Конференция ООН по торговле оружием: сговор Запада против России

18 марта началась и до 28 марта продолжится конференция Организации Объединённых Наций по торговле оружием. Около двух тысяч дипломатов, представляющих сто девяносто три страны, собрались в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, чтобы в очередной раз попытаться составить международный договор о торговле оружием (МДТО). Подобная попытка провалилась в июле 2012 года, однако переговорщики надежд не теряют.

В проекте июльского договора оставалось слишком много прорех, не позволяющих предотвратить использование оружия против мирных граждан. По данным Организации Объединённых Наций, в 2010 г. почти 27,5 млн. чел. в мире оказались беженцами из-за конфликтов. Виной тому, считают в ООН, нерегулируемое распространение вооружений.


Накануне форума генсек всемирной организации Пан Ги Мун выступил с заявлением, в котором выразил надежду на то, что участники конференции урегулируют разногласия и проявят «политическую волю». Он сказал: «Наша общая ответственность состоит в том, чтобы положить конец неадекватному порядку глобальной торговли обычными вооружениями — от стрелкового оружия до танков и боевых самолётов».

Тем не менее, в споры с дипломатами собираются вступить представители печально знаменитой своими лоббистскими усилиями Национальной стрелковой ассоциации США (НСА), довольно-таки агрессивно ратующей за конституционные права американцев на личное оружие (речь идёт о знаменитой Второй поправке от 1791 года).

Представители НСА уже победили внутри страны: «штурмовое оружие», за запрет продаж которого выступали сенаторы-демократы во главе с Дайан Файнстайн (нобелевский миротворец Обама обещал этот запрет поддержать), в стране будет продаваться по-прежнему. Американские сенаторы вообще исключили пункт об общенациональном запрете продаж названного оружия из рассматриваемого палатой законопроекта. Такое решение принял глава демократического большинства сената Гарри Рид. Он сослался на то, что при голосовании в палате законопроект с включённым в него запретом не наберёт требующихся шестидесяти голосов. Подобный исход дела можно считать победой оружейного лобби.

Те винтовки, которые Дайан Файнстайн отнесла к «штурмовым», и те магазины, что подходили под её определение «повышенной ёмкости», будут по-прежнему продаваться в оружейных магазинах США. Очевидно, позднее сенаторы рассмотрят какие-то ограничительные меры, но, вполне возможно, и они со ссылками на Вторую поправку будут отвергнуты.

На конференции ООН страны Запада вряд ли станут углубляться во внутренние тонкости оружейной торговли. Вашингтон будет настаивать, что договор, нарушающий пресловутую поправку к конституции, неприемлем. Бизнес, ничего личного. На договоре, отклоняющемся от такой постановки вопроса, Белый дом поставит крест. Пример Австралии от 1996 года (запрет частной торговли оружием, выкуп оружия у населения и серьёзное ужесточение правил продаж оружия) американских торговцев смертью нисколько не волнует и даже не интересует.

Представляется также, что Запад использует трибуну конференции для пропаганды своих прекрасных идей гуманизма и защиты прав человека во всём мире. Известно, что речь пойдёт о продаже российских вооружений Сирии. Западные страны хотят добиться включения в договор запрета на поставки вооружений, которые могут применяться для «подавления прав человека», в том числе и по ранее заключённым контрактам. И тут-то и выяснится: оружие поставлять повстанцам можно, потому как они борются против тирана, а вот поставлять вооружения армии Асада нельзя, потому что Асад — и есть тот тиран, против которого надо бороться всеми возможными способами, летальными и нелетальными. Дата проведения конференции очень удобна: 22 и 23 марта пройдёт встреча министров иностранных дел ЕС в Дублине, где Британия и Франция опять поднимут вопрос о вооружении сирийских мятежников. Тут же стоит заметить, что два названных государства — одни из инициаторов МДТО. Всё замечательно сходится.

Целью нынешней конференции Организации Объединённых Наций является выработка проекта юридически обязательного соглашения о пресечении незаконной торговли обычными вооружениями: от стрелкового оружия до танков и боевых самолётов. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун заявил: «Торговля обычными вооружениями затрагивает многие сложные вопросы бизнеса, национальной безопасности, прав человека, гуманитарного права и политики в целом. Это, несомненно, является сложным вопросом». По его словам, отсутствие международных норм, регулирующих торговлю вооружениями, необъяснимо. Генсек подчеркнул: «У нас есть международные стандарты, регулирующие всё — от торговли футболками до торговли игрушками и помидорами. Есть общие стандарты торговли мебелью. Это означает, что есть стандарты для торговли креслами, но нет стандартов глобальной торговли оружием». Он добавил, что многим семьям и общинам приходится платить очень высокую цену за этот пробел в международном праве. «В результате вооружённого насилия каждый год гибнет более полумиллиона человек, включая 66 тысяч женщин и девочек», — заявил Пан Ги Мун. Он добавил, что негосударственные группы наращивают свои арсеналы. Иные наркокартели в Латинской Америке имеют больше оружия, нежели армии целых стран.

Что касается России, то она в строгих рамках МДТО предлагает разрешить поставки вооружений только государственным структурам (иначе говоря, запретить продажу вооружений негосударственным субъектам). Что это означает? Например, то, что участники договора подписываются под текстом, который в дальнейшем будет защищать законную власть какой-либо страны от бунтов и мятежей, вроде тех, кто имели место в 2011 г. в Ливии и сейчас происходят в многострадальной Сирии. Американцы, британцы и французы текст с подобным положением, конечно, не подпишут.

Позиция России такова, пишет Никита Сорокин («Голос России»), что в существующей редакции МТДО не способен предотвратить приобретение оружия экстремистами. Такой договор только навредит законной торговле и будет ущемлять право государства на самооборону. Как пояснил эксперт Центра анализа стратегий и технологий Сергей Денисенцев, споры вызывает включение в юрисдикцию договора не только поставок готовых систем вооружений, но и таких услуг, как посредническая деятельность и организация лицензионного производства. Денисенцев говорит:

«Решающим фактором непринятия договора в прошлом году стала позиция Соединённых Штатов. В США очень большое противодействие договору вызвала позиция различных организаций, таких, как Национальная стрелковая ассоциация, Организация стрелкового оружия. И в администрации Обамы для того, чтобы не эскалировать перед президентскими выборами своих избирателей, приняли решение отложить подписание договора до 2013 года.

Сейчас, после победы, администрация Обамы может позволить себе вернуться к обсуждению этого договора. С очень большими уступками как в интересах ведущих стран-экспортеров, так и стран-импортёров договор может быть принят».


Если договор будет подписан, то выполнять его будет практически невозможно, считает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов:


«Потому что у всех основных акторов мировой торговли оружием совершенно разные взгляды на то, как это делать. Кроме того, договор создает максимально высокие стандарты по контролю за торговлей оружием, что неприемлемо ни для США, ни для России и тем более ни для Китая, не говоря уже о других странах. В документе изначально заложены противоречия. Когда велась предыдущая дискуссия, прежде всего говорили о том, что оружие не должно попадать в те страны, где нарушаются права человека. Но у всех разные взгляды на эту ситуацию, взять хотя бы Сирию. Запад считает, что там нарушаются права человека, в России считают, что это мятеж против законно избранного правительства; и как определить в такой ситуации, кто имеет право на получение оружия?»


Это не говоря о том, что на оружейном рынке существуют «серые» зоны, замечает товарищ Коновалов. Большая часть «многоходовых сделок» участниками не раскрывается. В будущем они не увидят причин что-либо тут менять.

В итоге получается, что Запад действительно стремится превратить международный договор, ограничивающий незаконный оборот оружия, в инструмент давления на геополитических противников. Выше в статье приведён пример России и США, несовпадающим, конфликтным интересом для которых сегодня является Сирия.

На днях был опубликован доклад Стокгольмского международного института исследования проблем мира, в который вошли данные о поставках основных видов обычных вооружений и военного оборудования в период с 2008 по 2012 годы. Возглавляют пятёрку крупнейших поставщиков вооружения, как и ранее, США (30% в доле глобального экспорта оружия), далее следуют Россия (26%), затем Германия (7%), Франция (6%) и Китай (5%). Объёмы международных поставок основных видов обычных вооружений, несмотря на кризис стран еврозоны, выросли в период с 2008 по 2012 годы на 17% по сравнению с предыдущей пятилеткой (2003-2007).

Как справедливо замечает Сергей Василенков («Правда.ру»), доход, получаемый многими державами в сфере военного экспорта, играет немаловажную роль в формировании их государственного бюджета. Финансовая и политическая заинтересованность способствует нарушению государствами существующих международных норм, регулирующих оборот оружия. Реализация же МДТО, обсуждаемого сегодня в ООН, сделает рынок импорта и экспорта вооружений прозрачным. Подписанты, страны-члены ООН, берут на себя обязанность ежегодно предоставлять сведения о роде и количестве реализованных оружейных единиц, а также их покупателях. Нарушение участниками соглашения его условий повлечёт за собой применение международных санкций.

В таком случае, поставку Лондоном вооружений на сумму двадцать миллионов фунтов стерлингов сирийским оппозиционерам, о которой пишут СМИ всего мира, надлежало бы «провести» в рамках признания отрядов повстанцев «государственной структурой» (согласно российскому предложению, оружие может поставляться лишь госструктурам). Очевидно, Запад будет проталкивать свой вариант МДТО, направленный на ущемление оружейно-торговых, а заодно и политических интересов России по всему миру. То, что на Западе для политического удобства объявляется «законным» и «демократическим», на Востоке отчего-то считается террористическим и экстремистским. Без кавычек.

И потом, 26% мирового рынка вооружений — это для России многовато. Не находите? Россия уже на пятки наступает Штатам с их тридцатью процентами.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

58 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти