Сели на мель

Сели на мельВ последние месяцы одна из главных программ американских военно-морских сил – проектирование и постройка полусотни многоцелевых литоральных боевых кораблей (ЛБК) – испытывает один удар за другим. Проанализировав ход ее реализации, Государственное бюджетно-контрольное управление (GAO) в августе представило в конгресс отчет, в котором подвергло действия командования ВМС США и привлеченных компаний-подрядчиков достаточно резкой критике. В сентябре расходы по программе были существенно урезаны – так сказать «до выяснения», а затем пришло известие о том, что вышла из строя газотурбинная установка одного из прототипов. Правда, адмиралы поспешили заявить, что замена турбины «не скажется серьезно на утвержденном графике испытаний».

Настоятельно рекомендуем…

Отчет GAO получил название «Способность ВМС справиться с проблемами, возникшими в отношении литоральных боевых кораблей, окажет непосредственное влияние на их возможности» и был подготовлен на основе запроса законодателей, обеспокоенных ходом реализации программы, на которую до 2035 финансового года намечено израсходовать более 25 млрд долларов. Причем в случае неудачи Пентагон не только рискует лишиться огромных ассигнований, но и оказаться с оголенным «морским флангом» – ведь американский флот тогда останется без ЛБК, предназначенных для обеспечения безопасности в прибрежных водах (противника) и на морских линиях коммуникаций, борьбы с подводными лодками, несения конвойной службы и ведения противоминных операций.
Коллаж Андрея Седых


Основной вывод подготовленного для конгресса документа: командованию ВМС необходимо «заново и более реалистично» выполнить расчет финансовых показателей создания литоральных кораблей, объективно оценить временные сроки устранения выявленных недостатков и внесения необходимых изменений в проект, а также эффективнее контролировать процессы разработки и закупки серийных боевых модулей (наборов специального вооружения и оборудования). Руководство военно-морских сил со всеми «представлениями» согласилось, но проблемы-то от этого никуда не исчезли.

Так, внесение изменений в уже находящиеся на стапелях вторые корабли типов «Фридом» и «Индепенденс» однозначно потребует дополнительных затрат – человеко-часов и денег. Это, в частности, может отрицательно сказаться на уровне прибыли главных подрядчиков по программе. Хотя представители «Локхид Мартин» пока заявляют, что второй их ЛБК, «Форт Уорт», готов уже на 60%, причем корпорация не вышла за временной график и утвержденные ценовые параметры. Аналогичной позиции в отношении своего ЛБК «Коронадо» придерживаются и в концерне «Дженерал Дайнэмикс».

Особенно GAO обеспокоили задержки с поставками различными субподрядчиками специализированных сменных боевых модулей, которые включают целевое вооружение и оборудование (более подробно об этом – чуть ниже). По мнению экспертов, привлеченных к написанию доклада, если в этом вопросе не будет наведен порядок, ожидать точного выполнения плана и соблюдения бюджета программы ЛБК не следует. К тому же работоспособность спецмодулей и самих кораблей надо еще доказать на практике.

«Пока боевые возможности ЛБК не будут убедительно продемонстрированы во время соответствующих испытаний, – говорится в заключительной части документа, – командование ВМС не может утверждать, что сами корабли и специальные боевые модули, которые приобретает флот, смогут эффективно решать те задачи, которые ВМС США намерены возложить на них».

Сели на мель


Основные «болячки»

Разложив каждый из типов ЛБК буквально «по полочкам», эксперты Государственного бюджетно-контрольного управления выяснили, что ряд весьма важных элементов конструкции, а также систем вооружения и оборудования головных кораблей – «Фридом» («Локхид Мартин») и «Индепенденс» («Дженерал Дайнэмикс» и «Остал USA») – еще не прошел полного цикла испытаний или же и вовсе еще не установлен. Хотя с начала реализации одной из самых амбициозных программ ВМС США уже минуло десять лет. А моряки тем временем анализируют результаты боевой службы ЛБК «Фридом» (у «Индепенденса» она впереди).

Основной потенциальной угрозой для ЛБК типа «Фридом», пока это не будет опровергнуто результатами испытаний, специалисты GAO посчитали готовность корабельных систем и способность экипажа применять по назначению такие сложные «приложения», как необитаемые надводные и подводные дистанционно-управляемые аппараты плюс беспилотники. Правда, оборудование, предназначенное для их перемещения по кораблю, особенно в объеме специально выделенных для хранения отсеков, еще только находится в стадии разработки и появится на борту ЛБК лишь… в 2013 году.

То есть ЛБК уже проходят испытания, но всех названных выше аппаратов еще нет, а оборудование для их надлежащей эксплуатации появится только через три года!

Насторожило экспертов и слишком низкое расположение слипа, с помощью которого осуществляются спуск и прием на борт дистанционно-управляемых катеров, потому что при сильном волнении он будет заливаться водой, а это осложнит действия команды. Сама же вода может проникнуть во внутренние отсеки корабля. Впрочем, частично опасения экспертов были развеяны в период недавно завершившейся боевой службы ЛБК «Фридом»: моряки неоднократно спускали на воду и принимали на борт на ходу 11-метровую надувную моторную лодку, характер эксплуатации которой во многом схож с применением необитаемого надводного аппарата.

Подобные же проблемы, связанные с возможной неготовностью оборудования аналогичного назначения, эксперты выявили и на ЛБК типа «Индепенденс». Речь идет о специальном кране для спуска на воду и подъема на борт надводных и подводных необитаемых аппаратов, до сих пор не прошедшем весь цикл испытаний. Однако полностью изучить все недостатки данного ЛБК пока невозможно – как и «Фридом», он был передан ВМС США в незавершенном виде, с неустановленными отдельными корабельными системами и неустраненными замечаниями. Доработками предстоит заняться судоремонтным предприятиям флота, после чего корабль отправится на всеобъемлющие испытания.

Вдобавок 2 августа сего года произошла «волнующая неприятность» с одним из беспилотников, включенных в состав целевой нагрузки литеральных кораблей. Во время очередных летных испытаний БПЛА MQ-8B «Файр Скаут», проводившихся недалеко от Вашингтона, наземный расчет на 23 минуты (!) потерял контроль над аппаратом. Причина либо неизвестна, либо тщательно скрывается. Зато известен результат – все «Файр Скауты» были временно «поставлены на прикол». Об этом не так давно сообщили американские специализированные СМИ, предположившие, что «неприятность» случилась из-за недостатков программного обеспечения.

Сели на мель


«Капризные» модули

Отдельного внимания удостоились специализированные сменные боевые модули, возможность использования которых на ЛБК рассматривается Пентагоном как одно из важнейших достоинств этих кораблей (для 55 планируемых к закупке ЛБК намечено приобрести 64 боевых модуля, в том числе противоминных – 24, для ведения надводной войны – 24, противолодочных – 16).

Сейчас на различных стадиях разработки находятся три самых важных боевых модуля: для поражения надводных кораблей, для борьбы с подводными лодками, для ведения противоминных операций. В этом году специально для боевой службы ЛБК «Фридом» был сформирован особый модуль, предназначенный для решения задач в области безопасности на море (предусматривает размещение на корабле двух досмотровых партий из 19 военнослужащих с соответствующим вооружением и снаряжением). Изучаются возможности и целесообразность создания других специализированных боевых модулей. И вот согласно докладу GAO ни по одному из уже утвержденных к разработке или перспективных боевых модулей работы не идут согласно графику, а в некоторых случаях ситуация так и вовсе выглядит катастрофичной, способной оказать самое негативное влияние на выполнение всей программы ЛБК.

В наиболее сложном положении, как выяснили эксперты, находится боевой модуль для противоминных операций (противоминной обороны, ПМО). В состав типового боевого модуля ПМО, предназначенного для обнаружения, классификации, локализации и уничтожения любых морских мин в любых районах Мирового океана, должны входить авиационные лазерная система обнаружения и система уничтожения мин, ГАС AN/AQS-20A, дистанционно управляемая противоминная система («робот – минный охотник»), система разведки побережья (с возможностью всестороннего анализа полученных данных), единая неконтактная минно-тральная система (авиационного и корабельного базирования), 30-мм пушечная установка для уничтожения морских мин, а также необитаемый катер-тральщик, оснащенный специальной неконтактной минно-тральной системой в составе магнитного трала и генератора акустических сигналов.

Однако на сегодня из восьми основных элементов модуля ПМО стадии боеготовности не достиг ни один. По самым оптимистичным расчетам три компонента будут готовы не ранее следующего года, еще два – в 2012-м, два – в 2015-м. А RAMICS (Rapid Airborne Mine Clearance System) – скорострельная 30-мм пушечная установка с боеприпасами в виде «суперкавитирующих снарядов» для расстрела морских мин – может быть принята на вооружение аж в 2017 году! Тогда ЛБК и обретут полную боеготовность.

Кроме того, как выяснилось в ходе испытаний, один из ключевых элементов боевого модуля ПМО – размещаемая на борту вертолета авиационная лазерная система обнаружения мин ALMDS способна определять наличие миноподобных объектов с требуемой точностью только на малых глубинах – едва ли не у днища самого корабля, а не до 9–10 метров от морской поверхности, как требуется. ВМС США пришлось приостановить осуществлявшиеся с 2005 года закупки и ALMDS, и дистанционно-управляемой противоминной системы, тоже не оправдавшей возлагавшихся на нее надежд.

Есть множество проблем и с другими составными частями противоминного модуля, что заставило разработчиков и заказчика перенести первые его испытания на 2013 год (в них будет задействован ЛБК «Индепенденс»). Дополнительные осложнения здесь связаны со слишком медленной сертификацией вертолетов MH-60S и БПЛА MQ-8B, которые должны базироваться на ЛБК. Первый прошел-таки сертификацию в нынешнем году и достигнет состояния полной боеготовности в 2011-м, а о «неприятности» с «Файр Скаутом» уже говорилось ранее.

В общем и целом на сегодня свою работоспособность доказали только авиационная система классификации и уничтожения донных и якорных мин в мелководных акваториях и система разведки побережья, которая на испытаниях, проводимых с участием вертолета МН-53, смогла обнаружить и правильно идентифицировать все заложенные на берегу мины (в перспективе данную систему планируется установить и на БЛА MQ-8B).

Разочаровывает пока заказчика и боевой модуль для ведения надводной войны – обнаружения, классификации, сопровождения и уничтожения маломерных надводных целей, сопровождения конвоев и отдельных судов, а также обеспечения безопасности в назначенных районах.

Данный модуль весьма важен для эффективной эксплуатации будущего флота ЛБК, призванного действовать преимущественно в литоральной зоне противника или у побережья стран-союзниц, но до сих пор его способность решать возлагаемые на него задачи не подтверждена на практике. Кстати, об этом сообщили не авторы доклада конгрессу, а представители командования ВМС США. К тому же один из ключевых элементов боевого модуля – ракетная система NLOC-LS (Non-Line-of-Sight-Launch-System) с контейнерной пусковой установкой на 15 управляемых ракет, предназначенная для поражения стационарных и подвижных целей на дальности до 21 мили (38,9 км), не прошла в июле 2009 года испытаний и отклонена заказчиком от поставки.

Примечательно, что данная система была заимствована флотом из арсенала реализуемой армией США программы FCS («Перспективная боевая система» или, как еще часто пишут, «Боевая система будущего»), где она также с треском провалила испытания – в ходе шести ракетных стрельб в январе-феврале 2010 года были достигнуты только два попадания.

Проблемы возникли и с принятием на вооружение вертолета корабельного базирования MH-60R, способного нести опускаемую ГАС, радиогидроакустические буи, комплекс РЭБ, торпеды и УР «Хеллфайр» класса «воздух-поверхность». Несмотря на то, что состояние начальной оперативной готовности машина достигла в 2005 году и на январь 2010-го флот получил 46 из 252 запланированных к закупке вертолетов, первый выход MH-60R на боевую службу на борту ЛБК намечен лишь на 2013 год – на прошлогодних испытаниях выявлены недостатки в работе линии обмена данными и отдельных элементов прицельной системы.

Сели на мель


За ценой не постоим?

Отнюдь не положительные эмоции в конгрессе вызвала и динамика роста закупочной стоимости ЛБК. Так, например, если изначально на строительство «Фридома» (LCS 1) предполагалось истратить 215,5 млн долларов (не считая расходов на НИОКР), то его конечная цена подскочила до 537 млн долларов. Превышение – на 321,5 млн, или на 149,2%. По головному ЛБК другого типа – «Индепенденс» (LCS 2) – перерасход в процентном отношении несколько скромнее, «всего» на 136,6%, зато в абсолютном выражении даже больше – на 350,5 млн долларов. По второй паре ЛБК официально рост – 97 млн долларов (7,7%), но при перерасчете от изначальной стоимости по бюджету 2006 финансового года – превышение на 917,7 млн долларов (208,5%). К тому же и «Фридом», и «Индепенденс» флот получил в «незаконченном виде и со значительными техническими недостатками». При этом по оценкам экспертов, если бы американские адмиралы и дальше ждали от подрядчиков «достройки и устранения недоделок», корабли подорожали бы еще больше – завершение работ на принадлежащих ВМС судоверфях обошлось бюджету намного дешевле, чем на заводах частных корпораций.

И все бы ничего, если бы был зафиксирован только перерасход средств по программе – увеличиваются и временные сроки ее реализации: по головным кораблям типов «Фридом» и «Индепенденс» они составили уже 20 и 26 месяцев соответственно.

«Способность командования ВМС обеспечить ввод в боевой состав готовых к решению назначенных им задач и доступных по цене ЛБК остается недоказанной», – подчеркивается в докладе GAO.

Следует отметить, что полный вариант документа засекречен, а в открытой его части нет информации о том, какие недостатки были выявлены экспертами в отношении противолодочного оружия и главной энергоустановки литоральных боевых кораблей. Однако стало известно, что специалисты ВМС считают комплексы ПЛО «мало повышающими боевой потенциал корабля и почти не способствующими эффективному решению им своих задач». Что касается ГЭУ, то тут многое – по крайней мере с кораблями типа «Фридом» – прояснилось два месяца назад…

Сели на мель


Лопатки подвели

…Авария произошла недалеко от побережья Калифорнии 12 сентября во время очередного выхода «Фридома» в море для отработки различных задач. По словам очевидцев, неожиданно «возникла сильная вибрация» в газотурбинной установке правого борта, после чего командир принял решение остановить обе ГТУ и возвращаться в базу на дизелях. Проведенный осмотр показал, что причиной аварии стало разрушение лопаток турбины, которые и повредили установку. И это – накануне даты окончательного выбора типа ЛБК для серийной постройки и выдачи контракта на первую серию из десяти кораблей.

Главная энергоустановка ЛБК «Фридом» – дизель-газотурбинная, она включает две газотурбинные установки МТ30 компании «Роллс- Ройс», два дизельных агрегата «Кольт-Пилстик» и четыре дизель-генератора Isotta Fraschini V1708 по 800 кВт каждый. Номинальная мощность одной ГТУ – 48280 л. с. (36 МВт – при температуре 38 градусов или же 40 МВт – при температуре 15 градусов). У «Фридома» нет гребных винтов и соответственно громоздких гребных валопроводов и валов – в качестве движителей используются четыре водомета компании «Камева» (дочерняя компания «Роллс-Ройс»), два из которых закреплены неподвижно, а два других выполнены поворотными.

Примечательно, что газотурбинные установки британской фирмы попали на боевые корабли ВМС США впервые, и вот такой конфуз на первом же ЛБК в серии! Исключительно – на радость «Дженерал электрик», чьи ГТУ еще с 70-х годов эксплуатируются на кораблях американского флота, в том числе и ЛБК второго типа («Индепенденс»). О вероятных негативных последствиях использования ГТУ МТ30 предупреждали некоторые эксперты еще на начальной стадии реализации программы ЛБК, вынося в качестве аргумента тот факт, что МТ30 – новая корабельная ГТУ, не имеющая еще «авторитета» у моряков.

С одной стороны, это так, но с другой – газотурбинный двигатель в составе ГТУ принадлежит известному семейству «Трент». Наработка этих авиационных газотурбинных двигателей (ГТУ МТ30 создана на базе «Трент 800», которым оснащается в том числе авиалайнер «Боинг-777», и имеет с авиационным двигателем совместимость на 80%), по данным менеджмента «Роллс-Ройса», превысила 30 млн летных часов. Главный же подрядчик по однокорпусному ЛБК типа «Фридом» – корпорация «Локхид Мартин» предпочла британскую ГТУ американской по причине ее большей мощности – 48 280 л. с. против 36 500 л. с. у ГТУ LM2500, так как изначально заказчиком ставилась задача обеспечить максимальную скорость корабля не менее 50 узлов (на испытаниях, однако, разработчикам подтвердить это на практике не удалось). Вместе с тем МТ30 тяжелее и более громоздка, чем LM2500. Теперь оказалось, что еще и не совсем доработана.

Но в аварии на «Фридоме» есть место и для положительных эмоций – она позволила отработать процесс ремонта ГТУ, связанный с извлечением крупных элементов установки, включая саму газовую турбину. При этом процедура замены ГТУ может быть осуществлена силами команды и небольшой группы специалистов береговой службы, без постановки в док. То есть вне места постоянной дислокации корабля.
Автор: Владимир Щербаков
Первоисточник: http://vpk-news.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://vpk-news.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 1
  1. ПАТРОН 16 октября 2011 20:32
    У нас не лучше с Т-50-планер есть,а авионики и двигла нет,а американцы просто первопроходцы во многом,вот и не всё получается.
    ПАТРОН

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня