Стоило ли России продолжать войну с Наполеоном? Начало Заграничного похода русской армии


Грандиозная Русская кампания 1812 года закончилась для Наполеона Бонапарта полным поражением. Из примерно 600 тыс. армии назад вернулось только около 60 тыс. человек, причём более половины составляли австрийские, прусские и саксонские войска, которые не вторгались вглубь России. Сам великий полководец был вынужден вечером 23 ноября 1812 года бросить остатки армии, передав их под начало Мюрата и после 12 суток безостановочного «галопа» по Западной Европе к полуночи 6 (18) декабря был уже во французской столице. Известие о том, что «Великая армия» больше не существует потрясла всю Европу. Многие политики уже догадывались, что в России дела идут, не так гладко, как хотелось и говорилось, но не думали, что поражение будет столько сокрушительным. В Европе начались закулисные переговоры о создании новой, уже шестой антифранцузской коалиции.

Начало кампании 1813 года


Русская армия под командованием Михаила Кутузов зимовала рядом с Вильно, где её посетил русский император. Корпуса генерала Петра Витгенштейна – до 30 тыс. солдат и адмирала Павла Чичагова - до 14 тыс. человек, вместе с казачьими полками – до 7 тыс. человек, вытесняли остатки наполеоновских войск из Литвы. Корпус Витгенштейна получил задачу блокировать пути отхода прусско-французского корпуса маршала Макдональда через устье Немана.

Отступающие из района Риги войска Макдональда разделились, и прусские части под началом генерал-лейтенанта Йорка были отделены от французской дивизии Макдональда действиями отряда под командованием генерала Ивана Дибича. 18 (30) декабря 1812 русские посланники склонили Йорка к сепаратному перемирию - Таурогенской конвенции. Генерал Йорк на свой страх и риск, он не имел на это полномочий от короля, заключил соглашение о взаимном нейтралитете. Йорк отправлялся с войском в нейтральную область в Восточной Пруссии (между Тильзитом и Мемелем), фактически открыв путь для русской армии в Пруссию. Йорк обязался не сражаться с русскими до 1 марта 1813 года, если прусский король решит сохранить верность союзу с Францией.

В Берлине в это время стоял французский гарнизон, и прусский король официально заявил, что Йорк предстанет перед военным судом. Он даже послал генерала Гатцфельда в Париж с официальными извинениями. Одновременно, прусский король верный принципу двойной политики (он и Йорку давал инструкции, которые допускали широкое толкование), начал тайные переговоры с Россией и Австрией. К этому его вынуждало и широкое патриотическое движение в стране, общественность требовала отказа от позорного союза с Францией, который привёл к оккупации части Пруссии французскими войсками. Начались волнения в армии, в неё записывались тысячи добровольцев, войска начали выходить их повиновения королю. Таким образом, Таурогенское соглашение, заключенное вопреки воле прусского короля, привело к тому, что Пруссия отпала от союза с Францией и вступила в коалицию с Россией против Наполеона.

У Витгенштейна, после соглашения с Йорком, появилась возможность преследовать остатки корпуса Макдональда по территории Восточной Пруссии. 23 декабря 1812 года (4 января 1813 года) русские войска подошли к Кенигсбергу, который был занят на следующий день без сражения. В городе было взято в плен до 10 тыс. человек, больных, раненых и отставших французов.

На южном направлении, австрийцы, как и пруссаки, также старались сохранить нейтралитет. Русские командиры имели инструкции решать проблемы с австрийцами путём переговоров. 13 (25) декабря 1812 австрийский корпус Шварценберга отступил в Польшу к Пултуску. За австрийцами двигался русский авангард генерала Иллариона Васильчикова. 1 (13) января 1813 года Главная русская армия под началом фельдмаршала Михаила Кутузова тремя колоннами форсировала Неман, границу Российской империи, и вошла на территорию герцогства Варшавского. Так начался Заграничный поход русской армии, который завершился в 1814 году занятием Парижа и отречением Наполеона. Но до этого ещё было много кровавых, в том числе и проигранных, сражений, тысячи русских солдат сложат свои головы вдалеке от Родины.

40-тыс. австро-саксоно-польская группировка под началом Шварценберга не стала защищать Варшаву. 27 января (8 февраля) 1813 года русские войска без боя заняли польскую столицу. Австрийцы отступили в южном направлении, к Кракову, фактически прекратив воевать на стороне Наполеона. С Шварценбергом отступил и 15 тыс. польский корпус Понятовского, поляки затем соединяться с французами и продолжат войну на стороне Наполеона. Остатки саксонского корпуса Ренье отступят в западном направлении, к Калишу. Герцогство Варшавское, как государственное образование и союзник Наполеона, прекратит своё существование. Таким образом, русская армия довольно легко и без особых усилий взломает первую линию обороны империи Наполеона по Висле. Главными предпосылками для успешного начала Заграничного похода русской армии послужит благожелательный нейтралитет прусских войск, фактический отказ Австрийской империи от военного союза с Францией и отсутствие у Наполеона значительных собственно французских контингентов на линии Вислы. Мюрат не сможет остановить наступление русской армии.

Начало освобождения Германии

В начале 1813 года Берлин официально сохранял союзнические отношения с Парижем. Вступление русских войск в Восточную Пруссию кардинальным образом изменило политическую ситуацию в стране. Прусский король, чтобы сохранить за собой трон был вынужден пойти на разрыв с Францией.

В это время войска Йорка расположились в Кёнигсберге, куда прибыл из Российской империи в качестве представителя императора Александра I бывший прусский министр Штейн, теперь состоявший на русской службе. Был созван сейм Восточной Пруссии, который издал постановление о призыве резервистов и ополченцев. В результате этого набора была сформирована 60-тыс. армия под началом Йорка, которая немедленно начала военные действия против французских оккупантов. Трон под прусским королем зашатался, ведь он поддерживал захватчиков. Фридрих Вильгельм III бежал из оккупированного французами Берлина в Силезию. Он тайно послал фельдмаршала Кнезебека в ставку Александра I в Калиш для переговоров о военном союзе против Наполеона. 9 февраля в Пруссии ввели всеобщую воинскую повинность.

Действия прусских войск в союзе с русскими привели к тому, что провалилась попытка французов организовать вторую линию обороны по Одеру. Русские войска, после занятия Варшавы, двинулись на запад, к Калишу. 13 февраля русский 16-тыс. авангард под Фердинанда Винцингероде разгромил под Калишем отступавший 10-тыс. саксонский корпус Ренье, саксонцы потеряли в сражении 3 тыс. человек. Калиш стал опорной базой русской армии, из него русские отряды, при поддержке пруссаков, совершали рейды по Германии. Главная русская армия остановилась на западных границах Варшавского герцогства почти на месяц. Кутузов считал, что на этом надо остановить кампанию, т. к. освобождение Германии, и битвы с французами в Западной Европе отвечали интересам не России, а интересам самих германских государств и Англии.

28 февраля 1813 года фельдмаршал Кутузов и прусский военный руководитель Шарнгорст подписали в Калише военное соглашение, направленное против Франции. По Калишскому договору Россия и Пруссия обязались не заключать сепаратных соглашений с Францией. После завершения войны, Пруссия должна была быть восстановлена в границах 1806 года. Все германские государства должны были получить независимость. К 4 марта, благодаря мобилизации, прусская армия насчитывала уже 120 тыс. солдат.

27 марта 1813 года прусское правительство объявило войну Франции. К этому моменту вся прусская территория, за исключением несколько блокированных крепостей на Висле и Одере (так Данциг в устье Вислы капитулировал только 24 декабря 1813 года) вплоть до Эльбы была освобождена от французов. В частности, Берлин 4 марта занял отряд Александра Чернышева (французский гарнизон ушёл из столицы Пруссии без боя). 11 марта в Берлин с триумфом вступили войска Витгенштейна, а 17 марта прусский корпус Йорка. За рекой Эльбой и к югу от неё шли территории германских государств Рейнского союза, которые продолжали сохранять верность Наполеону. 27 марта объединённая русско-прусская армия заняла Дрезден, а 3 апреля передовые части вошли в Лейпциг.


Создание новой армии. Вопрос продолжения войны

Сам Наполеон был цел, здоров и проявил огромную энергию для создания новой армии и продолжения борьбы. Как всегда в часы смертельной опасности, он испытывал прилив душевных сил, энергии, приподнятое состояние духа. В Париже ему стали известны подробности дела генерала Мале, который 23 октября 1812 года совершил успешный государственный переворот, арестовав министра полиции и префекта парижской полиции. Мале заявил о смерти императора, создании временного правительства и провозгласил республику во главе с президентом Ж. Моро. Правда, вскоре парижские власти очнулись и арестовали немногочисленных заговорщиков. Клода-Франсуа Мале с 14 соратниками был расстрелян. Это событие показало насколько хрупка империя Наполеона. Фактически она существовало только за счёт мощной воли одного человека. Поверив выдумку Мале о смерти Наполеона, никто из высших сановников императора не поднял вопрос о законном наследнике престола – римском короле.

Наполеон развил кипучую деятельность по созданию новой армии. Он напоминал себя в более молодые годы. Еще находясь в России, французский император весьма предусмотрительно приказал досрочно призвать набор 1813 года, и теперь под его началом во Франции находилось около 140 тысяч новобранцев. Затем, указом 11 января, в армию перешли еще 80 тыс. человек из Национальной гвардии. Таким образом, в армии было уже более 200 тысяч человек. Кроме того, у него были тысячи офицеров, которые удалось спасти в Русской кампании, они стали становым хребтом новой армии. Необходимо также учесть и тот факт, что французские гарнизоны стояли в Германии, Италии, рассчитывал французский владыка и на призыв 1814 года, и на войска германских союзников. Это могло дать в совокупности еще 200–250 тысяч солдат. Целая французская армия воевала на Пиренейском полуострове – до 300 тыс. человек, из неё также отозвали несколько полков. День и ночь, с удивительной энергией работал французский император над восстановлением артиллерии и кавалерии, пополнением войск вооружением и созданием запасов провианта. Он применял и нестандартные решения для поиска людских ресурсов для комплектования армии: отменил ряд отсрочек, призвал граждан старших возрастов, призвал юношей во вспомогательные войска, перевёл матросов в пехоту - из французского флота в пехоту были переданы 12 тыс. канониров и 24 батальона матросов. Буквально за несколько недель были сформированы новые полки и дивизии, и к началу 1813 года Наполеон имел новую армию в 500 тыс. человек. Но цена этого успеха была велика, Франция буквально обезлюдела, в бой собирались бросить молодежь, наборы будущих лет.

В пространных письмах направленных к союзным германским монархам – владыкам Вестфалии, Баварии, Вюртемберга и др., Наполеон разъяснял, что слухи о поражении неверны, всё идёт хорошо, конечно французская армия и союзники понесли потери, но «великая армия» всё ещё могучая сила, насчитывающая 200 тыс. бойцов. Хотя из сообщения своего начальника штаба, маршала Бертье он знал, что «великой армии» более не существует. Он сообщал далее, что уже готовы выступить 260 тыс. человек и ещё 300 тыс. остаются в Испании. Но Наполеон просил союзников принять все меры для увеличения своих армий. Таким образом, в своих письмах он сочетал правду с ложью, желаемой с настоящим.

15 апреля 1813 Наполеон выехал из Парижа в расположение войск в Майнц на границе Франции. «Я буду вести эту кампанию, — сказал Наполеон, — как генерал Бонапарт, а не как император». В конце апреля он выступил в Саксонию к Лейпцигу, где собирался соединиться с Богарне. Он планировал отбросить русские войска и вновь подчинить Пруссию. Надо отметить, что в это время ещё оставалась возможность установления мира в Европе (надолго ли? – это был уже другой вопрос). Министр иностранных дел Австрийской империи Клеменс фон Меттерних настойчиво предлагал своё посредничество в достижении мира. И русского императора Александра I, и прусского короля и австрийское правительство страшила нестабильная ситуация в Европе, рост национально-освободительных тенденций. Поэтому временный компромисс с Наполеоном был возможен. В целом и для Наполеона была выгодна такая передышка.

Однако сам Наполеон не хотел идти на уступки. Он по-прежнему считал, что бог войны на его стороне и верил в военное решение проблемы власти над Европой. Французский император верил в блистательный реванш. Наполеон совершал ошибку за ошибкой, не замечая, что враги изменились - русская армия была победителем, а в австрийской провели комплекс реформ, которые усилили её боеспособность. Не замечал, что силы врагов объединяются, и уже не выйдет бить врагов по частям. Да и французские батальоны были уже не те, что раньше. Произошёл и рост освободительной борьбы в Германии, Италии, Голландии и Испании, что отвлекало дополнительные силы и ресурсы империи Наполеона.

Правда, необходимо отметить, что Наполеон не раз выражал готовность пойти на мир только с Российской империей. Уже весной 1813 года, в Эрфурте, когда он уже стоял во главе сильной армии, французский император говорил: «Посылка в русскую главную квартиру разделила бы весь мир пополам». Но российский владыка Александр, увлеченный космополитическими идеалами, и «общеевропейской миссией» России, отвергал все его попытки к компромиссу.

Стоило ли России продолжать войну с Наполеоном?

После уничтожения французской армии в России, встал вопрос о продолжении наступления за пределами границы России, о необходимости войны с целью полного ниспровержения Наполеона и освобождения от его власти европейских народов. Этот был вопрос между целесообразностью, национальными интересами и «интернационализмом», космополитизмом. С точки зрения целесообразности и национальных интересов, воевать против Наполеона, после захвата Варшавского герцогства, не стоило. Окончательный разгром Наполеона был в интересах германских государств, Пруссии, Австрии и Англии. Россия же могла удовлетвориться поглощением Варшавского герцогства и мирным договором с Наполеоном (он мог включать и включение проливов Босфора и Дарданелл в сферу интересов России). России было выгодно существование ослабленной Французской империи во главе с Наполеоном для сдерживания Австрии, Пруссии и главное, Англии.

Серьёзной военной угрозы со стороны Наполеона больше не существовало. Наполеону надо было теперь напрягать все силы для того, чтобы удержать уже завоеванное в Западной Европе, ему было не до России. Территориальных выгод война с ним не несла. Война несла только убытки – потеря людей, денег, ресурсов и времени. Варшавское герцогство, которое Россия получила после разгрома Наполеона, можно было взять и так.

Российский император, который фактически и предопределил курс на продолжение войны, стоял за то, что оружие класть не следует до тех пор, пока Наполеон не будет свергнут с престола. «Я или он, — говорил Александр Павлович, — он или я, но вместе мы царствовать не можем». Таким образом, Заграничный поход русской армии был не реализацией военно-стратегических задач России, а порождением личной инициативы императора. Естественно, что в Лондоне и Вене, ему мысленно аплодировали.

Надо сказать, что никто во всей России так не досадовал, что Наполеон смог вырваться из ловушки под Березино, как Александр. В начале декабря 1812 года, когда вся Россия радовалась победе, император требовал от Кутузова продолжить наступление. Фельдмаршал, однако видел плачевное состояние армии, из Тарутинского лагеря вышла 120 тыс. армия (плюс регулярные пополнения), а к Неману вышла только её треть, в артиллерийском парке армии из 622 орудий осталось только 200. Кутузов был против продолжения наступления, хорошо понимая силу искусства Наполеона и будущую цену победы над ним. Мощь Наполеона в этот момент была ещё огромна. Он повелевал не только значительно расширившей свои земли Францией, но и Италией, Голландией, германскими государствами Рейнского союза. Он смог привлечь на свою сторону и Данию, которая была враждебна Швеции, обещанием вернуть Норвегию. Благодаря контрибуциям от прежних войн финансовое положение его империи было стабильным. Пруссия и Австрия ещё только думали о разрыве с Францией.

На стороне же России была только Англия, но на её армию рассчитывать не приходилось. Англичане воевали на Пиренейском полуострове и были готовы поддерживать Россию деньгами, т. к. в интересах Лондона было полное уничтожение Наполеона, который бросил вызов Британской империи. Англичане действовали по принципу «разделяй и властвуй», столкновение великих континентальных держав, служили во благо их геополитических интересов. На стороне России выступит Пруссия, но ей война была необходима для восстановления независимости, изгнания французов со своей территории и установления контроля Берлина над германскими государствами. Австрийцы хотели путём разгрома Франции вернуть утраченные позиции в Италии и Германии.
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

29 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти