Иранские локти на Южном Кавказе

Иранские локти на Южном Кавказе5 декабря 2010 года возобновляются переговоры представителей Исламской Республики Иран (ИРИ), «шестерки» международных посредников (пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германии) и Европейского союза (ЕС) с целью урегулирования иранской ядерной проблемы. Скорее всего это произойдет в Женеве, где 1 октября 2009 года состоялась последняя аналогичная встреча. За это время случилось достаточно много, в основном негативных для Тегерана событий, которые привели к эскалации ядерного кризиса и усилению его политической и экономической изоляции.

В частности, летом текущего года против ИРИ были введены санкции со стороны Совета Безопасности ООН, ЕС, Канады, Австралии, Японии и Республики Кореи. Тем не менее Иран, подписавший Договор о нераспространении ядерного оружия в качестве безъядерного государства, продолжает создание собственного ракетно-ядерного потенциала, что вызывает серьезную обеспокоенность не только у мировых держав, но и у близлежащих соседей.

Нарастающая международная изоляция ИРИ подталкивает иранское руководство к активизации своей внешней политики на региональном уровне. При этом основное внимание уделяется не арабским государствам Персидского залива, а Афганистану, Центральной Азии и Южному Кавказу, где исторически влияние Ирана было значительным. Насколько это критично для национальных интересов Российской Федерации и не приведет ли такая активность ИРИ, как толчки локтями, к постепенному вытеснению Москвы из стратегически важных для нее регионов? Актуальность этого вопроса для нашей страны не вызывает сомнений, что требует проведения тщательного и глубокого анализа. Решить эту задачу достаточно сложно, что вынуждает сосредоточиться только на Южном Кавказе с целью показа основных тенденцию взаимоотношений Ирана с расположенными в регионе государствами с исторической, политической и экономической точек зрения.


ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

На протяжении веков Иран оказывал значительное влияние на Южный Кавказ, через который проходили торговые пути с Востока в Европу и из Европы на Восток. Свое право на это он отстаивал в ожесточенной борьбе с Османской Турцией и Российской империей. Религиозный фактор только усиливал противоборство: в отличие от турок-суннитов правившие Ираном в XVI – первой половине XVIII века Сефевиды были фанатичными шиитами, огнем и мечом насаждавшими свою веру. В этих условиях русские остро ощущали свой моральный долг по защите братьев-христиан (армян, грузин и осетин) от чуждой им веры.

Многочисленные войны Сефевидского Ирана и Османской Турции велись с переменным успехом. Окончательная, хотя далеко и не полная победа была на стороне турок-османов. Тем не менее в основном сохранял свою силу подписанный в 1555 году в городе Амасья мирный договор, согласно которому области Западной Грузии – Имеретия, Менгрелия и Гурия перешли в сферу влияния османов, а ее восточные области – Месхия, Картли и Кахетия попали под власть сефевидов. Аналогично на западную и восточную части воюющие державы поделили Армению, что позволило сефевидам создать беглярбегство Чухур-Саад со столицей в Эривани (Ереван), в состав которого вошла территория нынешней Нахичеванской автономной республики. Современный Азербайджан в то время являлся составной частью Сефевидского Ирана.

В XVII веке влияние Ирана на восточную часть Южного Кавказа необычайно возросло. Так, в 1633 году в Карли стал править иранский ставленник, исповедовавший ислам, Ростом-хан из династии Багратионов. Прежний царь – Теймураз был свергнут из-за попытки союза с Россией. Ростом-хан всячески демонстрировал шаху покорность и способствовал распространению в Восточной Грузии иранских обычаев. Что касается Восточной Армении, то и здесь власть иранских шахов не имела границ. Так, по приказу Аббаса I во внутренние области Ирана были переселены 250 тыс. армян, которые стали национальным меньшинством на своей исторической родине. Таким же путем на территорию Ирана тогда попали более 200 тыс. грузин, в основном из Кахетии.

С конца XVII века начался закат династии Сефевидов, что привело к постепенному освобождению Южного Кавказа от иранского влияния. Надир-шах смог остановить этот процесс, но в дальнейшем возникли междоусобицы, которые привели к власти вначале династию Зендов, а затем Каджаров. Каджарам удалось несколько стабилизировать ситуацию в стране; но в целом их эпоха была временем упадка, военных поражений, полного государственного бессилия и превращения страны в полуколонию европейских держав.

РУССКО-ИРАНСКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Оно также имеет давнюю историю. Его начало можно отнести к середине XVII века, а завершение к 1830-м годам. В этих хронологических рамках можно выделить пять этапов:

– русско-иранский локальный конфликт (1651–1653), обусловленный стремлением Сефевидского Ирана подчинить себе Северный Кавказ;

– «персидский поход» Петра I (1722–1723), вызванный желанием молодой Российском империи пробить «окно на Восток»;

– ограниченная русско-иранская война (1796), основополагающей причиной которой стала вторичная попытка закрепления России на побережье Каспийского моря;

– крупномасштабная русско-иранская война (1804–1813), как расширение зоны влияния России на Южном Кавказе после включения в состав империи Восточной Грузии;

– итоговая русско-иранская война (1826–1828), обусловленная тщетными попытками угасающей иранской державы вернуть отобранные Россией кавказские территории.

Согласно Гюлистанскому мирному договору, положившему конец русско-иранской войне 1804–1813 годов, ханства Карабахское, Гянджинское, Шекинское, Ширванское, Дербентское, Кубинское, Бакинское и часть Талышинского с крепостью Ленкорань отошли к России. Помимо этого Иран отказался от всяких притязаний на Дагестан, Восточную Грузию, Менгрелию, Имеретию, Гурию и Абхазию. России было предоставлено исключительное право иметь свой военный флот на Каспии, а купцы обеих стран получали право свободной торговли.

Подписанный в феврале 1828 года Туркманчайский трактат предоставил русским капитуляционные права, то есть преимущества над иранцами на территории их собственной страны. К Российской империи отошли территории Нахичеванского ханства, Ордубадского округа и Эриванского ханства. Иран обязывался уплатить военную контрибуцию в размере 20 млн. руб. серебром – огромную по тем временам сумму. Стороны обменивались миссиями на уровне послов.

Сразу после взятия русскими войсками Эриванского ханства российские армяне предложили образовать автономное армянское княжество под русским протекторатом.

Вместо этого император Николай I одобрил план создания Армянской области со столицей в Эривани и русскими управляющими. В Армянскую область вошли земли Эриванского и Нахичеванского ханств и Ордубадского округа, что примерно соответствует нынешней территории Республики Армения.

Согласно ст. 15 договора предусматривалось беспрепятственное переселение в Россию жителей иранского Азербайджана. Иранское правительство пыталось воспрепятствовать этому. Тем не менее от 60 до 100 тыс. армян тогда перешло за реку Аракс, разместившись на территориях ханств Эриванского, Карабахского и Нахичеванского. Это стало еще одной предпосылкой для возникновения в будущем карабахской проблемы.

Существенную роль как в заключении выгодного для России договора, так и в организации переселения армян сыграл Александр Грибоедов, который в 1828 году был назначен министром-резидентом (послом) в Тегеран.

По-видимому, он многое смог бы сделать и в дальнейшем, но по прибытии в Тегеран был убит иранскими религиозными фанатиками при косвенном участии со стороны англичан. Возникший дипломатический скандал удалось уладить – в том числе и богатыми дарами из сокровищницы персидских шахов (в их числе был и хранящийся ныне в Алмазном фонде РФ алмаз «Шах»).

На протяжении всего XX века влияние Тегерана на Южном Кавказе было незначительным. Российская империя, а потом Советский Союз не только полностью контролировали эти территории, но и оказывали существенное влияние на северную часть Ирана, что дважды привело к угрозе ее аннексии. Эта ситуация принципиально изменилась в начале 1990-х годов, когда произошел распад Советского Союза. Иранское, как, впрочем, и турецкое руководство попытались взять Южный Кавказ под свой контроль. Наиболее благоприятные условия для этого наблюдались в тюркоязычном Азербайджане, большинство населения которого были шиитами. К середине 1990-х годов Анкара смогла добиться на этом направлении значительного успеха ввиду этнической близости и безусловной поддержки Баку по вопросу территориальной принадлежности Нагорного Карабаха. Тегеран, в свою очередь, поддержал Ереван, не допустив полной транспортной блокады Армении.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С АРМЕНИЕЙ

В настоящее время армяно-иранские отношения развиваются достаточно успешно. В конце 2008 года началась поставка в Армению иранского природного газа по газопроводу Тебриз–Мегри–Каджаран–Арарат мощностью до 2,6 млрд. куб. м газа в год. Оплата за полученный газ осуществляется поставками в ИРИ электроэнергии. Общая стоимость проекта, в реализации которого участвовала российская компания «Газпром», составила 250 млн. долл. Ранее Армения получала природный газ только из России транзитом через Грузию.

В настоящее время между Арменией и Ираном действуют две высоковольтные линии электропередач, посредством которых между двумя странами осуществляются сезонные взаимоперетоки электроэнергии. Сейчас рассматривается сооружение еще одной такой линии напряжением в 400 кВ. Стоимость этого проекта составляет около 100 млн. евро.

Между странами уже построена одна и строятся еще две современные шоссейные дороги, подписано соглашение о прокладке из Ирана в Армению железной дороги. По предварительным данным, стоимость последней составит 1,8 млрд. долл., из которых 1,4 млрд. предоставит Иран, а оставшуюся часть – ОАО «Российские железные дороги». Срок реализации этого проекта составит пять лет при ежегодном объеме перевозок 3–5 млрд. тонн. В дальнейшем планируется его увеличение до 10 млрд. тонн. Потребность в этом может возникнуть после открытия Прикаспийской железной дороги и аналогичной дороги Иран–Пакистан, что позволит Армении выйти на индийский, центральноазиатский и российский рынки.
ВМС Исламской республики Иран – весьма важный фактор региональной безопасности.

Иранские локти на Южном КавказеОАО «Газпром» готово участвовать в строительстве ирано-армянского нефтепродуктопровода и терминала жидкого топлива мощностью до 1,5 млн. тонн, что имеет важное значение для обеспечения Армении топливом. В рамках двустороннего сотрудничества планируется также сооружение Мегринской ГЭС. Стоимость указанных проектов составляет около 500 млн. долл.

Тем не менее в 2009 году ирано-армянский товарооборот сократился на 35%, составив в январе–ноябре 138 млн. долл. При этом объем экспорта из Армении в Иран не превысил 17 млн. долл. (3% от общего объема экспорта). В условиях действия в отношении Тегерана уже шести резолюций Совета Безопасности ООН, а также односторонних санкций США, Европейского союза и ряда ведущих государств достаточно сложно говорить о существенном увеличении двустороннего товарооборота даже в случае подписания договора о свободной торговле.

Стремясь к укреплению своих политических и экономических позиций в Армении, Исламская Республика Иран не раз предлагала Еревану на экспорт стрелковое оружие и боеприпасы, минометы, реактивные системы залпового огня, снаряжение и другое имущество. Однако реальное военно-техническое сотрудничество ограничивалось поставками иранского вещевого имущества и продуктов питания длительного хранения для вооруженных сил Армении. После принятия в июне текущего года резолюции 1929 Совета Безопасности ООН возможности для такого сотрудничества еще более сузились.

По некоторым данным, между Ираном и Арменией существует договор о сотрудничестве на случай войны. В соответствии с этим договором в военное время ИРИ обеспечивает тыл Армении, а Ереван препятствует блокаде иранской территории и не допускает нанесения вооруженного ударов по ИРИ с этого направления. Реализуемость такого договора вызывает серьезные сомнения, особенно в случае американо-иранского конфликта. В Ереване слишком дорожат своими отношениями с Вашингтоном и не исключают саму возможность вступления в НАТО. Любая же форма поддержки нынешнего иранского руководства неминуемо приведет к ухудшению отношений Армении с Западом в целом и резко уменьшит финансовую помощь, в первую очередь со стороны родственных диаспор Франции и США.

В то же время следует учитывать ту позитивную роль, которую ИРИ сыграла при урегулировании вооруженного карабахского конфликта. До 1997 года Тегеран принимал опосредованное участие в этом процессе, взаимодействуя по дипломатическим каналам с Россией. Позднее, после формирования института сопредседательства Минской группы ОБСЕ, активность Ирана на этом направлении снизилась. Тем не менее Тегеран продолжает предлагать свои услуги в качестве посредника при урегулировании карабахской проблемы и, что имеет для России особое значение, выступает против развертывания в зоне этого конфликта миротворческого контингента НАТО.

ИРАНО-АЗЕРБАЙДЖАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Сразу после распада Советского Союза Тегеран попытался расширить свое влияние на территорию Республики Азербайджан. Для этого иранские власти существенно облегчили условия пересечения границы, открыли прямое авиационное и автобусное сообщение между азербайджанскими провинциями ИРИ и районами соседнего государства и санкционировали двусторонние связи на местном уровне в области торговли, образования, научных исследований и экономического сотрудничества. Помимо этого, Иран содействовал вступлению Азербайджана в региональные организации, оказывал экономическую и гуманитарную помощь, пытался стать посредником в урегулировании карабахской проблемы. В тот период, который продолжался до 1994 года, между Баку и Тегераном развивались доброжелательные, конструктивные и взаимовыгодные отношения. Однако в Тегеране боялись роста азербайджанского сепаратизма, поэтому иранское руководство отказалось от приема азербайджанских беженцев из Нагорного Карабаха и прилегающих к нему районов, но не препятствовало их транзиту через собственную территорию.

Иранские локти на Южном КавказеПозднее между ИРИ и Республикой Азербайджан стали нарастать противоречия, что могло привести к глубокому политическому кризису. В ответ на существенное укрепление американо-азербайджанских отношений, что создавало потенциальную угрозу иранским национальным интересам, в первую очередь на Каспийском море, Тегеран стал активно развивать отношения с Ереваном. Однако на официальном уровне иранское руководство продолжало осуждать агрессию Армении против Азербайджана.

Восстановление партнерских отношений между Баку и Тегераном началось в 1997 году, после прихода к власти в ИРИ президента Мохаммада Хатами. Иранское руководство стало проводить на Южном Кавказе более сбалансированную внешнюю политику, уделяя основное внимание сферам энергетики и транспорта. Однако существенные межгосударственные трения еще сохранялись, что привело, например, в июне 2001 года к угрозе нападения иранского военного корабля на судно, которое выполняло в Каспийском море геологоразведку в интересах Азербайджана.

Активизировать двустороннее сотрудничество на политическом уровне удалось только в 2002 году, после официального визита в Иран президента Республики Азербайджан Гейдара Алиева. Главным итогом визита стало возобновление диалога по таким спорным вопросам, как статус Каспийского моря. Одновременно был принят ряд документов о сотрудничестве в сфере дорожного строительства, таможенного контроля, транспорта и коммуникаций, культуры и спорта. Достигнутый уровень взаимопонимания помог урегулировать ситуацию, связанную с фактом нарушения иранским военным самолетом летом 2003 года воздушной границы Республики Азербайджан.

Дальнейшее развитие двустороннего диалога на высшем уровне произошло в январе 2005 года, когда состоялся первый визит в ИРИ нового азербайджанского президента Ильхама Алиева. В рамках этого визита было сделано совместное политическое заявление и подписаны двусторонние соглашения. В частности, стороны договорились соединить железнодорожные сети двух стран, построить автомагистраль Баку–Астара и соорудить ГЭС на пограничной реке Аракс. Кроме этого, было открыто генеральное консульство Азербайджана в Тебризе.

Следует отметить, что потенциал азербайджано-иранского экономического сотрудничества остается нереализованным (товарооборот не превышает 600 млн. долл. в год). Изменить эту ситуацию достаточно трудно ввиду стремления Баку к независимости от своего южного соседа. Об этом свидетельствует факт подписания летом текущего года договора о транзите в Нахичеванскую автономную республику азербайджанского природного газа через Турцию. Ранее для этих целей использовался иранский газ.

Несмотря на существенное улучшение ирано-азербайджанских отношений в последние годы, на них по-прежнему действуют следующие негативные факторы. Во-первых, Тегеран продолжает активно сотрудничать с Ереваном, что создает серьезную брешь в транспортной блокаде армянской территории и объективно отодвигает на будущее решение карабахской проблемы. Во-вторых, права огромной азербайджанской диаспоры (по некоторым оценкам, ее численность составляет 20 млн. чел., что превышает 25% всего населения страны) в ИРИ постоянно ограничиваются. В-третьих, Республика Азербайджан поддерживает тесные отношения с основным иранским внешним противником – США, что неизбежно приводит к дополнительным трениям в ирано-азербайджанских отношениях, в частности по вопросу размещения на Южном Кавказе американских военнослужащих. В-четвертых, неопределенность статуса Каспийского моря не только затрудняет эксплуатацию его ресурсов, но и создает условия для возможного вооруженного конфликта между Тегераном и Баку. В-пятых, ИРИ и Республика Азербайджан как экспортеры углеводородного сырья являются конкурентами на европейском рынке природного газа.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С ГРУЗИЕЙ

О существенном сближении взаимоотношений между Ираном и Грузией свидетельствует подписанное 3 ноября 2010 года соглашение о безвизовом режиме, согласно которому граждане обеих стран смогут ездить друг к другу на срок до 45 дней без оформления виз. Помимо этого, открыто консульство ИРИ в Батуми и возобновлено прямое авиасообщение между Тбилиси и Тегераном, прерванное в 2000 году. Со стороны Грузии этому способствовало не столько увеличение в два с половиной раза количества иранских туристов или ожидание крупных инвестиций, сколько фактический отказ ИРИ от признания независимости Абхазии и Южной Осетии, явное охлаждение российско-иранских отношений и факт проживания в ИРИ не менее 300 тыс. грузин. Иранская сторона, по-видимому, таким образом старается ослабить нарастающую политическую и экономическую изоляцию, расширить влияние на Южном Кавказе и не допустить вполне возможного военного удара США/НАТО с этого направления.

Однако ирано-грузинский товарооборот по-прежнему мал (ИРИ обеспечивает менее 1% общего объема импорта Грузии). Это создает неустойчивость в развитии двусторонних отношений, что усугубляется отсутствием общих границ и сохранением труднопреодолимых различий в области культуры, религии и языка. Помимо этого, США как основная военно-политическая и финансовая опора нынешнего грузинского руководства будут всячески блокировать развитие таких отношений.

Таким образом, в силу исторических, культурных, политических и экономических причин даже после распада Советского Союза ИРИ не смогла широко раздвинуть свои локти и существенно расширить на Южном Кавказе свое влияние и получить здесь статус региональной державы, как Россия или Турция. Этому способствовали следующие причины:

– серьезная конфронтация Тегерана с Западом, которая привела к введению против него международных и односторонних санкций, что создает крайне неблагоприятные условия для развития экономического и политического сотрудничества ИРИ с расположенными в регионе государствами;

– отсутствие у Ирана на Южном Кавказе союзников (ирано-армянские отношения носят больше конъюнктурный характер ввиду явной ориентации Еревана в военно-политической сфере на Москву);

– ускоренное развитие иранских ядерных и ракетных программ, что на фоне агрессивной внешней политике ИРИ и отсутствия в регионе систем противоракетной обороны вызывает на Южном Кавказе вполне обоснованное беспокойство;

– крайне жесткая и недостаточно обоснованная позиция Тегерана по статусу Каспийского моря.
Автор: Евсеев В. В.
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/concepts/2010-11-26/1_iran.html" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://nvo.ng.ru/concepts/2010-11-26/1_iran.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня