Присоединение Новгорода к Московскому государству

Присоединение Новгорода к Московскому государству Новгородская земля далеко превосходила другие земли по своим размерам, владения Великого Новгорода простирались от р. Наровы до Уральских гор. Особенностью Новгорода было присутствие республиканских начал. Великим Новгородом правили архиепископ и посадники, избираемые вечем из боярских семей. Княжеские земли в Новгородчине отсутствовали.

Во второй половине XV века Великое княжество Московское усилило своё давление на Новгород. Иван III Васильевич проводил политику «собирания земель». Угроза независимости заставила новгородскую торгово-аристократическую верхушку искать союза с Великим княжеством Литовским. Новгород, несмотря на своё богатство, не мог сам противостоять Москве. Антимосковскую партию возглавила её энергичная вдова посадника Марфа Борецкая с сыновьями. Однако часть новгородцев была против обращения к великому князю литовскому Казимиру, т. к. между католиками и православными была вражда. Поэтому в Новгород пригласили православного князя Михаила Олельковича, сына киевского князя и двоюродного брата Ивана III. Он прибыл в Новгород 8 ноября 1470 года.


Однако князь Михаил пробыл в Новгороде недолго. В связи со смертью новгородского архиепископа Ионы, который пригласил Михаила, в Новгороде последовала новая волна внутриполитической борьбы. В итоге 15 марта 1471 года князь Михаил покинул город. Антимосковская партия одержала вверх и в Великое княжество Литовское была направлено посольство. Был составлен проект договора с великим князем Казимиром. По нему Великий Новгород признавал верховную власть великого литовского князя, но сохранял своё прежнее устройство. Казимир обещал оказать военную помощь в борьбе с Москвой. Конфликт Москвы и Новгорода стал неизбежным.

Иван III Васильевич попытался решить дело миром. Он послал к новгородцам своего посла Ивана Товаркова-Пушкина с «добрыми речами». Однако его миссия не увенчалась успехом. Иван III пытался повлиять на новгородцев и с помощью представителей православной церкви. Московский митрополит упрекнул Новгород в предательстве православия, потребовав от новгородцев отказа от «латинского государства». Но вмешательство церкви не смогло приглушить политические страсти.

Надвигающаяся война с Москвой расколола новгородцев надвое. На вече противники Москвы кричали: «Не хотим за великого князя Московского, ни зватися «отчиной» его. Вольные есмы люди Великого Новгорода»; «За короля хотим!». Военные приготовления в Новгороде приняли значительный масштаб. Только на псковскую границу в июле 1471 года было послано 40 тыс. войско. Новгородская армия должна была помешать союзной московскому князю псковской армии соединиться с главными силами противников Новгорода. 12-тыс. отряд под командованием Василия Шуйского был послан для защиты новгородских земель вниз по Северной Двине. У тех, кто отказывался идти в поход, отбирали имущество. Несмотря на многочисленность новгородской армии, её боеспособность была низкой. Рать была сформирована спешно, горожане не были обучены военному делу, многие не хотели воевать против великого князя московского.

В Москве знали о приготовлениях новгородцев и также готовились к военной кампании. Иван III планировал организовать общерусский поход на Новгород, придав ему религиозную окраску. 6 июня 1471 года из Москвы выступил 10 тыс. отряд под началом Даниила Холмского. Войска под командованием Холмского двинулись в обход Ильменского озера с юга на город Русу. Через неделю в поход двинулись силы под началом Стриги Оболенского на Волочек и Мсту. 20 июня главные силы московских войск под началом великого князя выступили из Москвы и двинулись навстречу союзникам, через Тверь. Там к московским войскам присоединился тверской полк.

Достигнув границы, московские войска приняли боевой порядок: справа и слева шли полки Холмского и Стриги, в центре, несколько отстав от них, великий князь. Наступали без обозов, московские ратники грабили местное население (это было обычным делом во время средневековых войн). Для устрашения новгородцев, московские воеводы без «милости» поступали с пленными, наказывали их как мятежных холопов – «носы, уши и губы им резали». Отряд Холмского захватил крепость Демян и сжёг Русу. Он остановился в Коростыни и стал ждать союзные псковские войска. Новгородское командование отправило навстречу московским войскам наспех собранный отряд на судах по озеру Ильмень. В первом же бою под Коростынью новгородские войска были разбиты.

Холмский получил приказ великого князя идти на Шелонь и соединиться с псковичами. В это время новгородское войско под началом Василия Казимира и Дмитрия Борецкого двигалось вверх по р. Шелони. Пехота была посажена на суда, а конница шла берегом. Встретившись, обе рати некоторое время шли по разным берегам реки. Следуя давнему обычаю, новгородцы перед боем затеяли словесную перепалку, «словеса хулные износяще на воевод великого князя» и на него самого. 14 июля 1471 года произошла битва. Новгородская судовая рать билась храбро и «побиша москвич много» на переправе. Однако когда новгородцы опрокинули московские полки и погнали их за Шелонь, на них из засады ударили воины правителя Касимовского ханства Данияра. Новгородская пехота дрогнула и побежала. Положение мог выправить конный полк архиепископа Феофила, но его воеводы не двинулись с места, заявив, что посланы только против псковичей. Видимо, они действовали по инструкциям, полученным от архиепископа. Основные потери новгородцы понесли во время преследования. Московское войско преследовало новгородцев 12 верст. В этой битве пало около 12 тыс. новгородцев, ещё около 2 тыс. были взяты в плен. Среди пленников были посадники и главные новгородские бояре. Иван Васильевич, прибыв в Русу, устроил суд и расправу. Дмитрий Борецкий и трое других посадников были биты кнутом, а затем обезглавлены. Василий Казимир и трое бояр отправлены в тюрьму Коломны. С других знатных людей взяли откуп, простых новгородцев просто отпустили.

27 июля великий князь прибыл в Коростыню, где начал переговоры о мире с представителями Новгорода. 11 августа 1471 года между Москвой и Новгородом Великим было подписано мирное соглашение. Новгородская республика признавала своё поражение, обещала разорвать отношения с Литвой и уплатить Москве большую контрибуцию в размере 15,5 тыс. рублей. По приказу московского государя были срыты оборонительные сооружения в новгородских крепостях Демян и Руса. Великий князь Иван III спешил при заключении этого договора. Противники Москвы в это время пытались создать широкую коалицию с участием Литвы, Большой Орды и Ливонии. Поэтому московский государь принял главное требование новгородцев – сохранить вечевой строй в Новгороде. Новгород сохранил право приглашать на свой престол князей, исключая врагов Москвы. Однако всё население Новгорода было приведено к присяге. Кроме того, Москве была уступлена значительная часть обширной Двинской земли.

Московско-новгородская война 1477—1478 гг.

Осенью 1475 года Иван III Васильевич прибыл в Новгород «миром», но в сопровождении внушительной силы. Поводом для его прибытия в Великий Новгород стал конфликт бояр Славковой улицы (они тяготели к Москве) с боярами Неревского конца (среди них многие ориентировались на Литву). Распри между этими частями Новгорода сопровождались взаимными нападениями, погромами и грабежами. Великий князь, нарушая традицию Новгорода – новгородских должностных лиц имели право судить только Совет господ и вече, объявил виновными нескольких деятелей антимосковской партии. Нескольких новгородских бояр отправили в Москву. Архиепископ Феофил хотел выручить арестованных бояр и приехал в Москву, но его миссия успеха не имела.

Фактически в этот период в Великом Новгороде сложилось судебное двоевластие: некоторые жалобщики направлялись непосредственно в Москву и там излагали свои претензии. Московский государь, добиваясь полного подчинения Новгорода, хотел упразднить особый новгородский суд, заменив его великокняжеским. Эта ситуация стала поводом для новой московско-новгородской войны, которая завершилась падение торгово-аристократической республики.

Весной 1477 года в Москву потянулись «жалобщики на посадников и бояр», среди них были сторонники Москвы – посадник Василий Никифоров и боярин Иван Кузьмин. Вместе с другими Иван III Васильевич принял и двух мелких чиновников - подвойского Назара и дьяка Захария. Излагая свою жалобу, они назвали великого князя «государем» вместо традиционного обращения «господин», этот титул предполагал равенство «господина великого князя» и «господина великого Новгорода». Москва использовало эту ситуацию для того, чтобы решить новгородский вопрос окончательно.

В Новгород были отправлены послы Хромой-Челяднин и Тучко-Морозов, которые ссылаясь на слова Назара и Захария, стали требовать официального признания за Иваном Васильевичем титула государя Великого Новгорода. Они также потребовали устройства резиденции великого князя на Ярославовом городище и замены суда Новгорода великокняжеским судом. Вече, выслушав московских послов, заявило, что Новгород не санкционировал никаких изменений в титуле владыки Москвы. «Мы, - говорили жители города, - с тем не посылали, то посылали бояра, а народ того не ведает». Назар и Захарий были объявлены вне закона. Началась новая волна столкновений между промосковской и пролитовской партиями. Боярин Никифоров, который тайно принёс присягу московскому князю и поступил к нему на службу, был убит. Посадник Овинов с братом укрылись на архиепископском дворе. Но это их не спасло, их убили на владычном дворе. Архиепископ не смог спасти их. Влиятельных бояр Фёдорова и Захарьина посадили под стражу. Московских послов отпустили «с честью», но все требования Москвы решительно отклонили.

9 октября 1477 года московская армия двинулась на Новгород. К ней присоединились полки из Твери и Пскова. В ноябре Великий Новгород был осаждён. Новгородцы активно готовились к обороне и отказались сдаться. Чтобы не допустить атаки со стороны реки, военный предводитель новгородцев, князь Василий Гребёнка-Шуйский и горожане спешно соорудили стену на судах, перекрыв Волхов. Горожане рассчитывали на то, что многочисленная вражеская армия не сможет обеспечить себя продовольствием и рано или поздно уйдёт, спасаясь от голода и холода. Однако их расчёты оправдались лишь частично. Иван не стал пытаться штурмовать мощные новгородские укрепления и распустил половину армии по окрестностям, чтобы воины могли добыть продовольствие грабежом. К тому же огромную услугу армии великого князя оказал Псков, который стал снабжать её продовольствием.

Новгород имел шансы выстоять, если бы в рядах его защитников было единство. Сторонники Москвы, помня о недавних казнях, спешили покинуть город и попасть в великокняжеский лагерь. В числе первых перебежчиков был боярин Туча и сын убитого боярина Никифорова. Необходимо также учесть и тот факт, что самые решительные противники Москвы были уже казнены или сидели в тюрьмах. Не было людей, которые бы были способны организовать решительное и длительное сопротивление. Сторонники Москвы стали настаивать на переговорах с великим князем. Одним из сторонников начала переговоров и заключения мира являлся новгородский архиепископ Феофил.

23 ноября новгородское посольство вместе с владыкой Феофилом явилось в шатер московского государя на берегу Ильменя. Новгородцы хотели заключить мир на условиях договора 1471 года. Иван Васильевич дал пир в их честь, но отклонил все предложения новгородцев. Надежды на почётный мир исчезли. Московский государь заявил, что хочет видеть Новгород такой же «отчиной», как Москву. Затем московские бояре сообщили новгородцам волю великого государя Ивана Васильевича: «…в Новгороде не быть ни вечевому колоколу, ни посаднику, а будет одна власть государева, как в стране московской».

Когда послы изложили эти требования на вече, в городе началась смута. «Всташа чернь на бояр и бояре на чернь». В московский лагерь побежали новые бояре. Посадники попытались достичь соглашения с московскими боярами. Москвичи заверили их послов, что государь не будет выселять новгородцев «на Низ» и не будет отбирать их земли. Эти уверения положили конец колебаниям новгородского правительства. Желая получить гарантии неприкосновенности своего имущества, бояре попросили, чтобы великий князь лично подтвердил соглашение, поклявшись на кресте. Но получили отказ.

Увидев, что в городе «великий мятеж» и «неустроение», князь Гребенка-Шуйский сложил крестное целование Новгороду и попросил Ивана Васильевича принять к себе на службу. Василий Гребёнка не был наказан. Он был произведён в боярский сан и стал наместником нижегородским. Новгородцы, лишившись военного предводителя, приняли решение уступить требованиям великого князя. 13 января 1478 года они объявили о подчинении Новгорода московскому князю. Новгородцы дали согласие восстановить в землях Новгорода великокняжеский домен и определи порядок сбора налогов в пользу великого князя.

15 января 1478 года московские бояре въехали в Новгород и привели жителей города к присяге. Вечевой порядок был уничтожен, вече в Новгороде больше не созывалось. Вечевой колокол и архив города увезли в Москву. Новгородский суд, выборные должности были упразднены. Новгородская республика была уничтожена.

Уже в феврале государь приказа арестовать Марфу Борецкую. Огромная вотчина Борецких отошла казне. Марфу с внуком сначала привезли в Москву, а затем выслали в Нижний Новгород, где она была пострижена в монахини под именем Марии. Василий Казимир и трое других новгородских посадников были приняты на службу, но вскоре они оказались в опале и лишились своих вотчин.

Иван III по-прежнему опасался вмешательства Великого княжества Литовского и, получив донос на деятелей пролитовской партии, приказал арестовать боярина И. Савелкова. Всего по делу о тайных сношениях с литовцами было арестовано до 30 человек, а их земли конфискованы. В конце 1480-х годов, согласно писцовым книгам, московский государь приказал выселить из Новгорода 1054 человек. Вместе с членами семей, выселению подверглось около 7 тыс. человек. Были выселены «золотые пояса» - примерно 300 знатнейших семей Новгородской земли и 500 – 600 купцов. Простой народ не был затронут этим выселением. Новгородских бояр и купцов распределили по различным городам, от Владимира и Ростова до Мурома и Костромы. Новгородская аристократия фактически была уничтожена, её низвели до уровня простых служилых людей.

Таким образом, Москва ликвидировала возможность мятежа, так как новгородские бояре и купцы по-прежнему обладали большими экономическими возможностями. При неблагоприятной для Москвы внешнеполитической ситуации новгородцы могли попытаться восстановить самостоятельность.
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

43 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти