Про Иран: «Что значат санкции, если в магазинах есть всё?»

В конце февраля в Алма-Ате прошли переговоры между Ираном и странами-посредницами «шестёрки» (Россией, США, Францией, Великобританией, Китаем и Германией). Как и прежде, мировое сообщество в лице этой самой шестёрки выразило обеспокоенность по поводу ядерной программы ИРИ, которая может преследовать военные цели, а Иран в ответ в очередной раз сообщил миру о своём праве использовать мирный атом. Причём это право, в полном соответствии с прежней тегеранской линией, было «подкреплено» заявлением о намерении в ближайшие двадцать пять лет построить ещё штук двадцать новых энергоблоков. Таким образом, «шестёрка», в которой тон, как ни крути, задают США, пугает ИРИ санкциями и чуть ли не международной блокадой, а президент Ахмадинежад упорно гнёт свою линию.

Журналистам мало что известно о прошедшей встрече в Алма-Ате. Ну, посидели, ну, поговорили — вот на таком уровне пишут о ней в самых разных СМИ. Пишут и о предсказуемой безрезультатности, и о том, что запад будет стоять на своём, Иран — на своём. В качестве «чего-то нового» в прессе выделяют продолжительность переговоров: они шли на сей раз аж два дня, когда могли бы длиться один день. «Новым» отчего-то считается и заявление сторон о необходимости последующих переговоров. Однако такие заявления делались и прежде. И, кстати, переговоры продолжались.


Высказываются мнения и о том, что Иран просто тянет время,
а сам занимается обогащением урана в военных целях. Действительно: тянуть время сейчас — удобно. США находятся в кризисе, сокращают «оборонные» расходы, готовятся к ускоренному выводу войск из Афганистана. Вполне вероятно, что 27 марта Вашингтон ждёт «дефолт»: в этот день в бюджете государства закончатся финансовые средства на основные правительственные программы. Экономисты прогнозируют скорый крах экономики США: отъявленные пессимисты называют май 2013 года, более осторожные говорят о 2018 годе или около того. О том, что США сумеет избежать рецессии, не говорит никто. На таком фоне Иран может легко бравировать перед заокеанским «гегемоном».

Аналитики упоминают и о том, что в ИРИ скоро президентские выборы. Скоро — это в июне. Ахмадинежад своё отслужил. На Западе считают, что новая фигура на посту президента может стать стартовым моментом для изменения той тревожной тональности, в которой проходят переговоры представителей ИРИ с представителями «шестёрки» и инспекторами МАГАТЭ. Впрочем, это лишь догадки. Весьма сомнительно, чтобы Иран отступился от своей ядерной программы: именно она в настоящее время сплачивает жителей этой страны и сближает политиков — и либеральных, и консервативных. Объединяет людей в стране и общий внешний враг — США. И для укрепления государственной власти это очень удобно. Поэтому маловероятно, чтобы преемник Ахмадинежада изменил политику.

«В конце февраля, совсем недавно, собрались эксперты, дипломаты, специалисты по ядерным технологиям. Разговор произошёл очень чёткий, ясный, были высказаны мнения и различные предположения того, как иранская программа может развиваться в дальнейшем, что нужно сделать для того, чтобы она всегда проходила в мирном русле, и как добиться того, чтобы были соблюдены интересы всех сторон, заинтересованных в том, чтобы она была мирной, — заявил «Вестнику Кавказа» старший научный сотрудник Аналитического центра МГИМО Леонид Гусев. — Затрагивались проблемы «шестёрки» и переговоров её с Ираном. Высказывались специалистами мнения о том, что до выборов президента Иран какого-то конкретного ответа на вопрос о том, как он будет развивать свою ядерную программу, не даст. Осенью, когда окончательно будет сформировано правительство, следует ожидать каких-то новых предложений и развития всего процесса».

Вот, в сущности, общее мнение экспертов и аналитиков.

Надо учитывать и то, что «восток — дело тонкое». Месяц назад президент Исламской республики побывал в Каире, где дал интервью газете «Аль-Ахрам». Он с улыбкой сказал, что Тегеран располагает ядерным потенциалом уже сейчас, правда, он носит исключительно оборонительный характер. Далее товарищ Ахмадинежад посоветовал международному сообществу относиться к Ирану как к ядерной державе, поскольку таковой Исламская республика и является.

Это, несомненно, пропаганда. Можно назвать её даже «иронической пропагандой».

Речи о беспрерывном строительстве новых центрифуг тоже следует отнести к пропагандистским. Такие заявления, сделанные на международном уровне, дают понять странам-посредницам, равно как и МАГАТЭ и вообще всей планете, что Иран от своих программ не откажется. Громкие слова о «новостях» на атомном поприще касаются и иранского народа: президент принимает сигналы обратной связи и передаёт сигналы собственные — мол, мы будем идти намеченной дорогой, не беспокойтесь, товарищи. Санкциями нас не сломишь.

В самом Иране ощущается полное единение по этому вопросу.

В казахстанской газете «Караван» 11 марта был опубликован репортаж Марины Хегай, посвящённый ядерной теме в Иране. Как выяснилось, ядерная программа обсуждается в стране и на свадьбах, и на похоронах, и в школе, и на вечеринках. Тема эта волнует не только политиков, но и всё общество. Словом — тема номер один.

«Согласно данным исследовательской компании «Gallup», иранцы поддерживают ядерную программу, и эта поддержка возросла на 7% по сравнению с прошлым годом, — рассказывает Хассан Абедини, редактор новостей иранского ТВ. — И это происходит потому, что давление с помощью санкций стало больше. Иранцы не настроены агрессивно ни против одной из наций и не нарушают ничьих прав. Но мы никогда не позволим нарушать наши права кому бы то ни было!»


Мостафа Афзалзадех, фильммейкер и журналист из Тегерана, говорит:

«Иранцы очень интересуются политикой. Её обсуждают на свадьбах, на похоронах, на вечеринках, в школах, в магазинах — всюду. Каждый иранец в своём лице — политический эксперт. В Иране есть как проамерикански, так и проирански настроенные люди. Но каждый год у нас проводятся разные демонстрации, когда граждане приходят и поддерживают правительство и режим. Только в столице — Тегеране — в честь годовщины революции (10 февраля) в демонстрации участвуют около миллиона людей. По всей стране люди выходят на улицу в одно и то же время. Эта поддержка многое значит для политиков, которые принимают решения».



Говоря о санкциях, товарищ Афзалзадех заметил, что да, валюта упала в стоимости, и санкции отразились на положении простых людей. Однако недавно в Иране прошёл кинофестиваль, гостями которого стали люди со всего мира. Они ожидали увидеть сложную экономическую ситуацию, но в итоге, гуляя по улицам Тегерана, не поверили, что экономические санкции вообще существуют. В прошлом году, сообщил иранец, одна из владелиц газеты «Вашингтон Пост» проинтервьюировала нашего президента. Она спросила: «Что значат санкции, если в магазинах есть всё?»

Оказывается, санкции — то самое худо, без которого нет добра.

Неприметность американского воздействия товарищ Афзалзадех объяснил тем, что санкции усилили давление на Иран, и в результате в стране взялись за собственное производство. Теперь ИРИ производит многие товары сама. Все имеющиеся продукты, говорит иранец, произведены здесь. Вплоть до кока-колы, с иронией замечает он. Кроме того, сегодня в Иране продаются американские, корейские, китайские товары.

Не обязательно публику в этом уверяют иранцы в рамках вечной своей пьесы «Восток — дело тонкое». Уже и американцы вынуждены сделать аналогичные выводы. Только, в отличие от позитивно настроенных персов, американцы говорят голосами унылыми.

Генерал Джеймс Мэттис, глава Центрального командования ВС США, недавно констатировал:

«Дипломатические и экономические санкции в отношении Ирана, направленные на предотвращение получения им ядерного оружия, не работают».


Ресурс «Iran News», ссылаясь на агентство ИРНА, рапортует: Абдолхосейн Байат, гендиректор Иранской национальной компании нефтехимической промышленности, на церемонии чествования передовиков-нефтяников заявил, что в текущем 1391 году (20.03.2012 — 20.03.2013 г.) на нефтехимических предприятиях страны было произведено почти 5 млрд. литров высококачественного бензина. Товарищ Байат особо подчеркнул, что нефтехимическая отрасль не испытывает никаких ограничений в области производства бензина, удобрений (мочевины) и других продуктов глубокой переработки нефти.

Иран становится ведущим производителем мочевины, замечают аналитики агентства «Trend». А товарищ Байат добавляет, что в текущем году в Иране произведено и направлено в сельское хозяйство 1,6 млн. т мочевины. А ведь несколько лет назад, когда Иран хотел принять участие в международном тендере на приобретение мочевины, одна из зарубежных стран попросту вытеснила его. Байат отметил, что в будущем году установленная производственная мощность иранской нефтехимической промышленности будет доведена до 60 млн. т продукции в год.

В новом финансовом году, сообщает Алиса Вальсамаки (Радио «Азаттык»), власти Ирана сделают ставку также на автомобильную промышленность. В прошлом году исполнительный директор «Iran Khodro» Джавад Наджмеддин заявил, что компания в 2010 и 2011 годах экспортировала в Ирак автомобилей на сумму более 400 миллионов долларов, а в ближайшем будущем планируется выпускать для Ирака 30 тысяч автомобилей в год. Правда, иракское правительство ориентируется теперь на собственный автомобильный сектор с привлечением зарубежных партнёров и утверждает, что для иранского производства твёрдых планов пока нет. Журналистка выражает сомнение в реализуемости автомобилестроительных планов Ирана. В числе прочих причин она называет и некоторую устарелость моделей иранского автопрома.

Поставки газа Пакистану — ещё один путь обхода американских и европейских санкций.

Генеральный директор Иранской национальной газовой компании (ИНГК) Джавад Оуджи в интервью IRNA в рамках церемонии по случаю начала строительства пакистанского участка газопровода «Мир» сообщил, что по названному газопроводу Пакистан будет получать из Ирана до 21 млн. кубических метров газа в сутки.

По словам Оуджи, которые приводит ИА «REGNUM», уже сейчас пакистанская сторона обращается с просьбой увеличить поставки газа до 30 млн. в сутки. В проекте по строительству газопровода предусмотрено увеличение объёма поставок газа до 60 млн. кубометров в сутки, и поэтому просьба пакистанской стороны об увеличении объема поставок вполне может быть удовлетворена.

Джавад Оуджи напомнил, что газопровод «Мир» представляет собой продолжение 7-го транснационального газопровода. Протяжённость газопровода по территории Пакистана составит 780 км. Товарищ Оуджи подчеркнул, что строительство пакистанского участка будут вести иранские подрядные организации. Строительство должно завершиться к концу декабря 2014 года. По словам Оуджи, Иран, располагающий 35 трлн. кубометров природного газа, может стать для своих соседей надёжным поставщиком энергоносителей. Сегодня ИРИ обменивается газом с Турцией, Арменией, Туркменистаном и Нахиджеваном.

В связи с началом строительства США начали угрожать Пакистану экономическими санкциями. Об этом заявила представительница Госдепартамента Виктория Нуланд. Она прокомментировала сообщения о начале сооружения газовой магистрали в иранском приграничном населённом пункте Габд. «В случае продолжения этого проекта нам придётся применить Закон о санкциях против Ирана», — отметила Нуланд. Документ предусматривает американские карательные меры в отношении государств, сотрудничающих с Ираном в энергетической области. «Мы прямо говорили об этом с Пакистаном», — подчеркнула Нуланд.

Вместо этого проекта Вашингтон пытается навязать Исламабаду альтернативные варианты удовлетворения энергетических потребностей. «Мы поддерживаем масштабные энергетические проекты в Пакистане, которые увеличат на 900 МВт выработку электроэнергии в стране к концу 2013 года и обеспечат электроэнергией 2 миллиона семей», — цитируют слова Нуланд «Вести». Сюда входят реконструкция ряда теплоэлектростанций, сооружение ГЭС, строительство трубопровода ТАПИ для транспортировки газа из Туркмении через Афганистан и Пакистан в Индию.

Президент Ирана М. Ахмадинежад объяснил навязчивому международному сообществу, возглавляемому Америкой, что газопровод «Мир» не имеет отношения к ядерной программе. «При помощи природного газа нельзя создать атомную бомбу, и повода для возражений против строительства газопровода ни у кого быть не может», — сказал он 11 марта, добавив, что «никакое вмешательство со стороны некоторых стран не сможет препятствовать развитию и укреплению отношений между Ираном и Пакистаном». Президент заявил: «Страны, которые не хотят принимать участие в строительстве газопровода «Мир», не должны мешать и заниматься антипропагандой».

Пакистан рассчитывает покрывать 20% потребности в электроэнергии за счет иранского газа. Между тем накануне начала строительства ведущий индекс фондовой биржи Пакистана «Karachi Stock Exchange 100» упал на торгах на 2,5% — до 17505 пунктов. Как сообщает газета «The Frontier Post», на котировки повлияли именно новости об официальном начале строительства пакистанского участка газопровода в Иран. Инвесторы опасаются американских санкций.

Развивает Иран и другие программы.

Недавно Юлия Нетёсова («Росбалт») побеседовала об этом с экспертом по вопросам регионального сотрудничества в области безопасности при Международном институте стратегических исследований Майклом Элльманом, который ранее занимался созданием баллистических ракет в компании «Lockheed Martin» и работал в составе комиссии ООН по мониторингу, проверке и инспекциям в Ираке.

Элльман достаточно высоко оценил космическую программу Ирана, заметив, что на космос «у Ирана большие виды». Стране удалось запустить на орбиту три небольших спутника и провести запуски баллистических ракет. До конца десятилетия ИРИ может отправить в космос человека.

Остановился эксперт и на ядерной программе. По его мнению, все её детали задокументированы органами МАГАТЭ. Иран демонстрирует возможности по обогащению урана до 20% и может, если захочет, обогатить оружейный плутоний до 90%. Эксперт полагает, что у Ирана всё готово для создания ядерного оружия, но нет никаких подтверждений тому, что в Тегеране было принято решение это сделать.

По мнению Элльмана, если к середине 2014 года договориться с Тегераном не удастся, на первый план выйдет стремление Запада решить проблему путём военных действий против Ирана.

Блоггер и политический аналитик Эль Мюрид, эксперт по Ближнему Востоку, замечает, что «в регионе остаются лишь два центра силы — Саудовская Аравия и Иран».

«…С одной стороны, именно эти две страны должны будут поддерживать минимальный порядок в регионе — хотя бы потому, что скатывание его в неконтролируемый хаос не выгодно никому — и Соединённым Штатам в том числе. С другой стороны, именно хаос необходим для того, чтобы препятствовать Китаю. Хочешь не хочешь, но нужно помочь обоим игрокам поддерживать своё развитие на достаточном для решения этих задач уровне. Здесь же важно ещё и регулировать накал вражды между извечными противниками — Королевством и Ираном, которое и будет с одной стороны, продолжать хаотизировать регион, с другой — отвлекать на эту вражду значительные ресурсы.

Задача очень нетривиальная, сложная. Её практически невозможно сформулировать в планах «А», «Б» и так далее — во многом политика США должна стать интуитивной. <…>

Именно это не хотят (или не могут) понять республиканцы. Они — динозавры прежней имперской эпохи и рассуждают в логике прямых действий, хотя за окном время непрямых решений».


Аналитик полагает, что США не могут позволить Ирану развиваться самостоятельно, ведь его впечатляющий уровень развития в условиях 30-летних санкций доказывает: рывок Ирана в случае их снятия будет совершенно невиданным. Доминирование Ирана в регионе станет абсолютным. Ну, а американское санкционное давление переориентирует Иран на Китай. Но и это недопустимо. В итоге, пишет Эль Мюрид, санкции нужно частично снимать. Но как сделать это, «не возбудив произраильское лобби»?

А тут ещё и выборы в Иране. На них тоже останавливается аналитик.

«…Уже определились две центральные их фигуры — человек рахбара мэр Тегерана Мохаммед-Багер Галибаф и руководитель администрации президента Исфандияр Рахим Машаи. Человек, а заодно и родственник президента Ахмадинежада. Остальные возможные кандидаты пока выглядят статистами — но и здесь нельзя быть во всём уверенным…»


По мнению эксперта, перед всеми игроками на Ближнем Востоке стоит «тяжёлая задача». И прямые подходы к её решению неприменимы.

Таким образом, можно прогнозировать одно: в ближайшие месяцы, если только не произойдёт чего-нибудь из ряда вон выходящего, Барак Обама не пойдёт на новые санкции против ИРИ. Другое дело — Пакистан, но и здесь осложнять отношения накануне вывода войск из Афганистана Белый дом, вероятно, не решится. Надо полагать, в Вашингтоне не очень-то верят в реализацию проекта газопровода на территории Пакистана: уж больно он длинный и затратный и представляется американцам чем-то вроде запуска иранцами в космос обезьяны, а затем демонстрацией публике «другой обезьяны». В США вообще предпочитают, чтобы развитие шло по их канону и под их контролем. Как в послевоенной Японии. Или, если хотите, как в России 90-х.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

53 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти