Если завтра война... Вторая корейская

Если завтра война... Вторая корейскаяОчередное обострение отношений между Сеулом и Пхеньяном в который раз породило опасения о возможности развязывания новой войны на Корейском полуострове. Тем более что в столице капиталистической Кореи заявили о готовности нанести превентивный удар по Корее социалистической, если станет очевидно, что КНДР готовится атаковать расположенное южнее 38-й параллели государство. Разумеется, в Пхеньяне по традиции пообещали чудовищное возмездие «американским марионеткам».

ПАТОВАЯ СИТУАЦИЯ

Вообще-то вооруженные конфликты, подобные тем, что имели место на прошлой неделе, происходят между Республикой Корея и КНДР регулярно, к ним уже привыкли, но в силу полной непредсказуемости северокорейского режима (по крайней мере внешней) от каждого такого «огневого контакта» ожидают перерастания в масштабное силовое противоборство. Надо заметить, что время от времени разворачиваются и боевые действия на море, причем иногда даже с потерями.


Так, в апреле 1999 года ВМС КНДР потеряли торпедный катер, в июне 2002-го они взяли реванш, потопив южнокорейский сторожевой катер. К «большой» войне это, однако, не привело.

На самом деле, она совершенно не нужна ни Сеулу, ни Пхеньяну (а также ни Вашингтону, ни Пекину). Но есть такое явление, как неконтролируемая эскалация, которая может довести до войны даже вопреки желанию сторон. Самым ярким примером подобного развития событий стало лето 1914 года, когда разразилась убившая европейскую цивилизацию Первая мировая война. Поэтому сценарий «второй Корейской» представляет значительный интерес.

Обе Кореи обладают огромными и очень мощными вооруженными силами. КНДР занимает первое место в мире по количеству военнослужащих на душу населения (1,11 млн. человек при 24,5 млн. жителей; мобилизационный резерв, насчитывающий 4,7 млн. человек, уже в мирное время выбран почти на 40%). Продолжительность срочной службы: 5–8 лет – в сухопутных войсках, 3–4 года – в ВВС, 5–10 лет – в ВМС. По доле военных расходов в ВВП (около 15%) Северная Корея находится на втором месте на планете после Эритреи, хотя по абсолютному значению эта цифра невелика (на порядок меньше, чем у Республики Корея, и на два – чем у США).

Южнокорейские вооруженные силы (около 700 тыс. человек) уступают в численности ВС КНДР, но это компенсируется технологическим превосходством. Республика Корея, как известно, сумела стать одним из самых экономически развитых стран мира. Данный фактор, а также тесное сотрудничество с США позволили Сеулу содержать отлично оснащенные армию, авиацию и флот, создать очень сильную оборонную промышленность, способную выпускать оружие и военную технику практически всех классов, причем почти не уступающую по своим характеристикам лучшим мировым образцам.

Северная Корея имеет существенное превосходство по количеству вооружений и военной техники сухопутных войск, причем по числу артиллерийских стволов (до 20 тыс. орудий, минометов и РСЗО) она занимает третье место в мире после Китая и России. Правда, все образцы ВВТ – либо советские 1960–1970-х годов, либо их китайские и местные копии, а также переделки. По количеству современных образцов преимущество на стороне Южной Кореи.

Боевых самолетов в распоряжении Пхеньяна и Сеула примерно поровну (по 600 единиц), но вот что касается относительно новых машин, то здесь подавляющее превосходство у южан (полторы сотни F-16 и 40 F-15 против двух десятков МиГ-29).

Если завтра война... Вторая корейская


По количеству подводных лодок преимущество пока у северян, но качественное, опять же на стороне южан (новейшие немецкие субмарины против очень старых советских ПЛ). Впрочем, у северян есть еще несколько десятков малых подлодок для диверсионных операций. По крупным надводным кораблям превосходство Республики Корея над КНДР (и количественное, и качественное) настолько велико, что нет возможности сравнивать. Зато у северокорейских ВМС существенно больше боевых и десантных катеров, что, учитывая гидрографические условия, благоприятствующие действиям легких сил, создаст в случае войны существенное напряжение для южнокорейского флота.

Морально-психологическая подготовка личного состава вооруженных сил сторон, видимо, находится примерно на одном уровне. Да и уровень боевой подготовки у южан хоть, скорее всего, выше, но ненамного. В целом ВС РК вполне способны успешно оборонять свою страну, но вряд ли им окажется по плечу задача полного разгрома северокорейской армии и овладения территорией КНДР. Верно и обратное. По сути, между двумя государствами имеет место ситуация «стратегического пата», когда ни одна из сторон не способна поставить на колени противника. Ни качественного превосходства южан, ни количественного превосходства северян не хватит для решительной победы с полным захватом территории неприятеля.

Если завтра война... Вторая корейская


Конечно, ситуация меняется при совместном ведении боевых действий вооруженными силами Республики Корея и США, поскольку колоссальные американские технические возможности в конечном счете должны обеспечить успех коалиции. Однако нельзя не упомянуть ряд нюансов, которые сильно меняют всю картину.

ЭТО ВАМ НЕ ИРАК

Боевые качества солдат из стран Восточной Азии традиционно очень высоки, по данному показателю они вполне сравнимы с военнослужащими лучших европейских армий и на порядок превосходят коллег из ближневосточных стран (за исключением Израиля). В случае с КНДР данный фактор усиливается продолжающейся более полувека тотальной пропагандой в сочетании с абсолютной закрытостью северокорейского общества. Таким образом, не стоит ожидать повторения иракского сценария 2003 года, когда после короткого сопротивления часть саддамовского генералитета продалась, а большинство военнослужащих, включая «элитную» Республиканскую гвардию, просто разошлась по домам. Aрмия КНДР будет воевать с фанатичным упорством, при этом и уровень боевой подготовки корейцев очень существенно превышает этот показатель у арабов.

Еще одним характерным признаком восточноазиатских армий вообще и северокорейской в особенности является абсолютная нечувствительность к собственным потерям, то есть сопротивление будет продолжаться буквально «до последней капли крови». При этом возможно массовое применение смертников на суше, на море и в воздухе. Они будут подрывать бронетехнику, корабли в прибрежной зоне (доставят морских смертников к цели катера и субмарины, в первую очередь – сверхмалые), в роли камикадзе могут быть использованы наиболее устаревшие боевые самолеты, более традиционные варианты применения которых не имеют шансов на успех. Опыт действий японцев-камикадзе в конце Второй мировой показал, что они значительно эффективнее, чем «нормальная» авиация.

Важнейшей особенностью ведения войны северокорейской армией станет максимальное использование географических условий. Можно сказать, что КНДР самой природой идеально приспособлена для обороны. Почти 75% территории страны занимают горы. Они являются не только естественными оборонительными рубежами, чрезвычайно затрудняющими использование как наземной техники, так и авиации наступающей стороны, но и естественным укрытием для войск и промышленных объектов.

Кроме того, сразу после окончания войны 1950–1953 годов в КНДР началось массовое строительство тоннелей и укрытий, глубина которых достигает 80–100 м. Поражение подобных объектов не только с помощью обычного оружия, включая высокоточное, но и ядерных зарядов малой и средней мощности крайне затруднено. Эффективным может быть только прямое попадание во вход тоннеля, однако, чтобы его достичь, надо знать, во-первых, его точное место, во-вторых, количество таких входов (как правило, их больше одного). А они, между тем, прекрасно замаскированы, часто расположены в «мертвых зонах» для авиационных средств поражения.

В таких тоннелях, естественных и искусственных пещерах способны укрываться крупные воинские подразделения, оснащенные в том числе и бронетехникой, а также предприятия ОПК и ядерного комплекса. Благодаря использованию подземных укрытий обезоруживающий воздушный удар против КНДР становится чрезвычайно сложным, если вообще возможным.

Подземные укрытия и тоннели могут быть использованы северными корейцами не только для обороны, но и для наступления. Значительное количество таких тоннелей шириной несколько десятков метров (что обеспечивает проход по ним бронетехники) в мирное время вырыто под демаркационной линией на 38-й параллели и имеет замаскированные выходы на территории Республики Корея. С их помощью предполагается нанести внезапный удар в тыл южнокорейским и американским войскам, находящимся в приграничной зоне. Часть этих тоннелей обнаружена и уничтожена южнокорейской армией, однако их общее число неизвестно.

Особенности морского побережья КНДР чрезвычайно затрудняют высадку морских десантов. Небольшие глубины и сложные фарватеры способствуют широкому и успешному применению минного оружия, а гористое побережье очень осложняет использование наземной техники десантом, зато позволяет построить большое количество хорошо замаскированных береговых артиллерийских и ракетных батарей, которые при этом прикрыты средствами ПВО. Создается ситуация, когда минно-тральные силы, обеспечивающие высадку, не могут действовать до полного подавления береговых батарей, артиллерийская поддержка тральщиков со стороны крейсеров и эсминцев невозможна из-за минной угрозы, а подавление береговых батарей ударами с воздуха затруднено из-за их расположения в хорошо замаскированных и защищенных скальных укрытиях и из-за противодействия ПВО.

В связи с этим можно вспомнить опыт войны 1950–1953 годов, на начальной стадии которой ВМС США осуществили две крупные десантные операции. Первая из них, Инчхонская, проводившаяся во второй половине сентября 1950 года, оказалась успешной, она внесла перелом в ход войны. Однако этот успех был обусловлен тем, что южнокорейский порт Инчхон, во-первых, удобен для высадки с географической точки зрения, во-вторых, он практически не был подготовлен к обороне, поскольку северокорейские войска захватили его лишь за 1,5 месяца до наступления американцев.

Зато вторая операция, Вонсанская, в октябре 1950 года полностью провалилась. ВМС США и их союзников так и не сумели преодолеть заблаговременно созданную минно-артиллерийскую позицию северян, потеряв за один день 12 октября четыре тральщика (два американских и два южнокорейских). Вонсан был захвачен американскими войсками, наступавшими по суше, однако даже после этого десантные корабли в течение почти двух недель не могли войти в порт.

Нет сомнений: за прошедшие 50 лет ВС КНДР очень хорошо подготовились к противодесантной обороне во всех возможных местах высадки.
Лидер Северной Кореи Ким Чен Ир со своими военачальниками.

КАТАСТРОФА ДЛЯ ВСЕХ, КРОМЕ ПЕКИНА

Если завтра война... Вторая корейскаяНа территории, занятой американскими и южнокорейскими войсками, развернутся активные партизанские действия, а система подземных укрытий позволит целым северокорейским соединениям применять партизанскую тактику, внезапно появляясь в тылу противника и действуя по принципу «удар – отход». Северяне обладают значительным потенциалом для действий подобного характера. В их сухопутных войсках имеется 10 бригад снайперов (больше ни в одной армии мира соединений такого типа нет) и командование войск спецназначения ВС КНДР, в распоряжении которого находятся 12 легких пехотных бригад (в том числе три морской пехоты), 17 разведывательных батальонов и 8 батальонов спецназа.

Даже если северокорейские военно-воздушные силы погибнут в первые дни войны, наземные средства ПВО КНДР будут создавать постоянные проблемы для ВВС и особенно для армейской авиации противника (полностью подавить ПЗРК и зенитную артиллерию невозможно даже теоретически, а КНДР имеет до 10 тыс. переносных зенитных комплексов и не менее 11 тыс. зенитных орудий). Вдобавок использование северокорейскими войсками подземных укрытий во многом обесценит господство американской и южнокорейской авиации в воздухе: она будет физически не способна реагировать на каждое появление врага в буквальном смысле из-под земли. Поэтому даже при самом благоприятном для американо-южнокорейских сил развитии событий темп потерь будет как минимум на порядок выше, чем у американцев и англичан во время последней войны в Ираке, а продолжительность кампании заведомо составит несколько месяцев. Таким образом, Соединенным Штатам гарантирована потеря как минимум нескольких тысяч человек только убитыми (за несколько месяцев, а не лет, как в Ираке), а в худшем случае счет пойдет на десятки тысяч.

При этом американской группировки, дислоцирующейся в Южной Корее (1 дивизия, 1 бригада армейской авиации, 4 эскадрильи ВВС, более 100 танков, около 250 БМП и БТР, около 50 артсистем, около 100 боевых самолетов), совершенно недостаточно для ведения полномасштабной войны против КНДР. Более того, не хватит и других сил, постоянно размещенных на Тихоокеанском ТВД – 3-й дивизии морской пехоты и пяти истребительных эскадрилий (еще около 100 самолетов), находящихся в Японии, а также 25-й легкой пехотной дивизии и одной эскадрильи ВВС Национальной гвардии (18 истребителей F-15) – на Гавайях (тем более что переброска сухопутных войск с Гавайских островов в Корею занимает не менее месяца).

К тому же и без корейской войны США испытывают огромное перенапряжение сил из-за одновременного ведения кампаний в Ираке и Афганистане. Соответственно Вашингтон, особенно при нынешнем президенте-пацифисте, сделает все, чтобы на Корейском полуострове не случилось широкомасштабного вооруженного конфликта. Если же он все-таки начнется, ситуация для США будет почти катастрофической.

Чтобы всерьез помочь южанам, Америке надо будет восстанавливать призывной принцип комплектования ВС. Но понятно, что это совершенно исключено по политическим соображениям. К тому же в Штатах не принято посылать в бой необученное «пушечное мясо», новобранцев в любом случае придется готовить на своей территории не менее года. Поэтому, видимо, США придется бросать в бой практически всю боевую авиацию, включая палубную. Правда, здесь возникнет проблема емкости аэродромной сети Республики Корея. И не факт, что Япония обязательно предоставит американцам свои аэродромы, особенно при нынешнем премьере, который явно демонстрирует курс, максимально независимый от Вашингтона. Для авианосцев же будет другая проблема – время перехода к корейским берегам.

В последнее время в США очень активно разрабатываются многотонные (более 10 тонн) бомбы, специально предназначенные для разрушения подземных сооружений. Совершенно очевидно, что их готовят для возможных войн против Ирана и КНДР. Насколько они будут эффективны – сказать сложно. Тем более, прежде чем поразить наземную цель, ее еще надо обнаружить. Неизвестно, что сложнее. Вдобавок существенным ограничителем на применение многотонных бомб является тот фактор, что их носителями могут быть только стратегические бомбардировщики, которых у ВВС США всего полторы сотни, включая В-1.

Ситуация существенно усугубится, если у КНДР действительно есть ядерное оружие (пока это еще не до конца очевидно). Даже если у северян имеются только стационарные устройства (ядерные фугасы), они применят их против наступающих войск США и РК, нанеся им огромные потери, а также создав завалы в горах и зоны сплошного радиоактивного заражения. Если же в Северной Корее созданы ядерные БЧ для ракет и авиабомбы для самолетов (второе гораздо проще), то они смогут нанести удар по различным военным и промышленным объектам в Южной Корее (в том числе, естественно, и по американским войскам), а также по корабельным группировкам ВМС США у берегов Корейского полуострова. Потери войск и мирного населения при этом составят сотни тысяч, если не миллионы человек, экологические последствия для Азиатско-Тихоокеанского региона (включая наш Дальний Восток) непредсказуемы. После этого любая победа над КНДР будет поистине пирровой.

Нельзя не сказать и о роли Китая, которая скорее всего будет решающей. Для Пекина война (тем более – ядерная) у своих границ (причем достаточно недалеко от столицы) совершенно не нужна. Но и американские войска на своей границе не нужны тем более.

Отношения между КНДР и КНР очень непростые. Пхеньян ни в коей мере не является китайской марионеткой, хоть и очень сильно зависит от Пекина в экономическом плане. В Поднебесной к последователям идей чучхе относятся как к людям неблагодарным (ведь именно китайские войска спасли КНДР во время первой корейской), если не как к предателям. В КНДР же в китайцах видят (причем не без оснований) потенциальных оккупантов. К северокорейским ядерным испытаниям Пекин относится нисколько не менее жестко, чем Сеул и Вашингтон.

В случае развязывания второй корейской с высокой вероятностью армия Китая попытается оккупировать КНДР. Причем это может быть сделано как под предлогом помощи Пхеньяну (подобно тому, как это было в 1950 году), так и в целях «прекращения войны и установления мира на Корейском полуострове». Как и шесть десятилетий назад, китайцы смогут восстановить статус-кво (границу по 38-й параллели), только на сей раз они из Северной Кореи не уйдут. Либо уйдут, но только на условиях полного вывода из Южной Кореи американских войск, а также отказа США от поддержки Тайваня. И даже если китайцы покинут корейскую землю, в Пхеньяне они совершенно точно оставят свою настоящую марионетку.

В целом если война на Корейском полуострове все же грянет, для нынешнего режима в КНДР она с гарантией, близкой 100%, обернется гибелью (его свергнут либо коалиция США и РК, либо китайцы). Для Республики Корея – даже в случае победы – обернется гигантскими людскими и материальными потерями, которые отбросят ее в развитии на десятилетия назад. Причем в итоге ей либо придется восстанавливать на свои деньги полностью разрушенный Север, либо получить на своей границе китайские войска (неизвестно, что хуже). Для США война также обернется гигантскими потерями и скорее всего еще более подорвет американские позиции в мире (которые и так уже чрезвычайно ослаблены). Лишь Китай имеет шанс выйти из этой войны победителем, но и для него это будет очень рискованная и очень затратная игра.

Поэтому война никому не нужна. Но это совершенно не означает, что ее не будет.
Автор: Храмчихин А. А.
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/concepts/2010-02-05/1_korea.html" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://nvo.ng.ru/concepts/2010-02-05/1_korea.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. uckan 4 декабря 2010 00:27
    Вопрос решается просто. Нам не хватает тёплых портов и курортных мест с жизненным пространством пригодным для нормальной жизни на дальнем востоке. Так вот надо предложить южанам сделку. Мы начинаем войну против северян и приканчиваем режим. Ко всеобщему удовольствию всех демократов разных сортов. После окупации северных территорий мы оставляем за собой в качестве приза береговую полосу длинной 200-300 км и 50-100км в глубину полуострова.Остальное дарим южанам на их личное усмотрение. Торг уместен. Правда надо будет серьёзно усилить все компоненты вс России перед началом действий.
    uckan
  2. alex 17 января 2011 05:26
    uckan Предлагаю тебе первым записаться в окупационные войска и оставить свои кишки при взятии неизвестной высоты где нибудь под Пхеньяном.
    alex

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня