Нужно ли рассекречивать данные о реальных объемах запасов полезных ископаемых в России?

На прошедшем на днях заседании комиссии по вопросам развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности в стране Владимир Путин недвусмысленно дал понять, что сложившаяся система недропользования себя изжила. Президент обозначил целый ряд проблем, которые успели превратиться в настоящий стояночный тормоз для развития российской системы энергетической безопасности.

Одна из таких проблем заключается в том, что Россия до сих пор держит в секрете данные, которые касаются объемов полезных ископаемых, заключенных в ее недрах. Казалось бы, что если страна позиционирует себя в качестве одного из сегментов мировой экономики, то делать тайну из наличия тех или иных полезных ископаемых в определенных масштабах бессмысленно. В этой связи Владимир Путин заявил о том, что пора рассмотреть вопрос о прекращении использования грифа «секретно» в отношении тех энергоресурсов и прочих полезных ископаемых, которыми богата российская земля.


С одной стороны может показаться, что глава государства решил пойти по сомнительному пути, ведь рассекреченные данные о реальных запасах природных богатств в России могут вызвать «мандражирование» за рубежом, и увеличить риски, связанные с тем, что у кого-то вдруг возьмут да и потянутся руки к российским запасам сырья. Но с другой стороны утаивание властями и компаниями реальных цифр объемов сырьевой базы России всё чаще стало приводить к откровенным спекуляциям.

Наши иностранные «партнеры», которые руководствуются либо собственными весьма оригинальными и не имеющими ничего общего с действительностью оценками запасов определенных полезных ископаемых, либо данными российского мониторинга тысяча девятьсот «бородатых» годов, всё активнее заявляют о том, что энергетические потенциалы России вот-вот придут к абсолютному нулю. Казалось бы, в чем проблема? – Да пусть что угодно говорят, мы-то знаем, что до достижения упомянутого абсолютного нуля должна пройти не одна сотня лет интенсивной эксплуатации недр. Но… Такая казуистика нередко приводит к тому, что даже при активном и продуктивном менеджменте ведущих добывающих компаний России стоимость их акций остается явно заниженной. Почему? Потому что утаивание реальных энергетических активов и вообще излишняя скромность, связанная с замалчиванием факта наличия огромных запасов энергоресурсов, явно не способствует привлечению инвесторов – не только внешних, но и внутренних – российских. Нет инвесторов – нет вложений, нет вложений – остается только «снимать сливки» и игнорировать заботу о полноценной выработке месторождений.

На «снятии сливок» и фактической консервации работоспособных скважин (шахт) президент также сделал акцент. Получается, что многим собственникам сегодня самим выгодно умалчивать о реальных запасах сырья, которыми они владеют, чтобы не озвучить то, какими методами они ведут добычу. Именно тот случай, когда меньше знаешь, крепче спишь… И в сон этот добытчики сырья сознательно вводят и власти, и общественность. Зачем же им раскрывать секреты того, что сегодня подавляющее большинство месторождений осваивается менее чем на 60-70%, причем 70% - это еще в лучшем случае. Иногда происходит и так, что на определенном участке лишь процентов 15-20 от всего объема месторождения осваивается, а все остальное засыпается грунтом, чтобы владельцам компаний не переходить на лишние затраты по продолжению добычи. Сегодня таких «могильников» на территории нашей страны, к сожалению, немало.

Если российским компаниям на законодательном уровне не разрешено озвучивать те запасы сырья, которыми полны вверенные им для разработки недра (что многих, кстати, более чем устраивает), то российскому частному инвестору не остается ничего другого как довольствоваться информацией иностранных специалистов, пространно рассуждающих о том, сколько еще капель нефти и кусков каменного угля осталось на территории России... В конце концов, снижаются доходы госбюджета.

В зарубежной прессе (да и в определенной российской, кстати, тоже) всё чаще появляются статьи, в которых некие аналитики энергетического рынка выдают желаемое за действительное, заявляя, что Российская Федерация буквально со дня на день потеряет пальму первенства по добыче или экспорту того или иного энергетического сырья на мировой рынок. Данные материалов не подтверждаются никакой официальной информацией, а представляются лишь на основе домыслов, выдаваемых за объективную реальность. И ведь большинство потенциальных инвесторов, финансы которых могли бы в ряде случаев весьма позитивно повлиять на темпы развития добычи и производства, этим антиутопическим прогнозам о крахе российского добывающего сектора верят. А что им остается еще делать, если сама же российская сторона не старается предъявить каких-либо объективных опровержений публикуемым материалам. Возможно, хотела бы предъявить, да только снова натыкается на упомянутый гриф «секретно». Но тот ли этот секрет, который нужно беречь как зеницу ока? Если расчет идет на развитие добывающей отрасли и отсечение всех досужих домыслов о ее закате, то, безусловно, пора реальные российские запасы предъявить мировой экономике как данность.

Другой вопрос в том, а знает ли сама российская сторона, какие объемы тех же углеводородов заключены в российских недрах? Судя по выступлению на комиссии Владимира Путина, для многих компаний этот секрет остается секретом из-за элементарно устаревшей базы мониторинга природных запасов. Другими словами, секрет только потому, что сами не в курсе… Не курсе, или же попросту не желают быть в курсе.

Когда многие зарубежные страны, такие как, к примеру, та же Япония, в отчетах о запасах собственных энергоресурсов предъявляют данные о запасах так называемых метангидратов, залегающих под дном океана на внушительных глубинах, и о целесообразности которых ни один десяток лет идут горячие споры, то России, как говорится, сам бог велел предъявить свои запасы. Пока не перешли на аналогичную систему учета каждого барреля нефти и каждой тысячи кубометров газа – получается, что секретничаем и даже в каком-то роде стесняемся: мол, даже если и знаем, сколько у нас этих самых энергоресурсов, то зачем кичится богатством? Однако богатством страны кичится можно и даже нужно, точнее – не кичится даже, а предъявлять как основу для дальнейшего развития. А вот держать в секрете наличие общенародных богатств, но в то же время вполне открыто покупать недвижимость за рубежом, хранить «накопления» в зарубежных банках, теперь уже точно кичась своими безграничными финансовыми возможностями и удерживая за собой право («в случае чего») рвануть за кордон, на заранее подготовленное теплое местечко – это уже другой вопрос.

Выходит, что рассекречивание данных о реальных объемах полезных ископаемых в России – это объективная необходимость, которая давно назрела. В конечном итоге, это приведет к прозрачности добывающей отрасли и развитию конкурентоспособности российских компаний разных форм собственности.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

71 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти