Страны Азии всё еще в ожидании покаяния от Токио

Страны Азии всё еще в ожидании покаяния от Токио
Совместное заявление Президента РФ Дмитрия
Анатольевича Медведева и Председателя КНР Ху Цзиньтао в связи с 65-летием окончания Второй мировой войны, подписанное во время визита президента нашей страны в Китай в конце сентября, было с раздражением встречено в МИД Японии, судя по публикациям в японской печати. В комментариях газет также не столько комментируется текст заявления, сколько сквозит стремление убедить читателей в том, что это заявление «свидетельствует об объединении Россией и Китаем усилий по проблемам территориальных споров с Японией». С Россией у Японии спор о принадлежности так называеммых «северных территорий». Китай считает неправомерным административный контроль Японии над островами Сенкаку.

Генеральный секретарь кабинета министров Японии Ёсито Сэнгоку на пресс-конференции, как писала газета «Иомиури», заявил, что «Россия еще не выразила свою позицию в отношении островов Сенкаку, но если она поддержит Китай, то это может подтолкнуть его действовать более агрессивно, до вторжения на острова и в район вокруг них».


ДВА ПОДХОДА К ИТОГАМ ВОЙНЫ

Реакция японских официальных лиц на мероприятия в связи с 65-летием окончания Второй мировой войны еще раз показала разницу в подходах Японии и Германии, двух стран-агрессоров, виновных в начале Второй мировой войны, к своему поражению в ней. Невольно задумаешься: хорошо, что Япония островная страна. Как бы развивалась обстановка в Дальневосточном регионе, если бы Япония, как Германия, имела сухопутные границы с десятком стран?

Германия с достоинством приняла капитуляцию, повинилась перед пострадавшими от национал-социалистов народами, немцы осудили фашизм и законодательно обеспечивают условия, не допускающие возрождения фашистской идеологии на своей земле. В Германии действует закон, по которому публичное одобрение и простое отрицание холокоста или других преступлений национал-социалистов карается лишением свободы до пяти лет или крупными штрафами. Закон был принят в 1985 году и претерпел ряд изменений в сторону ужесточения.

Для более 95% немцев всех возрастных групп Гитлер – чудовище. Его преступные деяния в политике, экономике и социальной сфере, способствовавшие возникновению национал-социализма, широко обсуждаются и осуждаются не только в школах, но и в литературе и в обществе. Как свидетельствуют немецкие журналисты, даже на бытовом уровне у немцев есть неписаное правило не носить темно-коричневую одежду, к этому цвету у немцев резко отрицательное отношение как к нацистскому атрибуту. Такое же отношение к ряду слов, получивших распространение при Гитлере. Например, слово «арийский» вы в Германии не услышите и даже вместо «народ страны», немцы стараются говорить «население».

И таких «убитых» Гитлером слов более ста. В Германии соблюдается подобная политкорректность, ставшая нормой.

Германский народ признал свою вину за преступления нацистов и спокойно и уверенно строит свои отношения с соседями. Япония же демонстрирует совершенно другое отношение к преступным деяниям своих милитаристов, приведшим к развязыванию Второй мировой войны, а в конечном итоге к поражению Японии в войне и безоговорочной капитуляции.

В Совместном заявлении не упоминается ни Япония, ни японский народ, говорится только о «милитаристах и их пособниках». Цель заявления – «предотвращение войн и конфликтов». Ради этого, говорится в заявлении, Россия и Китай «решительно осуждают попытки фальсифицировать историю Второй мировой войны». Вот эта фраза, видимо, в наибольшей мере обеспокоила руководство Японии. По сути дела, вся история прошлого века пронизана примерами фальсификации трактовок события и довоенным и в не меньшей, если не в большей мере послевоенным руководством Японии.

ДВА ОЧАГА ВТОРОЙ МИРОВОЙ

В сентябре в Центре исследований Кореи Института Дальнего Востока РАН прошел круглый стол, посвященный 65-летию завершения Второй мировой войны. Совсем не случайно, что инициатива проведения такого круглого стола исходила от ученых-корееведов. В 2010 году исполнилось 100 лет с момента аннексии Японией Кореи, и корейский народ испытал на себе все виды японского колониального гнета. И также не случайно, что в заголовках двух из пяти основных докладов на круглом столе было употреблено словосочетание «ревизия итогов» войны. Другие докладчики и выступавшие в дискуссии участники круглого стола также приводили примеры стремления японских историков обелить экспансионистские захватнические цели японских милитаристов и методы их достижения. От попыток доказать, что Японию «вынудили начать войну на Дальнем Востоке», до оправдания зверств солдат японской армии на захваченных территориях тем, что они «поступали по законам войны».

Ревизия осуществляется различными методами: умолчанием фактов, тенденциозным подбором очевидных свидетельств, прямой ложью. При этом методы в свое время были одинаковыми и у фашистов Германии и Италии, и у японских милитаристов. Эти страны объединились в военно-политический союз с общей целью – насильственный передел мира любыми, вплоть до военных, средствами.

Одна из главных целей японских фальсификаторов – разделить два очага Второй мировой войны как несвязанные. Японцы признают неоспоримый факт, что война на Тихом океане была начата Японией, конкретно ударом 7 декабря 1941 года по базе Тихоокеанского флота США в Перл-Харборе. Но тут же утверждается, что до этого руководство страны «стремилось к мирному разрешению всех возникающих в регионе конфликтов».

Поразительно сходство действий германских фашистов в Европе и милитаристов Японии в Азии. Еще до 1 сентября 1939 года Германия «мирными» средствами присоединила Австрию, оккупировала часть Чехословакии, а затем и всю страну. Там, где «мирные» средства экспансии перестали срабатывать, руководство Германии без особых колебаний начало применять вооруженные силы. Историки большинства стран мира определяют начало Второй мировой войны как переход к такому переделу военными средствами в европейском ее очаге с вторжения 1 сентября 1939 года гитлеровской Германии в Польшу.

Так было в Европе. Во многом сходную картину развития событий мы наблюдаем и в Азии. Видимо, потому, что интересы и внимание большинства мировых держав в 1930-х годах были сосредоточены на Европе, практически без реакции в мире осталось начало 7 июля 1937 года японскими милитаристами вооруженной экспансии в Китае.

К тому времени Япония в 1910 году «мирно» аннексировала Корею. 18 сентября 1931 года японцами был организован так называемый «Маньчжурский инцидент» – взрыв железной дороги в районе г. Мукдена, и японская армия, обвинив в нем китайцев, «для наведения законности» оккупировала маньчжурские провинции Мукден и Гирин. Затем фактически и всю Маньчжурию, закамуфлировав оккупацию созданием марионеточного государства Маньчжоуго.

Японская экспансия в Китае продолжалась. Под предлогом спровоцированного 7 июля 1937 года самими японцами в этот день «инцидента» у станции Люкоудзяо, генеральный штаб Японии направил в район «инцидента» подкрепление в составе четырех дивизий и двух бригад. Сосредоточив более 20 тыс. войск на железной дороге, связывающей Пекин с Центральным Китаем, японцы предъявили ультиматум, угрожали атаковать Пекин. Ультиматум китайским командованием был отклонен, но мер по организации обороны не предпринималось. Японская армия, захватив Пекин, начала крупномасштабное продвижение по трем ключевым железным дорогам.

Сфера военных действий расширялась. Японцами были захвачены Шанхай, Нанкин, административные центры шести провинций. Именно 7 июля 1937 года, с начала Японией кровопролитной войны в Китае, возник восточный очаг Второй мировой войн. Гитлеровцы несколько опоздали.

«ПОРАЖЕНИЕ» ИЛИ «ОКОНЧАНИЕ»

С представления полномасштабной войны локальным «инцидентом» и началась фальсификация фактов о Второй мировой войне японскими милитаристами. Продолжается фальсификация и по сей день. Только стала более изощренной. Китай выводится из разряда жертв японской агрессии попыткой убедить, что Вторая мировая война началась 7 декабря 1941 года ударом Японии по базе ВМС США на Тихом океане Перл-Харбору. Как будто не было шедшей уже четвертый год кровопролитной войны, развязанной Японией в Китае.

Если говорить о фальсификации календарных дат событий, то и окончание Второй мировой войны в Японии пытаются определять по своим, далеко не безобидным критериям. В Японии датой окончания войны считается 15 августа 1945 года, когда был объявлен рескрипт императора Хирохито о принятии условий капитуляции.

В международной практике окончание войны скрепляется актом о капитуляции. Тем более если речь идет о безоговорочной капитуляции. Попытки вычеркнуть из истории страны 2 сентября как день безоговорочной капитуляции начались сразу после поражения Японии во Второй мировой войне. Кэндзабуро Оэ, японский писатель публицист, лауреат Нобелевской премии (1994) в одном из своих эссе по поводу терминов «поражение» или «окончание» пишет: «Помню, учителя все до единого говорили только об «окончании», никогда не упоминая «поражения». Директор школы, обращаясь к младшим школьникам, сказал: «Дети! Не надо считать, что Япония потерпела поражение. Ведь даже в газетах пишут: «окончание войны». Это значит, что война просто кончилась. Никогда не думайте, что Япония проиграла». «Словесное определение, – пишет Оэ, – обозначающее реальности при помощи слов, есть попытка интерпретации действительности». Так интерпретировали действительность японские школьные учителя сразу после окончания войны.

Продолжается это и сейчас. В 1995 году, в 50-летие окончания Второй мировой войны, профессор Мерилэндского университета Джордж Квестер отмечал, что японская система образования сделала меньше, чем германская, чтобы воспитать у японцев чувство вины в связи с той войной. Большинство немцев, как показывают опросы, даже рады поражению своей страны в той войне. Вряд ли при подобных опросах в Японии был бы получен такой же результат». А вот цитаты из японских учебников истории 2001 года: «Аннексия Кореи являлась юридически законным актом в соответствии с международной обстановкой того времени», «Великая восточноазиатская война был призвана освободить азиатские народы от колониального правления западных стран».

Поэтому понятно, что в информациях японских СМИ о Совместном заявлении Президента РФ Медведева и Председателя КНР Ху Цзиньтао, сквозит стремление расценить также как «странный факт» то, что в июле Президент РФ подписал указ, который «определил 2 сентября 1945 года, когда Япония формально (?) капитулировала объединенным силам, как день памяти конца Второй мировой войны», пишет, например, газета «Джапан таймс».

Этим указом Президента России подрывается важная составляющая пропагандистской стратегии Японии. На ней строятся попытки вывести Японию из блока агрессивных стран, виновников трагедий Второй мировой войны, обвинить Россию в нарушении пакта о нейтралитете с Японией, ну и конечно, избежать термина «безоговорочная капитуляция».

«ПЕРЕДАЧА» ИЛИ «ВОЗВРАЩЕНИЕ»

Подмена терминов – распространенная практика в деятельности японских дипломатов и политиков. «Война» называется «инцидентом», «безоговорочная капитуляция» и даже «поражение» определяются лишь как «окончание войны». Много перепевов старых фальсификаций в японских СМИ появилось в связи с совместным заявлением руководителей России и Китая, а также недавней поездкой Президента России на Курилы.

Все газеты в том или ином контексте, но обязательно с обвинениями в адрес России, затронули тему так называемых «северных территорий», сфальсифицированную японской стороной проблему Южных Курил. Она вот уже более полувека муссируется японской стороной и мешает развитию добрососедских отношений между Японией и Россией.

По всем итоговым международно-правовым документам, фиксирующим послевоенное урегулирование, Советскому Союзу отошли Курильские острова. После длительных и трудных переговоров в октябре 1956 года была подписана Совместная декларация СССР и Японии о прекращении состояния войны между двумя государствами и о восстановлении дипломатических и консульских отношений. Советский Союз по политическим мотивам, что японской стороной забывается, пошел на включение в декларацию положения о передаче Японии двух из четырех островов Южно-Курильской гряды, но на определенных условиях.

В Японии выделение «северных территорий» как особой группы островов появилось в начале 1960-х годов, что признается японскими исследователями как острова на севере от Хоккайдо. При этом дипломатический термин «передача», заменили словом «возвращение». Так удобнее доказывать, что острова не имеют никакого отношения к Курилам. «Северные территории» превратились в предлог для нагнетания антисоветских настроений в годы холодной войны. Начались исследования и поиски исторических обоснований принадлежности островов Японии.

При этом уходило в тень то, что Курилы перешли под юрисдикцию России «по итогам Второй мировой войны», в которой Япония была признана агрессором и в соответствии с международным правом наказана. Японской стороной забывается и то, что в совместной декларации 1956 года передача двух островов обусловлена рядом действий со стороны Японии. О них в Японии напрочь забыли.

Комментируя любую встречу на высшем уровне лидеров России и Японии, японские СМИ констатируют, что «российский лидер не сделал никаких конкретных предложений». Каких предложений ждут? Что Россия вновь проявит добрую волю и к двум островам добавит еще два? Но, как говорят спортсмены, мяч на японской стороне, и Россия может подождать выполнения Японией положений договоренностей 1956 года.

В ЧЕМ ДОЛЖНА ПОКАЯТЬСЯ ЯПОНИЯ

Что ни пассаж с комментариями содержания заявления руководителей России и Китая в японских СМИ, то в той или иной мере фальсификация. Одна газета высказывает удивление, почему, мол, «Китай столь высоко оценивает незаконное вторжение Советского Союза на территорию Маньчжурии (ныне Северный Китай)». При этом говорится, что СССР тем самым «порвал Российско-японский договор о нейтралитете». Другая расценивает как «весьма необычный шаг, когда какие-то страны подписывают совместное заявление о своем историческом отношении ко Второй мировой войне, особенно когда прошло 65 лет после окончания военных действий».

Страны Азии всё еще в ожидании покаяния от Токио
Действительно, почему это уже третьему поколению японцев продолжают напоминать о преступном колониальном курсе японских милитаристов? Видимо, потому, что продолжаются постоянные конфликты по поводу оценок исторического прошлого между Японией и ее соседями Китаем и Кореей. Здесь и изменение роли синтоистского храма Ясукуни, превращение его в место паломничества сторонников героизации военных преступников, здесь и протесты по поводу тенденциозного содержания японских учебников и школьных пособий по истории, искажающих правду о захватнической политике японских милитаристов.

Народы Кореи, Китая и других стран региона ждут от японцев искреннего покаяния за те зверства, которые совершали их отцы и деды. Вот одно из них. Всего через четыре месяца после начала боевых действий в Китае, в декабре 1937 года, армейское командование устроило «кровавую бойню» в Нанкине. Ныне это Наньцзин, порт в низовьях реки Янцзы, в 1927–1937 годах место пребывания правительства Китайской республики.

Китайцы требуют от Токио официальных извинений за резню, устроенную в этом городе японской военщиной после захвата города. По свидетельствам очевидцев, пленных китайских солдат собрали на одной из площадей и группами по 10–15 человек выводили на берег Янцзы, ставили на колени и отрубали головы, очередную группу заставляли сбрасывать тела в реку. Процесс шел медленно. На следующий день пленных расстреливали из пулеметов. Затем в городе начались облавы на гражданских мужчин, их также без разбора расстреливали. По разным оценкам, в Нанкине погибло от 270 до 300 тыс. человек. Убийство пленных цинично оправдывалось тем, что «их нужно было кормить, а если отпустить, то они пополнят ряды антияпонских частей».

Командование поощряло мародерство. Настали черные дни для женщин Нанкина. Шаря по домам, солдаты не упускали случая насилия над женщинами и девушками, при этом на глазах у членов семьи. От насильников в японской форме трудно было укрыться. Иностранцы регистрировали омерзительные случаи группового изнасилования прямо на улицах. По подсчетам западных историков, по крайней мере от 20 до 80 тыс. женщин были изнасилованы в декабре 1937 года в Нанкине.

В полной мере все тяготы японских колониальных порядков испытали на себе корейцы. Их родина была аннексирована Японией в 1910 году. Началось национальное унижение, искоренение культуры и языка корейцев. У корейцев отбирались наиболее удобные земли и передавались японским переселенцам. Более миллиона корейцев были ввезены в Японию, где использовались в угольных шахтах, на тяжелых дорожных работах.

Презрительное отношение к соседним народам как низшим по развитию было характерно для японских колонизаторов. Сохранялось оно и в послевоенные годы в виде «забывчивости» Токио о тех бедах и страданиях, которые пережили народы соседних стран в результате агрессии и колониальной политики японских милитаристов. Это была целенаправленная политика руководства Японии всего послевоенного периода. Авторы фундаментального труда «Послевоенная история японской дипломатии» отмечают, что во время достаточно длительного периода послевоенного восстановления отношений между Токио и Сеулом, по некоторым оценкам с 1952 по 1965 год, представители Токио не проявляли ни тени раскаяния по поводу своего колониального господства на Корейском полуострове.

Дело дошло до скандала, когда руководитель японской делегации на японо-южнокорейских переговорах на пресс-конференции в январе 1965 года в пресс-клубе журналистов при Министерстве иностранных дел пытался доказать, что «аннексия несла благо корейскому народу». МИД Японии стремился помешать публикации его высказываний, но они попали в корейскую печать, вызвав волну возмущений в Южной Корее. СМИ Японии скандал замалчивали. Причина не только в запрете МИДа, но и в том, что японцы привыкли с презрением смотреть на соседние народы, которые Япония когда-то оккупировала.

ВОЕННЫХ ПРЕСТУПНИКОВ ЧТУТ КАК БОЖЕСТВ

В Совместном заявлении Дмитрия Медведева и Ху Дзиньтао говорится, что «Россия и Китай решительно осуждают попытки фальсифицировать историю Второй мировой войны, героизировать нацистов, милитаристов и их пособников». Политика руководителей Японии по героизации военных преступников наглядно проявляется в проблеме храма Ясукуни. Этот синтоистский храм сформировался как место поклонения тем, кто «принес высшую жертву во имя родины», иными словами погиб за нее. Погибшие воины поднимались до уровня божества. В XIX веке это были 3500 воинов, погибших за императора в гражданской войне. Но по мере активизации военной политики их число росло. К моменту окончания Второй мировой войны перечень лиц, которые были причислены к божествам, превысил 1200 тысяч имен. Имена погибших вносились в специальные книги.

Конечно, нельзя не учитывать, что святилище Ясукуни занимает особое место в эмоциональной жизни подавляющего большинства японцев, особенно старшего поколения. Но это использовалось и для героизации военных преступников. Ясукуни сохраняет свои позиции в качестве оплота консервативных сил и защитников милитаристского прошлого Японии.

17 октября 1978 года, в связи с очередным осенним праздником святилища, к контингенту тех, кто «принес высшую жертву во имя родины», были добавлены имена 14 военных преступников класса «А», осужденных Токийским трибуналом и казненных или умерших в тюрьме.

Трудно представить, чтобы в Германии создали мемориал в честь погибших эсэсовцев, да еще с указанием имен Гиммлера или Геринга. Но Япония – не Германия. Знаменательным стало посещение храма 15 августа 1975 года премьер-министром Мики. Это было первое после окончания оккупации посещение храма премьер-министром, хотя и в «частном порядке». Через десять лет 15 августа 1985 года премьер-министр Ясухиро Накасонэ уже официально посетил храм, отметившись в книге посетителей как глава правительства.

Это не осталось не замеченным в странах – жертвах японской агрессии и вызвало резкие протесты в Китае и в государствах Корейского полуострова. Посещения храма, но в другие дни, в 2000-х годах возобновил премьер-министр Коидзуми. Тем не менее это вызвало новое обострение отношений Японии с Китаем и Республикой Корея, где визиты руководителей Японии в храм Ясукуни расцениваются как прямое оскорбление национальных чувств народов, пострадавших от японской агрессии.

Так сакральная функция храма была преобразована в политическую, в инструмент содействия стремлению Японии пересмотреть итоги войны, героизировать военных преступников. Этому же служит экспозиция расположенного на территории храма военного музея Юсюкан, которая посвящена всем войнам нового времени, которые вела Япония. Они изображаются как «миссия по освобождению народов Азии от колониализма западных держав», прославляют деяния военщины в странах Азии «как законный акт самообороны империи».

В экспозиции оспаривается справедливость приговоров Международного военного трибунала для Дальнего Востока, хотя подписав Сан-францисский мирный договор в 1951 году Япония официально их признала.

При демонстрации боевых действий в ходе Второй мировой войны акцент делается на ударе по Перл-Харбору и опускаются просчеты высшего командования Японии. В Маньчжурии оно готовилось к войне созданием укрепрайонов. Но эти расчеты были опрокинуты маневренной стратегией советских полководцев, молниеносными прорывами танковых частей, выбросом воздушных десантов на японские тыловые аэродромы.

Такой же просчет был и в войне на Тихом океане. Американцы продвигались от острова к острову в радиусе действия авиации. Они заняли всего 8 островов, тогда как японское командование разместило гарнизоны на 25 островах. Гарнизоны 17 островов фактически были брошены на произвол судьбы. В боях с американцами на островах погибло 115 тыс. японских военнослужащих. В то время как в гарнизонах других 17 было 160 тыс. человек, из которых около 40 тыс. умерли от голода и болезней.

После событий 11 сентября 2001 года в музее стали использовать тезис о «борьбе с терроризмом». Американский исследователь иронично замечает, что из экспозиции «мы узнаем, что Япония сражалась против китайских «террористов».

Историки ищут причину отсутствия у японцев чувства исторической ответственности за колонизаторское и милитаристское прошлое свое страны.

Нет ни одной вскрывающейся в наши дни мерзости милитаристов, к которой бы не подверстывались фальсификации. Недавно газета «Асахи» опубликовала репортаж о встрече с некоей Масако Мураиси, сейчас ей 84 года. Двадцатилетней девушкой в составе группы из девяти молодых сестер в марте1946 года она была направлена в пункт принудительных абортов возвращавшихся в страну беременных японок-репатрианток. Расположен пункт был в Хаката, основном порту по приему после войны репатриантов-японцев из Китая и других оккупированных Японией стран.

Рассказ Мураиси – свидетельство того, сколь глубоко сознание японцев было проникнуто насаждавшимся милитаристами национализмом, даже у врачей, людей самой гуманной профессии. Ведь аборты делались по идеологическим причинам, а не медицинским показаниям. По понятиям милитаристов, вернувшиеся беременными из районов боевых действий женщины почти обязательно были изнасилованы и «должны испытывать моральные муки», от которых следует помочь им избавиться. В репортаже сделано замечание, что многие из беременных женщин «были изнасилованы советскими солдатами во время заката войны». Судя по тому, что эта фраза закавычена, так сказала Мураиси.

Из-за нехватки медикаментов аборты проводились без анестезии. Тем, у кого беременность была более 5 месяцев, «делали искусственные выкидыши, а ребенка немедленно убивали», – свидетельствует Мураиси. «На первом же инструктаже, – вспоминает она, – врачи требовали от нас никогда не допускать, чтобы женщины слышали первый крик ребенка, поскольку это может вызвать у них материнский инстинкт. Это была одна из причин, по которой сестры душили новорожденных». В это трудно поверить, но это свидетельство очевидца! Разумеется, японские историки не смогли предоставить общественности ни одного свидетельства, что хотя бы одна из этих несчастных женщин – жертв воистину дьявольской жестокости тогдашних властей Страны восходящего солнца –«была изнасилована советскими солдатами».

Подытожим. Народы Азии и представители экспертного сообщества многих стран считают, что руководство Японии должно продемонстрировать всей Азии искренность своей приверженности общемировым ценностям: демократии, свободе, правам человека и верховенству закона – окончательным разрывом своих связей с прежним милитаристским курсом, как это сделала Германия. Для этого нужна мудрость политиков и добрая воля японского народа.
Автор: Шлындов А. В., Тебин Н. П.
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/history/2010-11-19/14_japan.html" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://nvo.ng.ru/history/2010-11-19/14_japan.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня