Междоусобная война в Северо-Восточной Руси 1174—1177 гг. Утверждение на владимирском престоле Всеволода Юрьевича

Междоусобная война в Северо-Восточной Руси 1174—1177 гг. Утверждение на владимирском престоле Всеволода Юрьевича Сын Юрия Долгорукого и младший брат Андрея Боголюбского князь Всеволод Юрьевич Большое Гнездо (в крещении Дмитрий, 1154 — 15 апреля 1212) стал великим князем в 1176 году и правил почти 37 лет. За годы его правления Владимирская Русь достигла пика своего могущества. Автор «Слова о полку Игореве» подчеркивая силу его державы, писал, что армия великого князя может «веслами Волгу разбрызгать, а Дон шеломами вычерпать». Времена правления Всеволода III - это период наивысшего подъёма Владимиро-Суздальской земли. Прозвище же свое – Большое Гнездо – Всеволод Юрьевич получил за большое потомство: у него было двенадцать детей (восемь сыновей и четыре дочери).

Период смуты


Во время правления Андрея Боголюбского Всеволод был на Южной Руси, выполнял распоряжения старшего брата. После убийства Андрея в 1174 году, во Владимир явились ростовские и суздальские бояре с посольством Глеба Рязанского и созвали вече, где был поднят вопрос: кого приглашать на престол. Казалось, что престол должны занять младшие братья убитого князя – Михаил и Всеволод, которые являлись его ближайшими сподвижниками и продолжателями великодержавной политики. Однако, бояре даже слушать об этом не желали. Говорили, что Ростов и Суздаль «старшие» города, а Владимир их «пригород», его жители лишь холопы-«каменщики», и не могут решать вопросы такого характера. Сподвижники и братья Андрея не устраивали ростово-суздальское боярство, могли и покарать заговорщиков, к тому же продолжить самодержавную политику, ограничивая самовольство бояр. Они высказались за племянников великого князя – Мстислава и Ярополка Ростиславичей. Это были сыновья Ростислава Юрьевича - старшего сына князя Юрия Долгорукого, брата князя Андрея.

Оба этих князя были участниками заговора царевны Анны против Андрея Боголюбского (подробнее в статье Андрей Боголюбский и созидание Владимирской Руси. Борьба с происками Византии) и их изгнали из Владимиро-Суздальской земли. После этого они находились на юге Руси, но нигде не отличились и не закрепились. Именно такие князя – бесцветные, «гибкие» и требовались боярству. К тому же Глеб Рязанский был женат на их сестре, и поддерживал их стремление занять Ростов и Суздаль.

Надо сказать, что пока ростово-суздальские бояре плели свои сети, все четыре князя ещё не ведали о смерти Андрея, ни ситуации во Владимирской державе. Они даже в это время были в хороших отношениях между собой. Более того, гостили у Святослава Черниговского, который выступал в роли покровителя потомком Долгорукова, оказывал им поддержку (в своё время Юрий Долгорукий помог Святославу, и тот долг не забыл). Когда в Чернигов прибыла делегация ростовских бояр, которые призвали на стол Ростиславичей, они даже не поняли, что происходит. Обсудили ситуация вчетвером, по-родственному и приняли решение, что княжить должен старший, Михаил. Ростиславичи сообщили, что уступают ему, и во Владимир поехали все вместе. Бояре, узнав о ситуации, выслали второе посольство, которое перехватило князей в Москве. Они смогли переманить Ростиславичей на свою сторону, и тайком увезли их от Михаила и Всеволода. В Переяславле-Залесском Мстислава провозгласили великим князем.

Однако жители Владимира не смирились с этим решением и пригласили к себе братьев Боголюбского и объявили государём Михаила. Однако править ему не удалось. К Владимиру привёл рязанско-муромскую рать Глеб Рязанский и подошли ростово-суздальские полки. Они обложили город, но владимирцы отказались сдаваться. В течение 7 недель горожане стояли за Михаила и мужественно защищались. Два месяца рязанцы, муромцы, ростовчане и суздальцы осаждали Владимир и разоряли окрестные села. Михаил и Всеволод были опытными воинами, но не ожидали, что едут на войну, приехали с небольшой свитой, оставив дружины на юге. Горожане держались, пока не закончилось продовольствие, голод вынудил их начать переговоры. Они попросили Михаила уехать. Михаил и Всеволод смогли выскользнуть из кольца блокады. Горожане согласились покориться Ярополку и Мстиславу, только взяв с них клятву, не мстить Владимиру.

Великое княжество было поделено на две части. Мстислав Ростиславич сел княжить в Ростове и Суздале, его брат Ярополк во Владимире. Таким образом, столицей княжества вновь ненадолго стал Ростов. Они договорились и с новгородским боярством. Из Великого Новгорода изгнали сына Андрея Боголюбского Юрия (Георгия), призвав на его место сына Мстислава. Однако вскоре ситуация вновь была дестабилизирована. Слишком уж по-хищнически вели себя победители. В результате победы Ростиславичей положение простого народа серьёзно ухудшилось. В Ростово-Суздальском княжестве бояре спешили вознаградить себя за долгое воздержание, когда Долгорукий и Боголюбский держали их в узде. Захватывали княжеские деревни, неволили свободные крестьянские общины, захватили в свои руки сбор податей, драли с людей три шкуры (налоги брали мехами). Расставили своих людей на административных постах. Князь Мстислав оказался удобным правителем, он одобрял все решения бояр. К тому же князь раздавал своим дружинникам должности посадников в Ростово-Суздальской земле и закрывал глаза на судебные «взыски» и взятки. Дружинники же глядя на бояр, и оставаясь без княжеского пригляда, то же начинали себя вести как хищники.

Во Владимирском княжестве дела шли ещё хуже. Здесь хозяйничал Глеб Рязанский – и его воины вели себя как захватчики, грабили дома купцов, ремесленников, церкви, разоряли села. Уделы и доходы, которые Андрей назначил Успенскому собору, Ярополк отнял в свою пользу (как и казну собора). В Рязань отдали даже Владимирскую (Вышегородскую) икону, которая считалась чудотворной. Владимирцы не выдержали такого надругательства и послали в Чернигов гонцов к Михаилу: «Иди на престол Боголюбского, а ежели Ростов и Суздаль не захотят тебя, мы на всё готовы и с Божьей помощью никому не уступим».

Михаил и Всеволод дали своё согласие. Они и сами были не прочь отомстить за обиду. Собрали свои дружины, небольшие, но умелые, участвовавшие во множестве схваток на южном пограничье. Их поддержал Святослав Черниговский, выдели рать со своим сыном. Внезапным налетом они заняли Москву. Здесь к ним присоединился князь Юрий (их племянник), которого выгнали из Новгорода. В рать вливались владимирские ополченцы. Правда, Михаил был болен, слёг, мучили старые раны. Но он возглавил поход, его везли в носилках. Враги в это время то же не спали, поднимали войска. Ярополк с рязанскими войсками двинулся навстречу. Их смогли перехитрить, владимирцы показали князьям другую дорогу и они разминулись с противником. Ярополк теперь стал «догоняющим». Он послал гонцов к Мстиславу и сообщил, что враги идут «в малом числе», Михаил болен и не может возглавлять войско. Предложил, чтобы Мстислав закрыл дорогу на Владимир, взять в клещи противника.

Мстислав и его бояре план приняли. У речки Дубровицы из-за холма на рать Юрьевичей выскочил суздальский полк. Но увидев, что силы противника, вопреки ожиданиям, не малы, суздальцы смутились. Они не знали, что владимирцы уже успели соединиться с дружинами Михаила и Всеволода. Михаил использовал эту заминку для того, чтобы построить войска и перейти в атаку. Суздальцев смяли, многие сдались. 15 июня 1175 года Михаил торжественно вошёл во Владимир. Его встречали как избавителя. Горожане Ростова и Суздаля тоже прислали делегацию, признали власть Михаила. Ярополк сбежал в Рязань, а Мстислав в Новгород. Рязанский князь поняв, что сила не на его стороне, попросил мира и вернул Владимирскую икону и другие вывезенные ценности.

Михаил и Всеволод были удовлетворены и не стали воевать с Рязанью. Они даже не стали наказывать ростово-суздальское боярство, которое было вынуждено принести клятву на верность. Михаил казнил только непосредственных участников убийства Андрея Боголюбского, а боярские роды Суздаля и Ростова предпочёл не задевать. Он считал, что прежде всего надо восстановить мир, не раздражать боярство жестокими наказаниями. Он даже своего брата Всеволода, чтобы не вызвать раздражения боярства и конфликта, посадил княжить не в Ростове или Суздале, а Переяславле-Залесском.

Однако конфликт на этом не был исчерпан. Бояре по-прежнему были настроены враждебно и ждали удобного момента для вероломного удара. Они знали, что Михаил серьёзно болен и ждали своего часа. Великий князь владимирский был ещё жив, когда в Ростов тайно вернулся Мстислав Ростиславич. Бояре готовили дружины, формировали войско. В июне 1176 года, прокняжив всего один год, Михаил скончался.

Липицкая битва 27 июня 1176 года

Правда, в это раз владимирцы не дали застать себя врасплох. Они не медлили и вызвали во Владимир Всеволода, провозгласив его великим князем. Всеволод Юрьевич двинул свои войска навстречу ростовской рати Мстислава. Из Суздаля Всеволод сделал попытку примириться с родственником. Владимирский князь предложил остаться каждому в том городе, который его избрал, а Суздаль должен был самостоятельно решить, кого хочет видеть на своём столе. Мстислав заколебался и был готов принять это предложение, но по совету ростовских бояр Добрыни Долгого, Иванка Стефановича и Матиаса Бутовича отверг предложение. Бояре заявили князю: «Если ты мир дашь ему, то мы не даем».


Владимирцы были настроены серьёзно, заявили о готовности биться с Мстиславом до последнего: «если будем побеждены, по пусть возьмут ростовцы жен и детей наших!» К Всеволоду присоединились у Юрьева переяславцы и юрьевцы. 27 июня рати сошлись на поле у рек Липица и Гза вблизи Юрьева. Сеча была «злая», такой ещё не было «николи в Ростовской земле». Бились на истребление, пощады не давали. Владимирцы выдержали удар противника, а переяславскому полку Всеволода удалось смять правый фланг войска Мстислава. После этого опрокинул врага и владимирский полк. Дружина Всеволода организовала преследование и довершила разгром противника. Много видных бояр было убито или пленено, их привели во Владимир в оковах. В этот раз бояр не щадили, их имения и другое имущество были конфискованы. Мстислав смог сбежать в Рязань к Глебу.

Война с Рязанью

Поражение Мстислава и ростовских бояр Глеба Рязанского не смутила, он себя считал достаточно сильным, чтобы справиться с владимирскими «каменщиками». Войну было решено продолжить. Рязанцы сделали набег на Владимирские земли, сожгли Москву, разорили приграничные села.

Битва на реке Колокше (февраль 1177 года). Всеволод решил ответить, но не набегом, а походом, чтобы решить вопрос раз и навсегда. Глеб уже показал себя непримиримым врагом, мирно жить не хотел, соглашений не соблюдал. Рязань стала плацдармом для врагов Владимира, терпеть такое положение Всеволод не собирался. Он стал собирать войска. Прислал воинов Святослав Черниговский с княжичами Олегом и Владимиром, пришёл князь Переяславля Южного Владимир Глебович.

Рязанский князь тоже не сидел, сложа руки. Он позвал на помощь половцев. Противники выступили зимой почти одновременно. Владимирское войско выступило на Рязань кратчайшим путём, от Москвы по льду Москвы-реки. А Глеб вторгся во владимирские земли восточнее, от устья Клязьмы. На Владимир он не пошёл, а напал на Боголюбово, где его не ждали. Город был разграблен, разорили и окрестности. Пока Глеб с половцами разоряли владимирские земли, известия об этом дошли до Всеволода. Он бросил полки наперерез и настиг Глеба на р. Колокше. Месяц войска стояли друг напротив друга, была оттепель, река разделал армии. Глеб с половцами чувствовал себя уверенно, молодого Всеволода не опасался.

Когда оттепель закончилась, Всеволод применил военную хитрость. Послал на другой берег обоз с переяславцами. Половцы обрадовались, бросились на приманку. Пока степняки осаждали обоз, который умело обороняли переяславские дружинники, Всеволод с остальными войсками ударил прямо по ставе и дружине рязанского князя. Рязанцы потерпели поражение, Глеб с сыном Романом, Мстислав Ростиславич, их бояре, включая изменника-воеводу Бориса Жидославича (предал Андрея Боголюбского), попали в плен. Половцы, лишившись союзников, отступили. Ярополк смог сбежать, но вскоре Всеволод потребовал у рязанцев его выдачи. Рязанцы, устрашенные полным поражением, схватили Ярополка на р. Воронеже и отправили во Владимир.

С пленниками княжеского происхождения поступили необычайно жестко. Обычно князья воевали с друг другом, разоряли города, целые области, губили тысячи воинов и простых жителей, могли погибнуть в бою. Однако если князь проигрывал, его, как правило, лишали удела, но не жизни, свободу возвращали за выкуп. Все знатные пленники были посажены в порубы. Родственники и иные заступники пленников обратились к Святославу Черниговскому, чтобы он взял на себя роль миротворца. Тот прислал епископа, попросил отпустить пленников.

Владимирцы, хлебнувшие горя от Глеба, Мстислава и Ярополка, требовали наказать главных зачинщиков смуты – казнить их. Всеволод предложил Глебу свободу, если тот откажется от рязанского стола в пользу своего сына, а сам уедет на юг. Но пленник гордо отказался, сказав: «Луче еде умру, не иду». В итоге, не выдержав заключения, в июне 1178 года он умер. По другим данным, о переговорах узнали горожане, возмутились, ворвались в тюрьму и убили Глеба. Его сын Роман просидел в тюрьме два года, поклялся Всеволоду в верности и был отпущен на княжение в Рязань.

Мстислав и Ярополк Ростиславич были ослеплены. Суздальская летопись объясняет поступок Всеволода давлением восставших владимирцев. По мнению Н. М. Карамзина, эта кара была вызвана тем, что вторая жена Юрия Долгорукого и мать младших Юрьевичей была родом из Византийской империи, где ослепление политических противников и военнопленных было обычным явлением. Всеволод взял этот метод на вооружение. Хотя подобные события происходили на Руси и ранее. Так, в 1097 году, после Любечского съезда князей, где был провозглашен принцип наследования князьями земель своих отцов, для того чтобы прекратить княжеские распри из-за уделов, был ослеплён князь теребовльский Василько Ростиславич. Его ослепили по приказу киевского князя Святополка Изяславича и по предложению владимир-волынского князя Давыда Игоревича, которые попытались отобрать владения у Василько.

Правда, есть версия, что ослепление Мстислава и Ярополка было только умело разыгранным спектаклем. Всеволод помнил о былой дружбе, родстве, понимал, что Мстислав и Ярополк были лишь оружиями в руках более умелых политиков. Народ надо было успокоить и князей «ослепили». Новгородская летопись сообщает об их последующем «чудесном исцелении» в Смоленске в церкви святых Бориса и Глеба на Смядине.

Надо сказать, что «ослеплённые» князья не успокоились. Оставленные жить Мстислав и Ярополк захотели отомстить и отправились в Новгород. «Золотые пояса» помнили политику Боголюбского и опасаясь, что Всеволод продолжит его линию, поддержали их. Мстислав вскоре умер, а Ярополк основался в Торжке и начал делать набеги на владимирские земли. 1180 году Всеволод после 5-недельной осады, взял и сжёг Торжок. Ярополк был ранен и снова попал в плен. По одним данным он умер в заточении в этом же году, по другим был отпущен и скончался после 1196 года.

Так, междоусобная война в Северо-Восточной Руси 1174—1177 гг. завершилась победой Всеволода Юрьевича, великокняжеская власть одержала вверх над князьями-смутьянами и земельной аристократией. Эта победа была в интересах широких слоёв населения – крестьянства, горожан и крепнувшего дворянства (тогда их называли «отроки», «мечники», «вирники», «меньшая дружина» и т. д.). Самодержавная по своей сути власть защищала их внешних врагов и внутренних «хищников», желающих закабалить простых людей.
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти