400 лет назад Земский собор избрал русским царем Михаила Федоровича Романова

400 лет назад Земский собор избрал русским царем Михаила Федоровича Романова

21 февраля (3 марта) 1613 г. Земский собор избрал царем Российского государства Михаила Федоровича Романова (1596—1645). Михаил Федорович стал первым русским царем из династии Романовых. Он был сыном боярина Федора Никитича Романова (впоследствии — московского патриарха Филарета) и Ксении Ивановны (урождённой Шестовой), и приходился двоюродным племянником последнему русскому государю из правящей ветви династии Рюриковичей, Фёдору Ивановичу. Дедом Михаила был Никита Романович Захарьин (ок. 1522— 1585 или 1586) , его сестра Анастасия Захарьина-Юрьева (Романовна) была первой женой царя Ивана Васильевича, матерью царя Фёдора Ивановича.

Род Романовых принадлежал к числу древних семей московского боярства. Первый известный по письменным источникам представитель этой фамилии — Андрей Иванович, по прозвищу Кобыла, в середине 14 столетия служил великому владимирскому и московскому князю Семену Гордому. При Борисе Годунове Романовы были обвинены в заговоре и подверглись опале. В 1601 году сыновья Никиты Романовича, Фёдор, Александр, Михаил, Иван и Василий были пострижены в монахи и сосланы в Сибирь, где большинство из них погибли. В 1605 году Лжедмитрий I, доказывая своё родство с Романовыми, вернул из ссылки оставшихся в живых членов рода Романовых - Фёдора Никитича (в монашестве Филарета), его жену Ксению (в монашестве Марфу), их сына, и Ивана Никитича.


Филарет стал одним из высших иерархов церкви - митрополитом Ростовским, и остался в оппозиции занявшему трон после свержения Лжедмитрия Василию Шуйскому. С 1608 года он был «нареченным патриархом» в Тушинском лагере нового самозванца, Лжедмитрия II («Тушинского вора»), его духовная власть распространялась на территории, контролируемые тушинцами. При этом «патриарх» Филарет при необходимости представлял себя перед врагами Лжедмитрия II как его «пленник» и не претендовал на пост патриарха. В 1610 году Федор Никитич был «отбит» у тушинцев, принял участие в свержении Василия Шуйского и стал активным деятелем режима «семибоярщины». В отличие от патриарха Гермогена, Филарет в принципе не был противником избрания русским царём польского королевича Владислава Сигизмундовича, но предлагал, чтобы тот принял православие. Будучи участником переговоров с польским королём Сигизмундом III под Смоленском в 1611 году, он отказался подписать подготовленный поляками окончательный вариант договора, и был арестован, пробыл польском плену до 1619 года, когда его освободили в соответствии с условиями Деулинского перемирия 1618 года.

Иван Никитич был произведён Лжедмитрием в бояре. В 1606—1607 гг. был воеводой в Козельске и воевал со сторонниками Лжедмитрия II. Затем вошёл в состав боярского правительства – Семибоярщины. Иван Романов стал одним из богатейших людей России. Однако во время Земского собора выбиравшего нового царя в 1613 году просчитался, Иван Никитич поддерживал кандидатуру шведского королевича Карла Филиппа, и когда казаки выдвинули его племянника Михаила, он ответил им: «Тот есть князь Михайло Федорович еще млад и не в полне разуме». В результате во время правления Михаила Фёдоровича, Ивана Никитича отстранили от государственных дел.

Созыв Земского собора и его решение

26 октября 1612 года в Москве, не получив помощи от сил гетмана Ходкевича, капитулировал польский гарнизон. Руководством Второго ополчения было решено провести выборы нового царя. От имени освободителей Москвы — Пожарского и Трубецкого, по русским городам были разосланы грамоты о созыве Земского Собора. Есть сведения о грамотах, отправленных в Соль Вычегодскую, Псков, Новгород, Углич, они предписывали прибыть в столицу представителям каждого города до 6 декабря. Однако процесс съезда выборных затянулся. Некоторые земли были сильно разорены и обезлюдели, кто-то прислал 10-10 человек, кто-то одного. В результате срок открытия заседаний Земского Собора перенесли с 6 декабря 1612 года на 6 января 1613 года.

Надо сказать, что проблем в это время хватало и без Земского Собора. Польский король, взяв часть смоленского гарнизона и соединившись с остатками войск Ходкевича, он по Ржевской дороге двинулся на Москву. Получив известие о падении польского гарнизона в Москве, он вспомнил о ранее отвергнутом им смоленском договоре и стал говорить, что явился дать на царство избранного русскими Владислава, который якобы ранее болел и не мог прибыть. В Москве не были готовы к серьёзным сражениям: укрепления были полуразрушенными, запасов провианта не было, поэтому большая часть ополчения, дворян и казаков разошлась по домам и другим областям. У Трубецкого и Пожарского оставалось не более 3-4 тыс. воинов. Однако они решили не уступать и встретить врага грудью, не подпуская к городу.

Сигузмунд тем временем подошёл к Волоколамску. Поляков в крепость не пустили. У короля взыграла спесь и решил наказать непослушный город, началась осада. В Москву было отправлено посольство Мезецкого в сопровождении 1 тыс. конного полка. Ополченцы с таким посольством церемониться не стали, всадников отбросили, а посол Мезецкий перебежал к русским. Сигузмунд в это время безуспешно топтался у Волоколамска, все польские штурмы были отражены, казаки сделал успешную вылазку, захватив несколько пушек. Начиналась зима, фуражиров убивали партизаны (шишы). 27 ноября король отдал приказ отходить.

Русь смогла более или менее спокойно приступить к государственному строительству. Для этого земское правительство решило прошлое не ворошить и счётов не сводить, т. к. многие видные бояре и дворяне служили различным правительствам. Кто бы и в какой партии не служил во время Смуты, сохранили пожалования и чины, даже полученные от «Тушинского вора». Недействительными признали только титулы и награды пожалованные Сигизмундом. Под арест взяли только явных польских пособников, Андронова и его подручных.

В начале 1613 года в Москву стали съезжаться делегаты. Приезжали выборные от всех сословий и групп: дворян, духовенства, посадских (горожан), стрельцов, казаков, черносошных крестьян. 16 января Земской Собор начал свою работу. Среди представителей русской знати выделялось несколько фамилий, которые могли претендовать на престол. Это был род Голицыных, который происходил от Гедемина Литовского. Однако виднейший представитель этой фамилии – полководец и активнейший участник событий Смутного времени Василий Васильевич Голицын (1572—1619) отсутствовал. В. Голицын воевал против Лжедмитрия, но после смерти Бориса Годунова вместе с П. Ф. Басмановым изменил Фёдору Борисовичу Годунову и перешёл на сторону самозванца. Он был участником убийства Фёдора Годунова, заговора и свержения Лжедмитрия, затем Василия Шуйского, неизменно был на стороне победителей во всех конфликтах. Ему не повезло в 1610 году, когда он стал участником посольства к Сигизмунду III. Он был задержан вместе с Филаретом, затем стал пленником и так и умер в заточении.

Фёдор Иванович Мстиславский, князь вёл свой род от Гедемина. Он ещё в 1598 году после смерти Фёдора Ивановича назывался среди претендентов на престол, был конкурентом Бориса Годунова. В Смуте роль играл «делателя царей», его имя как возможного хозяина русского престола прозвучало ещё дважды - в 1606 и 1611 годах. После свержения Василия Шуйского политическая роль Мстиславского ещё более усилилась, он возглавил Семибоярщину (1610—1612). В этот период был сторонником избрания на русский престол Владислава. Однако в 1613 года его шансы на получения престола были подорваны сотрудничеством с поляками. Видимо, он и сам не очень желал занять престол – он мог попытаться сделать это раньше.

Среди родов, которые могли претендовать на престол, были Куракины (вели своё происхождение от Гедемина). Князь Иван Семёнович Куракин (?-1632) был участником заговора против Лжедмитрия и возведшего на престол князя Василия Шуйского. Князь воевал против отрядов Лжедмитрия II, действовал под руководством князя Михаил Скопина-Шуйского. Вместе с Мстиславским, после свержения В. Шуйского, был инициатором избрания правителя Русского царства из какой-либо европейской королевской династии. Активно продвигал кандидатуру королевича Владислава, после того как этот план реализовать не удалось, Куракин перешел на службу Сигизмунда III. Репутация изменника не позволила ему претендовать на престол в 1613 году.

В числе кандидатов на царство был и Князь Иван Михайлович Воротынский, как один из знатнейших и способнейших бояр. Воротынские были ветвью князей Новосильских и считались одним из знатнейших родов Русского царства. Иван Воротынский способствовал низложению Лжедмитрия, воевал со сторонниками второго самозванца и Болотникова, был среди тех, кто отнял власть у В. Шуйского. Стал членом боярского правительства, но поддержал Гермогена и подвергся со стороны других бояр преследованию, был арестован. По официальной версии, во время выборов 1613 года Воротынский подал самоотвод.

На трон также могли претендовать Годуновы и Шуйские, эти фамилии занимали престол и были родственниками ранее правивших монархов. Шуйские были потомками суздальских князей, принадлежали роду Рюриковичей. Однако представители этих родов считались политически опасными, т. к. заняв престол, могли заняться сведением счётов с противниками, теми, кто участвовал в возможном отравлении Бориса Годунова, убийстве его сына, в свержении Василии Шуйского и его выдаче полякам.


Князья Дмитрий Пожарский и Дмитрий Трубецкой также могли стать претендентами на престол. Полководцы прославили свои имена в борьбе с «ворами» и поляками, но не отличались знатностью. Но, Пожарский повышенным честолюбием не страдал и в цари не метил. В Москве формальное лидерство уступил Трубецкому, который попытался организовать кампанию по своему избранию. К тому же после ранения в голову, Пожарский часто болел и надолго выходил из строя. Среди иностранных кандидатов были польский и шведский королевичи Владислав Сигизмундович и Карл Филипп.

Одним из первых решений Собора был отказ от рассмотрения кандидатур королевичей Владислава и Карла Филиппа, а также Марины Мнишек и её сына от брака с Лжедмитрием II, «Ворёнка». Тут для рода Романовых открылась прямая дорога. Их интересы на Соборе отстаивал боярин Фёдор Шереметев, который являлся родственником Романовых. К их партии примкнули и другие родственники Романовых – Черкасские, Троекуровы, Лобановы, Михалковы, Вешняковы. Поддерживали кандидатуру Романова и духовенств - патриарх Филарет пользовался в их среде значительным авторитетом. В частности, за Романова выступил Троице-Сергиев монастырь. Исследователи отмечают несколько факторов, которые повлияли на избрание Романова. Отец Михаила, патриарх Филарет был в лагере «Тушинского вора», это давало надежду его бывшим сторонникам, что их не будут преследовать. Филарет занял патриотическую позицию в смоленском посольстве, снискав всеобщее уважение. Фамилия Романовых не были сильно замазана сотрудничеством с поляками. Боярин Иван Никитич Романов входил в состав Семибоярщины, но находился в оппозиции к своим родственникам, выступал против избрания Фёдора. Боярин Федор Шереметьев агитировал: «Выберем Мишу Романова! Он молод и будет нам поваден!» Молодость и неопытность Фёдора в московской политике (по некоторым данным, он из-за бурных событий этого времени получил плохое воспитание и образование), была выгодна многоопытным княжеско-боярским родам.

Однако главную роль сыграл силовой фактор – остававшиеся в Москве отряды казаков буквально продавили кандидатуру Михаила Фёдоровича. В чьих интересах они действовали, история умалчивает. 4 (по другим данным, 7) февраля на заседании Собора предложение об избрании Михаила подали служилые Галича, донской атаман Межаков, келарь Троице-Сергиева монастыря Палицын и калужский купец Судовшиков. Вопрос не был окончательно решён. Его отложили на две недели, чтобы делегаты могли съездить в свои города и «проведать», поддержат ли их кандидатуру местные жители.

21 февраля собрались снова. Бояре, которые настаивали на других кандидатах, снова заговорили об иностранных королевичах, или отсрочке, мол, надо самого Михаила призвать да посмотреть на него. Тут московские простые люди и казаки возмутились отсрочками и интригами, окончательное обсуждение было вынесено на «улицу». На Красной площади, где собрались толпы народа, единодушно одобрили избрание царем Михаила. Примерно в это же время совершил свой подвиг Иван Сусанин, который завёл одну из польских шаек, продолжавших грабить русские области, в топи.

Через несколько дней в Кострому, где жил Михаил Романов с матерью было отправлено посольство под началом архимандрита Феодорита Троицкого. Оно должно было вручить Михаилу соборную клятву и объявить об его избрании на престол. Согласно официальной версии, Михаил первоначально отказывался от такой чести, т. к. судьба последних российских монархов была весьма печальной. Его поддерживала и мать Марфа. Так или иначе, Михаил Романов выслушал доводы посланцев и дал согласие принять русский престо. В Москву он прибыл 2 мая 1613 года. В России утвердилась новая династия.

Россия сделала важный шаг на пути к стабилизации, прекращению Смуты. Война с «ворами», отрядами разбойников, поляками и шведами, успокоение державы затянулось ещё на несколько лет, но это был уже подъем, а не падение.
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

28 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти