Оружейные дебюты Даманского

1960-е гг. в пограничной истории – это прежде всего противостояние на советско-китайской границе. Оно завершилось кровавыми побоищами на острове Даманский, на реке Уссури в Приморском крае (2 и 15 марта 1969 г.) и боестолкновением в районе озера Жаланашколь (12-13 августа того же года) в Семипалатинской области Казахстана.


Панорама острова Даманский (снимок с вертолета)



Оружейные дебюты Даманского

Пограничники 1-й заставы «Нижне-михайловка» на БТР, но со «средневековыми» рогатинами



Карта окрестностей даманского, принадлежавшая полковнику Д.В. Леонову


При этом бой 2 марта не имел аналогов в мировой истории и даже вошел в энциклопедию «Великие битвы и сражения XX века»: 30 советских пограничников, вооруженных в основном автоматами и пулеметами, разгромили усиленный артиллерией батальон (500 человек) китайцев, убив при этом 248 солдат и офицеров противника…
А вообще-то все эти три сражения – еще и ряд дебютов в применении различных типов оружия, главным образом стрелкового, и в выработке тактики действий с ним в конкретных боевых ситуациях.

Без рогатины никак!

Ещё до того, как на Даманском клацнули затворы автоматов и зазвучали выстрелы, пограничники «ходили на китайцев», массово нарушавших тогда границу, с доморощенным холодным оружием. Сами, к неожиданности своей, вернулись к тому, что применяли, наверное, лишь доисторические люди в пещерные времена да мужики в ходе больших и малых крестьянских восстаний. В Музее погранвойск есть характерные снимки, сделанные зимой 1968 г.

Герой Советского Союза генерал-майор Виталий Бубенин (в ту пору лейтенант, начальник 2-й заставы «Кулебякины сопки») рассказал автору этих строк об одном из первых столкновений с нарушителями из-за Уссури. 6 ноября 1967 г. полтора десятка китайцев вышли на лед реки, стали долбить лунки и устанавливать сети. Стоило пограничникам приблизиться, как незваные гости быстро собрались в кучу и недвусмысленно выставили перед собой то, нем пробивали лед, – ломы, пешни и топоры. Мирно выдворить их не удалось – пришлось применить «тактику живота», как называли этот метод сами солдаты. То есть брались под руки и, стремясь охватить китайцев полукольцом, вытеснить их за границу.

Вскоре, недовольные вялыми действиями жителей приграничья, китайские организаторы провокаций прислали к Даманскому «опричников Мао» – хунвейбинов и цзаофаней. Это – радикалы от молодежи в возрасте до 35 лет, помогшие «великому кормчему» успешно провести культурную революцию, осуществить ряд чисток. И вот эти фанатики, отмечает Бубенин, от одной провокации к другой становились все яростнее и ожесточеннее.

Вот тогда-то, дабы обезопасить личный состав и уменьшить риск травмирования при силовом контакте, лейтенант Бубенин и.«изобрел» рогатины и дубины. Подробно он описал и тактику действий с ними в вышедшей в 2004 г. в издательствах «Граница» и «Кучково поле» книге «Кровавый снег Даманского, События 1966-1969 гг.». С разрешения автора процитируем:

«Солдаты с большим удовольствием и рвением выполнили мою команду по подготовке нового и одновременно самого древнего оружия первобытного человека. V каждого солдата была своя собственная из дуба или черной березы, с любовью обструганная и отшлифованная дубина. А на рукоятке привязан темляк, чтобы не вылетала из рук. Хранились они в пирамиде вместе с оружием. Так что по тревоге солдат брал автомат и прихватывал дубину. А как групповое оружие использовали рогатины. По своему виду, по тактико-техническим данным, по целям применения они напоминали оружие сибиряков-охотников, которые в древности ходили с ними на медведя.

Они нас поначалу здорово выручали. Когда китайцы перли на нас стеной, мы просто выставляли рогатины вперед, ну совсем как в средневековых битвах. Солдатам это очень нравилось. Ну а если какой смельчак все же прорывался, то, извините, добровольно нарывался на дубину».


Но и маоисты меняли тактику провокаций, в каждую вносили какую-либо новинку. Против пограничных дубин и рогатин они «усовершенствовали» свои колья и палки, усилив их гвоздями на концах.

Пожарной пеной и струёй

А вскоре Бубенин применил против нарушителей… штатные огнетушители из бронетранспортера. Придумал следующее: когда БТР поравнялся с китайцами, из бойниц одного из бортов бронемашины по ним вдруг ударили мощные струи пены. «Китайцы буквально ошалели, – рассказывал генерал Бубенин. – Тут же бросились врассыпную, но большинство попадали в полынью, возле которой они стояли. Выбрались и, чтобы не обморозиться, быстро покинули остров. Правда, от досады и злобы успели поглумиться над БТРом: оставили на бортах следы от ударов ломом, облили их дегтем».

Через некоторое время Бубеник применил по неугомонным и… пожарную машину. Ее он позаимствовал на время у районного пожарного начальника. Пока не было провокаций, лейтенант Бубенин несколько дней тренировал свой пожарный расчет. Далее – снова цитируем воспоминания генерала Бубенина:
– В тот декабрьский день на лед Уссури вышли около ста китайцев. Мы выдвинулись на их выдворение. Колонна наша имела довольно угрожающий вид; впереди шел БТР, за ним – сверкающий свежей красной краской ЗИЛ с огромным пожарным стволом, похожим на ствол орудия, ГАЗ-66 с охраной. Китайцы точно были в шоке… Как обычно, они полезли на наших солдат с кольями. И тогда я подал команду бегом отходить к пожарной машине и прикрывать ее. Одновременно она взревела и из пожарного ствола по толпе китайцев, бегущих за солдатами, ударила мощная ледяная струя. Это надо было видеть!

Автомат как дубина

В феврале 1968 г. случилось новое ледовое побоище, в котором с китайского берега Уссури в районе острова Киркинского уже участвовало до тысячи военнослужащих. Пограничников было значительно меньше. Картину этого «холодного боя» Бубенин дополнил уже следующими деталями: «Слышался треск кольев, прикладов, черепов и костей… Солдаты, намотав ремни на руки, бились тем, что от них осталось».

В этой схватке Бубенин впервые применил БТР против разъяренной толпы маоистов. Действовал неосознанно, лишь чувствуя, что иного выхода нет. Ситуация была на грани непоправимого, не хватало какой-то искры, И чтобы ее и не возникло, начальник заставы вскочил в бронетранспортер и приказал направить его прямо на китайцев. Машина пошла на таран толпы, отсекая бесчинствующих от пограничников. Китайцы в страхе шарахались от мощных колес и брони, стали разбегаться… Воцарилась тишина. Битва была закончена.

– Мы осмотрелись, огляделись… – рассказывает Бубенин, – Представляете, дрались так, что около полусотни автоматов и пулеметов пришли в полную негодность! От них остались только стволы с ремнями, остальное – металлолом.

Первые выстрелы

В одном из описанных ледовых побоищ китайцы из засады попытались захватить в плен целую группу пограничников. На выручку последним бросились солдаты из резерва.

– В этот момент, – вспоминает генерал Бубенин, – на китайской стороне прозвучали два пистолетных выстрела. Тут же защелкали затворы наших автоматов. Благо, солдаты еще не решались открыть огонь без команды. А мне показалось: вот, сейчас… Я бросился к ним и, потрясая кулаками, что есть мочи заорал; «Не стреляя-а-ать! Предохранитель ставь! Всем назад!». Стволы солдаты опускали неохотно.

Впервые предупредительный огонь по провокаторам был открыт в августе 1968 г. С упомянутых выше островов китайцам удалось вытеснить пограничников и навести переправы. Вот тогда в небо и ударили пулеметы, а затем были применены и минометы. С помощью последних разрушили переправы и «Освободили» острова.

В январе 1969-го на Даманском против советских пограничников действовали уже не хунвейбины, а солдаты Народно-освободительной армии Китая (НОАК). «В ходе стычек, – пишет в своем историческом исследовании «Даманский и Жаланашколь. 1969» военный журналист Андрей Мусалов, – нашим пограничникам удалось отбить несколько десятков стволов. При осмотре оружия было установлено, что в некоторых автоматах и карабинах патроны были досланы в патронник»… Бубенин в своих воспоминаниях уточняет, что в одной из схваток ему и его подчиненным удалось заполучить трофеи в виде пяти карабинов Х-9957, автомата АК-47 и пистолета «ТТ», и почти все они были готовы к огневому применению.

«Без автомата на границе ты – нуль»


АК-47 рядового В.Изотова. Этот автомат стрелял на Даманском...


Между тем, несмотря на сложнейшую обстановку на границе, отвлечение сил на выдворения китайцев и ликвидацию последствий провокаций, на 1-й и 2-й заставах шла усиленная огневая подготовка.

– Мои подчиненные стреляли уникально, – вспоминает Виталий Бубенин. – 2-я застава, на которой я был начальником, проводила на стрельбище круглые сутки. Пострелял – пошел на службу. Было так: если мало стреляешь, то тебя за это отчитывают на совещании, в отряде. Два-три боекомплекта для учебной практики будь добр – расстреляй! Все на заставе умели стрелять из всего штатного вооружения, в том числе – и моя жена.

С женой Бубенина, Галиной, связан один любопытный случай, который Виталий Дмитриевич описал в своей книге «Кровавый снег Даманского», Летом 1968 г. к нему на заставу прибыл начальник отряда полковник Леонов – решил посмотреть, как живут молодые офицеры. Спросил, где Галина, изъявил желание с ней пообщаться. «Подходя к дому, – пишет Бубенин, – я услышал непонятные звуки, отдаленно напоминающие удары молотка по гвоздю. «Супруга ремонтом, кажется, занимается-. – «Вроде не собиралась». Войдя во двор, мы услышали звуки стрельбы из малокалиберной винтовки. Стрелка еще не было видно, но консервные банки, развешанные на штакетнике забора, метко пробивались одна за другой. Для меня стало ясно: жена отрабатывала навыки владения боевым оружием».

В этих рассказах Бубенина дополняет генерал Юрий Бабанский (к моменту боев за остров он служил на 1-й заставе):
– Огневой подготовке в Пограничных войсках уделялось очень много внимания. Каждый стрелял исключительно из своего автомата, а не из одного-двух, приносимых на стрельбище, как, я знаю, бывало тогда в подразделениях Советской армии… Если пограничник на учебном пункте не научился достаточно метко стрелять, то он продолжает совершенствовать огневую выучку на заставе. Первое, что он делает, когда прибывает на заставу, – это получает автомат и два магазина к нему. И ежедневно чистит оружие, лелеет его, холит, стреляет из него, пристреливает его. На заставе оружие – это неотъемлемая часть повседневной жизни пограничника. Понимание, что без автомата на границе ты – нуль, каждый, кто примерил зеленую фуражку, постигает в ходе боевой службы. Случись что, ты обязан принять бой и удерживать участок границы до подхода подкреплений. На Даманском случилось…

– Тактика пограничных войск, – продолжает генерал. – основана на приемах ведения боя, которые позволяют сохранять жизни людей. И в ходе боя эти приемы как раз и использовались нами – уже подсознательно; когда в нас стреляли, мы не лежали на одном месте, а быстро меняли позиции, перебегали, перекатывались, маскировались, отстреливались… И то, что мы победили много превосходящие нас силы китайцев, – я объясняю только нашей боевой выучкой, тем, что наши солдатики умели хорошо стрелять, великолепно владели своим оружием! Плюс, конечно, храбрость, мужество, высокие моральные качества. Но владение оружием – это самый главный фактор.

Дебюты Даманского




Последние снимки, сделанные фотохроникером рядовым Н.Петровым. Через минуту китайцы откроют огонь на поражение и Петров будет убит...



Группа пограничников с заставы В.Бубенина (снимок сделан вскоре после боев на Дамаском, на заднем плане видны БТР войск усиления



Трофейное оружие, захваченное в боях на Даманском (карабин СКС и автомат М-22 китайского производства)


События 2 и 15 марта 1969 г. в литературе и периодике описаны неоднократно, поэтому нет смысла повторяться. Напомним только, что группа старшего лейтенанта Стрельникова в составе семи человек была расстреляна китайцами в упор в первые мгновения боя – ни один из этой семерки не успел ответить ни единой пулей. За минуту до этого рядовой Николай Петров, который вел фото- и киносъемку во время переговоров с провокаторами, успел сделать свой последний снимок. Явно видно, как китайские солдаты расходятся на позиции… Бой 2 марта начался около 11 утра и продолжался более полутора часов…

Стороны действовали друг против друга практически однотипным стрелковым оружием – автоматами и пулеметами Калашникова (китайцы, как известно, в годы «нерушимой дружбы двух народов» приобрели у Советского Союза лицензию на производство автомата АК-47). Именно на Даманском автомат Калашникова, распространенный тогда уже по всему миру, впервые стал основным видом оружия, применявшимся обеими противоборствующими сторонами.
Помимо этого, китайцы были вооружены карабинами и гранатометами.

Остановимся лишь на наиболее примечательных моментах боя, которые стали новинками в применении оружия.

Группа сержанта Бабанского, выехавшая вслед за Стрельниковым на перехват нарушителей, отстала и приняла бой уже после того, как начальник заставы был убит. В своем исследовании военный журналист Андрей Мусалов пишет, что «в результате интенсивной стрельбы группа Бабанского почти полностью расстреляла боеприпасы» (заметим, что в том бою в подсумках у пограничников было по два магазина, а у китайцев в, как сейчас говорят, «лифчиках», или «разгрузках» – по шесть). Сам Бабанский рассказал автору этих строк следующее:

– Когда мы продвигались по острову, то внизу, метрах в 25-30, я увидел переговорщиков, наших и китайских. Было слышно, что они разговаривают на повышенных тонах. Я понял, что происходит что-то неладное, и в этот момент услышал одиночный выстрел на острове. После этого китайцы расступились и в упор расстреляли всех наших ребят вместе со Стрельниковым. И мне стало ясно, что надо открывать огонь. Я дал команду своим подчиненным, которые бежали за мной цепочкой: «По китайцам огонь!» Мы быстро интуитивно почувствовали, что если будем стрелять очередями, – а скорострельность автомата 600 выстрелов в минуту, – то за секунду израсходуем боекомплект, и китайцы просто расстреляют нас. Поэтому стали стрелять одиночными. И – прицельно, а не куда попало. И это нас спасло. Мы стреляли по ближайшему противнику, потому что он был для нас наиболее опасен, чем тот, который затаился где-то вдалеке. Мы подавляли огневые точки китайцев, особенно пулеметные, и это позволяло снизить плотность их огня, а нам – дать возможность выжить.
В общем, лучше всего стрелять из автомата одиночными. Для создания психологической обстановки, как бы для наведения паники в рядах противника, огонь очередями имеет значение, но по своей реальной поражающей мощи он малоэффективен…

Благодаря тому, что оружие было однотипное и патроны у обеих сторон одного калибра, пограничники в ряде случаев заимствовали боезапас у убитых китайцев. Самый примечательный эпизод связан с действиями младшего сержанта Василия Каныгина и повара заставы рядового Николая Пузырева. Они успели уничтожить большое число китайских солдат (позже подсчитали – почти взвод), и в этот момент у них закончились патроны. Пузырев подполз к убитым и забрал у них по упомянутых выше шесть магазинов. Это позволило обоим продолжить бой.

Генерал Бабанский в разговоре со мной отметил также безотказность оружия:

– Отказов не было ни у кого, несмотря на то, что автоматы ударялись о землю, валялись в снегу…

Пулеметчик сержант Николай Цапаев. давший в свое время интервью «Комсомольской правде», так отозвался о своем пулемете ПК: «Я из своего стрелкового пулемета произвел не менее пяти тысяч выстрелов. «Поседел» ствол, расплавилась краска, но пулемет действовал безотказно».

Впервые в боестолкновении были применены БТРы, оснащенные башенными пулеметами КПВТ и ПКТ. В конце 1960-х эти бронетранспортеры считались еще новинкой. БТР-60ПБ, в отличие от других модификаций, был полностью бронирован. Бубенин, который действовал на одной из этих машин, из пулеметов подавлял огневые точки противника, а колесами давил китайцев. В одном из эпизодов боя, по его словам, ему удалось положить целую пехотную роту военнослужащих НОАК, перебиравшихся на остров с целью подкрепления уже ведущих бой нарушителей. Когда один БТР был подбит, Бубенин пересел на другой, вновь вышел на нем на маоистов и уничтожил их еще изрядное число, прежде чем и эта машина была подбита бронебойным снарядом.

Поэтому уже в бой 15 марта солдаты НОАК выходили, вооруженные значительным количеством ручных гранатометов, Ибо здесь, с целью пресечения новой боевой провокации, было задействовано уже не два БТРа, а 11, четыре из которых оперировали непосредственно на острове, а семь находилось в резерве.
О напряженности того боя можно судить по воспоминаниям действовавшего на одной из колесных бронемашин командира мотоманевренной погрангруппы подполковника Евгений Яншина: «В моей командирской машине стоял сплошной грохот, чад. пороховой дым. Смотрю, Сульженко, который вел огонь из пулеметов БТРа, сбросил полушубок, затем бушлат, одной рукой расстегнул ворот гимнастерки. Вижу, вскочил, отбросил ногой сиденье и стоя поливает огнем. Не оглядываясь, руку за новой банкой о патронами протягивает. Заряжающий Круглое только успевает ленты заряжать. «Не горячись, – кричу, – экономь патроны!» Указываю ему цели… Из-за сплошного огня, взрывов мин и снарядов соседних БТРоэ не видно,., Тут пулемет умолк. Сульженко растерялся на мгновение. Перезаряжает, нажимает электроспуск – следует только одиночный выстрел. Он к крышке пулемета, вскрыл ее, устранил неисправность. Пулеметы заработали…»

«Против пограничных БТРов, – указывает в своей книге «Даманский и Жапанашколь. 1969» Андрей Мусалов, – китайцы бросили большое количество гранатометчиков-одиночек. Они хорошо маскировались среди кустов и деревьев, плотно росших на острове. Яншин выделил из состава десанта группу пограничников, задачей которых стало уничтожение гранатометчиков. Под сильным огнем этой группе пришлось выискивать гранатометчиков, подавлять их стрелковым огнем и не позволять им приближаться к БТРам на расстояние выстрела из РПГ. Такая тактика дала результат – огонь из РПГ уменьшился. Для снижения вероятности поражения БТРы ни на минуту не прекращали маневрировать, переезжая от одного естественного укрытия к другому. В критические моменты, когда возрастала угроза поражения БТРов, Яншин разворачивал десантников в цепь. Они вместе с экипажем БТРа наносили противнику огневое поражение. После этого десантники садились на бронетранспортер и следовали к следующему укрытию. БТРы, в которых заканчивался боекомплект, выходили из боя, двигались на советский берег Уссури, где был организован пункт боепитания. Пополнив запас, боевые машины вновь уходили на Даманский. С каждой минутой противник увеличивал плотность минометного огня. У пограничников же из «тяжелого» вооружений были только станковые гранатометы СПГ-9 и крупнокалиберные пулеметы КПВС».

Всего в том бою китайцам удалось подбить и полностью вывести из строя три БТРа пограничников, но все машины, непосредственно участвовавшие в бою, имели большие или меньшие повреждения. Основным огневым средством, которое применялось против БТРов, был ручной противотанковый гранатомет РПГ-2, Против каждого бронетранспортера командиры армии Мао бросали до десятка гранатометчиков-одиночек. Как отмечает Мусапов, «несмотря на то, что китайские гранатометы, изготавливающиеся, как и остальное китайское оружие, по советским технологиям, уступали советским образцам, они оказались весьма грозным оружием. Позже это со всей убедительностью было доказано в ходе арабо-израильских конфликтов».

Позже, в этот же день, против китайцев были применены танки Т-62. Однако китайцы оказались готовы к их встрече. На пути движения танковой группы они замаскировали несколько противотанковых орудий. Здесь же в засаде находилось немало гранатометчиков. Головная машина была подбита сразу же, экипаж, пытавшийся ее покинуть был уничтожен стрелковым огнем. Находящийся в этом Т-62 начальник погранотряда полковник Демократ Леонов погиб от пули снайпера, попавшей в сердце. Остальные танки вынуждены были отойти. (см. подробнее о подбитом на о. Даманском танке Т-62)

Исход дела, в конце концов, решил огневой дебют армейского дивизиона залпового огня БМ-21 «Град», который ударил по китайцам вглубь их территории на 20 км. В ту пору суперсекретный, «Град» в течение 10 (по другим данным 30) минут произвел несколько залпов фугасно-осколочными боеприпасами. Поражение было впечатляющим – почти все резервы, склады и пункты боепитания противника были уничтожены. Китайцы еще в течение получаса вели по острову беспокоящий огонь, пока не успокоились окончательно.

Жаланашколь

События в районе озера Жаланашколь в августе 1969 г. (в литературе они также описаны довольно подробно) с точки зрения применения здесь оружия и боевой техники отличались более выверенной тактикой китайских военнослужащих. К тому времени они уже имели не только кровавый опыт Даманского, но и уроки бескровных военных провокаций в районе поселка Дулаты (Казахстан) 2-18 мая и в районе реки Тасты 10 июня (тоже Казахстан).


Участники боев на сопке Каменной (Жаланашколь, август 1969 г.)



Трофейный китайский пистолет «модель 51». Калибр 7,62 мм, вес 0.85 кг, емкость магазина 8 патр.


Под Дулатами, как описывает те события в журнале «Ветеран границы» (№3/1999) кандидат военных наук полковник Юрий Завацкий, китайцы демонстративно начали окапываться на сопках, находящихся на советской территории. Советское военное командование также демонстративно подтянуло сюда «Грады». И в течение двух недель, обе стороны, совершенствуя свои позиции и проводя рекогносцировки, вели психологическое противоборство. Китайцы вскоре поняли, что «против «Градов» не попрешь» и после переговоров убрались с так называемого оспариваемого участка. В районе реки Тасты, как описывает ту стычку Мусалов, огонь открывался. Здесь пограничники выдворяли чабана, демонстративно перегнавшего через границу отару овец. Первыми затворы передернули китайские вооруженные кавалеристы, обеспечивающие действия пастуха, им помогли еще с двух направлений, в том числе и с господствующей высоты на китайской территории. Но расчет пулемета рядовых Виктора Щюгарева и Михаила Болдырева метким огнем подавил все огневые точки на этой высоте. А потом оба остановили огнем и вылазку вооруженной группы маоистов. Неизвестно, собирали ли у себя трупы китайцы, но советские «зеленые фуражки» эту провокацию отразили без потерь.

А в августе грянули события у Жаланашколя. Здесь дальнейшее развитие получила тактика борьбы китайцев против БТРов. Маоистам ночью удалось окопаться на трех сопках на советской стороне, которые они считали «исконно китайскими». А утром они стали перебрасывать на занятые позиции подкрепление. Дабы предотвратить движение вооруженной силы противника, начальник штаба отряда, в ведении которого находился данный участок, подполковник Никитенко, выдвинулся наперехват на трех бронетранспортерах. На требования начальника заставы «Жаланашколь» лейтенанта Евгения Говора покинуть территорию, китайцы сразу же ответили огнем из автоматов и карабинов. Пока ситуацию докладывали на «верхи» (а там ее, как и в случаях на Даманском, перефутболивали от начальника к начальнику), противник продолжал окапываться. И тогда Никитенко принял решение атаковать его на БТРах при поддержке штурмующих групп.

На одном из них, под номером 217, двинувшемся во фланг позиций противника, солдаты НОАК сосредоточили наиболее плотный огонь. БТР оказался очень живучим. Пулями и осколками было снесено все наружное оборудование, изрешечены колеса, в нескольких местах пробита броня, от разрыва гранаты заклинило башню. Сидевший за пулеметом командир взвода маневренной группы младший лейтенант Владимир Пучков был ранен в бедро, но, перевязав рану, продолжал вести огонь. На выручку 217-му ринулись еще три колесных бронемашины. Вот тогда-то китайские гранатометчики проявили себя наиболее активно: опыт Даманского даром не прошел. (Между прочим, после боя среди трупов китайцев был обнаружен один, который при жизни был награжден знаком с портретом Мао Цзэдуна. Под изображением «великого кормчего» значилось, что награда пожалована «в честь победоносного отражения агрессии советских ревизионистов на острове Чжэньбаодао». Так как китайцы на свой лад именовали – и именуют ныне – отошедший к ним, согласно договоренностей с Россией 1990-х гг., остров Даманский.

Одного из гранатометчиков, подошедшего на опасное расстояние к БТРу, сразил наводчик младший сержант Владимир Завороницын, ударивший по врагу из бортовых пулеметов. Пограничные БТРы постоянно маневрировали вперед и назад, на давая маоистским гранатометчикам вести прицельный огонь. При этом водители старались держаться к противнику наиболее толстой лобовой броней. Лишь через полчаса после начала боя 217-й был окончательно выведен из строя.

Бой у озера Жаланашколь примечателен еще и тем. что в последние минуты обе стороны применили здесь друг против друга ручные гранаты. Китайцы с гребня занятой ими высоты бросали в атакующих пограничников черные гранаты с толстыми, почему-то демаскирующего белого цвета деревянными ручками. В ответ рядовой Виктор Рязанов сумел забросать залегших врагов гранатами, Это стало «победной точкой» в том жестоком бою. Правда, сам Рязанов при этом получил смертельное ранение и умер в вертолете по пути в госпиталь.

Соотношение потерь

Потери советских пограничников и военнослужащих погранвойск Китая и НОАК в боях 1969 г. выглядят следующим образом. На острове Даманском 2 марта погиб 31 пограничник и 20 было ранено. Провокаторы потеряли убитыми минимум 248 человек (столько их трупов было обнаружено непосредственно на острове после завершения боя). Виталий Бубенин вспоминал, как 3 марта на Даманский прибыл первый зампред председателя КГБ СССР генерал-полковник Захаров, который лично исползал весь остров, изучил все обстоятельства неравной огневой схватки. После этого Захаров сказал лейтенанту Бубенину: «Сынок, я прошел гражданскую войну, Великую Отечественную, борьбу с ОУНовцами на Украине. Все видел. Но такого не видел!» Кстати, Бубенин и Бабанский и сами до сих пор «скромничают». В разговоре со мной ни один из них не «претендовал» на цифру китайских потерь больше признанной официально, хотя понятно, что десятки трупов остались и на китайской территории, и потери маоистов вполне могут составлять 350-400 человек.

15 марта погибли 21 пограничник и семь мотострелков. Раненых было больше – 42 человека. Китайцы потеряли более 700 человек. Число раненых с китайской стороны составило несколько сотен человек. Кроме того, 50 китайских солдат и офицеров были расстреляны за трусость.

У озера Жаланашколь погибло два пограничника и около 20 человек были ранены и контужены. Убитых китайцев только на советской территории закопали полтора десятка.

Все это говорит о том, что мало иметь хорошее оружие (напомним еще раз: и у советских пограничников, и у маоистов оно было примерно одинаковым), надо еще им и владеть отменно.
Автор:
Игорь Плугатарёв
Первоисточник:
http://otvaga2004.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

73 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти