Крещение "Руси"

Крещение "Руси"ИСЧИСЛЯТЬ возраст спецподразделений по календарю, наверное, не совсем верно. Ибо иной обычной армейской части и за полвека не пройти той суровой школы, которую довелось одолеть отряду “Русь” всего за полдесятилетия. Из этих ратных испытаний отряд вышел не пятилетним ребенком, а зрелым витязем, умудренным опытом боевых сражений, закалившим характер горечью боевых потерь, готовым выполнить любые задачи в самых экстремальных условиях. Олицетворением отряда может служить его командир полковник Владимир Иванов: крепкий и коренастый, с шапкой рано поседевших волос, мягким, но властным взглядом, выдержанным характером, внутренним достоинством.

Владимир Сергеевич старожил в отряде. Когда “Русь” создавалась, Иванов совершенно естественно из заместителя командира ОБОНа стал заместителем командира отряда специального назначения “Русь” по работе с личным составом. Поэтому становление подразделения, переход на новые принципы обучения личного состава проходили при его непосредственном участии. Благо “начальный капитал” для этого был солидный. В ОМСБОН, а с 1991 года он стал именоваться отдельным батальоном оперативного назначения, отбирались призывники с высокими нравственными качествами, со средним образованием, рослые, отлично развитые физически.

Все это, умноженное на активную воспитательную работу, давало хорошие плоды. С первых дней образования отряда в вопросах воинской дисциплины, организованности и исполнительности он не уступал своим старшим братьям — отрядам спецназа “Витязь” и “Росич”. Необходимо было до их уровня подтягивать и боевую подготовку. За работу взялся назначенный на должность заместителя командира отряда по спецподготовке подполковник Виктор Спиридонов, бывший десантник, “афганец”, фанат спецназа. И даже при отсутствии специальной материальной базы (в распоряжении отряда остался тот же старенький спортзал и стандартный спортгородок) удалось сделать немало. Уже спустя полгода среди ощетинившихся стволами спецназовцев, охранявших высокопоставленных российских чиновников в Чечне, можно было увидеть и представителей отряда “Русь”.
Менее чем через полгода новорожденный отряд крестили в огненной купели чеченского конфликта. Это один из основных этапов в его истории. Уже 12 января 1995 года командир отряда полковник Павел Зайцев получил задачу передислоцировать вверенное ему подразделение в северокавказский регион для проведения специальных операций, поисково-разведывательных и поисково-спасательных мероприятий, сопровождения колонн, организации засад, КПП и охраны объектов. Дальнейшее девятнадцатимесячное пребывание в непрерывных боях и походах скрупулезно зафиксировано в историческом формуляре. От пестроты дат и перечисления боевых задач и географических наименований он выглядит словно журнал боевых действий.

В январе 95-го обстановка в Грозном была не просто сложной, но запутанной и непредсказуемой. “Лучшие министры” послевоенной России тыком пальца в топографическую карту определяли задачу и посылали боевую технику и личный состав на верную гибель. Они надеялись в кратчайшие сроки разгромить столицу мятежной Чечни и покончить с дудаевским режимом. Но сопротивление сепаратистов было ожесточенным, первые раненые, поступающие в Центральный клинический госпиталь ВВ МВД России, уже тогда говорили, что если политики не прекратят эту бойню мирными средствами, то она затянется надолго. Только к исходу февраля федеральным силам удалось пройти весь Грозный и выйти к пригородам Алды и Черноречье.

Крещение "Руси"“Русичи” к тому времени уже успели отличиться при проведении специальных операций по изъятию оружия и очистке от незаконных вооруженных формирований северной окраины Грозного в районе Катояма, совхоза “Родина”. В жилом массиве Городок Иваново разведчиками отряда под командованием заместителя начальника штаба майора Владимира Батрукеева была обнаружена явочная квартира боевиков, входную дверь в которую прикрывала граната Ф-1 на растяжке. Обезвредив мину-ловушку и осмотрев квартиру, разведчики обнаружили важные документы и изъяли большое количество боеприпасов к стрелковому оружию.

25 февраля командир отряда полковник Павел Зайцев вывел своих бойцов для выполнения очередной задачи: вместе с другими частями ОДОНа организовать поиск и уничтожение незаконных вооруженных формирований в населенном пункте Алды. Утро выдалось туманное. Полковник Зайцев на КП отдавал последние распоряжения: заместителю начальника штаба майору Владимиру Батрукееву — о порядке действий возглавляемой им маневренной группы, начальнику связи старшему лейтенанту Виктору Клочкову и начальнику радиостанции старшему сержанту Юрию Фролову — об организации связи с командирами групп и взаимодействующими подразделениями. Неожиданно невдалеке от пункта сосредоточения отряда появилась какая-то машина, водитель заглушил двигатель, послышалась отчетливая русская речь. Значит, свои. Но среди взаимодействующих сил они не значатся. Не успел полковник Зайцев отдать распоряжение начальнику разведки связаться с ними и уточнить, с какой задачей они находятся здесь, как от машины отделилась огненная стрела и, таща за собой длинный шланг, пронеслась над головами спецназовцев. В следующее мгновение огненная голова скрылась в туманном небе, а хвост, он же заряд разминирования, хлестко приземлился прямо на головы спецназовцев, омоновцев и бойцов других подразделений. “Ложись!” — несколько голосов слились в один. Через мгновение эхом прогремел мощный взрыв, унесший жизни более тридцати человек. Командный пункт отряда “Русь” оказался в его эпицентре. Погиб командир отряда полковник Павел Зайцев, были смертельно ранены майор Владимир Батрукеев и старший сержант Юрий Фролов, на госпитальных койках от полученных ран и ожогов скончались старший лейтенант Виктор Клочков и снайпер рядовой Алексей Пантелеев...

Горечь первых потерь не сломила боевой дух “русичей”. Рискованные операции проводились почти ежедневно, в перерывах между ними солдаты и сержанты под руководством командиров групп готовились к сдаче квалификационных экзаменов на право ношения крапового берета. А между тем в день, когда отряд отмечал свою первую годовщину, командир отряда “Витязь” подполковник В. Никишин за мужество и героизм в боевых операциях вручил краповые береты подполковникам В. Саламатину и В. Иванову, майору С. Юшкову, капитану Г. Морякову, лейтенантам С. Бабоченко и В. Рогову, сержантам Е.Ткачеву и Ю.Поснику. Это позволяло уже в отряде сформировать совет “краповых беретов”, создавать квалификационные комиссии и принимать экзамены на право ношения святыни спецназа. Спустя несколько недель такой совет был создан, его председателем единодушно избрали начальника разведки майора Сергея Юшкова. И уже в октябре состоялись первые экзамены. В организации всей работы оказали помощь братишки из “Витязя”. По результатам марш-броска, выполнения элементов акробатики, комплекса специальных упражнений и рукопашного боя в течение 12 минут со сменой трех партнеров братство “краповых беретов” пополнилось новыми представителями спецназа.

Крещение "Руси"Но реальная боевая обстановка устраивала экзамены посерьезнее. 6 октября группа “русичей” выполняла задачу по охране и сопровождению командующего объединенной группировкой федеральных войск в Чеченской республике генерал-лейтенанта Анатолия Романова. Несмотря на переговоры, непримиримые не упускали ни малейшей возможности показать свою силу. В полдень под железнодорожным мостом в районе площади Минутка, как раз в тот момент, когда под ним проезжала машина с генерал-лейтенантом Романовым, был взорван радиоуправляемый фугас. Находясь на переднем сиденье автомобиля, рядовой Денис Ябриков принял на себя большую часть осколков от взрыва, заслонив собой командующего. От множественных осколочных ранений Денис умер по дороге в госпиталь не приходя в сознание.

А спустя две недели в военном госпитале умер рядовой Дмитрий Яшин. С Ябриковым они призывались в одно время. Дмитрий еще в апреле получил тяжелейшее ранение, полгода врачи боролись за его жизнь. Но спасти солдата не удалось.

Нападения на войсковые наряды и места дислокации частей практически не прекращались. В города Чечни, занятые федеральными войсками, постепенно просачивались боевики, и через некоторое время контролировать город ночью было почти невозможно. А к середине декабря 1995 года дудаевцы, поднакопившие сил, решились захватить второй по величине город в Чечне — Гудермес. Частично им это удалось. Немногочисленные подразделения внутренних войск были блокированы и вынуждены вести бои в окружении. Местные стражи порядка разбежались при первых же выстрелах. 14 человек из двух групп спецназа отряда “Русь” на вертолетах вылетели в Гудермес оказывать помощь заблокированным гарнизонам в больнице, комендатуре и на железнодорожном вокзале.

Армейская колонна в составе трех ЗИЛов попала в засаду, срочно нужно освобождать. Для десанта “русичей” выделили три бэтээра, два танка для усиления и огневой поддержки. Танк в колонне шел первым. Среди одно- и двухэтажных построек быстро сориентировались и вскоре выскочили к застывшим на дороге машинам. Выпустив длинную очередь из пулемета, танкисты под прикрытием спешившихся спецназовцев подцепили тросом ближайшую машину с боеприпасами и потащили к своим. Подбежав к расстрелянным ЗИЛам, спецназовцы увидели ужасающую картину: девять солдат лежали в лужах крови. Раненых дудаевцы добивали выстрелами в голову. Боевики знали, что выручать колонну придут российские солдаты. Появление такого количества бронемашин вначале их несколько ошеломило. Но прикинув, что скрытность, внезапность да и численное преимущество на их стороне, дудаевцы решаются атаковать “русичей”. Спецназовцы же заняли удобные позиции и метким огнем разили боевиков, прикрывая товарищей, которые тела погибших грузили на броню. Когда бандиты стали охватывать фланги и появилась угроза, что они могут отрезать дорогу обратно, было принято решение выходить из боя.

Крещение "Руси"Колонны федеральных сил, отправленные освобождать заложников, были заблокированы боевиками на дальних подступах. Их дальнейшему продвижению препятствовал огонь гранатометов и стрелкового оружия с огневых позиций в полуразрушенных строениях. На помощь армейцам опять были брошены спецназовцы отряда “Русь”.
...Из засады огонь открыли неожиданно и сразу из всех стволов. От первой же пули замертво свалился с брони рядовой Олег Беляев. Старший группы лейтенант Назаренко успел подать команду занять круговую оборону, и тут же пуля достала и его. Спуститься с бронетранспортера Назаренко помог лейтенант Шаталов, оказал первую помощь. Привезли в Ханкалу — и сразу же на операционный стол. Потом еще три операции в Северном — и в Ростов.

Капитан Геннадий Моряков вынес на совет “краповых беретов” предложение: вручить краповый берет лейтенанту Василию Назаренко за боевые заслуги. Совет принял решение подобным образом отметить воинскую доблесть и других спецназовцев, отличившихся в Гудермесе.

Морякова назначили старшим в группу сопровождения “двухсотых”, погибших в том бою. Он и привез в ростовский госпиталь святыню спецназа, к которой так стремился Василий Иванович. Назаренко лежал бледный. К этому времени ему сделали еще две операции. Подошли Моряков с Шаталовым, вручили краповый берет, поздравили. Василий поднес берет к сухим губам, поцеловал. Мужественный человек, не проронивший за эти два дня ни одной слезы, заплакал. На следующий день его не стало...

Краповым беретом было отмечено мужество и отвага Олега Долгова, проявленные им в боях в Гудермесе. Более серьезное испытание его, как и других спецназовцев отряда “Русь”, ждало через месяц. Дудаевские террористы во главе с Радуевым напали на Кизляр и захватили более ста человек в заложники.

Едва вертолет с группой “русичей” приземлился в местном аэропорту и они заняли круговую оборону, как тут же по ним открыли огонь из окружавших летное поле заводских построек. Последовало несколько атак, и только понеся значительные потери, радуевцы отказались от попытки захватить аэропорт и отошли в город.

Крещение "Руси"А “русичи” вскоре получают очередную задачу: оказать помощь местной специальной моторизованной воинской части. 12 человек на БТРе выезжают в незнакомый город. Проехали несколько кварталов и вдруг увидели на обочине расстрелянные “Жигули” и милицейский “уазик”. Тут же засвистели пули, со сквозным ранением скатился с брони Александр Попов. Спецназовцы спешились и, укрывшись за бэтээром, ответили огнем. Оказалось, они вышли к больнице, захваченной террористами. Не ожидавшие появления федералов боевики быстро пришли в себя, огонь стал нарастать с каждой секундой. Ранение в ногу получил сержант Александр Матанцев, смертельно раненный, упал на землю возглавлявший группу полковник О. Собокарь, были ранены наводчик пулемета и водитель бронетранспортера. От удара выстрелом из РПГ бэтээр покатился назад, уперся кормой в дерево и заглох. Необходимо было выходить из-под огня, вывозить раненых. Но вести БТР некому. Тогда боец отряда Александр Рассадкин ныряет в люк, садится за руль, и боевая машина оживает. Уничтожить бронетранспортер и сломить сопротивление “русичей” боевикам не удалось...

Командир отряда “Русь” полковник Владимир Иванов в одном из интервью сказал: “Спецназ — это коллектив, и человек посвящает ему всего себя без остатка, потому что чувствует: это великое дело, дело, которому изменить нельзя. Нельзя бросить свой отряд, нельзя смалодушничать, нельзя покинуть товарища в бою”. Это как заповедь. И этой заповеди “русичи” следовали всегда.

Крещение "Руси"Через несколько дней после кизлярских боев 12 человек отряда “Русь” совместно с братишками из “Витязя” принимают участие в штурме укрепленных позиций боевиков в Первомайском. Особенно напряженным был второй день штурма. В самый разгар боя одна из групп, которая продвинулась дальше всех в глубь села, оказалась под ураганным огнем боевиков. Боеприпасы на исходе, а отходить жалко. Столько трудов и риска стоила эта дорога. По радиостанции просят поднести боеприпасы. Командир отряда “Витязь” направляет к ним вторую группу “русичей”. Они пошли по самому короткому, но опасному маршруту: через простреливаемый пустырь. Преодолеть его с ящиком боеприпасов было непросто. Однако им это удалось. Но врастая в землю, когда под огнем боевиков невозможно и головы поднять, непросто было отыскать своих братишек. Группа стала отходить вдоль пустыря обратно. Проделать это оказалось еще сложнее. “Духи” сосредоточили по ним ураганный огонь. Олегу Долгову пуля поцарапала шею, Александру Кириенко прошила ладонь. Отстреливаясь, “русичи” добрались до дома, стоящего напротив позиций разыскиваемой группы, они уже видели друг друга. Они бы сделали еще один рывок. Но снайперская пуля попала Олегу Долгову прямо в сердце.

Вскоре последовала команда отвести все группы на исходные позиции. Только на следующий день Первомайское было очищено от бандитов. Жаль, что Олег об этом так и не узнает. Указом Президента России Олегу Долгову за мужество и героизм посмертно было присвоено звание Героя России.

Чеченская война для “русичей” на этом еще не закончилась, не прервался и счет боевым потерям. Через неделю после Первомайского смертельное ранение получил рядовой Сергей Тырыкин, в апреле в районе Ведено “Русь” потеряла еще одного бойца — Сергея Тевелева.

Крещение "Руси"В начале августа боевики предприняли попытку захватить Грозный. 19 августа сержант Андрей Василенко выполнял боевую задачу по разблокированию одного из КПП федеральных сил в южной части города. Во время движения в центре Грозного разведгруппа попала под ураганный огонь боевиков. Сержант Василенко занял оборону и руководил действиями подчиненных. Когда бандиты подбили один из бронетранспортеров, Андрей так рассредоточил подчиненных, что это позволяло обеспечить охрану боевой машины и оказать помощь раненым. В результате взрыва сержант был контужен, но из боя не выходил, продолжал руководить подчиненными. В критический момент боя отважный разведчик получил ранение. Братишки вынесли его в безопасное место, оказали медицинскую помощь. По дороге в госпиталь сержант Андрей Василенко скончался.

За время ведения боевых действий 110 бойцов отряда “Русь” получили ранения. За мужество и героизм, проявленные при выполнении специальных заданий в Чеченской республике, 316 военнослужащих отряда награждены орденами и медалями России.

Командир отряда “Русь” полковник Павел Зайцев и стрелок 2-й группы специального назначения Герой Российской Федерации рядовой Олег Долгов навечно зачислены в списки отряда.

Четырнадцать человек из отряда “Русь” сложили свои головы на полях сражений в Чеченской республике. “У нас не было ни одного пленного, ни одного без вести пропавшего, ни одного случая отказа от выполнения приказа, — говорит командир отряда полковник Владимир Иванов. — Разве можно не гордиться такой самоотверженностью, преданностью, верностью присяге?”

25 февраля для “русичей” — скорбный день памяти о погибших братишках. В этот день в 1997 году на территории части торжественно был открыт памятник мужеству и доблести воинов спецназа. Сейчас и зимой, и летом возле него не вянут живые цветы.

Братишки отряда “Русь” помнят своих героев.
Автор: Иван МУЧАК, "Братиршка" 1999 год
Первоисточник: http://www.bratishka.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.bratishka.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня