Польская стратегия для Украины


Варшава вернулась к своей традиционной геополитике еще в начале нового столетия, когда польские дипломаты вроде тогдашнего исполнительного директора Новой атлантической инициативы в Вашингтоне и нынешнего главы польского МИД Р.Сикорского заговорили о роли Польши как «лидера группы посткоммунистических стран в НАТО и в Европейском союзе», а правые политики вроде будущего президента Л.Качиньского заговорили о необходимости создания новой Речи Посполитой, подразумевая в числе прочего влияние Польши «от можа [Черного] до можа [Балтийского]» в соответствии с классической формулой польской экспансии.

Первым этапом реализации этих планов стала активность Варшавы во время «революции роз» в Грузии в 2003 году, выборов президента Молдавии в 2005 году и «оранжевой революции» на Украине в 2004 году, в которой, наряду с рядом польских политиков, участвовал и нынешний президент Польши Б.Коморовский (он выступал на Майдане и даже привёз туда своих детей, дабы те «прочувствовали атмосферу», памятную ему со времен «Солидарности»).


Вторым этапом стал запуск в 2006 году проекта Четвёртой Речи Посполитой, предполагающего «формирование особого национально-культурного ландшафта» т.н. Малой Польщизны, которая включает в себя приграничные с Польшей земли Украины и Белоруссии… В рамках этого проекта Варшава финансирует и реализует ряд программ вроде «карты поляка», программ обучения в Польше активистов молодёжных структур, спутникового телеканала и радиостанций, вещание которых на восточном направлении курирует Совет по телевидению и радиовещанию Польши.

На третьем этапе польским МИДом в 2008 году был выдвинут проект «Восточное партнёрство», ставший продолжением ГУАМ, обнаружившего в августе 2008 года свою военно-политическую несостоятельность. Польша с подачи Вашингтона и Брюсселя стала куратором восточного направления евроатлантической политики; это направление включает Украину, Молдавию и Белоруссию. (Южное направление, включающее Грузию, Азербайджан и Армению, курирует Турция).

Интерес Запада – превращение постсоветских республик в энергоотмычку для взлома сырьевой кладовой Евразии. Интерес Варшавы – под «крышей» Вашингтона и Брюсселя опередить Москву и, использовав заминки в интеграционных процессах на постсоветском пространстве, закрепить это геополитическое пространство за собой. Реализовать проект возрождения легендарной Сарматии в политическом (интеграция в рамках Четвёртой Речи Посполитой) и экономическом смыслах – на энерготранзитном пространстве, которое свяжет в единую инфраструктуру Черное и Балтийское моря.

Соответствующее соглашение о создании Черноморско-Балтийского энергоколлектора («о развитии грузоперевозок от Балтийского моря до Черного») было подписано Литвой, Украиной и Белоруссией практически одновременно с появлением «Восточного партнерства» - 12 мая 2008 года в Вильнюсе. Тогда же было заявлено о намерении расширить географию данного проекта, пригласив присоединиться к нему Турцию, Азербайджан, Грузию «и другие заинтересованные государства».

Отношение Варшавы к восточным соседям выглядит так: Россия – потенциальный, всё ещё сильный враг, Литва – недостаточно сильный союзник-конкурент, Белоруссия – «всходние кресы», Молдавия – единственная страна, заслуживающая «продвинутого диалога», Украина – курируемый Варшавой потенциальный и послушный партнёр в перманентном противодействии России.

В рамках реализации стратегии на Востоке Варшава пытается разыгрывать в первую очередь украинскую карту, стремясь заставить Киев двигаться в фарватере своей политики. Шагами в данном направлении являются бесплатная выдача гражданам Украины польских виз, а затем и «карты поляка» (по оценкам польской печати, только на западе Украины ее обладателями могут стать около миллиона человек), стремление к «повышению безопасности и целостности Европейского союза в энергетической сфере» через поддержку проектов вроде украинско-польского нефтепровода Одесса – Броды - Плоцк (в этом же контексте можно упомянуть противодействие созданию Украиной двустороннего консорциума с Россией по управлению украинской газотранспортной системой).

В настоящее время Варшава основательно готовится к предстоящему в ноябре 2013 года саммиту «Восточного партнерства», который планируют посетить главы всех стран ЕС. Скорее всего, этот саммит будет посвящен политике Евросоюза на всём восточном направлении и станет началом очередного этапа освоения постсоветского пространства; на это указывают и согласование в начале февраля на 23-м заседании Консультационного комитета президентов Украины и Польши проекта Программы стратегического партнерства между Польшей и Украиной на 2013-2015 годы, и планируемый в начале третьей декады февраля визит В.Януковича в Польшу.

Польский президент Б.Коморовский констатирует: «В Киеве ключ от нашей части Европы… Я чувствую себя человеком, имеющим особый опыт польского бытия на Востоке, а также польского ведения восточного мира» (Komorowski B. Prawa strona - zycie, polityka, anegdota. – Warszawa: Oficyna Wydawnicza Rytm, 2005. - с.15, 29). В этом «особом ведении» он убежден непоколебимо, считая, что именно Польша должна быть региональным лидером, ибо у нее «особая миссия в интеграции Европы», а поляки «имеют богатый опыт совместного бытия» с другими народами еще со времен Первой Речи Посполитой. В своем мировоззрении президент Польши является последователем идей Гедройца-Мерошевского, сформулированных в среде польской эмиграции в годы холодной войны на страницах парижского журнала «Культура». Истоки их лежат в политических представлениях Ю.Пилусдского о «федерализме» территорий, входивших некогда в состав Первой Речи Посполитой.

Польским устремлениям способствует и нынешняя ситуация на Украине - зависимость по энергоносителям, нехватка энергетических мощностей, малая емкость внутреннего рынка, слабая конкурентоспособность промышленности, стремительно растущий внешний долг... Как во внешней, так и во внутренней политике Украины ситуация неустойчива. Киев декларирует стратегическое партнёрство чуть ли не с десятком государств и в то же время не имеет ни одного надёжного западного союзника, легко поддаётся давлению извне, подтверждает своё участие во многих проектах, но до реальных дел, как правило, не доводит. В результате Польша, следующая в фарватере США, ставит задачу оторвать Украину, обладавшую в составе СССР экономическим потенциалом примерно десяти Польш, от России, «увести ее на Запад и встроить в орбиту влияния Варшавы».

Однако сводить всё к вопросу о том, до чего же нужно довести большую богатейшую республику, чтобы теперь уже и Польша ставила задачу сделать ее своим вассалом, - значит существенно упрощать ситуацию. Хотя бы потому, что в Европе, на этом западном полуострове Евразии, сталкиваются два проекта.

Континентальный проект целостности Европы, или проект собственно европейский, возрождавшийся одновременно с преодолением трудностей объединения Германии, способный, в принципе, стать конкурентом американской сверхдержаве с её глобальными притязаниями - в том числе благодаря совместным российско-германским энергопроектам (в настоящий момент именно они мешают Варшаве окончательно взять «шефство» над Киевом).

Атлантистский проект, способствующий проамериканской ориентации Евросоюза, размывающий целостность и границы ЕС, выступающий противовесом устремлениям европейской элиты. С этой целью США стимулируют Турцию и втягивают в специфический «Евросоюз-2», конструируемый на основе Польши, Прибалтики и Юго-Восточной Европы, постсоветское пространство. И прежде всего, самую большую по территории постсоветскую республику - Украину, которую, по сути, пытаются тем самым лишить суверенного внешнеполитического выбора.
Автор:
Николай Малишевский
Первоисточник:
http://www.fondsk.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

65 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти