Сколько танков было у Гитлера? Откровения Виктора Суворова



- Рядовой Резун! Приказываю занять место у противотанкового орудия. Встанешь на место третьего номера.


- Чего? – удивился Резун, вглядываясь в почерневшее от копоти лицо стоящего перед ним капитана.

Он не сразу понял, где находится. Вместо стен лондонского особняка вокруг гудела осиновая рощица, воздух был густо пропитан пороховым дымом и кислым запахом взрывчатки. «Какого …» - испуганно подумал Резун, поднимаясь на ноги. Ответом стал тяжелый взрыв шестидюймового снаряда. Страшный удар вырвал землю из под ног, засвистели осколки, сверху посыпались комья грязи. Резун свалился ничком, в голове судорожно стучала единственная мысль: «Это не сон. Это точно не сон. Наверное, я умер и попал в ад!»

- Эк тебя контузило, - сочувственно проворчал капитан, протягивая руку «новобранцу» - давай, я помогу подняться!

- Какой сейчас год? Где я? – испуганно озираясь, лепетал Резун.

- 8 июля 1943 года, Северный фас Курской дуги, железнодорожная станция Поныри.

Резун побледнел. Капитан продолжал свой рассказ, строго глядя в глаза «новобранца»:

- Сюда движутся «Тигры» из 505-го тяжелого танкового батальона, при поддержке «Фердинандов» из PanzerJager Abteilung 654 и «Бруммбёров» 216-го дивизиона штурмовых орудий. Из нашей 3-й истребительной противотанковой бригады осталась лишь первая батарея и одно орудие из четвертой. Мы заняли оборону на высоте 238.1 и намерены держаться здесь до последнего.

- Стало быть вы – капитан Георгий Игишев? – в голосе Виктора Резуна почувствовалась паника.

- Так точно. А это – мои артиллеристы, которым суждено сложить голову на этой высоте, но не отступить ни на шаг. У нас заканчиваются снаряды, ждать помощи неоткуда. Бери гранату, Резун, немецкие танки уже близко.
Сколько танков было у Гитлера? Откровения Виктора Суворова

Из плотной дымовой завесы показались силуэты головных «Тигров». Судорожно рыча, монстры все ближе подкатывались к батарее, хищно шевеля стволами своих 88-мм орудий.

- Видишь ли, Резун, все «полуторки» нашей батареи разбиты, снаряды подвезти не на чем. – продолжал капитан Игишев, пытаясь перекричать грохот танкового боя.

- Но ведь у немцев есть для таких случаев специальные Munition panzer – бронированные подвозчики боеприпасов на шасси серийных танков и бронетранспортеров.


- Конечно, есть, Резун. И в своих книгах ты скрупулезно считал немецкие «Тигры» и «Пантеры», но отчего-то забыл учесть эти подвозчики боеприпасов, бронированные медэвакуаторы, БРЭМ, зенитные установки и прочую специализированную бронетехнику Вермахта.

Резун с надеждой посмотрел назад. Туда, где за широким пшеничным полем должен был находиться второй рубеж советской противотанковой обороны.

- Даже не вздумай, - отрезал капитан Игишев, - там стоит заградотряд НКВД. Дезертира накормят свинцом.

- Но ведь в реальности его там не было! Не было!

- Конечно, не было. Но ты писал в своих книгах о заградотрядах – и теперь там стоят чекисты с пулеметами. Приказ 227. Ни шагу назад! Так что, давай, бери связку гранат и подрывай вон тот маленький T-II.

- Нет! – завопил Резун, - я и метра не проползу, «двойка» меня изрешетит.

- Правда? – удивился капитан, - ты же писал, что это устаревшая машина со смешной 20 мм пушкой.

- У него автоматическое орудие KwK 30, 280 выстрелов в минуту.

- Ничем не могу помочь, ты написал, что это слабый, ни на что негодный танк. Вперед, Резун, за Родину!

Очередь T-II заставила всех прижаться к земле, а когда бойцы вновь подняли головы, Виктор Резун уже бежал в сторону немецких позиций, размахивая белыми кальсонами и истошно вопя «Я плен! Я есть плен! Нихт шиссен!». Коротко стрекотнула пушка KwK 30, бывший предатель споткнулся и исчез под гусеницами немецкой бронемашины.
Капитан Игишев махнул рукой в сердцах, и повел своих бойцов в последний бой…
***

И грянул, наконец, июль
И пятого в рассветный час
Снарядов гром и взвизги пуль
И танки ринулись на нас.

Но все ж никто не побежал,
Не дрогнули порядки рот.
И каждый мертвый здесь лежал
Лицом к врагу, лицом вперед.

Стояли пушки на холмах
Почти у самых Понырей.
Остались на своих местах
Лежать расчеты батарей.

***

С бронетехникой Вермахта связана удивительная история – чрезвычайное разнообразие конструкций, фантастическая работоспособность и находчивость тружеников немецкой промышленности, рачительное использование всех, попавших в руки немцев, ресурсов, в том числе трофейной бронетехники – все это сделало подсчет количества немецких танков практически неразрешимой задачей.

Этим обстоятельством бессовестно пользуются авторы бестселлеров «Танковый погром 1941 года», «Куда исчезли 28 тысяч советских танков», «Ледокол», «День «М», «Кто воевал числом, а кто - умением». В каждой из «разоблачительных» книг присутствует оглушительное сравнение:

PzKpfw VI Ausf. E, более известный как «Тигр», был выпущен в ничтожном количестве 1354 машины;

Самый массовый танк Панцерваффе - PzKpfw IV, был выпущен в количестве 8686 машин;

В это же время, общий выпуск Т-34 за годы войны оценивается более чем в 50 000 танков!

И сразу становится ясно кто «воевал числом», а кто «воевал умением».

Феномен объясняется просто: авторы «разоблачительных» бестселлеров лгут. Скрупулезно подсчитывая количество «Тигров» и «Пантер», и обязательно упоминая «легкие и устаревшие» T-I и T-II, лжеисторики отчего-то забывают учесть «тяжелые и современные» бронетранспортеры Вермахта.

Вот, например, Sd.Kfz.251. По немецким данным, за годы войны было выпущено более 15 000 машин этого типа. «Самый массовый танк» PzKpfw IV здесь близко не стоял.
Конечно, лжеисторики сразу объяснят, что Sd.Kfz.251, как и его близкий аналог Sd.Kfz.250 (4250 построенных БТРов) некорректно сравнивать с советскими танками. У полугусеничного немецкого бронетранспортера броня тоньше, калибр пушки меньше. Все это, конечно, правда, но боевая ценность машины зачастую определяется другими, более сложными факторами.

Грозный 9-тонный Sonderkraftfahrzeug 251 в полной мере соответствовал стратегии Блицкрига: быстрая, вместительная бронемашина с высокой проходимостью. Экипаж – 2 человека. Десант – 10 человек. Всеракурсное бронирование толщиной 15 мм. Скорость по шоссе – 50 км/ч. С помощью Sd.Kfz.251 немецкая мотопехота получила возможность действовать наравне с танками – бронетранспортеры постоянно сопровождали тяжелую бронетехнику в бою и на марше.

На базе Sd.Kfz.251, был выпущен широкий спектр специализированных машин: артиллерийский тягач, бронированная санитарная машина, подвозчик боеприпасов, самоходный 80-мм миномет, самоходный огнемет, командно-штабная машина, зенитная установка, машина саперов, машина связистов, САУ с противотанковой 75 мм пушкой…

Существовали такие «экзотические» машины на базе Sd.Kfz.251, как самоходный инфракрасный прожектор (для обеспечения работы приборов ночного видения танков «Пантера»), шумопеленгатор для ведения контрбатарейной борьбы Schallaufnahmepanzerwagen и реактивная система залпового огня Wurframen калибра 280 мм!
Краны, лебедки, комплекты навесной брони, штурмовые мостики, радиостанции, разнообразные приборы наблюдения – оснащению немецких БТРов мог позавидовать любой танк союзников.

Можно предположить, что, несмотря на все «сомнения» лжеисториков, командование Красной Армии с удовольствием бы согласилось обменять 15 000 своих легких танков Т-60 и Т-70 на такое же количество Sd.Kfz.251. Кстати, немецкий БТР был в два раза тяжелее советского танка Т-60. При этом, Sd.Kfz.251 оказался настолько крут, что серийно производился в Чехословакии до 1962 года.

Ну что, господин Резун, куда будем записывать 15 000 бронетранспортеров Sd.Kfz.251 – в легкие танки или в устаревшие?

Другой особенностью «справедливого подсчета» немецких танков является явное нежелание авторов приводить цифры по количеству выпущенных шасси танка каждого типа. Например, всем «разоблачителям» и их последователям известно, что за годы войны немцы построили всего 2000 легких танков PzKpfw II (также известных, как Т-II). Сущая ерунда на фоне 5300 советских танков БТ-7!

Интересно, как лжеисторики объяснят тот факт, что промышленность Вермахта выпустила … 8500 шасси танка PzKpfw II. 2000 из них стали танками PzKpfw II. Но что стало с остальными? Сгнили на складе? Похищены британскими «коммандос»?

А! – сразу вспомнят лжеисторики, - так на шасси танка T-II строились противотанковые САУ «Мардер II», самоходные полевые гаубицы «Веспе», штурмовые орудия со 150 мм гаубицами «Штурмпанцер II».
Это еще буквально 1500 машин. Но куда делись остальные шасси танка PzKpfw II?

Ответ прост – остальные шасси были использованы в качестве бронированных подвозчиков боеприпасов, бронированных медицинских эвакуаторов, БРЭМ, инженерных танков, почтовых бронемашин, кабелеукладчиков, корректировщиков огня, легких разведывательных машин, войсковых тягачей… И эта техника НИКОГДА не учитывается в расчетах лжеисториков-«разоблачителей».

Ассортимент немецкой бронетехники всегда отличался удивительным разнообразием: на базе стандартных шасси, помимо «линейных» танков строилось великое множество вспомогательных узкоспециализированных машин.
Педантичные немцы быстро осознали ценность машин боевого обеспечения. Специализированные подвозчики боеприпасов радикально повышали эффективность бронетанковых подразделений и артиллерийских батарей. Бронированные медэвакуаторы помогали сохранить жизнь опытным экипажам – вернувшись на фронт после лечения, те становились «крепким орешком» для противника.

БРЭМ Bergepanther

Зенитные самоходные установки «Мёбельваген» на шасси танка PzKpfw IV, тяжелые БРЭМ «Бергепантер» - ремонтно-эвакуационные машины на шасси танка «Пантера» (300 выпущенных БРЭМ, помимо 5976 серийных PzKpfw V) – все эти машины представляли едва ли не большую ценность, чем обычные «линейные» танки.

В разнообразии немецкого «зверинца» не малую роль сыграли особенности немецкой промышленности: запутанные производственные цепочки, множество подрядчиков и общая скудность ресурсов заставляли проявлять фантазию и смекалку. Большое количество высококвалифицированной рабочей силы и инженерных кадров дополнительно способствовало появлению множества импровизаций на шасси танков.

На завод не доставили вовремя башни? Значит, танки превратятся в подвозчики боеприпасов. Нашлась лишняя лебедка? Отлично! Сейчас смонтируем крановую стрелу – и получится БРЭМ. Зачастую, поврежденные и устаревшие машины прямо «на коленке» переделывались в специализированную технику.
Практика показала, что это было вполне разумным и оправданным решением. Отсутствие специализированных машин и бронетранспортеров в Красной Армии неизбежно влекло за собой тяжелые потери среди личного состава.

Еще больше сумятицы внесло использование образцов зарубежной техники, например противотанковые САУ «Мардер I» на базе трофейного французского тягача Lorraine 37L или уже упомянутая САУ «Мардер II» на шасси немецкого танка PzKpfw II с трофейным советским орудием Ф-22.

Что касается самоходных артиллерийских установок, то здесь радости лжеисториков нет предела: еще бы, в советских документах количество уничтоженных «Фердинандов» завышено в 10 раз! И это притом, что «Фердинандов» было выпущено всего 90 штук – просто смехотворное количество.

Тяжелая противотанковая САУ «Фердинанд» на шасси танка «Тигр», выпущено 90 машин.

Тяжелая противотанковая САУ «Ягдпантера» на шасси танка «Пантера», выпущено 400 машин.

Штурмовое орудие «Штурмгешютц III» на шасси танка Pz.Kpfw III, выпущено 9400 машин.

Stug III. Пополнение боекомплекта с помощью бронированного подвозчика боеприпасов

Помимо вышеупомянутой Stug III, на шасси тройки были созданы 1200 самоходных артиллерийских установок StuH.42 cо 105 мм легкой гаубицей и даже тяжелая САУ StuIG 33B с пехотным орудием калибра 150 мм.

Не избежала этой участи и «четверка» - кроме 8686 серийных танков, на базе PzKpfw IV были построены:

- 1100 штурмовых орудий Stug IV;

- 300 «Штурмпанцеров» со 150 мм гаубицами,

- 500 противотанковых САУ «Насхорн» - лютых машин с 88 мм пушкой;

- 1500 истребителей танков «Ягдпанцер IV».

Да, количество немецкой бронетехники было огромно. Некоторые источники называют цифры до 90 000 единиц танков, САУ, трофейных бронемашин, бронетранспортеров, специализированных образцов бронетехники. Об их количестве говорит простой факт – по сквозной немецкой классификации тяжелый бронетранспортер носил индекс Sd.Kfz.251, т.е. был 251-ой по счету моделью военной техники Вермахта.

Интересно, что же скрывается под другими индексами? Например, Sd.Kfz.11 или Sd.Kfz.138/2 ? Постарайтесь решить эти простые ребусы и вы наверняка узнаете много нового и интересного.


Ремонтно-эвакуационные возможности Вермахта в несколько раз превышали возможности советских ремонтных бригад.
Даже совершенно разбитые машины восстанавливалась и возвращались в строй, подчас уже имея другое назначение.



Есть данные, что некоторые "Тигры" проходили по 10 и более восстановительных ремонтов после серьезных боевых повреждений





Уничтоженный "Тигр"? Восстановленный "Тигр"? Построенный заново "Тигр"?




Данные о количестве немецкой бронетехники взяты с сайта http://www.wwiivehicles.com
Иллюстрации предоставлены пользователем Kars
Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

189 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти