«Пусть расцветают разные цветы...»

В 1868 году в Японии произошел переворот «Мэйдзи исин», в результате которого была восстановлена власть императора. Страна вышла из-под власти феодальных кланов, единым стал и флот Военному министерству (в чьем ведении первоначально оказались и ВМС) достался странный набор кораблей, которые с большими натяжками можно было назвать боевыми и которые явно не представляли собой военно-морского флота. В него входили и корабли бакуфу — феодального правительства, и корабли, доставшиеся от его побежденных противников, прежде всего, могущественного клана Саццума. Среди них был единственный броненосец, закупленный еще у мятежной американской Конфедерации южных штатов, деревянные корвет и канлодка, а также несколько вооруженных пароходов и парусников. Перед Японией встала дилемма, либо восстанавливать старые корабли, либо обновить флот Японцы пошли по второму пути. В 1870 году был выбран ориентир самый могущественный флот мира — британский.

В еще недавно полностью закрытую от остального мира страну прибыло несколько английских инструкторов, приступивших к подготовке моряков и передаче современных технологий. Однако японцы были весьма осторожны, и британцы действовали в рамках многочисленных ограничений. Но за отведенные им годы англичане успели сделать немало полезного. Помимо организации флота и обучения кадров, они наладили закупку боевых кораблей.

«Пусть расцветают  разные цветы...»

корвет «Цукуба»


Правда, для него начало не выглядело вдохновляющим в число первых приобретений попал, например, корвет «Цукуба» водоизмещением около 1900 т, построенный почти 20 лет назад в британской колонии — Бирме и затем модернизированный в метрополии «Старикан» (который язык не поворачивается назвать крейсером) развивал под парами не более 10 узлов. Однако японцы относились к этой древности, как и ко всем своим боевым судам, с большой заботой и любовью. На нем два раза меняли артиллерию и, по некоторым сведениям, в 1892 году «Цукуба» даже получил четыре 152-мм скорострельных орудия. В окончательную отставку ветеран вышел уже после русско-японской войны. Не блистал достоинствами и закупленный во Франции 1400-тонный корвет «Асама».

«Пусть расцветают  разные цветы...»

корвет «Асама»

Однако британские специалисты отнюдь не ограничились этими морально устаревшими кораблями. На верфях Англии были созданы уже вполне современные броненосные единицы фрегат «Фусо» (по сути своей — небольшой броненосец) и корветы «Хиэй» и «Конго» Проект последних разработал сам Эдвард Рид — главный конструктор Адмиралтейства. При водоизмещении в 2200 т они могли развивать 14 узлов и имели железный пояс толщиной до 114 мм «Хиэй» успел еще активно поучаствовать в японо-китайской войне и получить свою долю неприятельских снарядов в бою в устье реки Ялу.

«Пусть расцветают  разные цветы...»фрегат «Фусо»

Решив вполне разумно «не складывать все яйца в одну корзину», Военное министерство резко сменило главного поставщика идей и кораблей Выбор при этом пал на главного соперника Британии. К началу 1880-х годов на Дальний Восток начали прибывать французские металлурги и инженеры. Им удалось довершить работу предшественников и наладить постройку крейсеров на японских верфях. Вполне закономерно, что поначалу все шло не слишком гладко Деревянные корветы «Каймон» и «Тэнрю» водоизмещением всего около 1500 т строились мучительно долго около семи лет каждый, войдя в строй только в 1885 — 1886 годах. Однако получились они вполне удачными и дослужили до русско-японской войны, во время которой в июле 1904 года «Каймон» подорвался на мине в заливе Талиенван и погиб, а «Тэнрю», благополучно переживший ее, исключили из списков вскоре по завершении военных действий.

«Пусть расцветают  разные цветы...»

корвет «Касуга»

Удачный проект модернизировали, и на освободившихся стапелях в Екосуке заложили следующие корветы — «Мусаси» и «Кацураги». Еще один корвет этого же типа, «Ямато», строился на второй государственной верфи в Кобэ Корабли имели композитный набор со стальными шпангоутами и деревянной обшивкой и несли полное парусное вооружение, снятое на рубеже веков, в 1900 году. Ускорилась и постройка, хотя пятилетний срок для довольно немудреных единиц все еще оставался непреодолимым.

Практичные «деревяшки» вполне подходили для учебы, но для серьезной войны требовались корабли более крупные и с мощным вооружением. Японцы хотели получить максимально сильный и одновременно дешевый современный крейсер, и французские инженеры, обычно весьма зорко следившие за такой характеристикой, как остойчивость, дали «слабину». Построенный в Гавре «Уэнби» обладал всеми внешними приметами типичных «француов», таких, как «Сфакс», «Сесиль» или «Таж», имел довольно толстую броневую палубу и хорошую скорость. Однако в стремлении максимально удовлетворить заказчика конструкторы переборщили с артиллерией, состоявшей из четырех тяжелых 240-мм крупповских орудий, не считая 150-миллиметровок и прочей «мелочи». В результате перегруженный крейсер под всеми парусами опасно кренился и не хотел возвращаться на ровный киль. В таком состоянии он вышел из Гавра в долгое путешествие на Дальний Восток. Но туда так и не прибыл, бесследно пропав где-то между Сингапуром и Тайванем в октябре 1887 года.

За первым громким «проколом» последовали дальнейшие, пусть не такие серьезные и совсем другого плана. Переориентация на Францию привела в Японию идеи «молодой школы», оказавшиеся вполне соответствующими боевому духу самураев. Небольшие суденышки, атакующие бронированных гигантов, помимо хорошей возможности проявить доблесть воинов, являлись еще и недорогими, как раз по карману стремительно развивающейся державе, у которой было слишком много желаний и потребностей.

«Пусть расцветают  разные цветы...»Корвет «Мацусима»

Для воплощения новых идей из Европы прибыла «тяжелая артиллерия» известный французский кораблестроитель Эмиль Бертэн заключил трехлетний контракт на пребывание в Японии. Он предложил сверхоригинальный проект тройки крейсеров, вооруженных самыми тяжелыми орудиями и предназначенных в качестве ответа для борьбы даже с крупными броненосцами, — заказанными для наиболее сильной Северной эскадры китайского флота «Мацусима», «Хасидатэ» и «Ицукусима» получили обозначение типа «сан-кэйкан» — «корабли-пейзажи», поскольку каждая единица несла имя одного из трех самых известных в Японии видов — залив Мацусима в префектуре Мияги, песчаная отмель Амано Хасидатэ в заливе Миядзу префектуры Киото и остров Икуцусима в заливе Хиросима.

Они и задумывались для действия в качестве единого отряда, образуя как бы один «составной линкор», в котором «Хасидате» и «Ицукусима» являлись «носовыми башнями», а «Мацусима»— «кормовой». Соответственно, главное орудие, одна из наиболее мощных в то время в мире 320-мм пушка Канэ, располагалось на первой паре в носу, а на «замыкающем» — в корме. Помимо расположенного в легко бронированном барбете орудия-монстра, каждый из крейсеров нес солидную батарею из 120-мм скорострельных орудий, только что «введенных в обиход». Скорострелки располагались в большой батарее в центре корпуса, стреляя через порты в обоих бортах на манер старинных фрегатов. Именно они на деле и являлись основным оружием «санкейканов» Но небольшой размер корабля не позволял обеспечить их защитой, а потому они были очень уязвимыми.

Поэтому ни странноватую бертэновскую задумку, ни ее реализацию удачными назвать никак нельзя «Мацусимам» не удалось развить и так не спринтерской 16,5-узловой проектной скорости, их котлы постоянно текли и отказывали. Однако главным недостатком являлись их чудовищные 320-миллиметровки, для установки которых пришлось пожертвовать слишком многим. Сами же огромные орудия на столь небольших кораблях оказались практически бесполезными 65-тонный длинный ствол при наводке прямо на борт заметно кренил корпус, создавая дополнительные трудности для стрельбы, причем не только своей, но и куда более действенных скорострелок. В результате даже при спокойном состоянии моря из «монстра» удавалось сделать не более четырех выстрелов в час.

Все недостатки проекта полностью проявились в бою. Сильные неприятности ждали тип «санкэйкан» в сражении с китайцами в устье реки Ялу. Там за четыре часа битвы 320-миллиметровки дали 14 выстрелов на всю троицу, но в отличие от более поздних сражений, когда «мацусимы» благоразумно держались за пределами эффективного ответного огня, им пришлось испытать воздействие неприятельских снарядов. И тут проявились все недостатки тесной и ничем не защищенной 120-мм батареи Один из немногих попавших снарядов с китайских броненосцев взорвался среди боеприпасов на «Мацусиме», вызвав сильный пожар, в котором пострадало почти 100 человек — около трети команды, причем половина из них погибла.

Без сомнения, это попадание стало наиболее удачным во всей войне и показало крайнюю уязвимость «псевдолинкора». В русско-японскую войну «пейзажная троица» участвовала в обоих главных сражениях, но, ни в Желтом море, ни при Цусиме не добилась, ни единого попадания, выпустив на всех менее двух десятков снарядов. В общем, главной пользой от «пейзажей», пожалуй, стал сам процесс «сборки» «Хасидатэ» на верфи в Екосуке (Две другие единицы строились во Франции). Именно «сборки», поскольку практически все механизмы, оборудование, материалы и чертежи в Японию поступали из Европы, а работами руководили французские инженеры. Оборудования и умения пока явно не хватало, и постройка «Хасидатэ» заняла вдвое больше времени. Он вошел в строй на три года позже «сестричек» Тем не менее опыт в создании современного боевого судна оказался очень полезным.

«Пусть расцветают  разные цветы...»

«Хасидатэ»

Неудача с реализацией экстравагантных идей Бертэна не осталась незамеченной внимательными японцами еще за три года до катастрофы с «Мацусимой». В 1892 году было принято решение более не пользоваться услугами французов. Министры микадо быстро переадресовались назад, к главным конкурентам — британцам. И весьма удачно как раз в 1890-е годы началось стремительное восхождение по пирамиде славы фирмы Армстронга и его конструкторов. Собственно, именно они во многом создали современный японский флот. Мы уже говорили об эльсвикском «Есино», вооруженном исключительно скорострелками и развивавшим 23 узла, который сделал так много для победы над китайцами при Ялу. Он под флагом адмирала Цубоя возглавил «летучую эскадру», состоявшую из наиболее быстроходных крейсеров, атаковавшую противника с фланга и окончательно развалившую его строй.

«Пусть расцветают  разные цветы...»

«Акицусима»

В состав «летучей эскадры» вошли самые быстроходные и современные крейсера, помимо «Есино», еще эльсвикские же «Нанива» и «Такатихо», а также первый современный продукт японской постройки — «Акицусима». Он сильно напоминал уменьшенный вариант американского «эльсвикца» — «Балтимора» (что неудивительно, поскольку оба проекта составлял главный конструктор Армстронга Уильям Уайт) и строился из материалов, привезенных из Британии.
Первыми крейсерами полностью японской постройки стала пара «Сума» и «Акаси».
Отечественным наконец-то было практически все, начиная от проекта и кончая материалами, механизмами и оборудованием Исключением оставалась артиллерия чтобы не плодить лишние типы орудий и снарядов, их оставили английскими, производства все того же Армстронга.

Британское влияние, пусть и косвенно, оставалось еще очень сильным оба корабля во многом напоминали «Акицусиму» по компоновке и характеристикам. Некоторым шагом вперед стало введение паровых машин тройного расширения с вертикальным расположением цилиндров, однако котлы явно «тянули назад» локомотивный тип к тому времени уже практически полностью исчез со всех более или менее крупных боевых судов. Они стали настоящей головной болью механиков и не позволили развить контрактную скорость, и так вполне скромную на фоне быстроходных «элсвиков». Не сразу все удалось и с такими качествами, как мореходность Вошедший в строй первым «Сума» оказался недостаточно остойчивым и сильно заливался волнами, поэтому достройку «Акаси» задержали, изменив конструкцию корпуса, ставшего гладкопалубным . Впоследствии на обоих крейсерах заменили архаичные паровозные котлы на современные водотрубные, но в русско-японскую войну этим кораблям пришлось немало пострадать в походах, пытаясь поддерживать что-то похожее на полный ход.

«Пусть расцветают  разные цветы...»«Такасаго»

Строились отечественные крейсера пока все еще слишком долго, от четырех до пяти лет. С такими темпами при наличии всего двух верфей, способных выпускать относительно крупные корабли, японский флот безнадежно отставал бы от своих амбициозных планов. Поэтому поиски за границей продолжались И не без успеха в 1898 году Армстронг поставил очередной прекрасный крейсер. При водоизмещении чуть менее 4200 т «Такасаго» имел очень мощное вооружение, включавшее пару 203-мм, десять 120-мм и двенадцать 76-мм скорострельных орудий. При этом у корабля была прекрасная защита, которая, по мнению его создателей, могла противостоять даже 8-дюймовым снарядам. Так, толщина скоса палубы в центральной части достигала 114 мм. Кроме того, корпус имел большое количество водонепроницаемых отсеков, число которых перевалило за сотню. Еще пара практически полностью аналогичных единиц была заказана в Соединенных Штатах Америки фирмам Крампа и «Юнион Айрон Уоркс».

Поскольку в то время заокеанская технология еще отставала от возможностей эльсвикских «кудесников», «Касаги» и «Титосэ» имели несколько большие размеры и водоизмещение при тех же вооружении и защите. Следует заметить, что «англичанин» оказался и более быстроходным, достигая проектных 23,5 узла, тогда как «американцам» пришлось ограничиться 22,5. Основной недостаток этих очень мощных для своего размера боевых единиц вызывался именно их силой. Два с половиной десятка орудий, защищенных лишь небольшими щитами, располагались на палубе столь тесно, что любой снаряд, разорвавшийся там, мог произвести полное опустошение среди расчетов. С восьмидюймовками возникли вполне понятные проблемы.

Тяжелый 113-килограммовый снаряд было бы сложно удержать на отнюдь не широкой качающейся палубе даже здоровенному гренадеру, а тем более — совсем не богатырского сложения японским морякам. Поэтому конструкторы постарались максимально помочь прислуге, снабдив установку и подачу электромоторами. Доставляемые элеватором из погребов боезапаса снаряды выкладывались на специальную тележку, которая ездила по рельсам, проложенным на палубе позади орудия. Затолкнуть снаряд с такой тележки в казенную часть пушки было, конечно же, намного проще, но все это «железнодорожное хозяйство» оставалось сильно уязвимым для неприятельских попаданий, в том числе осколочных.

Понятно, что столь основательно нагруженные корабли обладали весьма умеренными мореходными качествами.

Тем не менее эта троица вместе с испытанным и столь же быстроходным «Есино» в русско-японскую войну составила 3-й отряд крейсеров, очень активно использовавшийся для разведки и наведения на противника своих главных сил. Они доставляли немало неприятных минут нашим морякам, прозвавшим их за настырность «собачками». Впрочем, одна из «дворняжек» не дожила до Цусимы «Такасаго» подорвался на мине в декабре 1904 года.

Надо отметить, что эти сильные корабли строились удивительно быстро «Такасаго» вошел в строй ровно через два года после закладки, а его американские «двоюродные братья» —даже еще быстрее.

Но и японцы не стояли на месте Следующая пара отечественных крейсеров, «Цусима» и «Ниитака», стала куда более удачной, чем многострадальные «Сума» и «Акаси». За счет увеличения водоизмещения примерно на 700 т они получили единое вооружение из шести 6-дюймовок, дополненных десятком 76-миллиметровок Корабли получились вполне мореходными и обладали завидной остойчивостью Конечно, их 20-узловая скорость несколько терялась на фоне зарубежных рекордов, но ее удалось развивать без особых проблем. Снизилось и время постройки главной верфи страны в Екосука удалось ввести в строй «Ниитаку» через два года и 20 дней после закладки, практически догнав ведущие фирмы главных морских держав. Интересно, что оба имели капризные котлы пресловутого типа Никлоса, обычно сильно охаиваемые нашими специалистами и историками (в основном на примере «Варяга»), но на протяжении всей карьеры японские моряки особых проблем с ними не испытывали.

А вот следующий крейсер отечественной постройки, «Отова», стал первым, у которого были еще и котлы отечественной марки. Немудряще названные «Канпон» (то есть «военно-морские», или «флотские»), они имели более высокие параметры пара, чем подавляющее большинство западных моделей (включая те же изделия Никлоса) и оказались весьма неприхотливыми и надежными в работе. Несколько меньшие по сравнению с предшественниками размеры кораблей заставили вернуться к смешанному вооружению из 6-и 4,7-дюймовок по типу «Акаси», но скорость удалось увеличить до 21 узла.

«Пусть расцветают  разные цветы...»


Все японские бронепалубные крейсера, как быстроходные «собачки», так и менее скоростные единицы, сошедшие со стапелей в Курэ и Екосуке, активно использовались в русско-японскую войну. Они оказались буквально прислугой на все руки, неся дозоры у Порт-Артура и осуществляя тактическую разведку и поиск в сражениях. Надо сказать, что командование опасалось более крупных и превосходивших по вооружению (всех, кроме «собачек») русских «6-тысячников» и предпочитало держать свои легкие крейсера на солидном расстоянии и от них, и тем более от наших броненосцев. Однако «мелочь» приняла весьма активное участие в поисках и добивании разгромленной 2-й Тихоокеанской эскадры, пользуясь своим численным превосходством.

«Пусть расцветают  разные цветы...»


Так, «Отова» и «Ниитака» без проблем догнали поврежденную «Светлану» и утопили ее после полуторачасового боя . Но этот непосредственный боевой успех являлся скорее исключением . Та же пара плюс отряд адмирала Уриу («Нанива», «Такатихо», «Акаси» и «Цусима») вшестером не смогли справиться со старым броненосным крейсером «Дмитрий Донской», хотя и сильно повредили его. Не всегда хватало и скорости, поскольку активная служба основательно «подсадила» машины и котлы практически всех единиц, немногие из которых к Цусимскому сражению могли развить более 18 узлов. Так, «Титосэ и «Акицусима» были не в состоянии догнать «Изумруд», прорвавшийся через кольцо неприятеля при сдаче остатков эскадры. Тем не менее деятельность японских малых крейсеров следует признать и полезной, и успешной.

«Пусть расцветают  разные цветы...»


Свидетельством тому является тот факт, что до Владивостока добрались только четыре русских легких корабля.

«Пусть расцветают  разные цветы...»


После завершения войны с Россией и без того весьма пестрый по составу японский крейсерский флот обогатился еще и трофеями. В результате к 1907 году создалась уникальная ситуация. Во флоте микадо теперь имелись крейсера производства буквально всех основных морских стран Англии, Франции, США, Германии, России и Италии. Невообразимая смесь систем механизмов и вооружения, различные кораблестроительные принципы и приемы. Однако именно опыт их эксплуатации открыл для японских конструкторов недоступную для инженеров других держав возможность выбрать наилучшее. И этот опыт вскоре воплотился в оригинальные и сильные корабли.
Автор: В.КОФМАН


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8
  1. Iraclius 1 марта 2013 11:02
    Спасибо! Статья очень интересная. Когда читаешь историю создания японского броненосного флота, то многие вопросы поражения нашей страны в Цусимском сражении становятся более-менее ясными. В техническом плане в Цусиме победили британцы. recourse
    1. knn54 1 марта 2013 18:23
      И турки,не пропустившие новые броненосцы ЧФ через Босфор и Дарданеллы.Автору огромное спасибо.
      Корабли типа «Нагато» являлись первыми полностью спроектированными и построенными в Японии линкорами. Такие корабли(в 30-40 годы) могли строить только GB,Япония и США
  2. Iraclius 1 марта 2013 11:40
    А про войну Босин, закончившуюся поражением сёгуната Токугавы и реставрацией Мэйцзи нужно написать отдельную статью - оно того заслуживает. Оттуда растут уши будущих побед и поражений Японской империи.
    Фильм "Последний самурай" - один из немногих современных американских фильмов, который на самом деле заслуживает высокой похвалы, поскольку затрагивает высокое и человеческое - долг, преданность, мужество и честь.
    «Смерть легка как перышко, а долг тяжел как гора» - древняя самурайская пословица как нельзя точно отражает суть кодекса бусидо. С детства интересуюсь Японией, её культурой, историей и языком. Есть два знакомых японца, познакомился на Дальнем Востоке - до сих пор переписываемся.
    Скажу так - есть, есть что-то такое неуловимое, что нас роднит.
    Страсть к созерцательности, что-ли... Жаль, что пришлось с ними воевать. Японцы помнят всё, даром, что улыбаются...Рю всегда горько вспоминает про поражение во Второй Мировой и говорит, что его народ умеет проигрывать и держать удар не хуже, чем самому его наносить.
    1. GaD 1 марта 2013 20:39
      Согласен, что фильм "Последний самурай" по своему шедеврален. Хотя некоторые считают, что фильм о герое Тома Круза и он есть последний самурай, а я считаю, что его герой только подчеркивает фигуру настоящего последнего самурая Кацумото. Жаль, но фильм по достоинству не оценили, игра японских актеров потрясающая.
      GaD
  3. Shkodnik65 1 марта 2013 13:53
    Автору большое спасибо. Статья очень понравилась.
  4. stroporez 1 марта 2013 14:38
    статья супер...........
    stroporez
  5. askold 1 марта 2013 17:06
    Внимательно изучив первые фотографии я пришел к выводу что изображены там вовсе не корветы.Это же одноименные броненосные крейсеры:первый двухтрубный похоже "Якумо" или" Асама",второй точно "Асама",а на четвертой фотке, двухтрубный с одной мачтой посередине,это купленый японцами в 1903г у Чили, построенный в Италии броненосный крейсер "Кассуга" ! У,у вражина!!Ваш бродь наводить на боевую рубку?
  6. КАРБОН 3 марта 2013 00:20
    Брали лучшее от мировой практики кораблестроения, получили к началу Русско-японской войны сильный сбалансированный флот. Не без ошибок и перекосов, за 20 лет создали не просто флот, но уже начали самостоятельно строить вполне приличные корабли.
    Помогло им в этом главное, японцы создавали флот который должен был путем генерального сражения или нескольких сражений разгромить флот неприятеля, обеспечив господство на море. Даже явные "концепт-шипы" Матсусимы были подчинены одной идее-генеральное сражение. Бронепалубные крейсеры предназначались не для крейсерских операций, а в первую очередь для обеспечения главных сил флота. Да по водоизмещению, скорости отчасти и весу залпа они уступали новейшим великолепным крейсерам I ранга Русского флота, но им ненужны были сверх корабли, нужны были рабочие лошадки. Побольше количеством. Провести разведку не в одиночку, а сворой, добить раненого противника опять же не один-на -один.
    КАРБОН

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня