Ну нет у нас сейчас Жуковых, Рокосовских, Коневых и пр. К сожалению, и Сталина тоже нет.
      1. 0
        29 июня 2024 17:00
        И солдат, потерявшие всю семью нет. К счастью.
  2. BAI
    +3
    19 марта 2024 07:46
    Серьёзными естественными преградами на пути наших войск были реки Горный Тикич, Южный Буг, Днестр и Прут. Бродов практически не было. Уровень воды в реках и речках повысился из-за преждевременного весеннего паводка. Берега на большинстве участков форсирования были крутые, обрывистые и в ряде случаев высокие.

    Отец в плавнях Днастра воевал. Низкие болотистые берега. 2 недели по колено в воде в перемежку со снегом. Суши не было. Одни затопленные болота. Ни одного простудного заболевания.
    1. BAI
      +1
      19 марта 2024 08:37
      Плавни Днестра _____________________
    2. 0
      29 июня 2024 17:02
      Адреналин. Могущественное природное лекарство.
      .............................................
  3. +2
    19 марта 2024 11:32
    Для сохранения темпов наступления командование сформировало мобильные передовые отряды, имеющие в своем составе танки, артиллерию и инженерные соединения. Командирами передовых отрядов назначали самых решительных и инициативных офицеров. Перед ними была поставлена задача смело с ходу форсировать реку на подручных средствах, не ожидая подхода основных сил с инженерными средствами.
    Правильно выбранная стратегия привела к блестящим результатам.
  4. -1
    19 марта 2024 14:02
    жаль, что автор плохо вычитывает текст:
    "Немцы понесли большие потери в живой силе и технике. Было захвачено значительное число целых танков, которые пошли на укомплектование танковых дивизий." в РККА тогда не было танковых дивизий на фронтах... request
    "провести подготовку для нового удара по врагу, с целью разгрома уманской группировки и завершения освобождения юго-западных областей СССР." не СССР , а УССР. Деление СССР было на республики, а не на области...... hi
  5. +1
    19 марта 2024 18:41
    Вообще-то "Великая Германия" была весной 1944 года ни разу не танковой, а панцер-гренадерской дивизией и элитной дивизией вермахта, а не СС.
    1. +3
      19 марта 2024 19:54
      считай шо гроссдойчланд что дас райх кто в сортах этого говна разбираться будет все боши свиньи
  6. +1
    20 марта 2024 10:33
    Цитата: BAI
    Отец в плавнях Днастра воевал. Низкие болотистые берега. 2 недели по колено в воде в перемежку со снегом. Суши не было. Одни затопленные болота. Ни одного простудного заболевания.


    Моя мама была главрачом фронтового госпиталя (медаль за Сталинград). Действительно, никаких гриппов и ангин. Однако при переправах в холодной воде - отмечала большое количество пострадавших с фурункулами (по народному - с "чиряками"), в основном саперы - скромные многострадальные герои той войны....

    Понимаю, что это, наверное, нельзя сравнивать, но просто для справки - в моих высокогорных походах простуженных тоже не было, хотя приходилось переходить вброд горные ледяные речки. Спирт "для сугреву" не пили, не помню такого. Главное вовремя подсушиться. Вероятно в стрессовых ситуациях организм максимально мобилизуется...
  7. +1
    8 апреля 2024 22:12
    Непостижимо, как могли так называемые президенты-коммунисты после таких огромных понесенных жертв и крови наших предков, дедов и отцов просто так отдать украину в руки наших врагов. И благодаря опять же этим "вождям" русская кровь опять льется на этой земле. Неужели они не понимали, что творили и к чему это приведет?