Снова здорова

Снова здорова

Нашел тут в интернете анонс: в Московском государственном строительном университете Совет Федерации проведет парламентские слушания на предмет государственной политики по подготовке инженерно-технических кадров. Поначалу думал – схожу, послушаю. Отчетливо понимаю: тема-то важнейшая, особенно в области подготовки специалистов для «оборонки». Да и сам я выпускник МГСУ, хотя бы навещу свою alma mater. Но позже решил – не пойду. Потому что уверен: ничего нового для себя не услышу.

Сколько раз на протяжении многих последних лет я читал бодрые отчеты о заседаниях, посвященных этим проблемам на самом высоком уровне, или сам бывал на собраниях такого рода и слышал, что самые важные инвестиции в условиях объявленного в стране модернизационного процесса – это инвестиции в человеческий капитал, в улучшение образовательного процесса, приведение его к современным стандартам. Но слова, с каких бы высоких трибун они не говорились, почему-то расходятся с делом. Говорю это с полным осознанием ответственности за свои слова, говорю, как преподаватель, знающий проблемы образования изнутри.


Что я могу в очередной раз услышать на этих парламентских слушаниях? Отчеты представителей министерств о том, сколько миллиардов выделено на поддержку отдельных образовательных программ в сфере подготовки инженерно-технического персонала и, одновременно, сетования чиновников, что примерно половина выпускников не идет работать по специальности, а кадровый дефицит является основным вызовом отечественной экономики? Слезные выступления ректоров ВУЗов о том, конкурс на инженерные специальности минимальный, что учебным центрам не хватает денег на организацию образовательного процесса, обновление материально-технической базы, а промышленность и деловые круги не проявляют интереса к выпускникам их учебных заведений? Что тут нового, об этом постоянно говорят заинтересованные люди все последние годы.

Сам могу к этому добавить, что и в недавние советские времена профессия инженера особенным престижем не блистала, а уж сегодня и вовсе перестала привлекать массовый интерес молодежи. Понятно почему: и тогда и сейчас все дело в заработке. В советские времена простой рабочий мог заработать больше любого инженера, в этом заключалась идеологическая политика государства. А ныне, когда идеология отсутствует и все потребности регулирует рынок, молодой специалист, выпускник технического ВУЗа элементарно не востребован ни промышленностью, ни бизнесом, так как подготовлен он откровенно плохо, на уровне производства в лучшем случае конца прошлого века, что не отвечает современным требованиям. В реальном секторе экономики этот свежеиспеченный специалист неконкурентоспособен и потому никому не интересен.

Я понимаю, почему нынче федеральная власть так активно взялась обсуждать и даже пытаться решать эту проблему. Есть понимание того, что кому-то придется осуществлять технологический прорыв в условиях объявленной модернизации страны параллельно со вступлением в ВТО. И все это, подчеркну, в условиях признанного дефицита кадров в инженерно-технической сфере. Трудная задача, а уж для решения оборонных вопросов трудная в двойне. Где взять квалифицированных специалистов для ВПК, если их не хватает для гражданской промышленности? В моем понимании в оборонной промышленности должны работать лучшие из лучших. В нашем нынешнем случае выбирать придется лучших из худших. Безрадостный и бесперспективный выбор.

В такой ситуации я мог бы понять ректоров технических ВУЗов, если бы они сами, не дожидаясь указаний «сверху» взялись за модернизацию образовательного процесса, постаравшись максимально приблизить его даже не к потребностям сегодняшнего дня, но заглянув на перспективу, разработав хотя бы те же квалификационные стандарты для будущих инженерно-технических специалистов, о чем сейчас много и скучно говорят. Но вместо этого, я слышу совершенно другие предложения, на мой взгляд, ничего общего с учебным процессом не имеющие.

На минувшей неделе группа ректоров предложила ввести для студентов тех ВУЗов, где есть военная кафедра, прохождение срочной службы в войсках по три месяца в году в течение периода обучения. Ничего не имею против срочной службы, сам служил «срочную» два года и считаю, что для молодого мужчины лучшей школы жизни не найти. Но не понимаю, что ректорская инициатива даст и армии и студентам. В каком качестве они придут в войска и для чего? Если офицерами – это полный бред, потому что студенты к этому не подготовлены, особенно студенты младших курсов. Если экскурсантами, с целью ознакомления с образцами военной техники, - тоже абсурд: для этого не нужно служить, достаточно просто посетить воинскую часть без отрыва от учебного процесса. Для армейских подразделений эти люди тоже станут проблемой. Их надо где-то селить: разместить трехмесячных «срочников» в одной казарме с остальными просто рискованно, да и ни в один боевой расчет их включить невозможно – через три месяца каждого такого бойца придется заменять и заново обучать. Кому нужна такая чехарда!

И, наконец, в чем тогда смысл военной кафедры в институте, которая существует как раз для того, чтобы готовить достойных специалистов военного дела, приносящих пользу своему Отечеству. И если возникла потребность в таковых, то их надо призывать после окончания ВУЗа, но уже офицером, досконально знающим свою специальность.

Мне кажется, что такие предложения идут от безысходности, от непонимания того, куда двигаться дальше, какие решения принимать и чем, вырабатывая их, руководствоваться. Отправить молодых людей в казарму самое простое, что можно было придумать и на порядки сложнее подготовить из них первоклассных, современных специалистов, в которых нуждается страна.
Автор:
Анатолий Никифоров
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

44 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти