Венесуэла: трудный новый выбор

Венесуэла: трудный новый выбор


В ночь с 5 на 6 марта после долгой болезни умер Уго Чавес, венесуэльский президент. Военное командование страны заявило о верности вице-президенту Н. Мадуро и парламенту. Людей призвали сохранять спокойствие.


В течение следующих нескольких дней в Венесуэле определились два кандидата на пост президента. Была назначена и дата выборов: 14 апреля.

Николас Мадуро, которого, предчувствуя скорую смерть, назначил преемником товарищ Чавес, выступит в этот день против представителя многочисленных рядов оппозиции — Энрике Каприлеса Радонски.

50-летний Мадуро — бывший шофёр автобуса, член профсоюза общественного транспорта Каракаса и твёрдый сторонник Чавеса, «рупор» его идей. Шесть лет, напоминает агентство «Рейтер», он трудился на посту министра иностранных дел. С октября прошлого года товарищ Мадуро — вице-президент. «Смотрите, куда направляется наш Николас, он ведь когда-то работал простым водителем автобуса, как же буржуазия над ним издевалась», — говорил про него Уго.

Николас Мадуро весьма популярен среди многих бедных сторонников Чавеса.

Энрике Каприлес Радонски — кандидат относительно молодой. Ему сорок лет. Он выпускник юридического факультета и губернатор Миранды, второго по населению штата в Венесуэле. Каприлес стал самым юным законодателем в Венесуэле (в двадцать шесть лет), затем сумел победить на выборах мэра муниципалитета Каракаса. В 2008 г. он стал губернатором Миранды.

На прошлогодних президентских выборах Каприлес выступал в качестве кандидата от коалиции Демократического единства, состоявшей из более двух десятков партий и организаций. Всё эти организации и партии и есть венесуэльская оппозиция. Он проиграл, набрав 44% голосов.

Энергичный губернатор известен в числе прочего своими поездками в венесуэльские трущобы — на мотоцикле. В ходе предвыборной кампании он посетил сотни городов и деревень, пытаясь создать себе имидж человека, озабоченного проблемами простых граждан. Бытует мнение, что Каприлес нарочно создал имидж «под Чавеса». В ходе своих кампаний он даже слал воздушные поцелуи и тряс кулаком в «чавесовском» стиле. По словам самого Каприлеса, стань он лидером Венесуэлы, он бы скопировал бразильскую экономическую модель «современного левого крыла».

Трудно сказать, кто победит на выборах. Многие аналитики склоняются к тому, что президентом станет Мадуро. Социальные программы, которые проводил в жизнь Чавес (всего он реализовал их 27), этот человек обещает продолжать. За годы правления товарища Чавеса уровень безработицы в стране упал с 14,5% до 8,0%, а доля беднейшего населения снизилась с 47,0% до 27,2%. Поэтому у Мадуро как продолжателя дела Чавеса шансы победить достаточно высоки.

В траурные дни господин Каприлес повёл себя очень сдержанно — в отличие от верхушки США, не выразившей соболезнования родным и близким Чавеса и Венесуэле. Если «Неистовый» в своё время отзывался о Каприлесе довольно экспрессивно, если не сказать резко (даже называл оппонента неласково «свиньёй»), то противник Чавеса в эти печальные дни не стал вспоминать былые разногласия: «Мы с президентом Уго Чавесом были оппонентами, но никогда не были врагами. Я хотел бы выразить сейчас уважение к нему и солидарность со всеми венесуэльцами без исключения. Мы понимаем боль семьи покойного президента и людей по всей стране и выражаем им наше соболезнование. У нас были разногласия, об этом всем известно, но сейчас не время говорить о том, что разделяет нас».

Умный ход. Сейчас не время. Время придёт после 14-го апреля, точнее — после инаугурации.

Ни у кого из аналитиков нет уверенности и в том, что Мадуро будет проводить линию Чавеса, а не какую-то собственную. Многие считают его куда более левым политиком, нежели «команданте». Оппозиционеры правого фланга вообще именуют его «красным», «большевиком» и в таком духе далее.

Кроме того, Н. Мадуро явно привержен теории заговоров. В последние дни жизни Чавеса вице-президент выступил по правительственному телевидению с «разоблачением» Энрике Каприлеса. Последний, как сообщил миру журналист Уильям Нойман из «Нью-Йорк Таймс», подался на Манхэттен к своим родственникам.


«Мы должны внимательно следить за ним», — сказал вице-президент. «У меня есть все данные о том, где именно он находится на Манхэттене, в Нью-Йорке…», — заявил Мадуро по ТВ. Он сказал, что г-ну Каприлесу принадлежит квартира в Ист-Сайде, на Восемьдесят пятой улице. Там он и остановился.

В ответ на это Каприлес сказал, что каждый раз, когда он оставляет Венесуэлу, правительство пытается обвинить его в заговоре. Политик добавил, что в Нью-Йорке он навестил сестру и её семью, которая живёт в Ист-Сайде — именно на той улице, что назвал товарищ Мадуро. Также Каприлес объяснил, что не проводил политических встреч во время поездки.

По мнению же товарища Мадуро, г-н Каприлес должен был встретиться с Робертой С. Джейкобсон, помощницей госсекретаря по делам Западного полушария. Однако сама г-жа Джейкобсон всё отрицала.

Мадуро с подозрением относится и к деятельности американских военных атташе. На днях страна выдворила двух военных атташе посольства США с формулировкой: «За участие в действиях по дестабилизации обстановки». Речь идёт о сотрудниках американского посольства в Каракасе Дэвиде Дель Монако и Дэблине Костале.

По словам Мадуро, Дель Монако «уже несколько недель занимался наведением контактов с венесуэльскими военнослужащими, чтобы предложить план по дестабилизации страны». При этом вице-президент предупредил: «Мы идём по следу и других элементов».

Такая подозрительность, вероятно, имеет под собой основания, поскольку политические отношения Венесуэлы и США, в отличие от более-менее крепких экономических (США закупает в Венесуэле 15% нефти), явно хромают. Однако Барак Обама, не выразивший соболезнования по поводу кончины «Неистового», а ограничившийся вместо этого очередными заявлениями о грядущей демократии в Каракасе, и конгрессмены, радостно завопившие: «Скатертью дорожка!», повели себя попросту вызывающе. Желай они хороших отношений, они бы могли вести себя любезнее и сдержаннее. В конце концов, они считают себя борцами за права человека, за гуманизм и мир во всём мире. Обама даже лауреатом Нобелевской премии стал в 2009 году по этому направлению. Так почему бы не поучиться вести себя мирно и прилично?

Для России очень важно, чтобы политика Чавеса была продолжена. Следовательно, важно, чтобы пост президента занял товарищ Мадуро: ведь именно его «назначил» Чавес.

После смерти команданте постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин назвал преждевременную кончину команданте трагедией для всего мира: «Я считаю, что Уго Чавес был величайшим политическим деятелем для своей страны, Латинской Америки в целом и для всего мира. И, конечно, он сыграл очень важную роль в развитии отношений между Венесуэлой и Россией. Поэтому мы особенно скорбим».

Об особенной скорби россиян мудрый товарищ Чуркин сказал не напрасно. Позднее глава МИД РФ Сергей Лавров заявил: «Мы будем уважать выбор венесуэльского народа, и рассчитываем, что он будет поддержан всеми, кто выстраивает отношения с Венесуэлой, и что не возникнет попыток повлиять на этот выбор». Товарищ Лавров также сообщил: «По нашим оценкам (и это подтверждают уже проведённые блиц-опросы общественного мнения в Венесуэле), большинство населения — около 60 с лишним процентов — высказывается за продолжение политики, начатой Уго Чавесом».

Каприлес может отказаться от контрактов с Россией на поставку оружия. Ходят слухи, что он намеревается покупать вместо вооружений трактора.

Согласно прогнозу ЦАМТО, в 2012-2015 годах Венесуэла в структуре российского экспорта вооружений выйдет на второе место после Индии с объёмом закупок 3,2 миллиарда долларов. Как передаёт агентство «Прайм», смена власти в Венесуэле может пойти по драматичному сценарию и осложнить положение действующих там российских компаний. Так считают опрошенные агентством эксперты.

«В авторитарных странах, лишившихся лидера, обычно события развиваются в зависимости от наличия оппозиции. Если ее нет, как в Ливии, страна погружается в хаос. В Венесуэле оппозиция есть, и она вполне конкурентоспособна, как мы убедились по итогам октябрьских президентских выборов», — сказал руководитель Фонда национальной энергобезопасности Константин Симонов. По его мнению, военного переворота, скорее всего, не произойдёт, но оппозиция может прийти к власти.

Замдиректора Института Латинской Америки РАН Владимир Сударев констатирует: «Мадуро по убеждениям ещё более левый, чем Чавес, проповедует «социализм XXI века». Если он придет к власти, то особых телодвижений ожидать не следует. Но и оппозиция, и поддерживающие Чавеса, агрессивны по отношению друг к другу, компромисс маловероятен».

Весьма вероятна борьба между сторонниками антиамериканской позиции Чавеса и его оппонентами, уверен гендиректор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. «Нашим компаниям придётся ощутить на себе все перипетии этой борьбы, самым страшным вариантом которой может стать гражданская война», — считает он.

Кроме того, неспроста Россию на похоронах венесуэльского президента представляли глава «Роснефти» Игорь Сечин, министр промышленности и торговли Денис Мантуров и генеральный директор «Ростехнологий» Сергей Чемезов.

России есть что терять в Венесуэле, пишут Павел Тарасенко и Иван Сафронов («Коммерсантъ»). Проекты, о которых Москва договорилась с Уго, эксперты оценивают совокупно не менее чем в 30 млрд. $. Но все они были заключены с личным участием Чавеса. Теперь этого гаранта нет.

Вместе с тем аналитики отмечают, что Каприлес имеет, согласно последним опросам, рейтинг ниже, чем у Мадуро, на 14 процентных пунктов (36% против 50%; опрос социологического центра «Hinterlaces»), и отыграть этот большой разрыв за оставшееся время сложно.

В Кремле надеются на стабильные отношения с Каракасом, но заместитель главы российско-венесуэльского делового совета Владимир Семаго в этом, видимо, сомневается. «После ухода Чавеса весь камуфляж так называемой дружбы с Венесуэлой уйдёт, — заявил он «Коммерсанту». — Никакого реального сотрудничества у нас не было, а были лишь попытки убедить россиян в том, что Москва по-имперски входит в страны Латинской Америки, как в советское время входила в Африку». По его словам, создание российского Национального нефтяного консорциума для освоения пояса Ориноко вместе с венесуэльской PDVSA — «большой миф». «Консорциум до сих пор ничего не производит и ничего не добывает. Да и с российской стороны в нём реально остались лишь две компании — «ЛУКойл» и «Роснефть».

А что же контракты на поставку вооружений и боевой техники? Во время визита Уго Чавеса в Москву в 2004 году были подписаны два первых крупных контракта — на поставку 40 боевых вертолётов Ми-35, их обслуживание и обучение персонала (500 млн. долларов) и на приобретение 100 тыс. автоматов АК-103 (54 млн. $). «Работа шла тяжело, но, как только к переговорам подключился Чавес, практически сразу возникло взаимопонимание, — рассказал «Коммерсанту» источник, близкий к «Рособоронэкспорту». — И во всех последующих оружейных сделках он принимал самое непосредственное участие».

В 2011 году опять же сам Чавес сумел добиться подписания соглашения о выделении Россией кредита в 4 млрд. долл. — на закупку Венесуэлой российских вооружений, который Москва предоставила Каракасу ради упрочения дружеских отношений. Опять же — и тут гарантом выступил Чавес.

Ранее директор Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО) Игорь Коротченко высказывал мнение, что Россия может забыть не только о планировавшихся контрактах: «Москва уже поставила Каракасу вооружений на сумму свыше 3 миллиардов долларов. Это танки Т-72Б1, БМП-3М, БТР-80А, самоходные гаубицы «Мста-С», истребители Су-30, ЗРК «Печора-2М». Теперь мы можем не увидеть денег за эти поставки».

А эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов говорит следующее: «Идеальным для Москвы остаётся избрание Мадуро, который пообещал сохранить курс Чавеса. Если к власти придёт Каприлес, то программой-минимум будет сохранение достигнутых договорённостей. В любом случае эти сделки будет не так просто отменить, так как они не только были подписаны Чавесом, но и одобрены парламентом. Кроме того, Каракас ждёт в этом году дефицит бюджета, так что власти вряд ли решатся аннулировать прежние контракты и в срочном порядке искать по ним новых партнёров».

Таким образом, паниковать и строить пессимистические сценарии по поводу всех российских проектов в Венесуэле, вероятно, не стоит. Популярность у Мадуро значительно выше, чем у Каприлеса, и вряд ли сторонник и проводник идей Чавеса, избранный самим Чавесом, станет сворачивать его программы и отворачиваться от сотрудничества с Россией (особенно при охлаждении политических отношений с США). Поэтому наиболее взвешенной представляется оценка положения после смены власти в Венесуэле, высказанная «Голосу России» экспертом по Латинской Америке, бывшим заместителем главного редактора журнала «Латинская Америка» Михаилом Белятом.

По его мнению, если события пойдут в русле конституции, больших изменений не будет. Российские нефтяные контракты в Венесуэле останутся нетронутыми — просто в силу того, что они взаимовыгодны и рассчитаны на развитие венесуэльской экономики. Правда, с закупками оружия дело обстоит сложнее. Если к власти придёт оппозиция, Венесуэла вряд ли станет закупать оружие «с такой интенсивностью и в таких масштабах, как это делало правительство Уго Чавеса».

Поэтому-то, как замечает товарищ Проханов, «Россия зорко и болезненно следит за процессами в Венесуэле».

Не побоимся сделать несколько прогнозов: в случае победы на выборах товарища Мадуро российские контракты будут неукоснительно выполняться; нефтяное сотрудничество будет продолжено; Венесуэла будет закупать не трактора, а танки и оружие, ибо от Белого дома добра не жди, и настороженный Мадуро это понимает острее других. Боливарианская революция требует защиты!

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

32 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти