Популярно о военной логистике

Популярно о военной логистикеЗдравствуйте! Сегодня я хотел поговорить о военной логистике. Не о логистике, как науке, то, что преподается в Академии Генерального штаба и так далее, а на предельно обывательском, простом уровне. Понятно, что военные, то, о чем я сейчас буду говорить, – прекрасно знают. Здесь речь идет именно о ликбезе, то есть о предельно простых, обывательских представлениях о войне: что такое логистика и что такое штабная работа в вооруженных силах?

В древнейшие времена необходимости в штабах, в штабных специалистах не было, то есть полководцы могли сами решать практически все задачи, которые стоят перед армией в области снабжения, в области переброски сил и так далее. Когда армия требует для своего снабжения только продовольствия и фураж (а иногда даже и фураж не требовался, потому что не во всех армиях было достаточное количество конницы), и армия насчитывает всего несколько тысяч человек, идет по одной дороге и разверстывается на одном поле для сражения – больших логистических проблем обычно нет. Есть обоз, который таскают с собой, есть реквизиция продовольствия у местного населения, то есть принудительный отъем, и обычно этого более-менее хватало.

Хотя даже в древние времена умелым маневрированием, перерезания коммуникаций удавалось обескровить, либо даже полностью уничтожить армию противника. В дальнейшем с ростом численности войск, с увеличением количества предметов снабжения, которые требуется войскам, логистические проблемы серьезно возрастали. И, собственно говоря, к концу XIX – начала ХХ века они уже были настолько велики, что без специально организованной серьезной штабной службы вести боевые действия не могла ни одна армия.


Сами штабы, как постоянные структуры, они получили распространение во время наполеоновских войн, то есть когда уже не просто какой-то офицер, выделенный командующим, занимается необходимой работой, а именно существует такое понятие как штаб, штабные офицеры. В чем же, собственно говоря, проблема обеспечения логистики в военных условиях. Первый этап достаточно объемный, масштабный, но не слишком сложный. Нужно, когда планируется перемещение войск или когда они даже находятся на одном месте, обеспечить снабжение всем необходимым каждого подразделения; при перемещении подразделения обеспечить его транспортом; рассчитать пути прохода; рассчитать, чтобы перемещающиеся подразделения не заблокировали подвоз подразделения к другим подразделениям, либо их перемещение; обеспечить всем необходимым боевую деятельность данного подразделения.

Опять же проблема шла не в том, что нужно обеспечить, допустим, продовольствием и снабжением какой-то конкретный полк, а о том, что их нужно обеспечить все одновременно. И это делается постоянно, это делается непрерывно. Но когда начинаются серьезные боевые действия, картина резко меняется и усложняется. В какую сторону? Представим себе – идет наступление армии. Допустим, даже сравнительно небольшой – 200-300 тысяч человек – и вот каждая дивизия двигается вперед. Нужно рассчитать по каким путям она будет двигаться, на какие рубежи она выйдет, к каким рубежам нужно доставлять снабжение, потому что дивизия несет потери, она расходует боеприпасы, она расходует продовольствие.

Пока фронт наступает линейно вперед (в общем-то, самый простой способ наступления) – больших проблем это не вызывает. Но как только начинает осуществляться какой-то маневр, например, фланговый маневр от фланговых противников, то часть войск начинает выполнять маневр, который называется «захождение плечом», то есть войска начинают поворачиваться у какого-то центра и чем дальше от этого центра, то есть дальше выдвинут фланг, тем большее расстояние проходят войска.

Учитывая, что дороги обычно таким способом не прокладываются, то есть такими хитрыми кругами в каждом нужном месте, то соответственно идет переключение линии снабжения с одной дороги на другую. Идет доставка боеприпасов с разной скоростью разным частям, но это пока нет противодействия противнику. Теперь мы добавляем противодействие противнику. И вот какая-то дивизия умудряется прорваться дальше, чем нужно, быстрее. Какую-то сумели затормозить, какая-то израсходовала больше боеприпасов, какая-то меньше. И сразу приходится буквально «по ходу пьесы», то есть по ходу сражения перераспределять перебрасываемые предметы снабжения, менять конечные точки маршрутов, которые могут оказаться и ближе, и дальше, и вообще в другом месте.

Кроме этого приходится сразу перераспределять силы подразделений, изменять графики их движения. Для чего? Чтобы не было разрывов во фронте, то есть чтобы противник, воспользовавшись этими разрывами, не получил возможности громить вашу армию по частям; для того, чтобы войска могли взаимодействовать друг с другом. Это у нас идет еще достаточно такое медленное, со скоростью наступления пехоты, движение, которое называется «охват фланга», и которое развивается достаточно успешно.

Еще больше задача усложняется, когда противник умудряется перехватить инициативу, и начать отбрасывать ваши войска. В этом случае снабжение становится еще сложнее, потери оказываются непредсказуемыми, а фронт нужно как-то стабилизировать на любом участке. При этом любая переброска сил вдоль фронта тоже приводит к тому, что приходится перебрасывать предметы снабжения, приходится перенацеливать основные транспортные силы на того, чтобы обеспечивать войска уже на одном направлении и на другом.

Кроме того, нужно учитывать возможность маневра резервами, то есть когда войска наступают, когда за ними двигаются их тылы, когда они обеспечивают снабжение наступающей части, то дороги обычно забиты, заполнены, и если нужно бросить в бой резервы, то нужно каким-то путем расчищать для них дорогу, то есть тоже обеспечить их своевременное наступление. Кстати, логистические проблемы являются чаще всего причиной того, что вроде бы очевидные решения (для «альтернативщиков», или просто для обывателей, прочитавших одну книжку по истории) оказываются неприемлемыми, типа: надо было бросить сюда еще 20-30 дивизий, и мы бы здесь прорвались, развили бы успех, все было бы здорово. Зачастую на эти направления бросить эти 20-30 дивизий просто невозможно. Почему? Нет путей снабжения, нет возможности обеспечить их за счет местных ресурсов.

То же самое касается любителей рассуждать о перманентной мобилизации. Типа того, что «мы постоянно наращиваем численность войск». Допустим, некоторые считают, что перманентная мобилизация могла помочь немцам в 41-42-м году выиграть войну. Вообще не люблю этих сторонников разыгрывать войну ради победы немцев, но в данном случае, в чем еще проблема есть? Немецкий штаб планировал, что будет достаточно низкий уровень потерь, планировал на основе опыта боевых действий в Западной Европе. Потери оказались гораздо большие – сил не хватило.

Но, допустим, немцы устраивают перманентную мобилизацию, то есть постоянно формируют все новые и новые части и бросают их на фронт, а потери оказались такие, как запланировано. Куда девать лишние войска и что такое лишние войска? Это означает, что маршевые батальоны формируются, направляются в соответствующие корпуса и дивизии, а там потери, которые ожидались, не понесены. Образуется лишний личный состав. Для него не хватает транспорта, для него не хватает продовольствия, – он там, просто говоря, не нужен, он мог пойти на формирование других частей. Но он шел именно в качестве пополнений (одно расчетное пополнение) именно тех частей, для которых эти потери были запланированы, а потери были не понесены.

Именно поэтому нужно учитывать, что все штабы работают в условиях прогнозирования тех событий, которые произойдут, то есть прогнозировать потери, расход боеприпасов и так далее. Им приходится срочно все перекраивать, когда прогнозы не сбываются. И что осуждать работу, допустим, штабных офицеров, читая о произошедших событиях спустя десятилетия после них, – очень легко. Хотя бы потому, что мы задним путем знаем, какие были понесены потери, какую операцию удалось провести, а какая провалилась. Задним умом обычно все крепки. По этому поводу даже есть такая хорошая поговорка «Чтобы я был таким умным всегда, как моя теща потом».

Сами же штабные офицеры вынуждены планировать все не только в условиях, когда неизвестно чем это закончится и как пойдет операция, но и в условиях отсутствия полных и подробных данных о силах противника. О противнике мы знаем что? Мы знаем линию соприкосновения с войсками противника и те данные, которые предоставила нам разведка. Больше о противнике мы ничего не знаем – мы можем только предполагать. Мы не знаем, какие планы у противника, что он хочет сделать. Опять же, если разведка их не вскрыла. Мы не знаем, что из того, что нам предоставила разведка, является истиной, а что является дезинформацией. Мы не знаем, какие именно силы у противника, на каком направлении – мы можем это только предполагать и рассчитывать.

Соответственно, мы не можем четко определить: какое будет противодействие противника нашим войскам на том или ином участке, то есть с каким темпом будет наступать противник, либо как он будет тормозить наше наступление. Поэтому в большинстве случаев планы операций, именно в штабном их исполнении, практически никогда не срабатывают. Есть как бы подробно расписанный план: что, как, до какого рубежа проходят наступающие войска, но этот план является рабочей основой для дальнейших действий. Как только начинается сама операция, противник своим противодействием неизбежно вносит изменения в нашу операцию и нам приходится постоянно пересматривать планы, менять по ходу дела: срочно перебрасывать силы на другие направления; срочно разгружать одни пути для того, чтобы перебрасывать по ним войска и, допустим, снабжение по другим путям; перераспределять транспортные ресурсы и главное – постоянно сталкиваться с тем, что из-за противодействия противника нам где-то чего-то не хватает.

При этом штабная деятельность очень хорошо видна на оперативном уровне и неплохо видна на стратегическом уровне, но ее практически не видно на тактическом уровне. Отсюда, кстати, и возникло такое презрительное отношение к штабным офицерам и вообще к штабистам со стороны офицеров в строевых войсках, которые находятся непосредственно на линии фронта. Отсюда пошло такое понятие, например, как «штабная крыса». При этом, как я уже сказал, со времен наполеоновских войн армия без штаба просто не боеспособна. При этом, чем эффективней работал штаб, чем более высок уровень планирования, тем более сложные маневры может осуществлять армия.

Собственно говоря, во время Второй мировой войны именно этим было вызвано то, что в начале этой войны серьезные маневры умудрялась осуществлять только немецкая армия. Допустим, ни французы и ни англичане к глубоким охватывающим маневрам были не способны. Да и, собственно говоря, нашим войскам тоже пришлось этому учиться в ходе войны. В дальнейшем эти блестящие операции нашей армии конца войны – против немцев в 44-45-м году, блестящее наступление в Манчжурии – это в значительной мере заслуга наших крайне эффективно работающих штабов.

Вот, собственно говоря, о роли логистики штаба на уровне ликвидации безграмотности.
Автор: Борис Юлин
Первоисточник: http://dentv.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

Видео в тему

Читайте также
Комментарии 17
  1. лехатормоз 11 февраля 2013 08:50
    Неслучайно первые удары атакующая сторона наносит по штабам и коммуникациям противника дезорганизовав снабжение и управление войсками легко в дальнейшем провести полный разгром обороняющей стороны
    НА примере сражений 1941 года это четко видно.
    лехатормоз
    1. Avenger711 11 февраля 2013 13:39
      Для удара по штабам и коммуникация приходится фронт прорывать сначала, а расположение штабов еще выясвить надо.
      Avenger711
    2. MG42 11 февраля 2013 22:25
      Логистика при наступательных операциях не менее важна чем при оборонительных, а может это даже более трудная миссия=>> в наступлении л/c несёт потери (у наступающих они частей они как правило больше), расходуются боеприпасы и продовольствие и подвоз нужно вести по повреждённым дорогам из-за боевых действий, восстановить мосты и переправы и др. проблемы.
      Цитата: лехатормоз
      НА примере сражений 1941 года это четко видно.

      На примере 1941 г. видно что РККА готовилась к наступательным операциям, а не оборонительным. Там где была оборона хорошая она выстояла (Брестская крепость например).
      Немцы тогда были более подготовлены = у них был свежий опыт ведения боевых действий в еуропе.
      Статье +.
      MG42
  2. tsiv1878 11 февраля 2013 09:46
    Добротная статья.У многих стулодесантников может возникнуть разрыв шаблона.
    tsiv1878
    1. михаил3 11 февраля 2013 18:51
      Они надежно защищены. Не умея ничего организовать самостоятельно (таких людей большинство. нередко они работают организаторами, получают гигантские зарплаты и бонусы) эти люди попросту игнорируют статью, так как она в их мозгу ни за что не зацепится.
  3. donchepano 11 февраля 2013 10:24
    База НАТО логистики в Ульяновске...
    К чему бы это?
    donchepano
    1. Avenger711 11 февраля 2013 13:40
      К погрузке железок и людей в самолете и уматыванию. Выползти из Афгана тоже непросто.
      Avenger711
  4. borisst64 11 февраля 2013 10:36
    Статья читается тяжело, трудно понять что хотел сказать автор. В чем заключается "популярно о логистике" ? Логистика - это снабжение. А статья сплошное словоблудие. Хотя бы последнее предложение, его смысл кто - нибудь понимает?
    borisst64
  5. Metlik 11 февраля 2013 11:39
    Куда девать лишние войска и что такое лишние войска?

    Нельзя рисковать всем, не собрав все свои силы. Макиавелли
  6. евген 11 февраля 2013 13:15
    Отличная статья!В двух словах рассказано о том,о чем большинство не имеет понятия.По крайней мере речь обо мне.Штабные крысы и всякое такое..Тихая и незаметная работа.
    1. itr 11 февраля 2013 14:15
      Я почему то думал что в штаб идут после полей
      itr
    2. михаил3 11 февраля 2013 19:00
      Тихая, да... в войну эти люди помирают от невероятных перегрузок, жрут стимуляторы горстями, гибнут в идиотских ДТП (прямо для них придумано - кругом тысячи машин с очумелыми, запредельно усталыми, напуганными водилами а они наводят порядок, ищут и направляют застрявшие, потерявшиеся грузы), про сон по две недели не вспоминают, презираемы действующей армией за "воровство", бывает и к стенке ставят за то, что "не обеспечил", а обеспечить не смог бы и Михаил Архангел с мечом пылающим... Слава русским воинам, тихо и беззвестно погибшим...
      1. евген 12 февраля 2013 00:53
        Хороший коммент...В стиле Богомолова...Серьезно.(В Августе 44-го).
  7. USNik 11 февраля 2013 14:28
    Судя по фотографии у правящей партии Единоросов на вооружение есть бронепоезд(а)? Это разве разрешено??
    USNik
    1. Vodrak 11 февраля 2013 18:57
      Да. Спецпоезд службы охраны Президента.
      Мигалки на фото не видны.
  8. Vodrak 11 февраля 2013 18:55
    Надпись на платформе улыбнула. "Единая Россия"
    Она действительно настоящая или это в фотошопе добавили?
  9. shurup 11 февраля 2013 20:03
    Это надводная часть айсберга.
    Подводная - логистика военпрома, без которой нет первой.
    Переводу войск с портянок на носки предшествует ну очень большая работа штабов. Есть риск получить босоножки или опять проводить реквизиции у населения.
    1. евген 12 февраля 2013 00:51
      С юмором все в порядке..
  10. старый ракетчик 12 февраля 2013 02:05
    Слава богу.автор предупредил,что статья написана для обывателя.ну прямо рекламная брошюра вербовщиков в штабные работники,штабы действительно нужны и играют важнейшую роль в планировании и осуществлении операций.но непосредственно логистикой занимаются службы тыла соединений и объединений.Сложно,но не столько,как пытается внушить нам автор.Во первых,снабжение русской и советской армии всегда осуществлялось по принципу "на себя",т.е. армия получала снабжение на складах фронта(округа) и везла к себе,дивизии в армии,полки в дивизии,роты в полках,и армейских тыловиков не "трахало",где находятся дивизии,здесь и начиналась неразбериха и тупая бестолковость тыловиков,вот за это их и обзывали штабными крысами.за нежелание оторваться от бумаги и скорректировать свои действия в соответствии с обстановкой.А в "поле" дивизи не наступают,-наступление ведется по дорогам,в поле подразделения ведут бой за овладение населенными пунктами и узлами коммуникаций(дорог)
    А отношение офицеров и солдат ротного и полкового звена к штабным,складывается не из недопонимания роли штабов,а из-за их хр...ой работы.Ибо ошибки войск приводят к лишнему поту штабов,а ошибки штабов к лишней крови солдат,-разницу ощущаете?
    1. carbofo 15 февраля 2013 10:32
      старый ракетчик,
      Любые ошибки на войне оплачиваются кровью, не зависимо от того кем они были сделаны !

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня