«У нас есть несколько ключевых различий». Глава МИД Великобритании Уильям Хейг рассказал “Ъ” об отношениях с Россией

В среду в Лондоне впервые открывается британо-российская встреча в формате 2+2 на уровне министров иностранных дел и министров обороны двух стран. Она призвана закрепить наметившуюся положительную динамику в отношениях России и Великобритании. Об этом глава Форин-офиса УИЛЬЯМ ХЕЙГ рассказал корреспонденту «Интерфакса» ОЛЬГЕ ГОЛОВАНОВОЙ — специально для “Ъ”.

— Вы встречались с главой МИД РФ Сергеем Лавровым в Дублине в прошлом году, где договорились содействовать прогрессивному развитию отношений между Россией и Британией. На ваш взгляд, что может укрепить отношения между двумя странами?


— С 2010 года, когда я занял пост министра иностранных дел, в отношениях между Великобританией и Россией произошло немало положительных изменений. Визит британского премьер-министра Дэвида Кэмерона в Москву в 2011 году и визит в Лондон президента РФ Владимира Путина в прошлом году демонстрируют укрепление политических контактов на высшем уровне. Это абсолютно правильно, что два постоянных члена Совета Безопасности ООН поддерживают устойчивый диалог, в том числе о том, как совместными усилиями мы можем добиться решения таких сложных международных проблем, как ситуация на Ближнем Востоке, в Иране и Афганистане. Обе стороны должны продолжать работу над развитием отношений в сфере торговли, науки и инноваций, высшего образования. Я надеюсь, что наша встреча 13 марта будет способствовать прогрессу в развитии отношений.

— Считаете ли вы, что отношения с Россией должны оставаться по большому счету прагматичными и концентрироваться в основном на экономической сфере, или же выступаете за усиление сотрудничества и в других областях?

— Как постоянный член СБ ООН Россия является важным глобальным партнером Великобритании, и мы, конечно, ведем активную совместную работу в рамках саммитов G8 и G20. Мы также сотрудничаем в рамках ОБСЕ. На пути развития двусторонних отношений всегда есть трудности, но сотрудничество с Россией носит широкий характер, и диалог всегда остается открытым. Мы регулярно обмениваемся с моим российским коллегой Сергеем Лавровым честными и открытыми мнениями, так как всегда стремимся работать вместе и находить общий язык.

У нас есть несколько ключевых различий, таких как вопросы прав человека в России, наше видение проблем в Сирии; но также существует и широкий спектр направлений, где наши страны успешно сотрудничают, в дополнение к развитым торгово-инвестиционным отношениям. В этом году они усилятся за счет того, что наши страны председательствуют в G8 (Великобритания) и G20 (Россия). Кроме того, мы продолжаем сотрудничество в рамках передачи наследия и опыта проведения Олимпийских игр от Лондона-2012 к Сочи-2014. В прошлом году мы договорились о регулярных консультациях между Министерствами иностранных дел России и Великобритании по вопросам Сирии, Ирана и Афганистана, а также по вопросам военного сотрудничества, включая обсуждение соответствующих программ реформ. Важно, что 2014 год станет годом культурного обмена между Великобританией и Россией, который, я уверен, повысит уровень понимания и уважения к наследию двух стран.

— Каков график политических контактов между нашими странами в этом году? Планируется ли встреча на высшем уровне?

— Я буду очень рад принять Сергея Лаврова и министра обороны России Сергея Шойгу в Лондоне для проведения первого раунда дискуссий между министрами иностранных дел и министрами обороны наших стран (2+2). В этом году уже состоялось несколько важных встреч в преддверии саммитов G8 и G20, а также совсем недавние визиты министра финансов и министра по делам Европы Великобритании. Мы с нетерпением ждем лидеров G8 в Лох-Эрне в Северной Ирландии в июне. Поэтому в течение года будет немало возможностей для проведения встреч на высшем уровне в дополнение к регулярным министерским визитам в обоих направлениях.

— Какие ожидания вы связываете с предстоящей встречей в Лондоне в формате 2+2? Какие первоочередные вопросы хотели бы на ней обсудить?

— Первая британо-российская встреча в формате 2+2 — это важный момент в отношениях двух стран, который показывает прогресс, достигнутый сторонами в развитии отношений на высшем уровне. Мы проведем совместную сессию министров для обсуждения общих вопросов политики безопасности. Министр Лавров и я вместе обсудим основные вопросы международной политики, среди которых Сирия, Иран и ситуация в Северной Африке. Великобритания положительно настроена на работу с Россией во время ее председательства в G20 и Великобритании в G8 для обеспечения успешного проведения обоих саммитов. Главными вопросами программы саммита G8 станут продвижение торговли, соблюдение налогового законодательства и обеспечение большей прозрачности бизнеса.

— Остается ли история, связанная с гибелью Александра Литвиненко, основным препятствием для развития российско-британских отношений?

— Правительство Великобритании по-прежнему стремится добиться справедливости в деле Литвиненко, и мы считаем, что Великобритания является правильным местом для процесса по делу главного подозреваемого.

— По мнению российской стороны, отсутствие сотрудничества между спецслужбами России и Великобритании вредит в том числе борьбе с террористической угрозой…

— Россия и Великобритания проводят регулярные обсуждения на уровне G8 по вопросам международной безопасности. При планировании Олимпийских игр в Лондоне в прошлом году мы обменялись с представителями России опытом и нашим подходом к безопасности крупных мероприятий, и мы намерены продолжать эти контакты в преддверии зимней Олимпиады в Сочи. Наши страны имеют общие интересы в борьбе с международным терроризмом.


— В свое время были заморожены переговоры между Россией и Великобританией по соглашению о культурных центрах, и это стало причиной юридических сложностей, с которыми столкнулся в России Британский совет. Готовы ли в Лондоне к заключению такого соглашения?

— Я бы приветствовал соглашение о культурных центрах. Но тем временем московский офис Британского совета в Москве всегда демонстрирует отличную работу и проводит большое количество значимых мероприятий. Британский совет в настоящее время ведет активную работу с российскими партнерами и министерствами по созданию программы специальных мероприятий в России в рамках года культурного обмена между нашими странами, который пройдет в 2014 году и будет способствовать дальнейшему углублению наших культурных связей, в том числе на межличностном уровне.

— Великобритания к 2020 году ожидает принимать до 370 тыс. российских туристов ежегодно, увеличив турпоток из России на 75% по сравнению с 2011 годом. Планируется ли облегчение визового режима между РФ и Великобританией?

— В последние годы уже наблюдается огромное увеличение числа британских виз, выданных в России. Британский визовый центр в Москве является самым загруженным для Британии операционным центром во всем мире. В 96% случаев по визовым заявкам в России принимается положительное решение. Мы приветствуем все большее число россиян, которые посещают Великобританию в качестве туристов, с деловыми или образовательными целями, что подчеркивает привлекательность Великобритании для русских. Мы уже провели переговоры о совершенствовании процесса получения британской визы, но у нас нет планов по изменению визового режима как такового.

— В минувшем году МИД Великобритании ввел запрет на въезд в Соединенное Королевство для нарушителей прав человека. Коснулось ли это уже на практике кого-либо из граждан России, в частности тех, кто, как считают в Лондоне, причастен к гибели юриста Сергея Магнитского?

— Дело Магнитского чрезвычайно беспокоит правительство Великобритании и считается одним из самых громких примеров несовершенства судебной и пенитенциарной систем России. Сергей Магнитский погиб в СИЗО более трех лет назад, но до сих пор не достигнут существенный прогресс на пути установления обстоятельств его смерти. Я призвал моего российского коллегу обеспечить привлечение виновных к ответственности без замедления, а также принять необходимые меры для предотвращения подобных случаев в будущем.

Обязанность соблюдения конфиденциальности ограничивает правительство Великобритании от обсуждения деталей отдельных случаев посещения страны. Мы рассматриваем визовые заявления согласно нормам надежной иммиграционной политики, которая позволяет отказывать во въезде тем, кто злоупотребляет правами человека. Если собраны независимые, надежные и заслуживающие доверия доказательства того, что лицо совершило нарушение прав человека, высока вероятность, что данному лицу будет отказано во въезде в Великобританию. Эта политика распространяется не только на визовые заявления, поданные российскими гражданами, но и на заявления представителей других стран.

— Каковы перспективы торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества между нашими странами, в том числе в свете вступления России в ВТО?

— Сегодня Россия является 11-м по величине экспортным рынком Великобритании. Экспорт в Россию растет быстрее, чем в любую другую страну. Министр торговли Великобритании Лорд Грин возглавил визит торговой делегации, представляющей 26 предприятий Великобритании, в Россию в ноябре прошлого года. Главной целью визита стало дальнейшее развитие торговых связей между странами. Великобритания поддерживала вступление России в ВТО. Мы надеемся, что это будет стимулировать рост экспорта ЕС в Россию. Согласно данным Всемирного банка, от этого экономика РФ выиграет в долгосрочной перспективе до $177 млрд ежегодно. Мы надеемся, что Россия в скорейшем времени реализует свои обязательства в рамках ВТО.

— Как правительство Великобритании оценивает так называемую сделку века — слияние «Роснефти» с ТНК-BP? Насколько реальны планы продлить «Северный поток» до Великобритании, заинтересованы ли в этом в Лондоне?

— Я уважаю неизменную приверженность ВР работе в России. Сделка между ВР и «Роснефтью» является коммерческим вопросом между компаниями, которых это напрямую затрагивает. Однако Россия является важным поставщиком энергоресурсов в Европу и нуждается в партнерстве с международными энергетическими компаниями для разработки нефтяных и газовых месторождений. Я знаю, что Россия заинтересована в увеличении экспорта газа в Великобританию, и я надеюсь, что это тот вопрос, который наши министры энергетики могут обсудить в дальнейшем. Однако любой контракт на поставку газа будет, по сути, носить коммерческий характер, поэтому соблюдение соответствующих в ЕС и Великобритании нормативных требований будет обязательным.

— Как бы вы охарактеризовали уровень взаимодействия Великобритании и России на международной арене, в частности по ситуации в Сирии?

— Россия является важным партнером для Великобритании. Очень важно, чтобы мы работали вместе как постоянные члены СБ ООН и других международных организаций для решения наиболее актуальных глобальных проблем. Устойчивые отношения между Великобританией и Россией означают, что мы можем высказывать различные мнения, при этом ведя прагматичный диалог для решения существующих проблем.

Через два года после своего начала конфликт в Сирии достиг катастрофических размеров. Общая численность погибших за этот период времени составляет более 70 тыс. человек. Баллистические ракеты были использованы против гражданского населения, ООН обнаружила доказательства серьезных нарушений прав человека, а кроме этого доказательства военных преступлений и преступлений против человечности. На сегодня страну покинуло более 1 млн беженцев. В конце января спецпредставитель ООН и Лиги арабских государств по Сирии Лахдар Брахими разработал план создания в Сирии переходного правительства. Мы работаем с союзниками, чтобы по возможности добиться поддержки со стороны Совета Безопасности во время переходного процесса. Но факт остается фактом — попытки решить проблему дипломатическим путем занимают слишком много времени и возможность немедленного прорыва невелика. Каждый следующий месяц насилия в Сирии означает большее количество смертей, разрушений, возрастающее число беженцев и кровавую военную конфронтацию. Международное сообщество не может оставаться в стороне от этой ситуации. Именно поэтому правительство Великобритании должно переходить к более активным усилиям по предотвращению гибели людей в Сирии за счет усиления поддержки оппозиции и, как следствие, давления на режим, для ускорения принятия важного политического решения. То, с чем мы сталкиваемся, не является выбором между дипломатическим путем, с одной стороны, и предоставлением практической помощи с другой: поддержка оппозиции имеет решающее значение для достижения смены политического режима и спасения жизни людей, и следует добиваться обеих целей одновременно.
Первоисточник:
http://www.kommersant.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

30 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти