Россия и Грузия: капканы от «доброжелателей»

После того как грузинский президент вместе с возглавляемой им политической партией провалился на парламентских выборах, проявились определённые изменения на политической арене Грузии. На авансцену вышел Бидзина Иванишвили, который занял премьерское кресло, а именно оно, согласно недавно предпринятым конституционным переменам в Грузии, теперь считается главным в государстве.

Вполне естественно, что после беспросветной антироссийской риторики Михаила Саакашвили, в самой России один только факт того, что Саакашвили оказался несколько задвинут на задний план, вызвал определённое оживление, которое отдавало вполне однозначным позитивом. Позитив несколько поубавился после того, как новоиспечённый глава грузинского кабинета министров вновь напомнил о внешнеполитических приоритетах Грузии, среди которых продуктивные отношения с Россией если и значились, то далеко не на первых, и даже не на вторых ролях. Кроме того, новое грузинское правительство сразу же обозначило принципы, по которым Грузия начнёт диалог с властями России. Фактически, эти принципы можно назвать грузинским ультиматумом: мол, если официальная Москва хочет возобновлять партнёрские отношения с официальным Тбилиси, то пусть для начала выполнит наши условия. Условия просты: откажитесь от признания Абхазии и Южной Осетии, и будет вам счастье…


После таких условий, казалось, что отношения между Россией и Грузии снова будут ввергнуты в пучину взаимных упрёков, претензий и систематических демаршей. Однако, то, что стало происходить дальше, явило несколько иную картину. Визит в Москву Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II; непродолжительный, но всё же, контакт на одном из международных мероприятий российского и грузинского премьеров, достижение договорённостей по ликвидации барьеров в двусторонней торговле, договорённости о возможном облегчении визового режима для граждан Грузии, желающих попасть на территорию России. В общем, как говорил герой одного известного произведения: «Лёд тронулся».

С одной стороны весь этот политический и торговый ледоход наводит на позитивные мысли. Ведь бесконечная конфронтация между российским и грузинским народами явно не идёт на пользу ни России, ни Грузии, ни стабильности в Кавказском регионе в целом. Однако в таком поступательном и осторожном сближении России и Грузии при более внимательном его рассмотрении можно увидеть и подводные камни. И камни эти в первую очередь касаются Южной Осетии и Абхазии, которые сегодня явно повышенный интерес проявляют к российско-грузинским контактам. Почему проявляют? Да хотя бы потому, что и в Цхинвали, и в Сухуми любые попытки сближения Москвы и Тбилиси переживают болезненно. И понять Южную Осетию с Абхазией можно. На устах политиков и в том, и в другом государстве застыл немой вопрос: а точно не кинете?.. А вопрос-то обоснованный. Современная политика – штука неоднозначная, потому и спрашивают. Не то, чтобы в чём-то подозревают, просто интересуются своей будущей судьбой, которая, чего уж греха таить, заключается исключительно в твёрдости позиции России.

Так вот, чтобы союзные государства (Абхазия и Южная Осетия) несколько успокоились после проявившихся контактов между Москвой и Тбилиси, в дело пришлось вступать лично министру иностранных дел России Сергею Лаврову. Глава МИДа прямо (что дипломатам в принципе не свойственно) заявил, что Российская Федерация готова сотрудничать с грузинской стороной в абсолютно любых сферах, но для сближения позиций Москвы и Тбилиси никогда не поступится независимостью Южной Осетии и Абхазии.

Как видно, российское внешнеполитическое ведомство даёт однозначное заверение своим абхазским и южноосетинской партнёрам в том, что некоторое потепление отношений между Россией и Грузией никак не отразится на однажды свершившемся, а именно, на признании независимости двух северокавказских республик.

Однако в самой Грузии по поводу слов Сергея Лаврова уже высказали свой ответ: никогда, мол, не говори никогда. Ведь если «никогда», то для чего же тогда в Грузии работает целое министерство – министерство по вопросам реинтеграции Грузии, возглавляемое таким господином как Паата Закареишвили?

Так чего же ждать от наметившегося робкого сближения Москвы и Тбилиси как в самой России, так и в Южной Осетии с Абхазией?
Если делать акцент на словах Сергея Лаврова, то получается, что единственное возможное развитие событий для нового грузинского руководства – это выстраивание отношений с Российской Федерацией без учёта признания ею независимости упомянутых государств. Другими словами, хочешь – торгуй, хочешь – в гости приезжай, хочешь – гостей принимай, но только об обратной игре с признанием независимости забудь. Эта позиция явно добавляет геополитических баллов России и вместе с тем демонстрирует то, что Грузия, какой бы близкой она не считала себя НАТО, Евросоюзу или США, сегодня просто не в состоянии давить на российскую позицию.

Очевидно, что роль окончательно и бесповоротно «принуждённого к миру» государства уже не устроит власти в Тбилиси. Что же в таком случае остаётся предпринимать тем самым властям? А у них, по большому счёту остаётся только два варианта. Вариант первый: махать крыльями, делая вид, что они настроены на решение югоосетинского и абхазского вопросов, а под эту лавочку постепенно налаживать растерянные контакты с Россией (вариант имитации бурной реинтеграционной деятельности). Вариант второй: снова и снова пытаться привлечь мировое сообщество к тому, что, дескать, пора «оккупантов» вразумить (фактически вариант, который в конечном счёте предполагает новую военную авантюру в регионе).

Естественно, что первый вариант сегодня устраивает всех: и Россию, и Южную Осетию, и Абхазию, и даже саму Грузию. Но не устраивает он, к примеру, больших заокеанских демократизаторов. Ведь тогда им придётся расписаться в том, что России они свою партию в Грузии проиграли…

Россия же понимает, что Тбилиси просто не хочет потерять лицо во второй раз (в первый оно его теряло 08.08.08 благодаря одному небезызвестному политику, который пока ещё занимает президентский пост в Грузии), а потому нужно хоть как-то подыграть. Мол, мы понимаем ваши озабоченности, понимаем необходимость наличия целого отдельного министерства, понимаем, что тому же Закареишвили нужно за что-то платить зарплату (он ведь с семьёй тоже кушать хочет), а потому, ради бога, суетитесь на публику столько, сколько хотите. Главное прочувствуйте идею, что независимость Абхазии вместе с Южной Осетией уже, скажем так, заиграна.

Возможен ли вариант второй? Ну, при том состоянии, которое сегодня демонстрируют «прогрессивные демократизаторы», сами не способные разобраться с предварительными итогами своих потуг в Северной Африке и на Ближнем Востоке, вероятность нового военного вмешательства близка к нулю. Иванишвили не похож на полного, извините, идиота, чтобы в очередной раз повторять ошибки, подобные тем, которые проявили себя в августе 2008-го. Но с другой стороны, а кто Иванишвили спрашивать-то будет? – это раз, и почему именно военное вмешательство? – это два.

Здесь нельзя упускать из виду то, что определёнными силами Грузии предпринимаются, скажем так, альтернативные попытки подобраться поближе к решению вопроса. Одним из таких направлений «обхода» стало применение так называемой мягкой народной дипломатии. Вроде как контакты на высшем уровне невозможны, а вот на уровне региональном вполне можно поконтактировать.
Реализация этой мысли вылилась в достаточно странный визит грузинской делегации в Северную Осетию, который в России остался практически незамеченным. Во второй декаде февраля из Тбилиси во Владикавказ прибыли грузинские делегаты, которые, как заявили в самой Северной Осетии, не имели никакого отношения к официальным грузинским властям. Ну, не имели, так не имели... А какой же была цель визита, и кто визит этот вообще организовал?


Оказалось, что приглашение грузинским общественникам «разослал» руководитель некоммерческой организации «Кавказское партнёрство» господин Силаев. По его словам, поездка грузинской делегации в Северную Осетию (а потом и в Дагестан) связана с тем, чтобы грузинская сторона лучше узнала о том, что происходит на российском Северном Кавказе, а российский Северный Кавказ лучше узнал о том, что происходит в Грузии.

Несмотря на то, что грузинская делегация никого из членов официальных властей не представляла, встречали её лица очень даже официальные: главный федеральный инспектор по Республике Северная Осетия – Алания Андрей Бессонов, представители регионального Министерства по делам национальностей.

Обсуждали проблемы, которые привели к ухудшению российско-грузинских отношений, о ситуации в Южной Осетии (кто бы сомневался). И всё вроде бы прошло в достаточно благостной обстановке, но только сам факт того, что грузинские общественники обсуждали тему Южной Осетии в Осетии Северной без участия хотя бы одного представителя Цхинвали, вызывает определённые вопросы.
Не хочется строить неоправданных подозрений, но…

Дальнейшая поездка группы грузинских общественников во главе с общественником московского разлива вызывает не меньше вопросов. Делегация после посещения Владикавказа и Беслана отбыла в Махачкалу. Здесь на проходившей пресс-конференции грузинские эксперты заявили, что цель их визита – преодолеть кризисную ситуацию между Россией и Грузией. Цель – благая. Но только иностранные информагентства умудрились связать визит грузинской делегации с выступлениями протестантов на Северном Кавказе (в том числе, и в Дагестане), которые отметили очередную скорбную дату депортации чеченского народа в Сибирь и Северный Казахстан. А ещё вспомнили, что Грузия пару лет назад признала геноцид черкесского народа со стороны России...

Связан ли сам визит грузинской делегации с протестными акциями – говорить сложно. Но в конечном итоге вышло так, что поездка грузинской делегации в южные регионы России повернулась, как того хотели определённые силы за пределами России: делегаты как бы поддержали протестные настроения, якобы полным ходом проявляющиеся среди чеченского и черкесского населения российского Северного Кавказа. Очень красочно о митингах протеста (против чего?..) на юге России живописует такая организация как The Jamestown Foundation. По заявлениям этой организации, тысячи чеченцев, проживающих на территории Дагестана, буквально требуют у властей, чтобы их непременно вернули туда, откуда были депортированы их предки. При этом авторы материалов не удосужились пояснить своим демократическим читателям, а что же мешает «недовольным» вернутся в эти самые места самостоятельно?.. Но цель-то не в этом, а в том, чтобы донести: мол, российские власти продолжают угнетать кавказские народы, а Грузия старается и здесь помочь своим «кавказским братьям» так, как может…

В этой ситуации ясным становится одно: даже если действующие грузинские власти откажутся от попыток в очередной раз дестабилизировать обстановку на Кавказе, то в мире желающих это сделать не убавится. The Jamestown Foundation, которая вещает из Вашингтона и «знает» о проблемах черкесов и чеченцев, как и Михаил Саакашвили, всё, тому яркий пример.

Именно поэтому при разговоре о том, какую позицию в отношении России занимает официальный Тбилиси, нужно смотреть, а нет ли него кого-то за спиной?.. И готов ли этот «кто-то» с официальным Тбилиси вообще контактировать? Именно в наличии внешней заинтересованной в дестабилизации в регионе силы и кроется главный камень преткновения в двухсторонних отношениях России и Грузии
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

38 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти