Русская земля перед Батыевым нашествием. Проблема "монгольского" нашествия на Русь. Часть 2

Нашествие Батыя. Традиционная версия

В 1234 году «монгольские» армии завершили покорение Северного Китая. В 1235 году на берегах Онона был собран съезда знати, на нём было решено устроить Великий западный поход, дойти «до последнего моря». На востоке границы империи омывались Тихим океаном. Предстояло достичь такой же границы на западе. Военным предводителем похода был назначен внук Чингисхана – Бату. С ним было отправлено несколько ханов, имевших свои собственные военные корпуса.


Вопрос с численностью армии стоит до настоящего времени – различные исследователи называют цифры от 30 до 500 тыс. воинов. Видимо, правы те, кто считает, что в армии было собственно «монголо-татарское» ядро в 30-50 тыс. воинов, а также значительное число менее боеспособных ополченцев из вассальных, подвластных племен «улуса Джучи». Значительную их часть составляли представители тюркских племен, туркменов, каракалпаков, кипчаков, были также таджики, воины сибирских народностей. Было и значительное число разбойников, авантюристов, волонтёров» всех мастей, что стекаются к удачливым завоевателям. Среди них были даже рыцари-тамплиеры (что является весьма интересной линией).

В 1236 году лавина опрокинула барьер из башкиров и манси, которые уже 13 лет вели пограничную войну с вражескими отрядами. Часть их разбитых отрядов также была включена в войско Батыя. Затем волна докатилась да Волжской Болгарии. Болгары-булгары разбили корпус Джэбэ и Субэдэя, после битвы на реке Калка. Теперь этот «долг» был оплачен с процентами. У болгар было много богатых торговых городов и городков, который оказали упорное сопротивление, но один за другим были разрушены. Была захвачена и столица государства – Великий Болгар (Биляр). Уцелевшие болгары бежали в леса, появились и в Нижнем Новгороде, Ростове и Владимире.

Великий князь владимирский Юрий II знал, что у «монголов» были весомые причины для вражды с болгарами. А с Владимирской Русью они не сталкивались, никаких видимых поводов для вражды не было. Заступаться за чужую, да ещё и часто враждебную страну, смысла не было. Мстислав Удалов уже заступался за половецких друзей, кончилось это весьма плохо. Понятно, что погром соседнего государства был тревожным сигналом. Но Русь давно имела дело со «степью». Обычно все обходилось набегами на пограничные области, а затем устанавливались более или менее стабильные отношения, включающие в себя торговлю, династические браки, побратимство князей со степными вождями.

Русская земля перед Батыевым нашествием. Проблема "монгольского" нашествия на Русь. Часть 2

Империя Чингисхана на момент его смерти.

Первоначально казалось, что так оно и будет. Разгромив Волжскую Болгарию, армия Батыя отошла южнее, её часть схватилась с половцами. Надо сказать, что упорная война с половцами будет продолжаться несколько лет, до их полного поражения. Затем часть половцев уйдёт в Европу, в Закавказье и Малую Азию. Большая же часть половцев будет подчинена и составит основной массив населения Золотой Орды. От болгар, купцов, попавшихся русских Батый собрал информацию о русских княжествах, городах, дорогах. Лучшим временем для удара сочли зиму, когда можно будет по примеру русских, передвигаться по руслам замерзших рек.

Разорение Рязанской земли

У русских князей к этому моменту с разведкой обстояло весьма худо. Давно ушли в прошлое времена, когда в степи стояли «заставы богатырские». Так, в Рязани узнали о приближении вражеской армии от самих «татарских» послов – двоих ханских чиновников и некой «жены-чародейки». Послы спокойно сообщили требования Батыя – выразить свою покорность хану, и начать платить «десятину», которая включала не только десятую часть богатства, скота, лошадей, но и людей – воинов, рабов. Рязанские князья естественно отказались: «Когда нас никого не будет в живых, тогда всё ваше будет». Гордо, но вряд ли разумно. Если бы разведка была поставлена хорошо, князья уже должны были знать о судьбе соседей. Десятина, которую привычно платили церкви, или разорение всей земли, разрушение городов и тысячи погибших и угнанных для продажи в рабство, собственная гибель. Что лучше?

Сил противостоять армии Батыя у рязанских владык не было. «Татарских» послов не тронули, пропустили дальше, во Владимир. Рязанцы стали искать помощи. Рязанский князь Ингварь Ингваревич вместе с боярином Евпатием Коловратом поехал за помощью в Чернигов. Князь коломенский Роман Ингваревич поехал просить войска во Владимир. Однако владимирский князь в это время просто не мог выделить существенные силы на помощь Рязани – его отборные полки ушли с Ярославом в 1236 году на Днепр и воевали с черниговцами за Галич. В то же время Юрий, видимо, считал, что выгоднее отсидеться за стенами городов и крепостей. Противник разорит окрестности, может, возьмёт один-два городка, поосаждает мощные русские города и отхлынет в степь.

Великий рязанский князь Юрий Игоревич стал формировать рать. Рязанцы имели большой опыт борьбы с половцами, и считали, что «татары» такие степняки. Поэтому решили вывести дружины навстречу врагу и дать бой. Степняки обычно не выдерживали удары прекрасно вооружённых и обученных дружин. Выступили с дружинами Юрий Рязанский, его сын Фёдор Юрьевич, Олег Ингваревич Красный, Роман Ингваревич, полки муромских князей. Юрий попытался снова вступить в переговоры с противником и отправил посольство с сыном Фёдором. Однако Батый рассудил, что время для разговоров кончилось. Фёдора убили. На пограничной реке Воронеж состоялась яростная битва. Одни княжеские дружины рубились до последнего, другие, видя, что более многочисленное, войско врага их окружает, попытались отступить. Олег Ингваревич попал в плен и был отпущен только в 1252 году. Муромские князья Юрий Давыдович и Олег Юрьевич погибли. После этой битвы «татары» довольно легко захватили города Рязанской земли, оставшиеся без защитников – Пронск, Белгород, Ижеславец, Воронеж, Дедославль.

Юрий Рязанский с остатками дружины смог пробиться и прискакал в свой город, организовав оборону. Роман Ингваревич отвёл своих воинов на север на соединение с владимирским войском. Однако стены даже мощных крепостей, не были препятствием для «монголо-татар». Пленные и вспомогательные войска вели инженерные работы, возводя частокол для пресечения вылазок, засыпая ров, готовя осадные машины, стенобитные орудия. В армии был контингент инженеров для осадных работ. Первоначально на приступ шли вспомогательные войска, которые было не жалко, булгары, башкиры, туркмены и пр. Их гибель не считалась большой потерей. Большая численность армии, позволяла устраивать один приступ за другим, а ряды защитников постоянно таили, и им не было замены. На шестой день осады, 21 декабря 1237 года Рязань пала. Князь Юрий пал в бою. От Рязани армия Батыя по льду Оки двинулась к Коломне.

Тем временем в Чернигове рязанскому князю Ингварю также не дали помощи – черниговцы в это время воевали с полками Ярослава Всеволодовича за Киев и Галич. Князь выехал обратно. Впереди был боярин Евпатий Коловрат. Картина полностью разрушенной и опустошённой Рязани разъярила его, и он с небольшой дружиной рязанцев и добровольцев-черниговцев бросился догонять вражескую армию. По пути его отряд пополнился местными жителями. Евпатий настигнул противника в Суздальской земле и внезапным ударом уничтожил ряд тыловых отрядов: «И бил их Евпатий так нещадно, что и мечи притуплялись, и брал он мечи татарские и сёк ими». Удивленный неожиданным ударом Батый послал против Евпатия Неистового отборный отряд во главе с богатырем Хостоврулом. Однако и этот отряд был уничтожен, а Хостоврул был сражен рукой Евпатия Коловрата. Русские воины продолжали свои удары и рязанский витязь «многих тут знаменитых богатырей Батыевых побил…». Согласно преданию, посланец Батыя, отправленный на переговоры, спросил у Евпатия — «Что вы хотите?» И получил ответ — «Умереть!». Батый был вынужден отправить основные силы облавной дугой, и только тогда русская дружина была окружена. Русские богатыри дрались настолько яростно, истребляя лучшие сотни Батыя, что согласно легенде, «татарам» пришлось применить камнемёты. Батый ценил сильных противников и уважая отчаянную смелость и воинское умение Евпатия Коловрата, оставил в живых последних защитников тела богатыря и разрешил им похоронить его.

Битва у Коломны. Разорение Владимирской земли


В это время Юрий II смог собрать кое-какие силы и поставив во главе них своего сына Всеволода с воеводой Еремеем Глебовичем, отправил на помощь рязанцам. Однако они опоздали, возле Коломны их встретила только дружина князя Романа Ингваревича. Оба князя были молодыми и храбрыми, в русских традициях была атака, а не оборона за стенами города. Поэтому князья Всеволод, Роман с воеводой Еремеем Глебовичем вывели войска в пойму Москвы-реки на речной лёд и 1 января 1238 года ударили по вражескому авангарду.

Русские тяжёлые дружины прорвали фронт противника, в бою пало немало знатных «татар», включая младшего сына Чингисхана Кюлькана. Сражение было упорным и длилось три дня. Батый подтянул основные силы, русские полки были вынуждены отойти к стенам города и в саму крепость. Князь Роман и воевода Еремей сложили свои головы в битве. Всеволод с малой дружиной смог прорваться из окружения и отступил во Владимир.

За Коломной наступила очередь Москвы, её защищал младший сын владимирского князя Юрия Владимир и воевода Филипп Нянка. 20 января 1238 года после 5-дневной осады, крепость пала. По Яузе и Клязьме войско Батыя двинулось к столице великого княжества. Великий князь Юрий II оказался в сложном положении. Все наличные силы он послал со Всеволодом к рязанцам, для сбора нового ополчения нужно было время, которого не было. Гонцы к новгородцам, и в Киев к брату Ярославу, были отправлены. Но Новгород и Киев далеко, а неприятельские полки двигались стремительно. В результате он оставил сыновей Всеволода и Мстислава защищать стольный град, а сам отправился на Верхнюю Волгу собирать полки. В целом план был неглупым. Такой маневр мог принести успех, если бы Владимир выдержал долговременную осаду. В это время великий князь мог собрать в кулак дружинников, ополченцев из городов и погостов, получить подкрепления. Возникла бы серьёзная угроза тылам армии Батыя, чтобы вынуждало его снять осаду. Однако для этого надо было, чтобы Владимир держался.

2 февраля у Владимира появились «татарские» отряды, показали горожанам пленённого в Москве княжича Владимира. На штурм сразу не пошли, обнесли город тыном. В городе царили разброд и отчаяние. Всеволод и Мстислав, то хотели выйти за стены и погибнуть «с честью», особенно они рвались в бой, когда на глазах у матери и братьев был убит Владимир Юрьевич, то просили епископа Митрофана, чтобы их с женами и боярами постригли в схиму. Воевода Пётр Ослядюкович их отговаривал от вылазки, предлагал обороняться со стен. В целом единой твердой руки, которая бы смогла сорганизовать множество людей, набившихся в город, не оказалось. Кто-то шел на стены, готовясь биться до последнего, другие лишь молились и ждали конца.

«Монгольское» командование, поняв, что здесь жестокой битвы, как у стен Коломны ждать не стоит, успокоилось. Батый даже отправил часть армии брать Суздаль, чтобы пополнить запасы. Суздаль пал быстро, оттуда пригнали большой полон. Владимир брали по такому же распорядку, что и Рязань. Сначала построили вокруг города тын, затем собрали осадные машины, на шестой день начался общий штурм. Всеволод и Мстислав с личными дружинами попытались прорваться, но кольцо было плотным, все погибли (по другим, данным, пытались вести переговоры и были убиты в ставке Батыя). 7 февраля «татары» ворвались в город и зажгли его. Владимир пал, вся семья великого князя погибла. По другому источнику, противник прорвался только через первую линию обороны, в самом городе бои шли до 10 февраля.

После падения Владимира Батый утвердился в мысли, что сопротивление сломлено. Армия была разделена, так было легче прокормить воинов и коней. Один корпус пошёл по Волге на Городец, Галич, второй выступил на Переяславль, третий на Ростов. Всего в феврале было занято 14 городов. Практически все они были взяты без боя. Народ разбегался по лесам. Сопротивление оказал только Переяславль-Залесский. Кроме того, две недели дрались жители Торжка, его жители до последнего ждали помощи из Великого Новгорода. Горожане отбивали приступы, делали вылазки. Но новгородцы, которые ещё недавно объявляли за Торжок войны владимирскому князю, теперь повели себя иначе. Собрали вече. Обсудили ситуацию, поспорили и решили – воинов не посылать, готовить к обороне сам Новгород. К тому же, ещё вопрос, дойдёт ли противник до Великого Новгорода. 5 марта 1238 года героический Торжок пал.

За день до его падения, 4 марта в битве на реке Сить были уничтожены войска Юрия Всеволодовича. Он устроил лагерь в приволжских лесах на р. Сить (северо-запад Ярославской области). На его призыв пришёл брат Святослав Всеволодович из Юрьева-Польского, ярославский князь Всеволод Константинович, племянники Василько и Владимир Константиновичи, владыки Ростова и Углича. Корпус Бурундая смог внезапным ударом разгромить русское войско. Юрий Всеволодович и Всеволод Константинович пали в бою, Василько был взят в плен и казнён. Святослав и Владимир смогли уйти.

Надо отметить весьма интересный факт. Действия Батыя явно противоречат мифу о «татаро-монгольском» нашествии. Нам со школьной скамьи внушали, любят об этом сочными красками показать и художественных произведения, вроде популярных работ В. Яна, что жестокие «монголы» огнём и мечом прошлись по Руси, всё уничтожая на своём пути. Всех русских, которых не убили, естественно обращали в рабство, а затем продали. Все русские города разрушили и сожгли. Этакие эсэсовцы и зондеркоманды образца 13 столетия. Однако если внимательнее присмотреться к нашествию. То можно обратить внимание на то, что многие города уцелели. В частности, богатые и многолюдные Ростов, Ярославль, Углич и другие города вступили в переговоры с «монголами». В переговоры с теми, кто якобы всё уничтожал на своём пути! Выплатили требуемую дань, дали продовольствие, фураж, лошадей, людей в обозы, и уцелели. Весьма интересная ситуация бы вышла, если бы рязанские князья и Юрий Всеволодович вели себя менее гордо.

Ещё один факт о тотальном «терроре» со стороны «татаро-монгольских войск» - во время движения назад (армия Батыя повернула назад, не дойдя до Новгорода 100 верст), воины хана наткнулись на «злой город» - Козельск. Батый во время осады Козельска запретил разорять окрестные селения, наоборот был к простому народу милостив, получая провиант и фураж. Кстати, осада Козельска, да и Торжка также являются весьма интересными фактами, которые нарушают «стройную» картину всемогущих, всё сметающих на своём пути «монгольских» полчищ. Столицы великих княжеств – Рязань и Владимир взяли за несколько дней, а маленькие городки, фактически села имеющие оборонительные укрепления, дрались неделями.



Весьма занимательно и поведение остальных князей в это грозное время. Казалось, что в такое время – вторжение неведомых «татар», всё сметающих на своём пути, они должны забыть былые свары, объединить силы, активно готовиться к битве с захватчиками. «Вставай страна огромная, вставай на смертный бой?» Да нет же! Все вели себя так, как будто события в Северо-Восточной Руси их не касаются. Реакция была такая, как на обычные княжеские усобицы, а не вторжение неведомого врага.

Мало того, что не было никакой реакции на вторжение армии Батыя. Русские князья в это время продолжали увлечённо сражаться с друг другом! Выходит «татарское» нашествие не было для них событием, выходящим за рамки традиционной для региона политики?! Михаил Черниговский по-прежнему прочно сидел в Галиче. Чтобы выдержать натиск Ярослава, он заключил союз с венгерским королем Белой IV. Помолвил сына Ростислава с дочерью венгерского монарха. Даниил, который собственно и втравил Юрия II и Ярослава в войну с черниговским князем, оказался союзником легкомысленным и ненадёжным. Когда он понял, что владимирские полки не напугали черниговского князя Михаила и не вынудили его уступить Галич, Даниил вступил переговоры с противником. Волынский князь согласился на сепаратный мир, получив за это Перемышль. Теперь Михаил Черниговский мог сосредоточить все силы для того, чтобы отбить Киев и Чернигов. В Галиче он оставил Ростислава.

Ярослав Всеволодович готовился встретить войска черниговского владыки. Однако тут пришли тяжёлые и путаные известия, что «татары» крушат города Владимирской Руси. Сообщения были грозными и неясными, способные ошеломить кого угодно. Могучая и многолюдная Владимирская Русь рухнула буквально за месяц. Ярослав созвал полки и двинулся на родину. Михаил Черниговский торжествуя занял Киев. Принял титул великого князя киевского. Чернигов он передал двоюродному брату Мстиславу Глебовичу. Его сын Ростислав тут же наплевал на договор с Даниилом и захватил у него Перемышль. Но ссора с Даниилом была весьма опрометчивым шагом. Когда Ростислав пошёл походом на литовские племена, Даниил внезапно появился у Галича. Простой народ, несмотря на сопротивление бояр, тут же признал его своим князем и открыл ворота. Знати ничего не оставалось, как идти к князю на поклон. Он на радостях снова простил изменников. Ростислав же помчался просить помощи в Венгрии.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

194 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти