19 февраля 1918 г. начался Ледовый поход Балтийского флота

19 февраля 1918 г. начался Ледовый поход Балтийского флота

19 февраля 1918 года началась операция по спасению кораблей Балтийского флота от захвата германскими и финскими войсками и переводу их из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. Она вошла в историю России как Ледовый поход Балтийского флота.

Балтийский флот в начале 1918 года. Необходимость перебазирования флота

Балтийский флот имел огромное значение в обороне столицы России – Петрограда. Поэтому враги России стремились его уничтожить. Англия и США имели планы в отношении будущего России: её собирались расчленить, поделить на сферы влияния. По ряду направлений англосаксы действовали руками немцев. В частности, имелись замыслы сдачи немцам Петрограда и уничтожения их руками Балтийского флота. Английское командование полностью прекратило боевые операции в Балтийском море, создав германским ВМС благоприятные условия по нанесению удара по русскому флоту.


Германское командование не замедлило использовать эту возможность. У немцев были свои расчёты: они хотели уничтожить или захватить корабли Балтийского флота (он мешал им нанести удар по Петрограду); захватить Петроград; сформировать прогерманское правительство. Ещё в сентябре 1917 года немцами был разработан план Моонзундской операции. Он предусматривал захват Риги, прорыв моонзундских позиций, ослабление или уничтожение Балтийского флота. После этого хотели провести операцию по захвату Петербурга. Пассивность британского флота позволила немецкому командованию сосредоточить на Балтике более двух третей всего флота – более 300 боевых и вспомогательных судов, включая 10 новейших линкоров, линейный крейсер, 9 крейсеров и 56 эсминцев. К тому же для захвата Моонзундского архипелага был сформирован 25-тыс. десантный корпус. С воздуха их поддерживало 102 самолета. Это была огромная концентрация сил и средств на одном участке. Однако в Моонзундском сражении, происходившем с 29 сентября (12 октября) по 6 (19) октября 1917 года, немцы не смогли выполнить свой стратегический замысел, потеряв 17 кораблей потопленными и 18 поврежденными. Но достигли тактического успеха – захватили Моонзундские острова.

В феврале 1918 года германское командование вернулось к замыслу захвата Петербурга. Удар планировали нанести с дух операционных направлений: с северо-запада вдоль Финского залива и с юго-запада через Псков. Германское командование одновременным ударом из Финляндии и Прибалтики собиралось охватить и быстрым натиском взять Петроград.

К началу мирных переговоров Брест-Литовске линия фронта в Прибалтике проходила восточнее Риги и далее, слегка выгнувшись на юго-запад, шла к Двинску, восточнее Вильно, а затем почти по прямой на юг. К концу октября 1917 года немецкие войска оккупировали всю Литву, южную часть Латвии. После того как Троцкий сорвал переговоры, германские войска заняли всю Латвию. В Эстонии советская власть также просуществовало не долго.

К началу германского наступления в феврале 1918 года фронт в Прибалтике фактически уже развалился. Солдаты бросали фронт и уходили по домам. Поэтому оставшиеся части сильно уступали немецким войскам в числе и боеспособности. В Финляндии находились подразделения 42-го армейского корпуса, но его численность также сильно сократилась. Солдаты самостоятельно демобилизовывались, бросали части, уходили домой. Таким образом, на угрожаемых участках молодая Советская Россия не могла остановить наступление противника. Красная Армия была только в начальной стадии формирования и не могла обеспечить устойчивость фронта. В этих критических условиях Балтийский флот имел исключительно важное значение для обороны Петрограда с моря и на флангах наиболее угрожаемых операционных направлений по берегам Финского залива.

В ходе первой мировой войны вход в Финский залив был защищен передовой минно-артиллерийской позицией. Северный фланг – это Або-Аландская позиция, включавшая 17 береговых батарей (56 орудий, в том числе 12-дюймовых), и минные поля (около 2 тыс. мин). Южный фланг – Моонзундские острова, с 21 батареей и минными заграждениями, немцы уже захватили, что лишило позицию устойчивости и усилило угрозу прорыва немецких ВМС в глубь Финского залива. На северной побережье залива, примыкая к Або-Аландской позиции, располагалась флангово-шхерная позиция, имевшая 6 батарей (25 орудий с калибром до 9,2 дюйма) и минные заграждения. По линии Нарген – Порккалаудд располагалась центральная (главная) минно-артиллерийская позиция. Её северный фланг опирался на Свеаборгский приморский фронт с главной базой флота – Гельсингфорс и крепостью Свеаборг. Южный фланг основывался на Ревельском приморском фронте, с базой флота – Ревель. Эта позиция была наиболее мощной и имела 39 батарей, в том числе шесть 12-дуюймовых, которые перекрывали своим огнём весь залив. Кроме того, здесь располагались минные заграждения большой плотности – более 10 тыс. мин. Непосредственные подступы к столице со стороны моря защищала ещё не завершённая тыловая позиция, которая опиралась на Кронштадтский укрепрайон с сильной системой артиллерийских фортов и базой Балтфлота и крепостью Кронштадт. Весь водный район Финского, Ботнического заливов и Або-Аландский район имели 80 постов службы связи.

Минно-артиллерийские позиции во взаимодействии с силами Балтийского флота представляли мощнейшую линию обороны, которая должна была остановить флот врага. Однако её слабым местом была недостаточная организация взаимодействия с сухопутными войсками. К тому же минно-артиллерийские позиции были уязвимы для удара с суши.

К началу 1918 года боевые возможности Балтфлота были ограничены из-за некомплекта команд на кораблях и в береговых соединениях. В соответствии с Приказом по флоту № 111 от 31 января 1918 года и Декретом СНК о роспуске старого флота и создании социалистического Рабоче-Крестьянского Красного флота, началась частичная демобилизация Балтфлота. Флот в это время имел в своём составе: 7 линейных кораблей, 9 крейсеров, 17 эскадренных миноносцев, 45 миноносцев, 27 подлодок, 5 канонерок, 23 минных и сетевых заградителя, 110 сторожевых судов и катеров, 89 тральщиков, 70 транспортов, 16 ледоколов, 5 спасательных судов, 61 вспомогательное судно, 65 лоцмейстерских и гидрографических судов, плавучих маяков, 6 судов-госпиталей. Организационно эти корабли были сведены в 1-ю и 2-ю бригады линкоров, 1-ю и 2-ю бригады крейсеров, в минную, подводных лодок, сторожевую и траления дивизии. Также были отряды: заградителей, учебно-минный, учебно-артиллерийский шхерный и охраны Ботнического залива.

Большая часть кораблей в конце 1917 года располагалась на главной базе флота в Гельсингфорсе. Часть кораблей дислоцировалась в Або, Ганге, Ревеле, Котке и Кронштадте. Вновь начавшиеся боевые действия с Германией застали Балтфлот в кризисе: часть матросов разошлась по домам; другие по указанию советского правительства были его опорой на суше; сам флот находился в процессе демобилизации. Императорский флот умирал, а новый – Красный флот, ещё не был сформирован. К тому же русским флотом хотели попользоваться и иностранцы. Так, британцы попытались получит в собственность бывшие вспомогательные крейсера «Митава», «Русь», госпитальные суда «Диана», «Меркурий», «Паллада», военный транспорты «Гагара», «Люси», пароход «Россия» и др. Их хотели продать бывшие судовладельцы – суда перешли в военный флот по военно-судовой повинности в 1914 году. Однако эта попытка провалилась.

На море германский флот после Моонзундской операции активности не проявлял. С наступлением зимы русские крейсера и миноносцы, стоявшие на рейде в Лапвик и Або, вернулись в Гельсингфорс и Ревель. Охрану шхерного Або-Аландского района в Або несли канонерка и несколько сторожевиков. В декабре, когда стали поступать сведения, что немцы готовят наступление на Ревель, наиболее ценные корабли были переведены в Гельсингфорс. Здесь был сосредоточен почти весь флот, за исключением нескольких кораблей, которые оставались в Ревеле.

Ситуация в Финляндии

Однако и в Гельсингфорс уже не был надежной базой для кораблей Балтфлота. Ситуация в Финляндии была весьма тревожной. Уже в начале Первой мировой войны немцы стали использовать финских националистов, разжигая антирусские настроения в Финляндии. В Берлине создали финскую военную канцелярию («Финляндская канцелярия», позднее «Финляндское бюро»), она вербовала добровольцев для германской армии. Волонтеров переправляли в Германию через Швецию. Из финских добровольцев сформировали 27-й егерский батальон, его первоначальная численность составляла около 2 тыс. человек. Батальон перебросили на Рижское направление, а затем на переформирование в Либаву. Здесь создали офицерскую школу, которая стала базой для обучения основных кадров финской белой гвардии. Кроме того, в Финляндию отправлялись и немецкие офицеры.

Осенью 1917 года деятельность немецкой агентуры в Финляндии была усилена. В Финляндию было переброшено много оружия и боеприпасов. В ноябре финское правительство Свинхувуда сформировало отряды белой гвардии (шюцкора), которые возглавил Маннергейм. Немцы оказывали активное содействие военному обучению финнов. 18 (31) декабря 1917 года Совнарком принял решение о предоставлении Финляндии самостоятельности. В начале 1918 года финские отряды стали нападать на отдельные русские гарнизоны с целью их разоружения и захвата оружия. В ночь на 10 января финны попытались захватить Выборг, но их атака была отбита. Одновременно в Финляндии началась социалистическая революция. Финляндия была расколота на белых и красных. 14 (27) января власть в Гельсингфорсе захватили рабочие и вручили власть Совету народных уполномоченных, в него вошли Куусинен, Тайми и др.

Правительство Свинхувуда и войска Маннергейма отступили на север. В ночь на 15 (28) января белофинны захватили Вазу и ряд других городов, русские гарнизоны были уничтожены. Укрепившись в Вазе, белофинны в союзе с немцами задумали поход на юг. В Финляндии началась гражданская война. Она резко осложнила условия базирования Балтфлота. Белофинны организовывали диверсии, нападения с целью захвата складов, кораблей. Были предприняты меры для усиления охраны кораблей и военного имущества. В декабре 1917 года несколько кораблей – крейсера «Диана», «Россия», «Аврора», линкор «Гражданин» («Цесаревич»), перешли из Гельсингфорса в Кронштадт. Фактически этот переход был разведкой, которая показала возможность перехода боевых кораблей в ледовых условиях.

К концу января 1918 года ситуация в Финляндии ещё более ухудшилась. Численность белофинской армии выросла до 90 тыс. человек. Финские красногвардейцы уступали белым в организованности, инициативе, не имели опытных военных руководителей. Положение русских войск и флота в Финляндии становилось критическим. Начальник Штаба верховного главнокомандующего 27 января доносил: «… Разрастающаяся война решительно угрожает нашему положению в Ботническом и Финском заливе. Партизанские действия белофинов, действующих вразрез между узловыми железными дорогами, станциями и портами Ботнического залива … ставят наши береговые части и гарнизоны в прибрежных пунктах в безвыходное положение и лишают их возможности предпринять какие-либо меры противодействия, хотя бы обеспечения своего снабжения. Сообщение с Раумо прервано. Вскоре та же участь может постигнуть и Або, являющийся базой Оланда, которому, следовательно, угрожает изолирование от материка…». Делался вывод, что корабли флота вскоре окажутся изолированными. Правительство Свинхувуда обратилось к Германии и Швеции за военной помощью. Возникла угроза появления немецких и шведских войск в Финляндии.

Не менее угрожающая ситуация была и в Прибалтике, на южном берегу Финского залива. В феврале 1918 года германские войска заняли южный берег Финского залива и создали угрозу Ревелю. Советское правительство принимает решение перевести флот с находившихся под угрозой захвата Ревеля, Або-Аланда, Гельсингфорса на тыловую стратегическую базу Кронштадт – Петроград. Это не только спасало корабли от захвата или уничтожения, но и усиливало защиту Петрограда в трудное время.

Ледовый поход

Ледовая обстановка не позволяла сразу перевести корабли в Кронштадт, поэтому решили с помощью ледоколов попытаться направить их на другую сторону Финского залива в Гельсингфорс. 17 февраля 1918 года Коллегия Морского комиссариата направила в адрес Центробалта (ЦКБФ, Центральный комитет Балтийского флота - выборный орган, созданный для координации деятельности флотских комитетов) соответствующую директиву. Одновременно из Кронштадта направили в Ревель несколько мощных ледоколов во главе с «Ермаком». 19 февраля на буксире у ледокола «Волынец» на рейд Ревеля вышли три подлодки. 22 февраля началась общая эвакуация. В этот день «Ермак» повёл в Гельсингфорс первую группу кораблей (2 подводные лодки и 2 транспорта).

В ночь на 24 февраля немецкий отряд попытался внезапной атакой захватить береговые батареи островов Вульф и Нарген, прикрывавшие с моря Ревель, но их заметили и отогнали огнём орудий. В этот же день, днём в Гельсингфорс вышел новый караван: 2 подводные лодки, 3 тральщика, минный заградитель, транспортные и вспомогательные суда. 25 февраля германская авиация совершила налёт на Ревель. А к 19 часам этого же дня немцы вошли в Ревель. К этому времени большинство кораблей уже было на внешнем рейде и начали движение к Гельсингфорсу. В группе последних судов, которые покинули Ревельский рейд, были крейсера «Рюрик» и «Адмирал Макаров». Их проводку осуществляли ледоколы «Ермак», «Волынец» и «Тармо». Перед самым уходом группы минеров с минной школы под началом с Р. Р. Грундмана осуществила подрыв всех береговых батарей на побережье и островах Вульф и Нарген, включая мощные 12-дюймовые башенные орудия. Во время эвакуации из Ревеля в Гельсингфорс было переведено около 60 судов, в том числе 5 крейсеров и 4 подлодки. При переходе была потеряна одна подводная лодка – «Единорог». Ещё несколько судов попали в ледовый плен прибыли в Гельсингфорс в начале марта. В Ревеле бросили только 8 старых подлодок и часть вспомогательных судов.

Однако перевод судов в Гельсингфорс не снял угрозы с флота. Согласно Брестскому миру подписанному 3 марта 1918 года (ст. 6), все русские корабли должны были покинуть порты Финляндии, причем предусматривалось, что пока лёд не позволяет осуществить переход, на кораблях должны были находиться лишь «незначительные команды», что делало их легкой добычей немцев или белофиннов. Корабли надо было срочно перевести в Кронштадт. Организатором этого перехода стал капитан 1-го ранга, первый помощник начальника военного отдела Центробалта Алексей Михайлович Щастный (1881 — 22 июня 1918), который в это время фактически командовал Балтийским флотом.

Щастному пришлось решать задачу спасения Балтийского флота в весьма сложных политических условиях. Из Москвы шли противоречивые указания: В. И. Ленин приказывал уводить корабли в Кронштадт, а Л. Д. Троцкий - оставить их для помощи финской Красной гвардии. Учитывая «особую» роль Троцкого в Российской революции и Гражданской войне, его связи с «финансовым интернационалом», можно предположить, что он хотел добиться уничтожения Балтфлота или его захвата противниками России. Весьма настойчиво вели себя и британцы, которые советовали уничтожить корабли, чтобы они не достались противнику (решалась задача лишения России флота в Балтике).

Щастный не потерял присутствие духа и решил вести корабли в Кронштадт. Он разделил корабли на три отряда. С 12 по 17 марта ледоколы «Ермак» и «Волынец» ломая сплошные льды провели первый отряд: линейные корабли «Гангут», «Полтава», «Севастополь», «Петропавловск» и крейсера «Адмирал Макаров», «Рюрик» и «Богатырь».

О возможной судьбе русских кораблей свидетельствуют следующие факты: 3 апреля высадился германский десант из состава «Балтийской дивизии» фон дер Гольца у Ганге (Ханко), за день до этого русские моряки уничтожили 4 подводные лодки, их плавбазу «Оланд» и сторожевик «Ястреб». Эти корабли из-за отсутствия ледоколов не могли увести из базы. Англичанам пришлось уничтожить на внешнем свеаборгском рейде 7 своих подводных лодок, которые воевали в составе Балтфлота, их плавбазу «Амстердам» и 3 британских парохода.

С падением Ганге, возникла реальная угроза и захвата немцами Гельсингфорса. 5 апреля в спешке отравили второй отряд, в него вошли линейные корабли «Андрей Первозванный», «Республика», крейсера «Олег», «Баян», 3 подводные лодки. Переход был сложным, т. к. финны захватили ледоколы «Волынец» и «Тармо». Линкору «Андрею Первозванному» самому пришлось пробивать путь. На третьи сутки похода у острова Родшера отряд встретил ледокол «Ермак» и крейсер «Рюрик». 10 апреля корабли второго отряда благополучно прибыли в Кронштадт.

Времени совсем не было, поэтому 7 – 11 апреля в море вышел и третий отряд (172 корабля). Суда выходили по мере готовности и шли разными маршрутами. Позднее эти суда соединились в одну группу при поддержке четырех ледоколов. По пути к ним присоединился и четвёртый отряд, сформированный в Котке. Переход сопровождался большими сложностями, но все же 20-22 апреля все суда благополучно пришли в Кронштадт и Петроград. Не было потеряно ни одного корабля. Сам Щастный, 5 апреля назначенный начальником Морских сил (наморси), покинул Гельсингфорс на штабном корабле «Кречет» 11 апреля, когда на подступах к городу уже шли бои с наступающими германскими войсками. 12-14 апреля немецкие войска заняли Гельсингфорс, в нём и других портах ещё оставалось 38 русских кораблей и 48 торговых судов. В ходе переговоров, в течение мая 24 корабля и судна удалось вернуть.

Всего в ходе Ледового похода было спасено 226 кораблей и судов, включая 6 линейных кораблей, 5 крейсеров, 59 эскадренных миноносцев и миноносцев, 12 подлодок, 5 минзагов, 10 тральщиков, 15 сторожевиков, 7 ледоколов. Также вывезли две бригады воздушного флота, оборудование и вооружение крепости и фортов, другое снаряжение. Спасенные корабли составили ядро Балтийского флота. Организатор Ледового похода Алексей Щастный в мае 1918 года был награжден орденом Красного Знамени.

Троцкий продолжил действия по ликвидации русского флота. 3 мая 1918 года народный комиссар военных и морских дел Троцкий направил секретный приказ о подготовке кораблей Балтийского и Черноморского флотов к уничтожению. Об этом узнали моряки. Приказ уничтожить с таким трудом и жертвами спасённые корабли вызвал бурю негодования. 11 мая на кораблях минной дивизии, которые стояли на Неве в Петрограде, была принята резолюция: «Петроградскую коммуну ввиду ее полной неспособности и несостоятельности предпринять что-либо для спасения родины и Петрограда распустить и вручить всю власть морской диктатуре Балтийского флота». 22 мая на 3 съезде делегатов Балтфлота заявили, что флот будет уничтожен только после боя. Схожим же образом ответили моряки в Новороссийске.

Командующие флотами А.М. Щастный и М.П. Саблин были вызваны в Москву. По личному указанию Троцкого 27 мая Щастный был арестован по ложному обвинению в контрреволюционной деятельности, в попытке установить «диктатуру флота». Проходивший 20—21 июня Революционный трибунал приговорил его к смертной казни - это был первый судебный смертный приговор в Советской России. Декрет о восстановлении в России ранее отмененной большевиками смертной казни был принят 13 июня 1918 г. В ночь с 21 на 22 июня Алексея Щастного расстреляли во дворе Александровского военного училища (по другим данным, его убили в кабинете Троцкого).
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. knn54 19 февраля 2013 14:32
    У России только два союзника: это армия и флот. Все остальные при первой возможности на нас ополчатся.
    Император Александр III
    Гибель корабля сродни агонии человека:муки,судороги.Переламываясь,тонет
    .издавая звуки,подобные стону.
    Действия"Демона Революции" прямо указывают, что он был британский агент.
    Немецкий агент договорился бы с Германией о блокировании выхода Балтийского флота из финской столицы и целехоньким передать его своим хозяевам.Но, немцам флот не опасен-заключен мирный Брестский договор.В интересах мировой революции флот надо сохранить, а не уничтожать и не портить. А если не нужен, то его же можно просто продать.Теперь становится ясно,кто страстно желал их гибели. Для англичан, по сути корабельной нации, любой сильный флот — ночной кошмар.
    И что говорил Троцкий...
    мы решили создать на каждом корабле безусловно надежную и преданную революции группу моряков-ударников, которые, при всякой обстановке, будут готовы и способны уничтожить корабль, хотя бы пожертвовав своею собственной жизнью... Когда организация этих ударных групп находилась еще в подготовительной стадии, к одному из членов морской коллегии явился видный английский морской офицер и заявил, что Англия настолько заинтересована в том, чтобы суда не попались в руки немцев, что готова щедро заплатить тем морякам, которые возьмут на себя обязательство в роковую минуту взорвать суда. Я немедленно распорядился прекратить всякие переговоры с этим господином. Но должен признать, что предложение это заставило нас подумать о вопросе, о котором мы, в суматохе и в сутолоке событий, не подумали до тех пор: именно об обеспечении семейств тех моряков, которые подвергнут себя грозной опасности. Я поручил сообщить Щастному по прямому проводу, что на имя моряков-ударников правительство вносит определенную сумму».
    «В частности, если германский флот был меньше английского почти в три раза, то русский был слабее германского раз в пять, — пишет в своей книге капитан 2-го ранга Г. К. Граф, — Из активных сил нашего Балтийского флота имели значение только четыре современных линейных корабля..т.е англичанам корабли не были нужны.
    Русский патриот, морской офицер ,спасший флот, заслуживал прижизненного пам’ятника.К сожалению, на Черном море такого офицера не нашлось. По поводу трибунала:единственный свидетель обвинения и вообще единственный свидетель... сам Троцкий,а материалы трибунала даже не значатся в советских архивах.
    P.S За время правления МСГ и БНЕ будут сданы на металлолом практически достроенный авианосец и распилены подводные лодки самых новейших серий-история повторяется?
    1. Bear52 20 февраля 2013 00:38
      knn54
      был британский агент ...или американский...или "международнофинансовоолигарховый"... am (понятно,о ком речь) wassat
      АНТИРОССИЙСКИЙ по-любому! negative angry am
    2. Octavian avgust 20 февраля 2013 17:15
      Сейчас есть третий союзник - спецслужбы!
      Octavian avgust
  2. busido4561 19 февраля 2013 14:35
    Троцкий, копая яму другим, сам в нее угодил.
    busido4561
  3. shicl 19 февраля 2013 15:33
    17 потопленных немецких кораблей во время Моонзундской операции? Это полная неправда.
    shicl
    1. knn54 19 февраля 2013 15:53
      В результате захвата Моонзундских островов немцы потеряли эсминцы S-64, Т-54, Т-56 и Т-66, патрульные суда «Альтаир», «Дельфин», «Гутейль», «Глюкштадт» и тральщик М-31. Русский флот потерял броненосец «Слава» и эсминец «Гром».
  4. busido4561 19 февраля 2013 16:39
    Данная операция имела важное политическое и стратегическое значение для молодой республики.
    busido4561
  5. ЖОРЖ 19 февраля 2013 20:17
    У В. Пикуля есть замечательная книга " Моонзунд" .В ней он прекрасно описал все события .Особенно мне запомнился эпизод о минном старшине Фёдоре Евдокимовиче Самончук , вернувшийся на " Гром " после эвакуации . Он торпедировал немецкий миноносец G - 7 с пистолетной дистанции и закинул факел в арт. погреб своего корабля , чтобы он не достался врагу . Считался погибшим , попал в плен , дважды бежал . Во время ВОВ сражался партизаном у Ковпака , получил награду .
    Но всё же подвиг Самончука совершённый ещё до Советской власти не остался забытым .22 июля 1955г. Самончук был награждён Орденом Боевого Красного Знамени.
  6. вася 20 февраля 2013 01:37
    Балтийский сберегли, а Черноморский, хотя ему опасность не угрожала, В Новороссийске утопили. По приказу Троцкого

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня