"Бабушка Булавы" - Р-31

В рамках данной работы хотел бы развить тему, изложенную в предыдущий статье http://topwar.ru/25277-puti-razvitiya-rossiyskih-ballisticheskih-raket-podvodnyh-lodok.html. Однако в этот раз, не буду пытаться «объять необъятное», а рассмотрю «бабушку Булавы» - Р-31.

"Бабушка Булавы" - Р-31


"Бабушка Булавы" - Р-31



Р-31 (индекс 3М17, код СНВ РСМ-45, по классификации НАТО — SS-N-17 Snipe) — первая советская двухступенчатая твёрдотопливная баллистическая ракета, предназначенная для размещения на подводных лодках проекта 667АМ в составе ракетного комплекса Д-11. Разработана ЦКБ-7 / КБ "Арсенал" (г.Ленинград), главный конструктор - П.А.Тюрин по Постановлению СМ СССР №374-117 от 10 июня 1971 г. Постановление СМ СССР о разработке эскизного проекта вышло в июне 1969 г. В феврале 1971 г. на НТС Минобщемаша и Минсудпрома принято решение о выборе для разработки и испытаний комплекса Д-11 с твердотопливной ракетой Р-31 / 3М17. Постановление СМ СССР о создании комплекса Д-11 для перевооружения ПЛАРБ пр.667А №74-117 вышло 10 июня 1971 г. Главный конструктор по комплексу вцелом - П.А.Тюрин, заместители - по ракете - Ю.Ф.Валов, по двигательным установкам - А.Ф.Мадисон, по системам управления и телеметрии - В.Г.Волков, по наземному и стартовому оборудованию, системе амортизации ракеты - В.С.Петрикевич, по бросковым испытаниям и испытаниям на полигоне Капустин Яр - А.А.Запольский.

Хотя все отечественные ПЛАРБ первого поколения оснащались исключительно жидкостными ракетами, что соответствовало реальному уровню советского ракетостроения. Флот и специалисты промышленности прекрасно осознавали все эксплуатационные недостатки таких ракет. БР с ЖРД обладали высокой токсичностью и пожаро-, взрывоопасностью. Специфика их применения требовала при осуществлении подводного старта предварительного заполнения забортной водой кольцевого зазора шахт, для чего создавалась сложная система трубопроводов и насосов. В результате перекачивания больших объемов воды в период предстартовой подготовки повышался уровень шумов, демаскирующих подводную лодку. В этом случае «пасущая» наш ракетоносец многоцелевая ПЛА вероятного противника могла нанести упреждающий удар. А если РПКСН просто проводил тренировку? Все эти недостатки отсутствовали у ракетных комплексов с твердотопливными ракетами. Поэтому параллельно с созданием жидкостных морских БР в нашей стране в конце 50-х годов начались работы и над первыми твердотопливными ракетами для оснащения подводных лодок.
В соответствии с правительственным постановлением от 9 сентября 1958 г. ленинградское КБ «Арсенал» приступило к разработке ракетного комплекса Д-6 с твердотопливной ракетой, предназначенного для оснащения перспективных ракетоносцев. Работы велись по двум параллельным направлениям – созданию БР с двигателем на баллистных порохах, а также на более перспективном смесевом топливе. Недостатком первого варианта являлась необходимость использования громоздкой связки из четырех двигателей, что приводило к чрезмерному росту габаритов ракеты, а создание двигателя на смесевом топливе требовало решения ряда сложных научных, технических и технологических задач, которые на рубеже 50-60- х годов оказались еще «не по плечу» отечественному ракетостроению. Возник и ряд чисто организационных трудностей. В результате в соответствии с постановлением от 4 апреля 1961 г. работы по программе Д-6 были прекращены.
Тем же правительственным постановлением ОКБ В.П.Макеева поручалось приступить к работам по новому твердотопливному «лодочному» комплексу Д-7 с ракетой РТ-15М (4К-22), ориентированному на новую подводную лодку 667-го проекта. При этом вся техническая доку-ментация, разработанная «арсенальцами» по программе Д-6, была передана в СКБ- 385.
Ракета РТ-15М должна была иметь стартовую массу порядка 50 т (более чем в три раза превышающую массу американской БР «Поларис»А-1) и дальность пуска 2400 км. Работы по комплексу Д-7 были доведены до стадии бросковых испытаний, однако в 1962 г., когда заказчик выдвинул требование резкого увеличения боекомплекта ракетоносцев (и, следовательно, уменьшения габаритов ракет), интерес к программе стал постепенно угасать, а в 1964 году она была вовсе прекращена из-за невозможности разработчиков уложиться в рамки новых требований.
В то же время в КБ «Арсенал» продолжались работы над стратегическими ракетами на-земного базирования, завершившиеся принятием на вооружение в 1972 г. БР средней дальности 8К98П. Накопленный опыт по созданию двигателей на смесевом топливе позволил «Арсеналу» выйти с предложением о разработке для модернизированный ПЛАРБ пр.677 твердотопливной ракеты, которую можно было бы разместить в шахтах, созданных для БР Р-27. При этом дальность пуска новой ракеты должна была в 1,5 раза превосходить дальность своей предшественницы, приближаясь к возможностям новейшей американской ракеты «Посейдон» С-3.

Кстати, очень любопытный момент, как видите уже имели место применения наработок по сухопутным ракетам для морских БРПЛ.
Предложение ленинградцев получило поддержку, и в начале 70-х годов, параллельно с работами КБМ над модернизированной жидкостной ракетой Р-27У, «Арсенал» получил задание на разработку комплекса Д-11 с твердотопливной ракетой Р-31 (РСМ-45, западное обозначение SS- N-17). Новая БР со стартовой массой 26.840 кг имела дальность 4200 км. Первоначально ее предполагалось оснастить как моноблочной, так и разделяющейся ГЧ, однако в дальнейшем от последнего варианта отказались, ограничившись моноблочной БЧ мощностью 500 Кт.
"Бабушка Булавы" - Р-31
"Бабушка Булавы" - Р-31
"Бабушка Булавы" - Р-31
"Бабушка Булавы" - Р-31

Проектирование новых ракетоносцев, также как и раньше, обычно начиналось с разработки ракеты. Однако в данном конкретном случае единичный пример исключения, ракета создавалась с целью замены на ПЛАРБ пр.667А ракет Р-27 комплекса Д-5. Поэтому ракетоносцы уже были, и первым стал (как, впрочем, и последним) второй корабль проекта 667А «Навага», единственный корабль, модернизированный по проекту 667АМ «Навага-М». Правда ракетчикам скорее помог случай: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». 27 августа 1968 года, когда К-140 находилась в Северодвинске, после модернизационных работ произошёл несанкционированный выход ядерного реактора на мощность. Реактор левого борта, вследствие самопроизвольного поднятия компенсирующей решетки на верхние концевики, вышел на мощность превосходящую номинальную в 18 раз. Давление и температура в реакторе превысили номинальные параметры в 4 раза. Радиационная обстановка в реакторном отсеке резко ухудшилась, однако разгерметизации первого контура не произошло. Официальных данных об уровнях загрязнения подводной лодки, окружающей среды и уровнях облучения личного состава нет. Погибших среди личного персонала не было.
"Бабушка Булавы" - Р-31
"Бабушка Булавы" - Р-31
"Бабушка Булавы" - Р-31

Проекту подводной лодки под комплекс Д-11 был присвоен индекс «667АМ» (шифр «Навага»). Он разрабатывался в ЛПМБ «Рубин» под руководством главного конструктора О.Я.Марголина (заместитель Е.А.Горигледжан). Из-за возросшей массы ракеты на подводных лодках 667-го проекта оказалось возможным разместить только 12 БР нового типа.
Внешне модернизированный корабль отличался от ПЛАРБ пр.667А кормовой надстройкой, имеющей несколько меньшую длину и большую высоту. Немного возросло и полное водоизмещение подводной лодки.
"Бабушка Булавы" - Р-31

Старт ракеты производился посредством порохового аккумулятора с глубины до 50 м, без предварительного заполнения шахты водой (что повышало скрытность боевого применения, так как поступление воды в кольцевой зазор демаскировало корабль во время предстартовой подготовки). Пуск был возможен при волнении моря до 8 баллов. Весь боекомплект выстреливался в течение одной минуту единым залпом. Время предстартовой подготовки составляло 3,5 мин.
Для переоборудования по проекту 667АМ была выделена подводная лодка К-140 – второй корабль пр.667А. Работы по модернизации атомохода начались на судоремонтном заводе «Звездочка» в Северодвинске в 1973 году.
Первый пуск Р-31 с борта К-140 состоялся 26 декабря 1976 г. из акватории Белого моря. Во время испытаний лодки были проведены две стрельбы на максимальную дальность (более 4000 км). Для этого лодке пришлось идти к северной оконечности Новой Земли и оттуда с параллели 77° северной широты стрелять по боевому полю «Кура» на Камчатке.
В заключении Командующего СФ, датированным 14 сентября 1979 г., комплексу Д-11 давалась следующая характеристика: «Испытания в целом показали хорошие эксплуатационные качества, высокую скорострельность при малом времени подготовки, безопасность использования и простоту обслуживания, принятие комплекса… позволит расширить боевые возможности ракетных подводных крейсеров стратегического назначения пр.667А, продолжить ознакомление опыта эксплуатации твердотопливных баллистических ракет с целью его использования при дальнейшем проектировании перспективных ракетных комплексов». Собственно, «накоплением опыта» все и ограничилось: модернизированная лодка К-140 осталось единственной в своем роде, так и не став прототипом для переоборудования других кораблей 667-го проекта. Комплекс Д-11 в 1979 г. был принят в опытную эксплуатацию, продолжавшуюся в течение 10 лет. На Западе лодка проекта 667АМ получила обозначение Yankee II.
Промышленность выпустила, в общей сложности, 36 серийных ракет Р-31, 20 из которых были израсходованы в процессе испытаний и практических стрельб. В середине 1990 года вышел приказ МО об утилизации всех ракет этого типа (как находящихся на борту лодки, так и на складах) методом отстрела. Пуски продолжались с 17 сентября по 1 декабря 1990 г., все они прошли успешно, лишний раз продемонстрировав высокую надежность отечественного оружия. А 17 декабря 1990 г. К-140 отправилась в Северодвинск для разделки на металл…
Вообще-то нет, из 16 ракет успешно стартовали с первого раза 10 ракет (62.5%), из оставшихся 6 повторно успешно стартовали 2 ракеты. Позже 4 ракеты утилизированы на берегу. Общий процент успешных пусков (включая повторные) - 70.6%.
• 17.09.1990 Успешный одиночный пуск 100% (1)
• 18.09.1990 Двухракетный залп, одна ракета не вышла 66.6% (3)
• 29.09.1990 Успешный одиночный пуск 75% (4)
• 30.09.1990 Два успешных одиночных пуска 83.3% (6)
• 01.10.1990 Трехракетный залп из шахт №№1, 2 и 3. При срабатывании ПАДа первой ракеты разорвало трубу наддува шахты, в отсек прошел выброс газов, после выхода ракеты - воды. Старт остальных ракет не состоялся. 66.6% (9)
• 10-11.09.1990 Пять одиночных пусков. Одна ракета не вышла. 71.4% (14)
• 30.11.1990 Три одиночных старта не стартовавших ранее ракет. Отказ при старте одной из ракет (неисправность). 70.6% (17)
В 1969-1971 гг. в ЦКБ «Волна» под руководством С.М. Бавилина велись работы по созданию новой атомной подводной лодки с 16 ракетами Р-31. Однако на вооружение ВМФ СССР этот ракетный комплекс принят все же не был, поскольку его боевые характеристики оказались ниже, чем у комплекса Д-9 на базе жидкостной БРПЛ РСМ-40 (Р-29; комплекс принят на вооружение в 1974 г.). Поэтому все работы в ЦКБ «Волна» были быстро свернуты, да и само командование ВМФ решило тогда «не изобретать велосипед» и продолжить эксплуатацию жидкостных ракет.
Одно не до конца ясно, почему нельзя было, создавая Р-39 использовать задел (имевший в то время уже реальные воплощения) по Р-31? Учитывая тот факт, что работы по созданию нового ракетного комплекса велись практически той же «связкой» предприятий и организаций, которые создавали и другие ракетные комплексы стратегического назначения для ВМФ СССР. Подключали к процессу только те предприятия министерств машиностроения, оборонной и химической промышленности, которые специализировались на работах по смесевым твердым топливам, а также созданию и производству РДТТ на них. Ответ прост, в процессе создания Р-39 была впервые в отечественной практике предпринята попытка хоть как-то унифицировать БРПЛ и МБР наземного базирования: Р-39 и новая тяжелая РС-22 КБ «Южное», главный конструктор В. Ф. Уткин) должны были получить единую первую ступень, разработка которой была поручена КБ «Южное». Кроме того не стоит отрицать существование соперничества между ведущими КБ.
Результат известный: в первом случаи флот получил довольно компактный ракетный комплекс (правда на одном носители), но проигрывал «жидкостным» собратьям по ТТХ и оказался не очень надежным. Во втором случае получилась замечательная система «Тайфун», но очень громоздкая и дорогая: разработка мощного комплекса Д-19 с РСМ-52 обошлась отечественной казне в 3 раза дороже, чем создание затем комплекса Д-9РМ с РСМ-54 (по крайней мере, так утверждает адмирал в отставке Федор Новоселов, в 1986 —1992 гг. — заместитель ГК ВМФ СССР/РФ по кораблестроению и вооружению). Огромные затраты пошли и на другие составляющие системы «Тайфун». Вдобавок последняя превосходила по своим боевым возможностям поступившую на вооружение ВМС США систему аналогичного назначения «Трайдент I», но уже уступала дальнейшему ее развитию — системе «Трайдент II».
Вполне возможно если бы ресурсы вложенные в систему «Тайфун» вложили бы в Р-31, то страна и флот получили бы ракету уровня «Булавы» (точнее очень условный аналог, но уж точно не такой исполин как Р-39) на несколько десятилетий раньше.
Искренне хочу поздравить товарищей подводников с их профессиональным праздником, от себя и участников портала!

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. Evrepid 19 марта 2013 12:30
    Отлично! Спасибо.
  2. gregor6549 19 марта 2013 15:43
    Упомянутая в статье ракета яркий пример неудачной работы коллектива Тюрина. Макеевские ракеты, хотя и были жидкостными, оказались намного практичнее, надежнее (особенно те, в которых было применено капсулирование топлива и окислителя) и именно они долгое время были основой ядерной мощи подводного флота СССР а затем и России
    1. Андрей57 19 марта 2013 20:34
      Согласен полностью - "Синева" великолепная ракета hi

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня