Особое задание разведроте

(отрывок из документальной повести Ю.Г. Шатракова "Скитание и возвращение чудотворной иконы", опубликованной в журнале "Юность"
№ 5(652) 2010 г.)

Особое задание разведроте



Ставка Гитлера поставила перед командованием группы армий "Север" до наступления холодов захватить Ленинград с целью переброски всех сил на московское направление. Их план заключался в том, что ударом через Грузино, Будогощь, Тихвин прорваться к реке Свирь и совместно с финскими войсками полностью изолировать Ленинград от всей страны. 23 октября 1941 года фашисты захватили Будогощь, что создало реальную угрозу падении и Тихвина. Упустив время для усиления 4-ой армии, прикрывающей Тихвин, советские войска вынуждены были 8 ноября 1941 года оставить этот город. Ленинград лишился последней коммуникационной базы, так как железная дорога на Волхов была уже захвачена фашистами. Ставка Верховного Главнокомандования срочно приняла меры по усилению 52-ой и 54-ой армий для освобождения Тихвина. В итоге на этом участке фронта наконец-то был достигнут перевес Красной Армии над фашистами, который достигал 46 тысяч бойцов. Для предотвращения излишних потерь в 52-ой армии при прорыве фронта были созданы специальные хорошо экипированные и вооруженные добровольческие отряды, которые 17 ноября 1941 года, скрытно просочившись в тыл противника, уничтожили основные опорные пункты немцев. 20 ноября 1941 года части Красной Армии освободили Малую Вишеру. Это была первая победа за Тихвин.

Командование 4-ой армии сосредоточило севернее и восточнее Тихвина более 200 единиц артиллерии, которые после освобождения Малой Вишеры приступили к уничтожению опорных точек врага в городе. Для обороны Тихвина ставка Гитлера срочно перебросила в город 61 дивизию из резерва группы армий "Север", 215 дивизию из Франции и 250 дивизию из Испании (экипированную в голубые шинели). После обработки всех разведывательных сведений штурм города частями Красной Армии был назначен на 8 ноября 1941 года. За день до этого командиру разведроты 44-ой стрелковой дивизии народного ополчения П.А. Артюшенко и его бойцам была поставлена задача: ночью скрытно выйти в район Богородичного Успенского монастыря, захватить его, посеять панику, создав впечатление, что бой в монастыре ведет специальный десант, продержаться до подхода передовых частей дивизии и главное – захватить в соборе икону Божией Матери Одигитрии. Последнюю часть задания четко сформулировал бойцам комиссар Д. Сурвилло. Наступило молчание, от комиссара бойцы не ожидали услышать такое. Все они хорошо помнили, как в годы их детства власти страны закрывали храмы, размещали в церквях склады, а священников расстреливали или ссылали в лагеря. А тут такое задание. Значит, что-то изменилось. Ротный уточнил: "А что дальше делать с иконой после ее нахождения?". "Оберегать и ждать подхода основных сил дивизии": пояснил комиссар. Затем он показал бойцам лик иконы. Это на случай, если кто никогда ее не видел. Бойцы усмехнулись, они хорошо помнили эту икону. Многие из них были местными жителями, и в детстве с родителями бывали в соборе, не смотря на запреты в школах. В народе сохранилась память о чудотворной силе ее, написанной апостолом Лукой во время земной жизни Девы Марии.

Вечером 7 ноября отдельными маршрутами группы бойцов роты после 10 часов вечера перешли передний край и к часу ночи сосредоточились в районе монастыря. Двум группам бойцов поручалось прорваться в монастырь со стороны часовни "Крылечко". Каждый боец четко знал и усвоил свою задачу в этой операции. Прорыву мешало наличие десяти машин, которые прибыли, видимо, для вывоза раненных немцев. Времени до начала операции оставалось минут двадцать. Мороз стоял сильный, сержант Амелин приказал подорвать последний грузовик и, когда фашисты выскочат к машинам уничтожить всех из ручных пулеметов. Затем ворваться в часовню, добить тех, кто остался там, и прорваться к собору. С севера и востока уже слышались залпы орудий, это соединения генералов П.А. Иванова и А.А. Павловича уничтожали опорные пункты противника перед штурмом. Через десять минут раздались два взрыва гранат и последние две машины запылали, освещая все пространство около часовни. Выскочили немцы, они бросились к машинам, стараясь завести их, но попав под пулеметный огонь, были ликвидированы. Разведчики бросились к часовне, гранатами проложили себе путь на территорию монастыря. Но здесь их ждали автоматные очереди из жилых помещений и келий. Началась стрельба в других районах монастыря, это тоже прорывались разведчики. Улучшив момент, сержант со своим отделением ворвался в собор, немцев там не было. Включив фонарик, он стал осматривать стены, отыскивая икону. Ее не было. Оставив двух бойцов в засаде, сержант с остальными выскочил из собора для захвата звонницы. Но в этот момент его ранили. Друг перенес сержанта обратно в собор, где его перевязали. Стрельба и разрывы гранат уже слышались с четырех сторон, это штурмовые группы дивизии выполняли задание. 8 декабря город был очищен от немцев. Позже удалось выяснить, что придавая большое значение иконе, немцы за пять дней до штурма города вывезли ее в Псков, где в начале декабря 1942 года она была помещена в кафедральном соборе. Освобождение Тихвина стало прелюдией прекращения боевых действий на большом участке Карельского фронта. 7 декабря 1941 года два бронетанковых батальона финнов захватили Медвежьегорск и Повенец. Для их уничтожения и снижения потерь 131 полка 7 дивизии, которые вели бои с финнами на этом участке фронта, командование Красной Армии приняло решение взорвать первую платину Беломоро-Балтийского канала. В результате два бронетанковых батальона были смыты ледовым валом в Онежское озеро, наступление финнов остановилось. 8 декабря 1941 года после длительных обсуждений с правительством Англии последнее объявило состояние войны с Финляндией. Все это позволило стабилизировать фронт на длительный период.

Возвратилась икона вновь в Тихвин из США по решению сына епископа Иоана-протоирея Сергия Гарклавса. Перед возвращение в Тихвин икона представлялась прихожанам в православных храмах Риги, Москвы, Санкт-Петербурга. Акафисты с молебном Божией Матери перед Ее иконой проводятся ежедневно в храме Тихвинского монастыря.

P.S. Почему лично Сталин и его окружение изменило отношение к православию в начале Великой Отечественной войны? Ответ, видимо, кроется в том, священники даже на оккупированных врагом территориях призывали в своих проповедях к борьбе с фашизмом за свободу нашей страны. Они были патриоты. Можно также привести примеры о священнослужителях - бывших военных: епископ Лука (Войно-Ясенецкий), генерал-лейтенант, награжден орденами и медалями, Лауреат Сталинской премии 1-ой степени; патриарх Пимен (Извеков), майор, командир роты, награжден орденами и медалями; архимандрит Алипий (Воронов), награжден орденами и медалями; Крамаренко, кавалер 3-х орденов Славы и многие другие.
Автор:
Ю. Г. Шатраков
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

16 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти