Русские дружины в бою. Часть 2

Русские дружины в бою. Часть 2

Русские былины являются очень важным источником для выявления психологии русских рыцарей-витязей. Образ богатыря-витязя – тяжеловооружённого конного воина, защитника Отечества, со своими представлениями о чести, долге, с определённой гордостью (у некоторых богатырей она доходит до зазнайства), рождает ассоциацию с западноевропейским рыцарством.

Однако, есть серьёзное различие, западные рыцари все являются знатными людьми. Русские же былины были «продуктом» простого народа. Чаще всего былина начинается с того, что богатырь выезжает из дома, богатого, как у Добрыни Никитича, или крестьянского, как у Ильи. Причиной, что заставляет их покинуть малую родину, является желание защитить людей, или «погулять» (очень частый мотив). В будущем герое кипит нерастраченная энергия, он «буйный», гумилевский пассионарий. В настоящее время такую личность называют человеком с активной жизненной позицией. Заложенный в человеке потенциал требует выхода.


В этом отношении сразу обращает на себя внимание непохожесть былинных героев на привычный портрет русского народа, как он изображался некоторыми историками или философами, вроде Н. А. Бердяева, никакой пассивности, женственности. Был даже создан целый миф об исконной пассивности славян, которым нужны «варяги», немцы для того, чтобы ими руководить и направлять их. Признак богатырства – это их активность, даже буйность. Это их одна из социально-психологических черт.

Другой важной чертой русского витязя является чёткая социальная направленность его деятельности. Он живёт интересами общества, народа. Даже такой древний, наделённый многими волшебными свойствами персонаж, как Волх Всеславич, который не нуждается ни в чьей опеке или похвале, не чужд общим интересам. Свой поход «на царство индейское, на царя Салтыка Ставрульевича» он начинает потому, что тот «хвалится – похваляется: Хочет Киев-град за щитом взять». В русском эпосе герой не мыслится живущим вне народных, государственных интересов. Древняя, полная мифической символики борьба со Змеем Горынычем превращается в возмездие за сожженные города и освобождение уведённых в плен людей.

В былинах, чтобы войти в дружину, обычно, требуется совершить два подвига. Один (или несколько) богатырь совершает по своему желанию по дороге в Киев, другой уже имеет характер княжеского задания. Часто первый подвиг носит характер простого удальства: Добрыня просто так, без особой цели, вступает в борьбу со Змеем, давит его детёнышей; Алеша убивает никого не трогающего, бывает и спящего Неодолища. Княжеские задания уже носят «общественно полезный» характер. Добрыня, уже во второй раз сталкивается со Змеем, вызволяя княжескую племянницу Забаву Путятишну; Алёша освобождает стольный град Киев от Тугарина.

Патриотизм в былинном эпосе присутствует не только в виде осознанного убеждения, но и как глубинная психология определяющая мировоззрение. Участие в делах народа для богатыря является смыслом жизни. Интерес земли Русской богатырю-витязю важнее личного (это отличает богатырей от многих героев сказок, которые стремятся только к собственному благополучию). Так, Илья превозмогает личную неприязнь к Владимиру и обиду на него, чтобы защитить Киев, простых людей.

Ещё одна черта психологии русских витязей – это чувство личного достоинства и чести. Богатыри горды и «запальчивы», не спускают обид. Оскорбление не прощается никому. Даже такой умудрённый жизнью, в целом спокойный богатырь, как Илья, в делах чести весьма крут. Обиженный князем он устраивает пир для «голи перекатной». Илья бьётся с Добрыней, из-за того, что пошла слава о нём как великом мастере бороться.

Основные черты психологии богатырей – активность, социальная направленность их действий, глубокий патриотизм и чувство личного достоинства, это всё наследие эпохи т. н. «военной демократии». В 10-13 вв. эта эпоха ещё не была забыта, большая часть населения была свободной и вооружённой. До крепостного права было ещё далеко. К сожалению, многие распространяют представления о крестьянах 18-19 вв., на более раннюю эпоху. Каждый полноправный общинник при необходимости участвовал в военных операциях. «Вои», городские и сельские ополченцы ни вооружением, ни приёмами боя значительно от дружинников не отличались. Не имелось и чётких социальных границ. В низшей своей части дружина часто пополнялась из простого народа. Поэтому, в дружинниках, богатырях видели «своих».

Как пишут В. Долгов, М. Савинов: «Народ в былинах вспоминает прежде всего о себе. Рассказ о княжеских богатырях-дружинниках, рыцарях Святой Руси, воспринимается как информация не о предках господствующего класса, а о корнях народа в целом. Это … социально-психологический портрет основной части русского общества Древнерусского государства – «людей», полноправных общинников, из которых формировалась дружина – богатырское братство. Он сохранен народной памятью как воспоминание о свободном и благородном прошлом» (Вадим Долгов, Михаил Савинов. Храбры Древней Руси. М, 2010).

Воспитание воина

Подготовка воина начиналась с самого детства. Надо сказать, что оно тогда было весьма коротким, в 15-16 лет мужчина считался уже взрослым, мог жениться и начинать самостоятельную жизнь. Боярский сын в эти годы поступал в дружину.

Первым рубежом, который отмечал взросление мальчика и его переход из состояния младенчества в состояние ребёнка, наступал в 2-3 года. Он отмечался постригом. Некоторые этнографы, считают, что этот обычай бытовал не только в среде знати, но и во всех социальных слоях. Иногда этот обряд мог совпадать с другим – посажением на коня. Эти обычаи восходили к глубокой языческой древности и носили характер военно-возрастной инициации (посвящения). В более поздний период откровенно языческое посажение на коня было вытеснено из жизни, а обряд пострига, близкий христианской обрядности по форме, остался, как «благопристойный». На Западе этот древний обычай трансформировался в ритуал посвящения в рыцари. На Руси же мальчиков, таким образом, настраивали на будущее, им предстояло стать воинами.

С раннего детства детей приучали к оружию. Археологи часто находят детские деревянные мечи. Обычно их форма соответствовала форме настоящего оружия данной эпохи. Нужно обратить внимание на то, что детские мечи, кинжалы, копья и луки на Руси выполняли не развлекательную задачу, как современные игрушки. Через игру мальчик получал опыт обращения с оружием. Деревянным оружием можно было изучать приёмы боя как настоящим. Детское оружие было необходимо для постепенного обучения приемам, получения навыка, развивало силу (к примеру, клинок, сделанный из дуба, по весу был сравним с настоящим), ловкость.

Помимо оружия, в набор будущего воина входили лошадка, лодочки, волчки, санки, различных размеров мячи. Они были необходимы не только для развлечения, но и для развития ловкости, координации движения. Кроме того, дети знати с раннего детства получали и настоящее оружие – мечи, кинжалы.

Существовала ли на Руси особая школа (или несколько) оружейного и рукопашного боя? На этот вопрос пытался ответить человек, который специально искал следы этой системы в сохранившихся обычаях русских кулачных бойцов – создатель славяно-горицкой борьбы Александр Белов. Вот какие выводы он сделал: «… при почти поголовном вовлечении мужского населения (низших социальных слоёв) дореволюционной России в ту или иную форму народного состязания полностью отсутствует такое звено, как специальное обучение, школа… Вероятно, особую, тренировочную роль в подготовке будущих борцов и мастеров кулачного схода играла детская забава – народная игра. Чтобы уклониться от летящего в вас «чингалища булатного», нужно было всё своё детство побегать от закатанных друзьями снежков да покачаться, стоя ногами на качелях, учась распределять движение от пяток до плеч, поездить, не падая, с горы на ногах по ледяной дорожке, побегать в валенках по льду, когда разъезжаются ноги, да набегаться в «салки пятнашки», уклоняясь от пытающего тебя достать товарища… Впрочем, разве всё перечислишь? Дворовая игра и спорт, по сути, одно и то же. Технике же самого боя научиться – дело несложное. Особенно если состязания мастеров проходят с детства у тебя на глазах. А уж всё остальное – практика» (Белов А. К. Славяно-горицкая борьба. Изначалие. М., 1993).

Кроме того, необходимо отметить ещё одну «школу» для обычного жителя Древней Руси, которую проходил почти каждый русич. Это жизнь в лесу или лесостепи. Хорошей закалкой для бойца была охота. Она учила умению читать следы, выжидать, сидеть в засаде, убивать. Необходимо помнить, что Русь тогда была покрыта дремучими лесами, полными дичи. Это сейчас охота – это больше развлечением, чем реальная угроза жизни человека. Средневековый охотник находился в совсем других условиях. Добыть «хозяина леса» с помощью рогатины, дело серьёзное.

Таким образом, традиция боевой подготовки охватывала почти всё мужское население и просуществовала от времен родового строя до начала 20 столетия. Её основой были народные игры, обрядовые действия – от детских до взрослых, когда стенка на стенку сходились улица на улицу, деревня на деревню.

В Древнерусском государстве, воин, пройдя стадию детских игр в догонялки, в снежки, в ножички, стадию игровых поединков деревянным оружием, обучившись стрелять из простого лука, с самого начала включался в настоящие боевые операции. Благо возможностей повоевать было предостаточно. Понятно, что практика брала свою плату жизнями, но уцелевшие, а таковых, обычно, было большинство, учились быстро и хорошо. Ни в одной школе, с искусственными тренировочными ситуациями, так не научат.

Вооружение

Главным поставщиком сведений о древнем оружии является археология. Кроме того, некоторые данные можно получить по письменным и изобразительным источникам. Археология позволяет изучать сами предметы вооружения, позволяет установить их форму, размеры, вес, материал, технологию изготовления. Изобразительные источники – иконы, фрески, миниатюры и пр., позволяют увидеть, как носилось, применялось оружие, увидеть цельными те предметы, которые дошли только в виде фрагментов.

Наибольшее число археологических находок русского оружия происходят из могильников, древних кладбищ. В погребениях языческого периода оружия является обязательным атрибутом воинов-дружинников, часто и простых общинников. Эта традиция не исчезла и распространением христианства, хотя общее число захоронений с оружием сократилось. Что интересно, захоронения с оружием встречаются не только в сельской местности (как известно, в среду сельских жителей христианство проникало небыстро и долго соседствовало с язычеством), но и в погребениях дружинников. Оружие также находят при раскопках городищ, иногда на местах сражений.

Принадлежностью профессиональных воинов были меч, шлем, кольчуга, оружие с украшениями. К специфичному оружию дружинников в первую очередь относятся высококачественные мечи и сабли, изготовление которых требовало значительного умения, а также большая часть защитного вооружения (кроме относительно несложных в изготовлении деревянных щитов). По сообщению арабского путешественника Ибн-Фадлана, который наблюдал за русами на Волге, каждый имел при себе топор, меч и нож, причём с оружием они никогда не расставались.

Меч. Самым почётным и престижным оружием русского воина был меч, рубящее и рубящее-колющее обоюдоострое холодное оружие ближнего боя. Мечом наносились, в основном, рубящие удары, поэтому примерно до 13 столетия острие не затачивалось, кончик меча был закруглённым. Долгое время этот тип оружия пытались объявить «скандинавским». Русские мечи были похожи на них формой клинка и видом рукояти. Однако скандинавы не были изобретателями тяжёлого рубящего меча. Этот тип меча появился в Средней и Западной Европе к 8 столетию.

Учёные выделяют среди мечей, найденных на Руси в 9-11 вв. около 20 типов и подтипов. В основном у них различаются размеры и формы рукояти («черена»), клинки однотипны. Средняя длина клинка составляла около 95 см. Ширина клинка у рукояти достигала 5-7 см, к концу он плавно сужался. Посередине клинка проходил «дол» - широкое продольное углубление. Его иногда называют «желобком для стекания крови», но на самом деле он служил для некоторого облегчения меча, который весил около 1,5 кг. Толщина клинка в области дола была около 2,5 мм, по его сторонам – до 6 мм. Однако, благодаря мастерству кузнецов и особой выделке металла, такое различие в толщине никак не влияло на прочность меча.

Мечи, как и прочее вооружение, существенно изменяются со временем. В конце XI — начале XII века мечи становятся короче - до 86 см, легче - до 1 кг и тоньше. В IX—X вв. дол занимал половину ширины клинка, в XI—XII вв. уже треть, а XIII в. превратился в узкий желобок. В XII – XIII вв. клинок удлиняется – до 120 см, и утяжеляется – до 2 кг, из-за усиления защитного вооружения. Рукоять также становится длиннее, в результате появляются двуручные мечи. Дол постепенно исчезает, чтобы сделать меч тяжелее. В более раннюю эпоху «богатырские» мечи являются исключением. В это время они по-прежнему рубящее оружие, но в летописи под 1255 год упоминается первый колющий удар.

Мечи носили в ножнах, обычно, деревянных, обтянутых кожей, за спиной или на поясе. Часто ножны украшались литым наконечником. Воины-всадники пользовались мечом реже пеших воинов, это было связано с тем, что центр тяжести смещён к рукояти, а затрудняло возможность удара сверху вниз, из седла. Обычно мечи принадлежали только дружинникам, реже – зажиточным ополченцам. Мечи были очень дорогими из-за того, что процесс производства хорошего клинка был долог и сложен. К тому же они требовали от владельца значительного мастерства, это было оружие профессионала. Меч применялся в русском войске до 16 столетия. К этому времени в коннице он был значительно потеснён саблей, более удобной для конного боя.

С мечом издревле был связан обширный набор поверий и легенд. Это не было просто оружие, инструмент убийства. Он являлся частью культуры народа. Меч воспевается в героическом эпосе, его используют в религиозных ритуалах, он выступает как священное подношение, самый дорогой подарок. Меч – это символ высокого социального положения.

Меч часто попадает на страницы русских летописей, других документов. В Повести временных лет содержится рассказ о дани хазарам со стороны полян мечами. В ней меч выступает символом будущей победы славян над хазарами. Во время заключения мирного соглашения с ромеями русские дружинники используют меч в ритуале клятвы. Святослав, когда византийцы, испытывая его, посылали ему богатые дары, золото и паволоки (дорогая шелковая ткань), проявил равнодушие. Он заинтересовался только мечом и иным оружием. Византийские послы сообщили своему владыке: «Лют будет сей муж, ибо богатством пренебрегает, а оружие берет. Плати ему дань».


Источники: М.Горелик Воины Киевской Руси IX-XI вв. А. Кирпичников. Древнерусское оружие: Мечи и сабли IX - XIII вв.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

35 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти