«Сторожевая башня» у пролива Железное Дно

Практически никто из американских морпехов, да и прочих граждан Соединенных Штатов, до 1942 г. не знал, что это за остров такой Гуадалканал

«Сторожевая башня» у пролива Железное Дно

Когда в штабе американского Тихоокеанского флота в Перл-Харбор глубокой ночью расшифровали телеграмму генерала Александера Вандегрифта, то пришли в замешательство. Он просил срочно прислать 14400 презервативов! Как это надо было понимать?

1-я дивизия морской пехоты, которой командовал генерал, в рамках операции Watchtower («Сторожевая башня») высадилась 7 августа 1942 г. на острове Гуадалканал и вела ожесточенные бои с японцами за удержание плацдарма. Зачем понадобились средства контрацепции, да еще в таких значительных количествах? Ведь морпехам явно было не до любовных утех, а у местных туземных леди вряд ли могло возникнуть желание завязать романтические отношения с солдатами, каждую ночь находившимися под огнем противника. Видно, Вандегрифт зашифровал телеграмму каким-то особым кодом, неведомым рядовым штабистам. Поэтому решились разбудить адмирала Честера Нимица, командовавшего флотом и Вооруженными Силами Соединенных Штатов в зоне Тихого океана.


Пробежав заспанными глазами депешу, тот сразу «расшифровал» ее: «Генерал Вандегрифт собирается надеть презервативы на стволы винтовок морских пехотинцев, чтобы уберечь их дождя и грязи». Ларчик, оказывается, открывался просто! Сам Честер Нимиц начинал свою офицерскую карьеру в тихоокеанских тропиках и имел представление о тех местах.

«ЗЕЛЕНЫЙ АД» ЦАРЯ СОЛОМОНА

Практически никто из американских морпехов, да и прочих граждан Соединенных Штатов, до 1942 г. не знал, что это за остров такой Гуадалканал. Его и сейчас можно отыскать только на подробной карте юго-западной части Тихого океана. Он относится к Соломоновым островам, которые протянулись на 600 миль двумя параллельными колоннами от архипелага Бисмарка на северо-западе Меланезии на юго-восток.

«Сторожевая башня» у пролива Железное ДноГенерал Александер Вандегрифт. Фото 1945 г.

Честь их открытия принадлежит конкистадорам дон Альваро Менданья – племянника вице-короля Перу. Испанцы искали за морями золото и в поисках его в феврале 1568 г. добрались до неизвестного архипелага, где выменяли у местных туземцев несколько крупиц золота. Дабы оправдать экспедицию, они окрестили острова Соломоновыми, намекая на их несметные богатства, которых там и в помине не было. Один из соратников дон Альваро – Педро де Ортега, обследуя на паруснике Santiago окрестные воды, наткнулся на довольно крупный гористый остров (примерно 150 на 48 км), который он назвал Гуадалканал – в честь своего родного города в Валенсии. К 1942 г., как отмечал американский военно-морской историк Самуэль Морисон, он «был населен несколькими тысячами курчавых меланезийцев и не имел других природных богатств кроме грязи, кокосов и малярийных комаров».

С моря Гуадалканал, как и все тропические острова, выглядит привлекательно. Он покрыт высокими зелеными лесами, которые чередуются изумрудными лужайками. Но пейзаж этот обманчив. Тамошние джунгли именуются «дождевыми», поскольку деревья, окутанные лианами, испаряют огромное количество влаги, которая мелкими капельками постоянно сыпется сверху. Нередки на острове и настоящие ливневые дожди. Поэтому почва повсеместно сырая, болотистая. Горячий, насыщенный кисловатыми испарениями воздух неподвижен и, кажется, что в нем вот-вот задохнешься. Вверху в кронах деревьев поют экзотические райские птицы. Внизу же обитают крысы, змеи, огромные муравьи, укус которых сравним с прикосновением горящей сигареты, семисантиметровые осы и, наконец, особый вид пиявок, которые живут на деревьях и атакуют свои жертвы «с воздуха». Ну, а в многочисленных речушках в обилии водятся крокодилы. Кстати, «изумрудные лужайки» – на самом деле заросли травы кунай с пилообразными жесткими и острыми, как бритва, стеблями, достигающими в высоту до двух метров. Одной прогулки по этому «зеленому аду» достаточно, чтобы покалечиться, подхватить малярию, тропическую лихорадку или более редкую, но не менее опасную болезнь.

Так зачем же полезли американцы на этот богом забытый остров, даже сколько-нибудь точных карт которого не существовало? Планируя наступательную операцию на Тихом океане, они сначала не собирались брать Гуадалканал. У них, вообще, было маловато сил, поскольку основные армейские части Вашингтон по согласованию с Лондоном сосредотачивал для высадки в Северной Африке (операция Torch – «Факел»). Американское командование вместе с союзниками (Австралией, Новой Зеландией и Великобританией) собиралось отбить лишь находившийся в 20 милях западнее Гуадалканала небольшой остров Тулаги (5,5 на 1 км), входивший в группу островов Флорида и захваченный в мае 1942 г. японцами. Там прежде располагалась британская администрация, поскольку климат на острове был значительно более комфортный, нежели на Гуадалканале. Впрочем, дело даже не в этом. Рядом с Тулаги на крохотных островках Гавуту и Танамбого японцы развернули базу гидроавиации, которая беспокоила союзников, так как с нее стартовали самолеты, следившие за морскими коммуникациями, связывающими США с Новой Зеландией и Австралией.

«Сторожевая башня» у пролива Железное Дно

Части 1-й дивизии морской пехоты США высаживаются на берег у мыса Лунга.


Но в конце июня береговые наблюдатели, как именовали законспирированных разведчиков союзников, сообщили, что японцы в районе мыса Лунга на Гуадалканале начали строительство большого аэродрома. 4 июля воздушная разведка подтвердила данную информацию. Это меняло картину. С аэродрома японцы были способны атаковывать конвои, следовавшие в Австралию. А сам Гуадалканал превращался в базу, опираясь на которую императорские армия и флот могли развивать наступление на острова Эспириту-Санто и Новая Каледония с дальнейшим развертыванием ударов по Новой Зеландии.

Перед морской пехотой была поставлена задача захватить аэродром, чтобы использовать его в дальнейшем против японцев, а заодно взять под полный контроль Тулаги с Гавуту и Танамбого.

К операции «Сторожевая башня» привлекли 75 боевых кораблей, в том числе 3 авианосца, линкор, 6 крейсеров, и транспортов с десантом из США, Австралии и Новой Зеландии. Костяк этих сил составляли ВМС США и американские морские пехотинцы. 26 июля в районе Фиджи союзники провели учения. Они показали неготовность сил вторжения. Десантные плашкоуты чуть не перебило о рифы. Тем не менее операцию решили проводить. Командование экспедиционными силами доверили вице-адмиралу Фрэнку Флетчеру, который уже дважды в 1942 г. руководил стратегически важными сражениями американского флота на Тихом океане: в Коралловом море и у атолла Мидуэй. Правда, в обоих случаях корабли, на которых держал свой флаг Флетчер (авианосцы Lexington и Yorktown), пошли на дно. Но поле боя, как говорится, осталось за американцами. Особенно убедительной была победа у Мидуэя (подробнее см. журнал «Национальная оборона» №5/2012). Амфибийные силы возглавил контр-адмирал Ричмонд Тернер, а генерал-майор Александер Вандегрифт – 1-ю дивизию морской пехоты США, численностью около 16000 человек.

«Сторожевая башня» у пролива Железное Дно

Гуадалканал с прилегающими островами. Красными стрелками указаны направления движения американских судов с десантом.


УСПЕХ С КАТАСТРОФИЧЕСКИМ ФИНАЛОМ

Прямо скажем, союзникам сильно повезло. Во время движения их армады к Гуадалканалу висела низкая облачность, и океан часто накрывали туманы. Японские самолеты-разведчики не видели противника. Таким образом, американцам и их партнерам удалось незамеченными подобраться к месту высадки, которая прошла без сучка и задоринки, так как, к счастью, никаких коварных коралловых рифов у мыса Лунга не было. И, собственно, сопротивление врагом не оказывалось. Из 2800 человек японского контингента 2200 были строителями, причем по большей части подневольными корейскими, которые совсем не горели желанием проливать кровь за Страну восходящего солнца. Они бросили объект, оставив на нем технику, стройматериалы и продовольствие. Уже на второй день аэродром был в руках морских пехотинцев. Его назвали Хендерсон-Филд в честь погибшего в сражении за Мидуэй летчика морской пехоты Лофтона Хендерсона, первым атаковавшим приблизившиеся к атоллу японские самолеты.

Сложнее ситуация складывалась на Тулаги, Гавуту и Танамбого, где три тысячи американских морпехов встретили отчаянное сопротивление маленького гарнизона противника. Но поддержанные авианосной авиацией и корабельной артиллерией к 9 августа американцы все-таки взяли верх, потеряв 122 человека убитыми. Из 886 подданных императора погибли почти все.

Однако японцы стремились взять реванш. Уже 7 августа их авиация с базы в Рабауле, что на острове Новая Британия, решительно атаковала экспедиционные силы союзников. В результате налетов был подожжен транспорт George F. Elliot, который позже затонул, и тяжело поврежден эсминец Jarvis. Нельзя не отдать должное выучке и мужеству японских летчиков. От Рабаула до Гуадалканала – 640 миль, что почти на пределе радиуса полета истребителей Zero. Но они все-таки находили возможность бороться с американскими самолетами. Пилот Сабуро Сакаи, на счету которого к тому времени уже было 56 побед, сбил над Гуадалканалом истребитель F4F Wildcat и пикирующий бомбардировщик SBD. Он бросился на целую группу штурмовиков Avenger. Но с ними ему справиться не удалось. Его Zero прошили несколько пулеметных очередей. Летчик потерял правый глаз и был ранен в левый. У него парализовало левую часть тела. Но он довел свой самолет до Рабаула и успешно посадил, проведя в воздухе восемь с половиной часов!

В первой половине дня 7 августа 5 тяжелых, 2 легких крейсера и эсминец Императорского флота под командованием вице-адмирала Гунити Микавы с баз на Рабауле и Кавьенге взяли курс на юго-восток – к Гуадалканалу по проливу, отделяющему восточную цепь Соломоновых островов от западной. Американцы назвали этот пролив Слот (Slot), то есть «Щель». И из этой Щели японцы потом регулярно наносили жестокие удары по союзникам.

«Сторожевая башня» у пролива Железное Дно

Обманчивая идиллия Гуадалканала и пролива Железное Дно.


Чуть раньше соединения Микавы к Гуадалканалу отправились 6 японских транспортов с войсками. Но не успели они выйти в море, как одно судно было потоплено торпедами американской подводной лодки S-38. Вместе с пароходом водоизмещением 5600 т погибли 14 офицеров и 328 солдат. Опасаясь новых атак из-под воды, оставшиеся транспорты поспешили вернуться в Рабаул.

Примерно в 300 милях от Гуадалканала 8 августа в 10 часов 28 минут соединение Микавы было обнаружено австралийским патрульным самолетом. Но пилот вместо того, чтобы срочно сообщить о контакте с неприятелем, решил не нарушать режим радиомолчания. И только ближе к вечеру эта важнейшая информация достигла Брисбена (Австралия), где размещался штаб генерала Дугласа Макартура, а оттуда переадресована адмиралу Ричмонду Тернеру, который принял ее в 18.45. То есть потребовалось более 8 часов, дабы донести разведданные до потребителя, находившегося совсем рядом и который остро нуждался в сведениях о координатах приближающегося противника. Вот что означало отсутствие развитой сетецентрической системы!

Тернер немедленно созвал совещание, на котором было решено отвести 9 августа транспорты союзников от Гуадалканала, несмотря на то, что еще значительная часть боеприпасов и снаряжения для морских пехотинцев оставалась не выгруженной. Этот шаг мотивировался тем, что к тому времени адмирал Флетчер увел свои авианосцы от острова, сославшись на необходимость дозаправки эсминцев эскорта топливом и на значительные потери в истребителях (осталось 78 из 99). Как говорил позже Тернер, отход авианосцев Флетчера «оставил его совершенно голым». Но у командующего амфибийными силами еще была надежда, что враг нападет только на следующий день.

«Сторожевая башня» у пролива Железное Дно

Австралийский тяжелый крейсер Canberra был красивым кораблем.


Но тот ждать не стал. Трагедия случилась после полуночи 9 августа. Группа прикрытия союзников под командованием австралийского контр-адмирала Виктора Кратчли разделила свои силы. Часть кораблей в составе тяжелых крейсеров Canberra и Chicago, эсминцев Patterson и Bagley несли дозор у южной оконечности небольшого острова Саво, который находится примерно на полпути между Гуадалканалом и Флоридой. С севера этого острова патрулировали крейсера Vincennes, Astoria и Quincy, а также эсминцы Helm и Wilson. Вверх по Слоту были высланы эсминцы Ralph Talbot и Blue, призванные осуществлять раннее радиолокационное обнаружение противника.

Казалось бы, американцы и их союзники имели преимущество для ночного боя, поскольку располагали, пусть и не очень совершенными, радарами, а японцы нет. Однако бой у острова Саво сложился не по американскому сценарию.

«Сторожевая башня» у пролива Железное Дно

И вот он погружается на Железное Дно.


Адмирал Микава поставил задачу командирам своих кораблей: приблизиться к Гуадалканалу, потопить транспорты противника и самым полным ходом отойти, чтобы утром не попасть под бомбы и торпеды самолетов американских авианосцев (если бы он только знал, что те ушли!). В 00.54 с мостика японского флагмана крейсера Chokai, обнаружили американский корабль. Это был дозорный эсминец Blue. Но на нем не заметили противника, который благополучно остался за кормой.

Вскоре японцы встретили южную группу кораблей союзников. Она была ослаблена, так как адмирал Кратчли отбыл на совещание с Тернером на своем флагмане – крейсере Australia, и тот еще не успел вернуться. Союзники снова не заметили японцев. Тем временем адмирал Микава отдал приказ: «Всем атаковать! Стрелять самостоятельно!» Посыпался град снарядов, а воду вспороли торпеды. Две из них попали в борт австралийского крейсера Canberra, а снаряды стали сокрушать его надстройки. Вскоре корабль потерял ход и начал набирать воду. У американского крейсера Chicago взрывом торпеды оторвало часть носа, и он окутался пламенем пожаров.

«Сторожевая башня» у пролива Железное ДноБашня главного калибра американского тяжелого крейсера Quincy – сегодня «туристический объект» для любителей дайвинга.

За шесть минут японцы покончили с южным соединением, а затем, обогнув остров Саво, взяли курс на северо-восток, где нагнали северную группу противника. Началось второе отделение побоища, которое завершилось потоплением американских крейсеров Vincennes, Astoria и Quincy. В итоге боя союзники потеряли 1077 человек убитыми, 4 крейсера (Canberra затонула утром следующего дня). Крейсер Chicago и эсминец Ralph Talbot получили тяжелые повреждения. «Это было одно из страшнейших поражений, которые когда-либо терпели ВМС США», – замечает по этому поводу Самуэль Морисон. После трагедии, разыгравшейся в проливе Саво, союзники переименовали его в пролив Железное Дно. И эта акватория не раз подтверждала печальную точность данного ей названия. За шесть месяцев сражения за Гуадалканал на его дне нашли свое последнее пристанище 34 корабля, судна и катера союзников, а также 14 единиц Императорского флота. Еще эти воды можно было назвать Акульей Пастью, так как хищные рыбы, учуяв запах крови, собрались там, казалось, со всей юго-западной части Тихого океана. Многие моряки стали жертвами этих прожорливых тварей.

Почему бой обернулся фиаско для американского флота? Во-первых, выучка японских моряков оказалась выше американских. Они прекрасно владели приемами ведения ночного боя. Во-вторых, корабли союзников не наладили между собой надежную связь. В северном соединении даже не знали, что южное уже сражается. В-третьих, из рук вон плохо было поставлено управление силами союзников. В четвертых, японские моряки располагали великолепными ночными биноклями, которых у американцев и австралийцев не было. Наконец, в их руках было мощное оружие – тяжелые 610-мм торпеды типа 093, имевшие массу боевой части 490 кг и эффективную дальность стрельбы 22 км при скорости 48-50 узлов. Американцы их называли Long Lance, то есть «Длинное копье». Одного попадания такой торпеды было достаточно, чтобы, если не потопить, то вывести из строя тяжелый крейсер противника.

Но и японцы, у которых были незначительно повреждены флагманский крейсер и эсминец, не выполнили основную задачу. Адмирал Микава, опасаясь налета американских самолетов с авианосцев, отказался от атаки все еще разгружавшихся транспортов. Только вечером 9 августа адмирал Тернер отошел со своими судами от Гуадалканала. Как бы в отместку за эту оплошность американская подводная лодка S-44 атаковала возвращавшиеся японские корабли и потопила крейсер Kako.

«ТОКИЙСКИЕ ЭКСПРЕССЫ» БЕГУТ ПО ЩЕЛИ

Так называемые «морские пчелы» (Seabees), то есть инженерные подразделения ВМС США, немедленно занялись достройкой аэродрома, а морские пехотинцы благоразумно озаботились укреплением периметра его обороны. Японские войска на острове вскоре пришли в чувство от шока, вызванного внезапным нападением американцев, и дали о себе знать. 12 августа патруль морских пехотинцев наткнулся на засаду и был перебит. В ответ три роты морпехов атаковали деревни Матаникау и Кокумбона, где обосновался противник. 65 японских солдат были убиты, американцы потеряли четырех своих товарищей.

А 18 августа Хендерсон-Филд уже был готов принимать и выпускать самолеты. 20 августа к Гуадалканалу подошел конвойный авианосец Long Island, доставивший 19 истребителей F4F Wildcat и 12 пикировщиков SBD Dauntless авиации морской пехоты. Еще через два дня прибыли четыре армейских истребителя P-39 Airacobra. С этого момента начала действовать авиационная группа, именовавшая себя «Кактус» (Cactus Air Force – CAF). Еще полгода японцы ожесточенно дрались на суше, в воздухе и на море, чтобы обломать эти «кактусы».

«Сторожевая башня» у пролива Железное Дно

Чтобы отразить атаки японцев, морпехам приходилось все время быть начеку.


Не имея превосходства в воздухе, они разумно опасались направлять к Гуадалканалу тихоходные транспорты с войсками, хотя для доставки тяжелой техники и артиллерии сухогрузные суда тоже привлекались. Для переброски воинских подразделений, боеприпасов и продовольствия на остров использовались, главным образом, по образному определению американцев, «токийские экспрессы» – быстроходные эсминцы, которые сначала доставляли десант и снаряжение, а потом еще и обстреливали Хендерсон-Филд и его защитников.

19 августа с шести эсминцев в 35 км к востоку от мыса Лунга японцы высадили 916 солдат из состава 28-го пехотного полка под командованием полковника Киенао Итики. Этот офицер явно недооценил силы противника. Ранним утром он бросил своих подчиненных на периметр обороны американских морпехов. Японцы предприняли фронтальную атаку. Большинство из них погибли, в том числе и полковник Итики. В живых остались 128 человек. Но они не сдались, а, к радости янки, которым нечем было их кормить, предпочли умирать от ран, голода и болезней в чащобах «зеленого ада».

До 4 сентября японцы перебросили «токийскими экспрессами» на Гуадалканал еще 5000 военнослужащих. Их возглавил генерал-майор Киетакэ Кавагути. 14 сентября японцы предприняли атаку на Хендерсон-Филд через горный кряж, что нависал над аэродромом, но были отбиты с большими потерями. Это было первое поражение крупного подразделения Императорской армии с момента начала войны в Азии и на Тихом океане. В Токио осознали, что на далеком острове происходят не тактические бои, а события более серьезные. На совещании генерального штаба в Токио констатировалось, что «Гуадалканал, возможно, превратился в генеральное сражение войны». Так оно и было.

Ситуация обострялась не только на острове, но и в водах, омывающих Соломоновы острова. 24 августа схлестнулись американские и японские авианосцы. Первыми отличились пикирующие бомбардировщики авианосца Saratoga, которые поразили японский легкий авианосец Ryujo десятью бомбами. Корабль загорелся и затонул. Но и японцы не остались в долгу. Несколько японских самолетов прорвались сквозь завесу истребителей и всадили три бомбы в палубу авианосца Enterprise. Прекрасно поставленная служба живучести спасла корабль от гибели. Однако он вынужден был спешно ретироваться и отправиться на ремонт.

На следующий день «кактусы» с Хендерсон-Филд добились попадания в японский легкий крейсер Jintsu и транспорт с войсками, которые двигались к Гуадалканалу. Поврежденный крейсер ушел, а вот транспорт потерял ход. К его борту подошел эсминец Mutsuki, чтобы снять десант и экипаж с гибнущего судна. И тут впервые за всю войну на море добились успеха американские тяжелые бомбардировщики В-17, поднявшиеся с острова Эспириту-Санто. Три их бомбы разнесли в пух и прах корабль под флагом Страны восходящего солнца.

Бой у Восточных Соломоновых островов стал победным для союзников, хотя результаты, на первый взгляд, казались скромными. Но не стоит забывать, что японцы отказались тогда от высадки крупного десанта на Гуадалканал.

«Сторожевая башня» у пролива Железное Дно

Это фото – одно из самых выдающихся эпохи войны на Тихом океане. Японская авиабомба взрывается на палубе авианосца Enterprise во время боя у Восточных Соломоновых островов.

Автор снимка – Роберт Рид – погиб в ту же секунду, когда нажал на кнопку затвора своего аппарата.


Увы, военная Фортуна переменчива. 15 сентября к югу от этого острова японская подводная лодка I-19 потопила американский авианосец Wasp, сопровождавший конвой союзников на Гуадалканал. Это осложнило положение оборонявших Хендерсон-Филд. Дело в том, что поврежденные авианосцы Saratoga и Enterprise ремонтировались. В распоряжении ВМС США в южной части Тихого океана остался один авианосец Hornet, в то время как японцы располагали несколькими кораблями этого класса.

А японцы продолжали гнать к острову «токийские экспрессы». Случалось, что за ночь им удавалось высаживать до 900 человек. Продолжались и ночные обстрелы Хендерсон-Филд артиллерией японских кораблей. Дабы пресечь эти вылазки американское командование направило на перехват крупного «токийского экспресса» отряд кораблей под командованием контр-адмирала Нормана Скотта. Кроме того, это соединение должно было прикрыть конвой союзников, перевозивший войска и технику на Гуадалканал. В ночь с 11 на 12 октября произошел бой у мыса Эсперанс – у северной оконечности острова. Японцы после победы у острова Саво не ожидали серьезного противодействия. И просчитались.

В 22.32 радары кораблей американского отряда обнаружили противника. В 23.46 крейсера Helena, Salt Lake City, Boise и эсминцы открыли огонь. Шедший головным в японском отряде под флагом контр-адмирала Аритомо Гото тяжелый крейсер Aoba был поражен первыми же их залпами. Его мостик снесло. Был убит адмирал Гото. Пошел ко дну эсминец Fubuki, некогда открывший серию великолепных кораблей этого класса. За ним туда же отправился тяжелый крейсер Furutaka. Получили повреждения еще несколько кораблей. Не обошлось без жертв и с американской стороны. Эсминец Duncan, оказавшийся на линии огня своих и чужих кораблей, получил несколько пробоин и затонул. А когда рассвело, пикирующие бомбардировщики с Хендерсон-Филд потопили японские эсминцы Natsugumo и Murakumo, которые вернулись на место боя, чтобы поднять из воды своих гибнущих товарищей.

В Перл-Харбор и в Вашингтоне ликовали. Вот она достойная месть за поражение у острова Саво. Это не просто разгром очередного «токийского экспресса», считали в американских штабах, а поворотный момент в боевых действиях за Гуадалканал. Но эйфория была преждевременной. 14 октября к Гуадалканалу подошли линкоры Kongo и Haruna. Своими 356-мм снарядами они буквально перепахали взлетно-посадочные полосы «Кактуса». От японского огня погиб 41 американец. Были уничтожены 48 самолетов из 90, имевшихся в наличии, а уцелевшие получили повреждения и нуждались в ремонте. Сгорели практически все запасы авиабензина. Казалось, Хендерсон-Филд пришел конец.

Но к тому времени Seabees настолько быстро научились восстанавливать взлетно-посадочные полосы, что им потребовалось лишь несколько часов для возрождения «Кактуса». Вообще в инженерно-строительные подразделения флота, направлявшиеся на Гуадалканал, подбирались специалисты на все руки. Они могли не только быстро подлатать аэродром и его сооружения, но и ремонтировать сами самолеты. А когда требовала обстановка, «морские пчелы» брали в руки винтовки и заменяли выбывших в бою артиллеристов.

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ «БЫКА» ХЭЛСИ

Это ремесло скоро им пригодилось. К 17 октября японский воинский контингент на Гуадалканале уже достиг почти 20000 человек. Поэтому было принято решение атаковать позиции американцев, причем с нового направления – с юга. Для главного удара по Хендерсон-Филд была выделена 2-я дивизия под командованием генерал-лейтенанта Масао Маруямы, насчитывающая 7000 солдат. Еще 2900 человек под командованием генерал-майора Тадаси Сумиеси, а также тяжелая артиллерия должны были атаковать периметр обороны аэродрома с западного направления, дабы отвлечь внимание американцев от направления главного удара.

«Сторожевая башня» у пролива Железное ДноАдмирал Уильям «Бык» Хэлси.

Надо отметить, что американцы не обнаружили приближения противника. Поэтому удар японцев в ночь с 23 на 24 октября оказался для них неожиданным. Однако из-за несогласованности западная группировка японцев начала наступление раньше, чем подошли основные силы генерала Маруямы. И когда те начали атаку, части генерала Сумиеси уже были сметены и разбиты с большими потерями. Для отражения главного удара противника были задействованы подразделения 7-го полка морской пехоты и недавно прибывшего 164-го пехотного полка. Пушечной картечью и ружейно-пулеметным огнем удалось остановить врага. Однако несколько групп японских солдат просочились через периметр обороны Хендерсон-Филд, и те даже доложили, что захватили аэродром. Но вскоре все они были уничтожены. Повторные атаки Маруямы тоже не дали результата. В конце концов японцы были вынуждены отвести свои части от «Кактуса», потеряв около 3000 убитыми. Американцы простились с 80 своими соотечественниками.

В то время когда враг атаковал Хендерсон-Филд, генерала Вандегрифта не было на Гуадалканале. Он находился в Нумеа на острове Новая Каледония, где размещался штаб командующего силами южной части Тихого океана, в оперативном подчинении которого находились занятые морской пехотой острова. Только что произошла смена командующего. Адмирал Честер Нимиц решил поменять на этом посту своего старого друга вице-адмирала Роберта Л. Гормли, который, судя по всему, разуверился в способности американцев удержать Гуадалканал. Вместо него назначили адмирала Уильяма Хэлси, за упорный, неукротимый и яростный характер награжденного сослуживцами кличкой «Бык» (Bull). Заступив в должность, он сразу коротко и ясно сформулировал задачу, стоящую перед войсками и флотом: «Убивайте япошек! Убивайте япошек! Убивайте больше япошек!» Этот призыв был с воодушевлением воспринят на кораблях и в воинских частях. «Да, мы вели не цивилизованную, не рыцарскую войну, – отмечает по этому поводу Самуэль Морисон. – Мы аплодировали, когда япошки умирали. Мы вернулись к дням войны с индейцами. Япошки пошли этим путем, думая, что запугают нас как «упадочную демократию». И они получили такую войну, какую хотели, но со всеми ужасами, которые могла дать современная наука».

На совещании в Нумеа Хэлси спросил Вандегрифта, сможет ли тот удержать Хендерсон-Филд. Тот ответил утвердительно, но попросил более активной поддержки флота. «Сделаю все, что смогу», – коротко обещал «Бык». Случай не замедлил подтвердить его слова.

«Сторожевая башня» у пролива Железное Дно

Тонет под японскими бомбами авианосец Hornet в бою у островов Санта-Крус.


26 октября в 07.17 разведывательные самолеты, взлетевшие с палубы авианосца Enterprise, находившегося в районе островов Санта-Крус, что юго-восточнее Гуадалканала, обнаружили японское ударное соединение в составе нескольких авианосцев, линкоров, тяжелых крейсеров и множества эсминцев. Эта армада двигалась в сторону Гуадалканала. В 8.30 с авианосца Hornet была поднята первая атакующая группа. Затем последовала волна с Enterprise. Американские самолеты всадили четыре 1000-фунтовые бомбы в японский авианосец Shokaku. Тот вышел из боя, но не затонул. Контратаки японцев оказались более результативными. Они попали четырьмя бомбами и двумя торпедами в Hornet. Потом еще двумя бомбами и торпедой. В его палубу врезались два подбитых горящих вражеских бомбардировщика. Корабль-герой первого американского авиаудара по Токио (см. журнал «Национальная оборона» №3/2012) был обречен. Досталось и Enterprise. Он получил две японские бомбы.

Первая битва «Быка» Хэлси в качестве командующего силами южной части Тихого океана оказалась проигранной. Правда, японцы потеряли около ста самолетов, а также большое количество хорошо подготовленных пилотов. Кроме того, японцы отказались от намерения нанести мощнейший удар по Хендерсон-Филд.

В ПЯТНИЦУ 13-ГО, ИЛИ КОГДА ЛИНКОР В МОРЕ ВОИН

Не сулило американцам ничего хорошего и начало нового морского боя у Гуадалканала. Для пополнения своего контингента на острове и доставки тяжелого вооружения японцы в начале ноября снарядили 12 больших транспортных судов. Для их поддержки были выделены линейные корабли Hiei и Kirishima, крейсер и 15 эсминцев, которые перед началом высадки семитысячного десанта должны были стереть с лица земли Хендерсон-Филд. Командовал операцией вице-адмирал Хироаки Абэ.

«Сторожевая башня» у пролива Железное ДноАдмирал Норман Скотт выиграл битву у мыса Эсперанс, но был убит в бою 13 ноября 1942 г.

На перехват противника американцы выслали два оперативных соединения, которыми командовали контр-адмиралы Дэниел Каллаган и Норман Скотт. В их распоряжении были два тяжелых и три легких крейсера и восемь эсминцев. После полуночи 13 ноября, в пятницу, завязался бой. И снова японцы продемонстрировали свое умение сражаться в условиях «хоть выколи глаз». Американские силы смешались и потеряли управление. Повторилась ситуация, которая случилась 9 августа в битве у острова Саво. Свою гибель в проливе Железное Дно нашли американские крейсера Juneau, Atlanta, Helena и четыре эскадренных миноносца. Были тяжело повреждены крейсера Portland, San Francisco и три эсминца. Был убит адмирал Норман Скотт, прославившийся победой у мыса Эсперанс. Однако за три месяца и американцы кое-чему научились. Они сосредоточили огонь на линкоре Hiei. Он получил 85 попаданий артиллерийскими снарядами и стал оседать. Пошли на дно и два японских эсминца. Утром штурмовики «Кактуса» добили вражеский линкор, который затонул. Адмиралу Абэ пришлось отступить.

Но у американцев положение стало отчаянным. Хендерсон-Филд прикрывался с моря практически только торпедными катерами. В ночь на 14 ноября японский тяжелый крейсер Takao и эсминец беспрепятственно обстреляли аэродром. И только назойливые атаки торпедных катеров, хотя и нерезультативные, заставили их отойти.

«Бык» Хэлси хотел во что бы то ни стало остановить удар по острову. Он приказал быстроходным линкорам Washington, South Dakota и четырем эсминцам из эскорта авианосца Enterprise на полных парах мчаться к Гуадалканалу. Командовал этим соединением контр-адмирал Уиллис Ли, этнический китаец, обладатель семи медалей Олимпийских игр 1920 г. по стрельбе из винтовки, в том числе пяти золотых, и горячий энтузиаст внедрения на флоте радиолокаторов.

Днем 14 ноября пикировщики и торпедоносцы Enterprise и «Кактуса» атаковали японские транспорты, подходившие к острову. Они потопили или подожгли 8 из них. Оставшиеся четыре выбросились на камни у мыса Тассафаронга, чтобы попытаться разгрузиться.

«Сторожевая башня» у пролива Железное Дно

Американская авиация успешно топит очередной «токийский экспресс».


Для их защиты поспешили японские корабли. В полночь на 15 ноября их обнаружил радар линкора Washington. Дабы лучше оценивать обстановку, адмирал Ли занял место рядом с оператором РЛС. Завязалась артиллерийская дуэль. Японцы сосредоточили огонь на South Dakota и нанесли этому линкору серьезные повреждения. А «длинными копьями» они достали американские эсминцы, три из которых затонули. Дредноут Washington остался практически один, поскольку четвертый эсминец Gwin был поврежден. Но умелое владение радаром адмиралом Ли вывело американцев в победители в бою у Гуадалканала. Девять 406-мм и сорок 127-мм снарядов Washington превратили японский линкор Kirishima в груду металлолома, которую поглотили воды Слота. Тем же утром американская авиация и артиллерия обрушилась на выбросившиеся транспорты и уничтожила их вместе со всеми грузами.

Этот бой стал кульминацией сражения за Гуадалканал, но не его финалом. Японцы сопротивлялись американскому натиску еще более двух с половиной месяцев. И часто не без успеха.

Поддержанные флотом и получившие подкрепление американские морпехи перестали ограничиваться обороной периметра Хендерсон-Филд, а начали предпринимать наступательные операции, вытесняя врага в болота и другие малопригодные для обитания человека районы острова. «Токийские экспрессы» продолжали снабжать войска императора боеприпасами и продовольствием. Но рейсы становились все реже и реже. Во время морских боев и от налетов авиации флот Страны восходящего солнца потерял много эсминцев. Докучали и торпедные катера, нередко срывавшие доставку грузов. А пополнения корабельного состава почти не было. Зато американский флот в водах, омывающих Гуадалканал, рос как на дрожжах. И, тем не менее, последнее морское сражение в Щели осталось за японцами.

«Сторожевая башня» у пролива Железное Дно

Линкор Washington ведет огонь по японскому дредноуту Kirishima в ночном бою 15 ноября 1942 г.


К 26 ноября некоторые передовые подразделения японцев не получали пищи уже шесть дней. Учитывая отчаянное положение своих воинов, японское командование направило к Гуадалканалу очередной «токийский экспресс». Отряд из восьми эсминцев под командованием контр-адмирала Рэйдзо Танаки взял курс на мыс Тассафаронга, где предполагалось сбросить контейнеры с продовольствием и боеприпасами. Адмирал Хэлси направил на перехват оперативное соединению TF67 из четырех крейсеров и шести эсминцев под командованием контр-адмирала Карлетона Райта. То есть американцы имели абсолютное превосходство. Поздним вечером 30 ноября противники встретились. Американцы первыми обнаружили врага, но замешкались на четыре минуты. Этого времени хватило японцам, чтобы совершить маневр уклонения. Когда американцы открыли огонь и выпустили торпеды, эсминцы Танаки уже уходили прочь, предварительно выпустив в сторону американцев 44 торпеды. Несколько из них достигли цели. Ими был потоплен крейсер Northampton и тяжело повреждены крейсера Minneapolis, New Orleans и Pensacola. Единственной жертвой огня американской армады стал эсминец Takanami. Но корабли Танаки не выполнили свою миссию. Они не доставили груз японским войскам.

«Сторожевая башня» у пролива Железное ДноАдмирал Уиллис Ли.

После этого началась медленная агония японского гарнизона. Да, к Гуадалканалу прорывались отдельные корабли Императорского флота, но они были не способны решить проблему снабжения измученного боями, тяжелыми потерями и болезнями контингента.

БЛЕСТЯЩАЯ ЭВАКУАЦИЯ ПРИ СОКРУШИТЕЛЬНОМ ПОРАЖЕНИИ

Тем временем со второй половины октября происходила постепенная замена подразделений 1-й дивизии морской пехоты США частями XIV корпуса (в нее входили 2-я дивизия морской пехоты, 25-я пехотная дивизия и дивизия «Америкал») под командованием армейского генерала Александера Патча. Это объединение в январе 1943 г. насчитывало более 50000 человек.

И хотя морпехи Вандегрифта провели на Гуадалканале не четыре недели, как рассчитывали, а четыре месяца, их потери оказались относительно невелики. Убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести они потеряли 1242 человека. Но почти все пострадали от малярии и других болезней. Спасения от них не было. Даже адмирал Честер Нимиц за время своей второй двухдневной командировки на остров умудрился подхватить тяжелую форму малярии.

Уже 12 декабря японское командование начало разрабатывать операцию об эвакуации с Гуадалканала, потому что этот остров буквально пожирал и перемалывал войска, корабли и самолеты. 28 декабря об этом был проинформирован император, который утвердил решение своих адмиралов и генералов.

Последний кровопролитный бой на Гуадалканале произошел 10-23 января 1943 г. в районе горы Остин. Японцы из последних сил сопротивлялись, но, потеряв около 3000 убитыми, отступили, стараясь по возможности больше не соприкасаться с американскими войсками.

«Сторожевая башня» у пролива Железное Дно

На завершающем этапе кампании на Гуадалканале японцы гибли в боях и от болезней тысячами.


Когда 9 февраля 1943 г. в Нумеа и Перл-Харбор получили донесение генерала Патча о том, что его войска не могут обнаружить японцев на острове, то сначала не поверили. Но это была чистая правда. Еще ночью 1 февраля 20 эсминцев под командованием адмирала Синтаро Хасимото вывезли 4935 солдат. Затем 4 и 7 февраля была завершена эвакуация почти всех оставшихся войск. В общей сложности с Гуадалканала незамеченными выбрались 10652 японских военнослужащих. Эта операция по своей скрытности до сих пор остается непревзойденной.

Но это было бегство, а не наступление. После Гуадалканала Япония окончательно потеряла стратегическую инициативу в войне на Тихом океане. А США перешли к стратегии «лягушачьих прыжков» – завоеванию одним за другим островов и архипелагов на Тихом океане. Так продолжалось, пока они не добрались до самой Японии.

Тяжелыми оказались потери императорских армии и флота. 31000 убитых, утрачено 38 боевых кораблей основных классов и около 800 самолетов. США тоже недосчитались 7100 человек, 29 кораблей и 615 самолетов. Cопоставление цифр говорит само за себя.

«Сторожевая башня» у пролива Железное Дно

Японское транспортное судно, выбросившееся на камни у мыса Тассафаронга и добитое американской авиацией.


В сражении за Гуадалканал обе стороны интенсивно использовали все виды вооруженных сил и все виды оружия. В боях принимали участие все классы надводных кораблей, подводные лодки, торпеды и мины, истребители, штурмовики и стратегические бомбардировщики, танки и полевая артиллерия. Технически и тактически в наземных операциях американцы оказались выше, но явно уступали на море, хотя и там ВМС США выполнили свою миссию, не дав врагу уничтожить аэродром Хендерсон-Филд, из-за которого и заварилась вся эта кровопролитная каша. В конце концов экономическая мощь Соединенных Штатов взяла верх. Их Вооруженные Силы получали все необходимое, в требуемых количествах, в нужное время и достаточно высокого качества. Американские летчики, моряки и солдаты готовились к предстоящим боям должным образом, что в итоге и предопределило победу союзников на Тихом океане.
Автор: Александр Мозговой
Первоисточник: http://www.oborona.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. tut ya 13 марта 2013 10:18
    "В конце концов японцы были вынуждены отвести свои части от «Кактуса», потеряв около 3000 убитыми. Американцы простились с 80 своими соотечественниками" -это потери за один ночной бой, я так понимаю?! Японцы с рогатками в бой шли или с мечами??? Выходит , что у атакующих не было ни минометов, ни пулеметов, да и артиллерия хоть какая-то но должна была быть?!
    tut ya
    1. seafarer 16 марта 2013 08:24
      Это были первые боевые столкновения японцев с американцами на суше.
      И они в свои первые атаки действительно шли чуть ли не с мечами (а офицеры - так именно так и шли в атаку). А нарвались на пулеметы, минометы и базуки хорошо подготовленной системы обороны.
      Да и тяжелого вооружения у япов в течении всего времени боев на Гуадалканале почти не было. Когда они начали строить аэродром, то там скорее была конвойные части для корейских рабочих и для охраны от туземцев. Какое для этого нужно тяжелое вооружение? А в последующем, они так и не смогли доставить своим войскам более-менее серьезного оружия. Хотя даже пару танков тип 95 все же смогли забросить. Но с ними получилось как у нас в 41-м: топливо - только то, что в баках, а снаряды - только один боекомплект. И то, от мыса Тассафоранга до американских позиций не все и доехали.
      А потом эсминцы "Токийского экспресса" сбрасывали снабжение в море в плавучих контейнерах - продовольствие и стрелковый боезапас.
      seafarer
  2. PeaceMaker 14 марта 2013 07:12
    На фоне боев в Европе смешно смотреть на цифры участвующих в эпической битве тихоокеанской компании войск и их потерь.
    PeaceMaker
    1. aviator46 16 марта 2013 00:25
      Потому что воевала техника, а не люди.
      Такое количество, только кораблей и авианосцев, принимавших участие с 2-х сторон - СССР, за всю историю, не смог построить.
      А уж обеспечить операции на таком удалённом фронте..и говорить не приходится.
      aviator46
    2. ism_ek 18 марта 2013 13:02
      Брежнев поучаствовал в сражении на "Малой Земле". После этого каждый ребенок в СССР знал что такое "Малая Земля"
      Америкосы очень любят приукрашивать свои победы и замалчивать победы союзников
      Цитата: aviator46
      Такое количество, только кораблей и авианосцев, принимавших участие с 2-х сторон - СССР, за всю историю, не смог построить.

      Ну были у Англосаксов авианосцы. Сильно они им помогли?
  3. predator.3 14 марта 2013 07:50
    . Он просил срочно прислать 14400 презервативов! Как это надо было понимать?

    интересно, просто куском тряпки нельзя было обмотать этот ствол, нет именно им подавай гандоны, даже разбудили комфлота ! Представляю ,что сказал бы Жуков ,если бы его ночью разбудили и сказали ,что такой-то комдив просит 15 тысяч презервативов ! laughing
    predator.3
    1. aviator46 16 марта 2013 00:13
      А их в во время ВОВ вообще не выпускали..))
      aviator46
  4. Old_Kapitan 14 марта 2013 09:50
    Но он довел свой самолет до Рабаула и успешно посадил, проведя в воздухе восемь с половиной часов!

    На "Зеро"? belay
    1. seafarer 16 марта 2013 08:03
      Да, на Зеро. Это достоверный факт. Об этом можно прочитать в мемуарах Ф.Шермана и кого-то из японских летчиков (увы - не помню фамилии).
      И потом этот летчик еще и воевал после госпиталя, и, кажется, даже остался жив.
      Японцы умело использовали малый вес Зеро, и выбирали высоту полета так, чтобы самолет еще и ветром несло. Лучшим из них удавалось увеличить дальность полета до 20%.
      seafarer

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня