Добровольцы под Москвой в годы Великой Отечественной войны

Кадры предвоенной кинохроники показывают нам совершенно счастливые и беззаботные лица москвичей. Парни, одетые с едва уловимой столичной щеголеватостью, смеющиеся девушки с мороженым в рукам, вечно спешащие куда-то люди более старшего возраста, подтянутые фигуры милиционеров, деловые люди с портфелями в руках, двухэтажные троллейбусы, трамваи, набитые под завязку – Москва просто полнилась жизнью. И никто из этих миллионов городских жителей даже и не подозревал, что уже совсем в скором времени на их долю выпадет суровое испытание, испытание, которое перевернёт их жизнь, возможно, искалечит родных и близких. Навсегда изменит их…

Добровольцы под Москвой в годы Великой Отечественной войны



Война. Ещё неслышимый, но уже предчувствуемый грохот разрывающихся снарядов, взрывы гранат, лязг танков заставили тысячи людей, которые не имели непосредственного отношения к военной службе, выстраиваться в очереди перед военкоматами в 41-м году. Школьники и студенты, деятели науки и культуры, ветераны гражданской войны – кого только нельзя было встретить в пёстрой толпе московских добровольцев. Люди, воспитанные на гражданских подвигах лётчика Чкалова, полярника Папанина, моряков, проложивших путь от Архангельска до Берингова пролива, мечтали теперь о своём подвиге, военном. Они чувствовали, что нужны стране, что должны внести свой вклад в защиту Отечества.

В ночь на 2-е июля 1941-го года ЦК ВКП(б) предлагает местным партийным организациям возглавить создание народного ополчения, и в этот же день Военный Совет Московского военного округа принимает постановление о добровольной мобилизации жителей Москвы и области в народное ополчение. Согласно плану постановления, численность московского ополчения должна составлять 200 тысяч человек и 70 тысяч человек предполагалось набрать из области. Всего планировалось сформировать 25 дивизий ополченцев (по числу столичных административных районов), и доукомплектовать их людьми из некоторых районов Подмосковья.

Дивизии предписывалось формировать людьми в возрасте от 17 до 55 лет. При этом освобождались призывники, которые имели на руках мобилизационные предписания, работники таких наркоматов оборонной промышленности, заводов станкостроения и тех промышленных предприятий, которые районная тройка (обеспечивающая мобилизацию) сочтёт исполняющими оборонные заказы чрезвычайной важности. Примерно половину от общего числа командирского состава призывалось новым дивизиям из проверенных кадров военного округа, остальные командиры были непосредственно из ополченцев.

Снабжение новых частей ополчения транспортом, полевыми кухнями, обеспечение перевозки пищи и боевых припасов (в радиусе 150 километров от Москвы) обеспечивалось за счёт ресурсов предприятий, расположенных в пределах этого расстояние от столицы. Оружие, боеприпасы обеспечивал штаб Московского военного округа.

Перед тем, как отправиться на фронт, добровольцы проходили краткосрочный курс обучения, но в условиях военных действий это людям практически не помогало, - по воспоминаниям ветеранов-добровольцев, - очень многие гибли в первых же сражениях. Обмундирование людей в добровольческих дивизиях тоже оставляло желать лучшего. Как вспоминают опять же непосредственные участники оборонных действий под Москвой – им выдавали одну винтовку на пятерых человек и несколько бутылок с зажигательной смесью. При этом, против ополченцев были выдвинуты танковые войска генерала Гудериана и 2 миллиона солдат немецкой группы «Центр». И винить в плохом вооружённом обеспечении было некого – вся страна работала на оборону, и основное оружие шло, конечно же, регулярным частям советской армии.

Судьбы ополченцев сложились по-разному. Кто-то погиб, кто-то попал в плен, некоторые люди уходили в партизанские отряды, а кое-кто, влившись в ряды армейских подразделений, сумел дойти и до Берлина.

Из двенадцати сформированных в июле 1941-го года дивизий московского добровольческого ополчения, девять из них фактически погибли на Смоленщине. Одна дивизия, хоть и понесла большие потери, продолжала сражаться на Смоленской земле, и две из этих девяти дивизий продолжали сражаться в Тверской и Калужской областях.

18 июля 1941 года ГКО принимает постановление ЦК ВКП(б) «Об организации борьбы в тылу германских войск». Согласно этому постановлению, планировалось развёртывание подготовительных работ по организации подпольного партизанского движения. Параллельно с этим шло формирование особых диверсионно-истребительских групп, в задачу которых входил широкий перечень задач. Уничтожение живых сил противника, сбор разведывательных данных, повреждение связи и важных объектов коммуникации (мостов, минирование дорог) – всё это входило в круг обязанностей вновь образуемых спецотрядов.

В рамках этого постановления создаётся специальная диверсионная бригада, более известная под названием воинской части № 9903, которой руководил легендарный Артур Карлович Спрогис. В задачи бригады входило проведение диверсионных действий в тылу вражеских войск, уничтожение живых сил противника, сбор разведданных, повреждение связи, разрушение коммуникационных связей (подрыв мостов, минирование дорог).

Основу бригады составляли комсомольские добровольцы Москвы и Подмосковья, командный состав был набран из слушателей Военной академии имени Фрунзе. Во время битвы под Москвой в воинской части разведотдела Западного фронта было подготовлено 50 боевых групп и отрядов. За сентябрь 1941-го, февраль 1942-го года ими было совершено около 89 проникновений в тыл врага, уничтожено 3500 немецких солдат и офицеров, обнаружено и ликвидировано 36 предателей, взорвано 13 цистерн с горючим, 14 танков.

Мало кто знает, но трагическая история партизанки Зои Космодемьянской также связана с этой диверсионной бригадой.

31 октября 1941 года Зоя, в числе прочих комсомольцев-добровольцев, пришла к месту общего сбора у кинотеатра «Колизей». Отсюда она и была перемещена в диверсионную школу, став позднее бойцом разведывательно-диверсионной части № 9903. После недолгого обучения храбрая Зоя в составе группы была переброшена в район Волоколамска, где её группа успешно сумела справиться с первым заданием – заминировать дорогу.


17 ноября 1941-го года вышел Приказ ВГК № 428, который предписывал лишить «германскую армию возможности располагаться в сёлах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населённых пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и тёплых убежищ и заставить мёрзнуть под открытым небом», с каковой целью «разрушать и сжигать дотла все населённые пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40—60 км в глубину от переднего края и на 20—30 км вправо и влево от дорог».

Для выполнения этого приказа, 18 ноября командиры диверсионных групп части № 9903 П. С. Проворов (в его группу вошла Космодемьянская) и Б. С. Крайнов получили боевое задание сжечь в течение 5—7 дней десять населённых пунктов, и в их числе деревню Петрищево Московской области. Приказ диверсионные отряды смогли выполнить только в ночь на 27 ноября: Борис Крайнов, Василий Клубков и Зоя Космодемьянская подожгли в Петрищеве три дома, при этом у немцев погибло 20 лошадей.

После выполнения задания, Крайнов сумел выбраться из деревни, где располагались немцы, Клубков и Зоя Космодемьянская были схвачены.

О дальнейших событиях известно всем людям, которые успели получить образование ещё в советской школе (сейчас про Зою Космодемьянскую на уроках истории рассказывают вряд ли) – её жестоко пытали, после чего показательно повесили.

Сегодня можно по-разному оценивать сталинский приказ № 0428 от 17 ноября 1941 года, поскольку он, по сути, призывал диверсантов вредить домам и имуществу простых деревенских жителей, русских людей, в силу обстоятельств, под угрозой расправы приютивших у себя немцев. С этой точки зрения понятно, почему этот приказ был рассекречен сравнительно недавно – это болезненная историческая тема, дискуссионная, не все люди (особенно более старшего поколения) готовы принять подобного рода факты.

ПРИКАЗ СТАВКИ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОГО КОМАНДОВАНИЯ № 0428

г. Москва 17 ноября 1941 года

Опыт последнего месяца войны показал, что германская армия плохо приспособлена к войне в зимних условиях, не имеет теплого одеяния и, испытывая огромные трудности от наступивших морозов, ютится в прифронтовой полосе в населенных пунктах. Самонадеянный до наглости противник собирался зимовать в теплых домах Москвы и Ленинграда, но этому воспрепятствовали действия наших войск. На обширных участках фронта немецкие войска, встретив упорное сопротивление наших частей, вынужденно перешли к обороне и расположились в населенных пунктах вдоль дорог на 20 - 30 км по обе их стороны. Немецкие солдаты живут, как правило, в городах, в местечках, в деревнях, в крестьянских избах, сараях, ригах, банях близ фронта, а штабы германских частей размещаются в более крупных населенных пунктах и городах, прячутся в подвальных помещениях, используя их в качестве укрытия от нашей авиации и артиллерии. Советское население этих пунктов обычно выселяют и выбрасывают вон немецкие захватчики.

Лишить германскую армию возможности располагаться в селах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населенных пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и теплых убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом - такова неотложная задача, от решения которой во многом зависит ускорение разгрома врага и разложение его армии.

Ставка Верховного Главнокомандования П Р И К А З Ы В А Е Т :

1. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40 - 60 км в глубину от переднего края и на 20 - 30 км вправо и влево от дорог.

Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами.

2. В каждом полку создать команды охотников по 20 - 30 человек каждая для взрыва и сжигания населенных пунктов, в которых располагаются войска противника. В команды охотников подбирать наиболее отважных и крепких в политико-моральном отношении бойцов, командиров и политработников, тщательно разъясняя им задачи и значение этого мероприятия для разгрома германской армии. Выдающихся смельчаков за отважные действия по уничтожению населенных пунктов, в которых расположены немецкие войска, представлять к правительственной награде.

3. При вынужденном отходе наших частей на том или другом участке уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать. В первую очередь для этой цели использовать выделенные в полках команды охотников.

4. Военным Советам фронтов и отдельных армий систематически проверять как выполняются задания по уничтожению населенных пунктов в указанном выше радиусе от линии фронта. Ставке через каждые 3 дня отдельной сводкой доносить сколько и какие населенные пункты уничтожены за прошедшие дни и какими средствами достигнуты эти результаты.

Ставка Верховного Главнокомандования

ЦАМО, ф. 208, оп. 2524, д. 1, л. 257-258.


Однако, нужно понимать, что война – это явление прежде всего трагическое, страшное, не поддающееся логике мирной жизни. И те приказы, действия военных, которые мы, представители совершенно другого поколения и другого времени можем воспринимать как несуразные, кошмарные, возможно, даже осуждать, теми людьми той войны воспринимались как данность, с пониманием, что по-иному против немцев русские люди бы не выстояли.

И правда, неизвестно, чем бы закончилось самое сражение под Москвой, если бы германским оккупантам дали возможность отдыхать в натопленных деревенских избах и откармливаться колхозными харчами (а в условиях зимней войны это немаловажный фактор).


Автор:
Иван Караулов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

56 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти