Разбазаренное наследство. Почему супермены остались только в кино

Очередную серию про агента национальной безопасности обозреватель «АН» смотрел в компании двух чекистов. Правда, один из них – полковник в отставке Андрей Васильевич – был уже на пенсии, а его сын Сергей лишь недавно закончил Академию ФСБ и просил не светить фамилию.

После фильма возник классический спор отцов и детей. Только с учётом профессиональной специфики носил он особый характер. Чья разведка и контрразведка лучше: советская или российская? Когда агенты национальной безопасности были круче – тогда или теперь?


Фанфарам звучать рано

Сергей в этом споре ссылался на последние данные, которые приводил на закрытой коллегии ФСБ президент Путин. Оказывается, в прошлом году российская контрразведка предотвратила 6 терактов, пресекла деятельность 34 кадровых сотрудников и 181 агента зарубежных спецслужб, 12 из них были взяты с поличным. ФСБ провела более 60 спецопераций, наказание понесли организаторы и исполнители терактов. Расследовано и предотвращено множество преступлений террористической направленности, в том числе 99 особо опасных.
– Однако на Кавказе, особенно в Дагестане, Кабардино-Балкарии, Ингушетии, продолжается террористическая война, – возразил сыну Андрей Васильевич. – Гибнут священнослужители, ректоры вузов, судьи и журналисты.
Сергей нахмурился:
– Там и наших ребят убивают. В мае прошлого года в Дагестане погиб подполковник из спецгруппы «Вымпел». А совсем недавно на блокпосту взорвали омоновцев, командированных на Кавказ из Центральной России.
– Парней очень жалко, – сказал Андрей Васильевич. – Но во многом их смерть на совести не только террористов, но и собственного начальства. Плохо готовили к командировке. Да и разве можно посылать на спецоперацию людей, не знающих языка и местных обычаев? Нас в советское время готовили по-другому.

Старый спецназовец стал рассказывать, как тщательно он отбирал людей в «мусульманский батальон» перед штурмом дворца Амина в Кабуле. Как создавались сверхсекретные подразделения боевиков КГБ для действий в Афганистане и других «горячих точках планеты». В них служили настоящие супермены. Сейчас таких можно увидеть только в кино. А теперь даже в Академию ФСБ принимают десятиклассников, людей без хорошего знания языка и жизненного опыта.

Справка «АН»
В 1979 году Александр Потеев прошёл обучение на знаменитых Курсах усовершенствования офицерского состава, где готовили кадры для групп спецназа КГБ. Потеев служил в спецгруппе «Зенит», потом в спецгруппах «Каскад-1» и «Каскад-2», принимал участие в операциях на территории Афганистана, был награждён орденом Красного Знамени.

Вернувшись из этой страны, он закончил Краснознамённый институт КГБ и служил в Первом Главном управлении (внешней разведке) КГБ СССР. В 1990-е годы Потеев работал в нескольких зарубежных странах (в том числе в США) под прикрытием сотрудника МИД РФ. В 2000 году Александр Потеев был назначен заместителем начальника отдела управления «С», которое курировало деятельность российских агентов-нелегалов.


Выпускники Сорбонны и Форт Брэга

Слушая Андрея Васильевича, я вспомнил рассказ начальника управления «С» генерал-майора Дроздова Юрия Ивановича. Он был создателем и наставником самого легендарного спецназа КГБ. В состав «Вымпела» входило около тысячи человек. Отбирали только одного из десяти кандидатов.

Боец «Вымпела» знал как минимум один иностранный язык, многие имели по два высших образования. По словам Дроздова, раньше обучение одного бойца «Вымпела» стоило 100 тыс. рублей в год. На подготовку уходило до пяти лет. Некоторые сотрудники «Вымпела» прошли (естественно, нелегально) «стажировку» в подразделениях специального назначения НАТО, в частности, у хвалёных «зелёных беретов» в американском Форт Брэге. Были среди бойцов «Вымпела» и такие, что даже окончили знаменитую французскую Сорбонну.

Бойцы «Вымпела» осваивали рукопашный бой не на матах в тёплом спортзале, а на асфальте или скованной морозом земле. Они учились преодолевать водные преграды в специальном бассейне в подмосковной Балашихе, где включённые на полную мощность насосы создавали бурное течение. Выезжали и на море. Но не загорать и купаться, а осваивали легководолазную подготовку в 17 бригаде СпН в г. Очакове. Они обучались стрельбе из пистолета по специальной методике у никарагуанских инструкторов, проходили стажировку по выживанию в джунглях на Кубе и в Анголе. Советские спецназовцы постигали горную подготовку в высокогорных лагерях Армении, тренировались в полётах на СЛЛА (сверхлёгких летательных аппаратах) в Крыму.

«Вымпеловцы» были подготовлены всесторонне. Могли, к примеру, использовать парашюты-крыло во время своих тайных операций. Применяли специальные патроны, позволяющие превращать в мощное средство поражения обычные предметы: авторучки, зонты, трости. Умели изготовить взрывчатку из средств бытовой химии. Знали, каких пауков можно есть, а каких нельзя, с какой травой нужно сварить крысу, чтобы она стала пригодной к употреблению в пищу.


Маскироваться «вымпеловцы» умели лучше всех. Как-то инспектировавшего спецназовцев генерала армии Захарова привезли на место, где наши ребята проводили учения. Он их не обнаружил. Тогда, чтобы продемонстрировать ему, что замаскировавшиеся «вымпеловцы» его видят, генерал Дроздов попросил Захарова сделать какие-нибудь движения и включил погромче рации. Спрашивает у бойцов «Вымпела»: «Что сейчас делает генерал?» Они отвечают: «Поправляет фуражку». А в районе подмосковной Черноголовки по «вымпеловцам» и вовсе буквально шли, когда их искали, – настолько они слились с природой. Когда ребятам это надоело, они условным сигналом спросили: «Брать можно?» Им ответили: «Можно». Они преследователей моментально положили.

О боевых операциях советских суперменов до сих пор почти ничего не известно. Всё хранится в строжайшей тайне. В прессу лишь просочились некоторые детали освобождения заложников в Ливане.
Здесь 30 сентября 1985 года произошёл вооружённый захват сотрудников советского посольства, передвигавшихся на двух автомобилях. В одном находились служащий консульства Аркадий Катков и врач посольства Николай Свирский, в другом – офицеры резидентуры КГБ Олег Спирин и Валерий Мыриков.

Похитители были представителями палестинской организации «Силы Халеда Бен эль-Валида». Спланировал операцию и руководил ею бывший личный охранник Ясира Арафата Имад Мугния по прозвищу Гиена.В захвате участвовал также другой охранник Арафата – Хадж. Переговоры с террористами не давали никаких результатов. Спустя несколько дней они расстреляли раненого Аркадия Каткова, изрешетив автоматными очередями.

Для участия в операции по освобождению заложников в Бейрут вылетела оперативно-боевая группа подразделения «Вымпел». Вскоре после её прибытия при невыясненных обстоятельствах начали гибнуть лидеры бандитов. При том что они умели прятаться, в Бейруте их не спасало ничто. Вместе с отрезанной головой одного из террористов Гиена получает письменный ультиматум, что если он не освободит заложников, следующую жертву он может выбрать сам. Записку с требованием освободить заложников передал мужчина недалеко от рынка Бейрута лично в руки Имада. Это было доказательством того, что его противнику всё известно о его местонахождении и как к нему подобраться. Гиене стало ясно, что следующей жертвой будет, скорее всего, он сам.
На следующий день троих советских граждан освободили.

Испытание баблом

Для спецназовцев из «Вымпела» тогда не было невыполнимых задач. И вот такую легендарную группу Ельцин попытался уничтожить лишь одним росчерком пера. В октябре 1993 года он переподчинил этот спецназ МВД. Но надеть милицейские погоны и перейти во вновь созданную группу «Вега» согласились только 50 человек. В основном, прапорщики-инструкторы. Остальные несколько сотен разбрелись кто куда. Одних взяли в Службу внешней разведки, и потом они составили костяк сверхсекретного «Заслона». Другие подались к Шойгу – в спасатели. Третьи остались в ФСБ в Центре специальных операций. Но были и те, кто не нашёл себя на гражданке и заболел пресловутой «русской болезнью».

Горько признавать, но сейчас этот советский опыт во многом утрачен, и супермены остались только в кино. Кое-кто из бывших спецназовцев не выдержал испытания баблом и скурвился. Например, предатель Потеев.

Александр Потеев встал на путь предательства ещё в середине 1999 года. Как установило следствие, именно с этого времени он 12 раз выезжал в краткосрочные командировки в США, Мексику, Чили и другие западные страны, семь раз бывал в странах СНГ и все эти поездки использовал для встреч с агентами ЦРУ и передачи им различной информации. В 2000 году он, как сотрудник 4-го отдела управления «С», получил доступ к агентурным делам и даже стал куратором разведчика с 30-летним стажем Павла Капустина (Кристофер Роджер Мезец), с которым впоследствии подружился, но которого также выдал американцам как нелегала. (Капустина, кстати, удалось тайно вывезти с Кипра, после того как местный суд отпустил его под залог до рассмотрения вопроса об экстрадиции нелегала в США.)

Кроме 11 широко известных наших нелегалов на совести перебежчика ещё два раскрытых спецслужбами США агента. Одного выданного Потеевым разведчика в приговоре именовали – «агент И» (он благополучно вернулся в Россию из Чили), а другого – «агент Л» (он работал в США под прикрытием в одной из крупных российских компаний, и его ареста российским спецслужбам удалось не допустить). Говорят, Потеев выдал и супругов Аншлан, которых сейчас судят в Германии.
Автор:
Александр КОНДРАШОВ
Первоисточник:
http://argumenti.ru/espionage/n378/236138
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти