Борьба Москвы и Твери. Трагические последствия религиозной революции в Орде

Борьба Москвы и Твери. Трагические последствия религиозной революции в Орде Одной из противоречивых фигур в русской истории является князь Иван I Данилович Калита (ок. 1283 — 31 марта 1340 или 1341). Одни исследователи считают его созидателем, человеком которой заложил фундамент Московской державы. Другие называют его предателем русских интересов, князем-ренегатом, который вместе с татарскими отрядами разорил Тверскую землю.

Начало политической деятельности Ивана Даниловича


Иван был вторым сыном московского князя Даниила Александровича, родоначальника московской линии Рюриковичей, внуком Александра Невского. Его братьями были Юрий, Александр, Афанасий и Борис. После смерти отца, братьям сразу пришлось вступить в политическую борьбу. Юрий Данилович (московский князь в 1303—1325 гг.) даже не смог попасть на похороны отца. Он находился в Переяславле, и горожане не пустили его, т. к. опасались, что великий князь Андрей Александрович Городецкий воспользуется моментом и захватит город. В этих условиях Даниловичи приняли необычное решение: они не стали делить между собой земли и решили держаться вместе. Младшие братья, видимо, не были согласны с таким решением, но уступили воле старших братьев.

В 1303 году Даниловичи одержали первую победу. Они вместе явились на съёзд князей в Переяславле и удержали этот город за собой. Хотя Михаил Тверской, которому великий князь Андрей Александрович Городецкий обещал уступить владимирский стол, и пытался удержать город за собой, как часть великого княжения. В весной 1304 году братья захватили Можайск и присоединили его к своим владениям. Теперь княжество Даниловичей охватывало всю Москву-реку от истоков до устья. Для начала 14 столетия это был большой успех.

Летом 1304 года скончался великий князь Андрей, и Даниловичи вступили в борьбу за владимирский стол с тверским князем. «Не искать» великого княжения они не могли. Даниловичи являлись прямыми потомками Александра Невского, его внуками, а тверской князь Михаил – племянником. Отказаться от борьбы или хотя бы не обозначить своих претензий, означало самим признать, что они и их дети не имеют права на владимирский стол. В результате весь род Даниловичей был бы отброшен «на обочину» русской политики. Юрий поехал в Орду добиваться ярлыка от хана Тохты. Иван отправился защищать Переяславль. Борис был направлен для захвата Костромы.

Михаил Тверской, отправляясь к хану, разослал по дорогам заставы, чтобы те перехватили Даниловичей (Юрий ускользнул от тверских отрядов). Он также заранее, не дожидаясь решения хана Тохты, отправил своих бояр в Новгород, Кострому и Нижний Новгород. Города должны были признать Михаила великим князем, сдать великокняжеские налоги и сопутствующие событию подарки. Михаилу нужно было много денег, чтобы «решить вопрос» в Орде. Кроме того, он приказал собрать рать и захватить Переяславль.

На Руси прошла волна столкновений и неурядиц. Новгородские богатеи, хорошо разбирающиеся в денежной политике, смекнули, что тверской князь хитрит, и раскошелиться не захотели. Без ярлыка Михаила в Великом Новгороде великим князем не признали. В Нижнем Новгороде для тверичей дело было ещё печальнее. Здесь Михаила не любили, и созванное вече возмутилось, посланцы тверского князя, которые пытались силой начать сбор денег, были убиты. В Костроме также выгнали посланцев тверского князя, двоих убили. Однако князь Борис Данилович по пути в Кострому был перехвачен и доставлен в Тверь.

Под Переяславлем произошло настоящее сражение. Иван Данилович, узнав, что из Твери идёт рать, послал в Москву за подмогой и вывел переяславцев навстречу противнику. Князь Иван смог сдержать атаки тверичей до подхода подкреплений. Воевода Родион Нестерович с московской ратью нанес неожиданный удар по противнику. Когда тверской воевода Акинф погиб, войско побежало.

В Золотой Орде в это время шла «битва кошельков» между Михаилом и Юрием, которая затянулась до следующего года. Князья осыпали подарками хана, его жён, давали взятки сановникам. Тохта опустошил казну в войне с Ногаем, и ему требовались деньги для продолжения борьбы, поэтому хан не спешил с решением. Бережливый Даниил накопил изрядную казну, деньги у Юрия водились. Михаил тратил много, даже залез в долги к ордынским ростовщикам, не дождавшись денег из русских городов. Тверской князь был даже готов пообещать хану увеличить дань с Русской земли. Тут Юрий поражённый безответственностью соперника согласился отказаться от «отчины», чтобы не погибла Русская земля. Он снял свою кандидатуру.

Михаил получил ярлык на великое княжение. После того как во Владимире митрополит возложил на его голову великокняжеский венец, Михаил Ярославич решил наказать противников. Он отправил своего подопечного князя Михаила Городецкого с тверскими войсками в Нижний Новгород. Все «вечники» учинившие бунт были казнены. Наказанию подверглись и костромичи. С Даниловичами Михаил собирался воевать. Первоначально от войны его удерживал митрополит, но в 1305 году он умер. В 1306 году Михаил с союзными князями пошёл на Москву. Однако поход не имел успеха. В 1307 году Михаил организовал второй поход на Москву. Тверичи «много зла сотвори» на Московской земле. 25 августа начался штурм города. Бой был жестоким. Москвичи знали, что пощады не будет, дрались упорно. Приступ отразили, Михаил был вынужден снова отступить. Не ладилось у Михаила с Новгородом. Денег давать великому князю они не спешили. Воевать с Москвой также отказались. Когда великий владимирский и тверской князь начал давать, новгородцы пообещали, что позовут на свой стол московских князей.

Михаил был вынужден позвать на помощь ордынцев. Осенью 1307 года пришла Таирова рать. Правда, в этот раз ордынцы безобразили мало, ни один город не пострадал. Но намёк в Москве поняли. Юрий Даниилович был вынужден уступить Переяславль. Новгород также подчинился новому великому князю. Кроме того, произошёл раскол среди самих Даниловичей. Борис с братом Александром в результате противоречий со старшим братом отъехали в Тверь.

У Юрия и Ивана сложились весьма плодотворные отношения. Юрий больше занимался военными вопросами, вёл внешнюю политику, а Иван взял на себя внутренне управление княжеством. Иван Данилович решал хозяйственные вопросы, ведал сбором налогов, добросовестно исполнял роль судьи. Летописи отмечают, что москвичи полюбили князя за его высокую ответственность, заступничество за «вдовиц и сирот». Князь не пренебрегал раздачей милостыни. Ему даже дали прозвище – Добрый. Его также называли Калита (от слова «калита» - небольшая поясная денежная сумка), но реже. Уже в более позднее время, авторы хроник, чтобы выделить князя от других правителей, оставили более редкое прозвище – Калита.

Как Иван завязал дружбу с митрополитом Петром

Иван завязал дружбу с новым митрополитом. Пётр был отмечен искусством иконописания, он является автором первой московской чудотворной иконы, получившей название «Петровская». Великий князь галицкий Юрий Львович, недовольный тем, что митрополит Киевский и всея Руси Максим оставил Киев и поселился во Владимире-на-Клязьме, захотел создать вторую митрополию на Руси. В качестве нового митрополита он избрал игумена Ратенского монастыря Петра, который славился своим подвижничеством. Константинопольский патриарх уже было принял решение о создании новой митрополии, когда стало известно о смерти митрополита Максима, и прибыл кандидат от тверского князя – игумен одного из тверских монастырей Геронтий. Тогда патриарх вернулся к идее возрождения митрополии в Киеве.


Но решающее слово на Руси тогда было за золотоордынским царём. В 1308-1309 гг. Пётр отправился в Сарай за ярлыком. Тохта его выдал, но по каким-то своим соображениям предпочёл (видимо, было понимание, что Киев и Галич всё больше подпадают под влияние Запада), чтобы ставка митрополита осталась во Владимире. Михаил тверской обиженный решением патриарха, решил «свалить» нового митрополита. Он подговорил тверского епископа Андрея написать донос в Константинополь. Нашлись и другие недовольные, которые поддержали обвинение. Патриарх Афанасий послал своего клирика, чтобы разобраться в ситуации.

В 1311 году был созван собор в Переяславле для суда над Петром. На него съехалось русское духовенство, князья, дети великого князя Михаила с боярами. Тверичи начали обвинять митрополита, страсти дошли чуть ли не до рукоприкладства. Однако оказалось, что митрополит Пётр уже смог сыскать огромное уважение в простом народе. В Переяславль для его защиты, сам митрополит был кроткого нрава, старался учить людей добрым словом и примером, приехало множество монахов, священников и простого люда. Они не дали Петра в обиду. За него встала и московская делегация во главе с Иваном Добрым. В результате суд оправдал Пётра, обвинение Андрея назвали клеветой. Пётр был действительно человеком миролюбивым, он даже главного своего обвинителя Андрея, отпустил с миром.

В 1311 году появился новый повод для столкновения Москвы и Твери. В 1311 году умер нижегородский князь Михаил. Наследников он не оставил. Михаил был внуком Александра Невского, его ближайшими родственниками были московские князья. Юрий тут же по праву наследования захватил Нижегородское княжество. Великий князь Михаил рассвирепел и направил на Нижний Новгород войско. Тут проявил себя митрополит. Он под страхом отлучения от церкви запретил тверичам воевать. Пётр уже видел своими глазами ужасы братоубийственной войны на Южной Руси и не хотел их повторения на севере. Он предложил великому князю компромиссный вариант – посадить в Нижнем Новгороде князя Бориса, одного из братьев Даниловичей сбежавших в Тверь. Это соглашение всех устроило. С одной стороны, отчина Александра Невского оставалась принадлежащей его роду, а с другой, не попадала под власть Москвы, т. к. Борис стал верным соратником Михаила.

Пётр неустанно трудился. Великий князь владимирский и тверской остался недоволен решением по поводу Нижнего Новгорода. В Константинополь посыпались новые жалобы и доносы. Петру пришлось съездить в Византию, чтобы лично оправдаться. Он также постоянно путешествовал по Северной и Южной Руси. В официальной резиденции во Владимире бывал редко, город потерял былой блеск, запустел. Пётр, возвращаясь из путешествий, предпочитал жить в более уютном Переяславле. Посещал и Тверь, но не задерживался. Михаил к нему был холоден. Будучи кротким с личными противниками, Пётр умел быть строгим, когда дело касалось принципиальных вопросов. За непорядки злоупотребления были лишёны своих санов сарский и ростовский епископы. Для борьбы с ересью, которая проникла на Русь через Новгород, её поддерживал и тверской епископ Андрей, был созван поместный собор. В ходе споров Иван Данилович вновь всецело поддержал митрополита. Новгородского протопопа Вавилу, который распространял ересь, прокляли. Тверского епископа митрополит снова простил.

В Москве Пётр стал самым дорогим гостем. Иван Добрый встречал его радушно, старался больше беседовать с ним, выслушивал наставления и советы. Митрополиту всё больше нравился Калита: энергичный, умный и благочестивый. Он ему показался князем, с которым вместе можно будет возрождать Русскую землю.

Революция в Орде

В это время назревали негативные события в Орде. «Космополитическая» прослойка Орды - мусульмане и евреи - была недовольна политикой Тохты. Он действовал в соответствии с традициями Чингисхана. Тохта проводил политику укрепления центральной власти и поддержки городов. Провел денежную унификационную реформу и упорядочил административную систему. Разбил Ногая, который фактически создавал своё государство на западе Орды - ему удалось подчинить своей власти огромную территорию по Дунаю, Днестру, Днепру, его вассалами признали себя Византия, Сербия и Болгария. Так было восстановлено единство Золотой Орды.

Войны Тохты на востоке, в сибирских и приуральских степях, нарушали торговлю с Китаем и Средней Азией. Кроме того, Тохта решил поставить на место участников тогдашнего торгового «интернационала» - генуэзцев. Итальянцы уже давно забыли о первоначальных договорах с ханами. Их колонии захватывали окрестные земли, жили по своим законам, дани не платили, жирели на работорговле. Тохта решил их привести в чувство, установить общий порядок на всей территории державы. К тому же война с генуэзцами была выгодным мероприятием и с экономической точки зрения. Так можно было пополнить казну, щедро наградить воинов. Золотоордынский царь бросил армию на Кафу, город был захвачен и погромлен. Однако это был вызов ордынской купеческой группировке, повязанной с генуэзцами общими интересами. Тохте был подписан смертный приговор. Однако дело заключалось не только в смене правителя, вопрос был более стратегического характера, рассчитанного на столетия вперёд. Народы Орды решили исламизировать. Для этой цели был подготовлен и угодный «интернационалу» хан – Узбек, которого уже склонили к исламу. Он приходился племянником хану Тохте.

В августе 1312 года Тохту отравили. Его законным наследником стал сын Иксар (Ильбасар), которого поддерживал могущественный эмир Кадак. Однако, когда в январе 1313 года Узбек вместе беклярбеком Кутлуг-Тимуром приехали из Ургенча якобы для того чтобы сказать близким покойного хана слова утешения, они убили Иксара и Кадака. Это деяние весьма плохо сочетается с хвалебными речами мусульманских и арабских писателей в отношении Узбека. Очевидно, что это очередной пример, когда историю пишут под победителей. Узбек, убивший родственника и законного правителя, но поставивший под власть ислама огромную территорию евразийской империи, стал героем для мусульман.

Опорой и советниками Узбека стали крупные ордынские торговцы, ордынский «интернационал». Государственной религией Золотой Орды Узбек объявил ислам. Часть элиты возмутилась, особенно степная военная знать. Они отказывались принимать «веру арабов», выступали за традиционные порядки и веру предков. Так, лидеры оппозиции Тунгуз, Таз и заявили новому хану: «Ты ожидай от нас покорности и повиновения, а какое тебе дело до нашей веры и нашего исповедания и каким образом мы покинем закон и устав Чингисхана и перейдём в веру арабов?» Поэтому несколько лет Узбеку пришлось бороться с партией традиционалистов. Было казнено несколько десятков представителей высшей знати Золотой Орды (в различных источниках есть цифры от 70 до 120 человек), которые выступали за сохранение старых порядков. Таким образом, в Орде «космополитическая», торговая партия победила и частично уничтожила военную, языческую элиту. Простой народ, особенно в начале, эта революция не затронула. Так, есть сообщение, что ещё во время Куликовской битвы воины Мамая исповедовали как ислам, так и язычество.

Принятие ислама в качестве государственной религии Золотой Орды стало началом конца этой степной империи. Ислам был чужд для большинства населения Орды. Многие приняли ислам формально. Истребление военной аристократии и укрепление позиций торгашеских кругов подорвало фундамент Орды. По инерции она ещё некоторое время процветала, сказывались прежние успехи, включая реформы Тохты, но вирус уже поразил организм империи. Не зря позднее десятки тысяч «татар» перешли на службу русским князьям и приняли православие, оно, отредактированное Сергием Радонежским, оказалось более близким по духу, чем «арабская вера».

Правление Узбека привело к крупной и кровавой междоусобной войне на Руси. На Руси ислам не внедрялся, но в Орде «вся обновишася», поэтому ярлыки прежнего хана потеряли свою значимость. Митрополит, князья были вынуждены бросить все дела и спешить в Орду, заново подтверждать и покупать свои должности.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

30 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти