Япония и Китай: напряжение нарастает

В последние дни тема японско-китайских отношений вновь зазвучала в СМИ двух полушарий. МИДу КНР не понравилось то, что сказал премьер-министр Японии, затем китайский сторожевик проплыл возле Сенкаку, потом в спорном районе появились три разведывательных корабля, а 28 февраля Страна Восходящего Солнца обвинила Поднебесную в том, что китайский корабль наблюдения навёл пулемёт на японское рыболовецкое судно.




22 февраля в Пекине представитель Министерства иностранных дел КНР Хун Лэй заявил, что Китай крайнее недоволен высказыванием премьер-министра Японии Синдзо Абэ. По мнению китайской стороны, в интервью американским СМИ руководитель Японии откровенно нападал на Китай и представлял его в ложном свете, желая разжечь вражду между двумя странами.

Глава японского правительства, сказал Лэй, сообщил, что Япония не допустит, чтобы Китай «претендовал на территорию других стран».

Пришлось представителю МИДа КНР заявить в ответ, что острова Дяоюйдао испокон веков были, да и сегодня являются территорией Китая. Японской стороне был дан совет правильно относиться к истории и реалиям. А чтобы это получилось, Японии следует «приостановить противозаконные действия вокруг архипелага».

Если Япония совершает действия «противозаконные», то свои действия Китай, очевидно, считает правомерными. Но Токио их таковыми не считает.

24 февраля Япония заявила протест КНР в связи с очередным заходом китайского патрульного судна в зону у островов Сенкаку. По данным японской береговой охраны, китайский сторожевик находился в водах Сенкаку примерно четверть часа. Японские пограничники передавали ему по радиосвязи требование «немедленно покинуть территориальные воды Японии». Никаких иных действий в отношении китайского судна они не предпринимали.

В тот же день стало известно и о другом официальном заявлении Японии: о заходе трёх китайских разведывательных кораблей в территориальные воды близ спорного архипелага. Синдзо Абе заявил в ходе визита в США, что Токио не будет мириться с таким вызовом суверенитету: ведь три из островов архипелага Страна Восходящего Солнца купила у частных владельцев — японских граждан.

Наконец, 28 февраля Япония обвинила Китай в наведении корабельного пулемёта на рыболовецкое судно — и тоже в районе островов Сенкаку. Однако, КНР отвергла обвинения, назвав их беспочвенными.

Как сообщает «Синьхуа», в среду японская пресса сообщила, что экипаж китайского корабля «Haijian 66» навёл пулемёт на рыбацкое судно, а затем передал его экипажу сообщение с угрозой обстрела. Государственное океанологическое управление Китая в официальном заявлении опровергло обвинения и сообщило, что корабль наблюдения проводило плановое патрулирование в районе островов, когда и обнаружил присутствие в акватории японского судна. Корабль не имел тяжёлых вооружений, в т. ч. и пулемётов.

На днях стало также известно, что правительство Китая определилось с кандидатурой на пост министра иностранных дел. Предположительно, им станет бывший посол КНР в Японии и представитель Пекина на переговорах по Северной Корее Ван И.

59-летний дипломат известен как специалист по урегулированию вопросов с Японией и Северной Кореей и посол КНР в Японии в 2004-2007 гг. Ван И представлял также интересы КНР в шестисторонних переговорах по вопросу ядерного разоружения Северной Кореи в 2007-2008 гг., был советником при китайском посольстве в Токио с 1989 по 1994 гг.

Таким образом, это опытный дипломат, имеющий большой «трудовой стаж» по Японии. Перед ним, вероятно, будет поставлена задача решения острого вопроса о спорных территориях в Восточно-Китайском море.

Что по этому вопросу думают американские аналитики и советники Белого дома? Ведь Япония — союзник США.


Президент компании «Eurasia Group» Ян Бреммер, выступая на последнем Давосском форуме, одной из серьёзных угроз 2013 года назвал возможное военное столкновение между Китаем и Японией. Тезис об угрозе, чреватой перерасти в мировую войну, мистер Бреммер подтвердил и в статье, написанной в соавторстве с бывшим генсеком НАТО Хавьером Соланой, опубликованной на сайте «Project Syndicate». В этой работе отмечается, что китайское руководство интерпретирует увеличение американского присутствия в регионе как попытку сдерживания роста Китая, отсюда и усиление конфронтации Пекина со странами, вовлечёнными в процесс американской экспансии. Причём кибероружие активно применяется уже сегодня: объектами атак становятся государственные учреждения и банки как Китая, так и Японии.

Роджер Бейкер, аналитик компании «Stratfor», замечает, что последние предупреждения Синдзо Абэ о том, что Токио теряет терпение, глядя на действия китайцев в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, вкупе с аналогичными заявлениями из Вашингтона, который тоже предупредил, что его терпение в отношении Китая иссякает (заявление было связано в т. ч. и с китайскими средствами ведения кибервойны и осуществляемым кибершпионажем), должны явиться для КНР сигналом о том, что былой пассивной реакции на его военные выходки может прийти конец. В интервью «Washington Post» японский премьер заявил, что действия Китая в отношении Сенкаку, а также усиливающаяся военная агрессивность Пекина уже привели к увеличению ассигнований на японские силы самообороны. Заодно Абэ подтвердил значимость японо-американского альянса для азиатской безопасности.

Между тем Вашингтон всё же занял более сдержанную позицию в островном споре. Белый дом призвал Токио воздержаться от представления доказательств того, что китайский корабль захватил частоту РЛС управления огнём японского военного корабля.

Понятно одно, пишет аналитик, — Вашингтон и Токио разделяют мнение о том, что Китай своими действиями исчерпал лимит их терпения.

Вот каким видит американский — американский — автор поведение Китая:

«…Пекин всегда непроизвольно, на уровне рефлексов реагирует на любые нелестные комментарии, звучащие из уст иностранных руководителей, и реакция СМИ представляет собой попытку отвлечь внимание от китайских действий, приковав его к «агрессивному» Абэ как к причине роста напряжённости в Восточной Азии».


Кроме того, говорит эксперт, антияпонские настроения в китайском обществе, внушённые патриотизмом, выражаются в поддержке гражданами агрессивных действий правительства.

Китай сам виноват в том, что экономические отношения между ним и Японией и Китаем портятся. Премьер Абэ напоминает, что без сохранения экономического роста китайское руководство не сможет управлять своим населением. Абэ привёл веский аргумент: он напомнил, что японские компании, получающие в Китае прибыль, заодно дают китайцам 10 миллионов рабочих мест. И если риски для японского бизнеса в Китае возрастут, то и «японские инвестиции там начнут стремительно уменьшаться».

Между тем аналитик «Stratfor» пишет, что «очень сложно проверить утверждение Абэ о 10 миллионах рабочих мест, созданных благодаря японским инвестициям». А вот последствия действий китайцев для двустороннего экономического сотрудничества оценить гораздо легче.

«В 2012 году, когда усилилась напряжённость из-за решения Японии «купить» часть спорных островов Сенкаку (Дяоюйдао) у одного японского гражданина, в Китае вспыхнули антияпонские протесты, а также был объявлен неофициальный бойкот японским товарам. Общий объём товарооборота между Китаем и Японией сократился на 3,9 процента, и это было первое снижение после финансового кризиса 2009 года. При этом объём экспорта сократился на 10 с лишним процентов. Хотя за год объём прямых иностранных инвестиций из Японии немного увеличился, летом, когда уровень напряжённости между двумя странами был на пике, наблюдалось его резкое снижение».


Впрочем, японские фирмы сегодня подумывают о выводе из Китая некоторых производств — даже без учёта протестов на волне антияпонских настроений. Тут надо знать и вот что: в прошлом году разница между объёмом японского экспорта в Китай и США сократилась до 0,6 процента. Поэтому-то Абэ и намекнул китайцам, что Япония решила провести переговоры с Вашингтоном по Транстихоокеанскому партнёрству. В названный торговый блок нарочно не включают Китай.

Как замечает американский эксперт, японские компании вряд ли массово побегут из Китая, но угроза переориентации на укрепление торговых связей с США и сокращения инвестиций в КНР должна вызывать глубокую тревогу у китайских коммунистов. Ведь занятость населения — главный китайский инструмент по поддержанию стабильности в обществе.

Что касается стратегических действий, то в военном отношении США явно разворачиваются в сторону АТР. Китай справедливо понимает этот разворот как действия, направленные на его сдерживание.

Япония продолжает укреплять связи с Австралией, Индией, Россией и странами Юго-Восточной Азии. И эти действия в Китае также расценивают как политику сдерживания.

А вот ещё один фактор китайского сдерживания: Япония продолжает менять своё толкование оборонных конституционных ограничений на самую настоящую военную деятельность.

Ну, а Китай? Роджер Бейкер пишет:

«ВМС Китая за последнее десятилетие провели масштабную программу модернизации. Тем не менее, они совершенно не готовы напрямую соперничать с японским флотом, а уж тем более с союзником Японии по договору Соединёнными Штатами. Модернизация и программа строительства флота пока ещё не привели к созданию мощных и непревзойденных китайских ВМС. Да и непревзойдёнными моряками они пока похвастаться не могут. Непревзойдённому флоту нужна организация, доктрина, принципы и прежде всего опыт. Главная проблема, сдерживающая развитие китайских ВМС, — это не кораблестроение и не комплектование личным составом. Это их ограниченная способность вести военные действия и морские операции во взаимодействии с другими видами вооружённых сил и родами войск. Такие действия требуют глубоких знаний и подготовленности в вопросах тылового обеспечения, взаимодействия с ПВО и во множестве других сложных вопросов».


У китайских ВМС, указывает аналитик, небогатый опыт ведения войн, даже в прошлом, и это ограничивает число людей в офицерском корпусе, которые обладают знаниями и способностями для ведения эффективных боевых действий в очень сложных условиях современной войны.

Подводя итог противостоянию КНР и Японии из-за островов Сенкаку, следует указать: обе стороны, пугая друг дружку то воинственной риторикой, то дипломатическим заявлениями, то кораблями, то самолётами, то верными союзниками, всегда имеют в виду экономику. Как Китай, так и Япония — страны, ориентированные на внешний рынок. И это неправда, что Токио может легко расстаться с Пекином, и наоборот. Ни китайская компартия, ни японский премьер-министр, пусть его и называют «ястребом», не рискнут поставить на карту благополучие своих народов. Проблема с островами (точнее, с шельфовыми энергоресурсами), из-за которых иные журналисты предрекают войну уже в 2013-м году, будет «решаться» ещё очень долго. Другое дело, что на фоне этой проблемы как Китаю, так и Японии очень удобно повышать бюджетные военные расходы. И министру Абэ удобно менять оборонную доктрину страны, залезая даже и в Конституцию. Речь идёт уже о том, чтобы превентивные удары считать оборонными…

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

87 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти