В ожидании империи

В ожидании империи


Москва-Третий Рим, созидание православной империи, построение мирового социалистического сообщества, выход в космос… история России изобилует шедевральными и грандиозными по своему замыслу проектами, граничащими с нереальностью. Такие проекты по силам было осмыслить и воплотить в жизнь лишь подлинной Империи, каковой Россия являлась последние столетия. Сегодня термин «империя» пытаются сделать синонимом понятию «агрессивность». Исходя из данной логики, величественного орла можно назвать гадким стервятником, а царственного льва коварной гиеной. Специально ли в народные массы вводится подобная синонимичность или нет, но она является крайним заблуждением.


Империя – нечто большее, чем очертания внешнего могущества государства, империя – это гармония общества, это сверхидея, объединяющая народы в единый организм, невзирая на национальные, религиозные и культурные различия. Лишь гармонизированное общество способно выполнять колоссальные задачи, достойно отвечать вызовам времени, привлекать к себе симпатии союзников и уважение соперников. Любое государство, имеющее идейность, навсегда вписывает свое имя в историю. Но идейность может быть различной окрашенности. Третий Рейх тоже являл собой идейную империю, однако идейность заключалась в порабощении иных народов, в первую очередь славянских, в тотальном подчинении Германии прочих государств, в желании доказать превосходство арийской расы над остальными. Осуществлялась данная идея самым отвратительным, извращенным способом. Российская идейность исторически была окрашена в иные цвета. Симфония русского духа звучала возвышенно и непринужденно, лишь в смутные времена наполняясь тревожными нотами. Однако, всегда находился талантливый дирижер, вовремя исправлявший музыкальные огрехи. Само словосочетание «имперские амбиции» следует трактовать, как стремление государства быть в гармонии с собой, своим народом, иметь четкие представления о своем предназначении в настоящем и будущем. Имперские амбиции России – это не вынашивание каких-то корыстных планов в отношении ближайших соседей, это, прежде всего, стремление восстановить тот синтез народов, который на протяжении всей ее истории в качестве великой державы был катализатором глобальных идей.

В настоящее время каждый осколок исторического ансамбля пытается выстроить из своего образа нечто узнаваемое, как-то самоидентифицироваться. Эти попытки обречены на провал. Невозможно взять фрагмент конкретного предмета и сделать из него новый, который не будет отождествляться с предыдущим. Потому он и называется фрагментом, что не может существовать как нечто обособленное, не нарушая целостность. Потерявшие связь друг с другом, осколочные субъекты постсоветского пространства со временем растворятся в исторической пучине. Более или менее успешно будет сопротивляться этому процессу лишь Российская Федерация, но даже самый гигантский осколок не сможет позиционировать себя как шедевр. России в тех границах, что она имеет на сегодняшний момент, придется играть по правилам более весомых международных игроков. Собственно, мы наблюдаем этот процесс уже более двадцати лет. Для изменения ситуации придется отказываться от пагубного желания всеми способами пытаться понравиться своему противнику даже в ущерб собственным национальным интересам. Придется с гораздо большей скоростью раскручивать маховик реинтеграционных процессов на территории Исторической России.

Не нужно стесняться империи, ее исконно российское толкование отличается от западного как день отличается от ночи. Империя это не обладание колониями, не насильственный захват чужих территорий, совсем нет. С точки зрения России этот термин гораздо более возвышен и одухотворен, даже священен. Россия-империя сродни матери, которая может поругать за непослушание, поставить в угол, но в душе всегда теплится осознание, что она тебя любит такого, какой ты есть, со всеми твоими недостатками. Мать всегда встанет на защиту своего дитя, как и выросшее дитя постоит за свою матерь, даже если придется рискнуть жизнью. Полтава, Бородино, осада Севастополя, Московская битва, блокада Ленинграда, Сталинград, Курская Дуга… эти события окутаны ореолом святости, потому что сыны Отечества дрались на смерть, проявляя чудеса героизма, не за Россию-государство, а за Россию-Матушку. Именно с этим священным для русского народа образом ассоциируется термин «империя». Сегодня перед народами, населяющими осколки некогда единого, могучего государства, стоит задача помочь нашей общей Матери подняться с постели, к которой она прикована последние 20 лет. Мерилом степени ее выздоровления должна являться, в первую очередь, шкала духовных ценностей, а не материальных. Как невозможно купить настоящую любовь, так нельзя измерить состояние общества, руководствуясь лишь материалистическими критериями. Не зря президент Путин с сожалением высказывался в послании Федеральному собранию о явном дефиците духовных скреп. Заметьте, именно духовных. Потому, что никакие другие скрепы не способны надолго соединить разорванное на части пространство. Сколько денег не направляй на создание «благоприятного имиджа» страны за рубежом, на разрешение национального вопроса, на борьбу с преступностью и коррупцией, эти действия сами по себе принесут ничтожно малый результат. Лишь вкупе с наличием высокой идеи, объединяющей общество, можно добиться успеха. А для рождения подобной идеи нужен гармоничный синтез народов, возникновение которого возможно при наличии империи. Империи в традиционно русском понимании значения слова. Только восстановив некогда единое пространство, народы, населяющие его, вновь смогут творить шедевры, оставляя за собой ясно различимый след на песчаном берегу мировой истории.
Автор:
Владимир Юртаев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

82 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти