В Литве решено восстановить памятник отряду карателей – участников холокоста


В Литве резко ускорился сбор средств на восстановление в местечке Обеляй памятника «партизанам, павшим в борьбе с большевиками» в 1941 году. Деньги пожертвовали власти и района, и республики. Как следует из архивных документов, власти собираются увековечить память фашистов, истребивших во время войны тысячи евреев.

Как стало известно в понедельник, в Литве резко ускорился сбор средств на восстановление в местечке Обеляй (Рокишкский район) памятника «партизанам, павшим в борьбе с большевиками» в июне 1941 года.


К концу прошлой недели сумма собранных денег превысила уже 50 тыс. литов. Из них 30 тыс. литов ранее поступило от районных властей, 23 тыс. – в виде частных пожертвований и, наконец, 3 тыс. пообещал центр геноцида (итого 56 тыс.). Напомним, что этот правительственный центр возглавляет Бируте Бураускайте, которая в прошлом году в интервью газете ВЗГЛЯД вновь потребовала от Москвы компенсации за «ущерб от оккупации».

Бетонный памятник (три метра в высоту, восемь метров в длину) был установлен на местном кладбище еще при гитлеровцах осенью 1941 года. В центре мемориала – барельеф Христа, по обе стороны от него – изображения литовских солдат в касках и латинская надпись «Requiescat in pace» («Да упокоятся в мире»). Еще одна (литовская) надпись гласит: «Вечной памяти партизан, павших в борьбе с большевиками в 1941 году за свободу, литовец склоняет голову. 15.Х.1941».

Под памятником похоронены восемь человек: Казис Петраускас, Пятрас Путра, Альгис Станкявичюс, Юозас Шнюока, Константинас Сейбутис, Йонас Балтрушайтис и два «неизвестных борца» с большевиками.

Этот памятник простоял в Обеляй до середины 1960-х годов, после чего был демонтирован.

Фашисты из русских старообрядцев

Как напоминает портал «Дельфи», проект монумента создал русский по происхождению – уроженец Вильнюса, выходец из семьи старообрядцев Гурий Катещенко. По образованию художник-скульптор, Катещенко в начале войны работал на станции Обеляй простым ремонтником, по заказу немцев он заодно рисовал портреты Гитлера и создал проект памятника «партизанам». Его брат Иван стал одним из главарей отряда боевиков, который он и помог увековечить.

Гурий Катещенко (1960-е годы)
В Литве решено восстановить памятник отряду карателей – участников холокоста

Судя по материалам обнаруженного в архивах КГБ Литовской ССР агентурного дела «Противников» (участников т. н. «июньского восстания» в местечке Обеляй), «группа людей, члены которой в прошлом принимали активное участие в полувоенном националистическом движении «шаулисов» («стрелков»), враждебно настроенные к советской власти в Литве, уже с самых первых дней войны гитлеровской Германии против СССР добровольно вошли в состав банды литовских националистов (так в справке КГБ) во главе с некими Матеушасом Курклетисом и Иваном Катещенко, которая действовала как в окрестностях железнодорожной станции Обеляй, так и в близлежащих районах».

Задолго до начала войны здесь был сформирован боевой отряд, членов которого обучали борьбе с большевиками, через границу из Германии поступало оружие. А в доме одного из местных «активистов» (члена созданного при прямой поддержке германского абвера «Фронта литовских активистов», Lietuviu aktyvistu frontas, сокращенно LAF) одно время прятались 12 немецких диверсантов-парашютистов.

«Освобождение от азиатского рабства»

Еще до начала «восстания» в штабе LAF в Берлине была сочинена листовка: «Братья и сестры – литовцы! Настал час окончательного расчета с евреями. Литва должна быть освобождена не только от большевистско-азиатского рабства, но и от многолетнего ига евреев. [...]

Перед лицом постоянного поведения литовских евреев, несовместимого с существеннейшими и святейшими интересами литовского народа, и перед лицом неслыханно массового их предательства и тяжелейших преступлений перед Литовским государством... [...]

Все управлявшееся и управляемое движимое и недвижимое имущество, созданное трудом и потом литовского народа, присвоенное евреями благодаря их мошенничеству и эксплуатации, перейдет в собственность литовского народа. Это имущество правовым путем передается литовцам – активнейшим борцам за освобождение Литвы от большевистского и еврейского ига. Любая замеченная со стороны евреев попытка уничтожения или порчи имущества немедленно наказывается на месте».

Оружие хранилось в костеле

По утверждению главы департамента исследования геноцида и сопротивления при Государственном центре исследования геноцида и сопротивления жителей Литвы Арунаса Бубниса, в Обеляй было два отряда партизан. Одним командовал Курклетис, там было 50–70 человек. Вторым командовал вахмистр полиции Йонас Вайткус – еще 30 человек.

В целях конспирации все полученное от немцев оружие хранилось в костеле. Тем не менее для активных боев его не хватало. Как только началась война, бывший полицейский по фамилии Буловас предложил партизанам пойти на станцию, где в армейских эшелонах было много оружия. Заполучив это оружие, «активисты» обустроили ДОТы (долговременные огневые точки) на кладбище и на колокольне и в последних числах июня открыли огонь оттуда по отступавшим советским войскам, убив при этом шестерых солдат и еще одного милиционера.

Ответные потери «партизан» оказались примерно равными – восемь человек, те самые, на могиле которых потом и появился памятник.

«Раненая, она упала прямо к моим ногам»

Вот отрывок из мемуаров одного из «фронтовиков», также найденный историками в архивах.

«После того как в Сибирь выслали дядю-священника, пришел второй дядя-«шаулис» – и предложил поучиться стрелять. Стрелять мне было интересно. Мы ходили в лес. Постепенно к нам примкнули другие желающие пострелять. Со временем образовалась довольно большая группа.

Дядя был очень доволен, всегда нас называл патриотами Литвы. Он все время шутил, что НКВД и ГПУ не тех выслали... Сначала нас учили стрелять из пистолетов, потом из карабинов. Нам стали рассказывать о вреде, который Литве и католикам нанесли большевики, о необходимости бороться за освобождение Литвы от коммунистов... На мишенях рисовали пятиконечные звезды, а потом, уже перед самой войной, шестиконечные. Нам доказывали, что все евреи – большевики и что они виноваты, что так много патриотов выслали в Сибирь. Потом нас распределили по отрядам.

Нашим отрядом руководил виршила (старшина) литовской армии. Он постоянно говорил, что скоро всем жидам и комиссарам придет конец... Вечером 21 июня виршила дал нам боевое задание. Мы должны были находиться на башне костела, следить за мостом и докладывать, что там происходит. 22-го рано утром началась бомбежка аэродрома, оставаться на башне было опасно и бесполезно, и нас сняли оттуда. Вечером нам вручили белые повязки и сказали, что мы будем вести партизанскую борьбу против Советов...

Нам велено было ходить по указанным адресам, собирать евреев и доставлять их в тюрьму, в семинарию иезуитов или в бывшие отделения милиции, превращенные в штабы партизан...

Я не сразу заметил, что к нам присоединились уголовники, выпущенные из тюрьмы. Во время арестов евреев они убивали прямо в квартирах всех, кого там находили, а понравившиеся им вещи уносили с собой, тут же делили деньги, драгоценности... Наш шеф был очень рад нежданным помощникам. Он и нам предлагал взять все, что подойдет. Начались погромы. Нам помогали дворники и их близкие. Они показывали квартиры евреев и советских служащих, сами грабили своих бывших соседей...

Я, будучи верующим католиком, избегал заходить в дома и старался оставаться на улице. Но это заметили и стали говорить, что я трус и что я жалею евреев. Виршила решил, что пора меня «перевоспитать». Он вытащил из одного из домов девушку, поставил ее на край крыльца, сунул мне в руки свой пистолет и вынудил выстрелить в упор. Раненая, она упала с крыльца прямо к моим ногам. Добил ее, как и других раненых, виршила. Этому садисту нравилось стрелять в голову раненым. Я до сих пор не могу забыть расширенные от испуга глаза раненной мною белокурой девушки, не могу забыть, как она смотрела на меня, когда в нее целился виршила...»

Бойня в лесу

Боевики LAF не ограничились погромами. В течение нескольких летних месяцев они по своей инициативе и с одобрения немцев начали массовое истребление литовских евреев. Уже в июле 1941 года в деревне Вижуона Рокишкской волости и в лесу Степоняй в Жебишкской волости они перебили 460 мирных жителей.

Еще один массовый расстрел состоялся 25 августа 1941 года в деревне Диделишкес Обеляйской волости, где были убиты 1600 мирных жителей (стариков, женщин и детей) из Камаюса, Рокишкиса, Панделиса и Обеляй.

Самой массовой была казнь 15–16 августа в лесу Вяльнедобес вблизи деревни Байорай, когда было истреблено 3207 или 3208 евреев – мирных жителей Рокишкиса, Камаюса, Скапишкиса, Суйванишкес и Сведасай. По свидетельству очевидца резни Зенонаса Блинаса, «евреи должны были прыгать вниз в трехметровый ров, перед этим раздевшись до пояса»: «В них стреляли расхаживавшие вокруг рва вооруженные мужчины, которые были все в крови своих жертв. Женщины кричали, плакали. Собрались также окрестные жители. Вначале они были довольны происходящим, однако потом тоже начали кричать от ужаса».

Тем не менее в сегодняшней Литве об этих фактах предпочитают умалчивать.

Монумент палачам и карателям

После десяти лет лагерей Гурий Катещенко вернулся к себе домой в Литву, работал в межколхозном строительном тресте Тракайского района, был заместителем директора деревообрабатывающего комбината в местечке Рудишкес. Он умер в июле 1983 года.

Еще в 2009 году «народный» монумент «партизанам» – пособникам нацистов в местечке Обеляй был включен в перечень памятников культуры республиканского значения, а 29 октября 2010 года Рокишкский районный совет, готовясь, по всей видимости, достойно встретить 70-летний юбилей «июньского восстания», принял решение восстановить памятник. Оказалось, однако, что на это требуется 167 тыс. литов (50 тыс. евро), в связи с чем власти района и общественность объявили о поиске спонсоров. Причем не только в самой Литве, но и далеко за ее пределами.

После того как районные власти выделили на восстановление памятника 30 тыс. литов, дело сдвинулось с мертвой точки: 15 тыс. литов дал литовский концерн Achemos grupе, от частных пожертвователей получено еще 8 тыс. литов.

«Я сам родом из Обеляй. Целиком и полностью поддерживаю идею восстановления памятника, – заявил газете ВЗГЛЯД глава администрации Рокишского района Алоизас Йочис. – Этот проект поддерживает и районная администрация, которая выделила на эту благородную цель финансовые средства. Тем не менее идею восстановления мемориала должны поддержать не только власти, но также общественность района и волости. Важен вклад каждого отдельного лица, пусть даже самый скромный. И мы, руководители районной администрации, будем вести разговор с предпринимателями нашего района и всей республики, мы будем их убеждать материально поддержать работы по восстановлению памятника. Лишь объединив наши усилия, мы сможем добиться цели».

По словам главы литовской «языковой полиции» (так называют Государственную комиссию по государственному языку), также уроженца Рокишского района Донатаса Смалинскаса, вопрос о том, восстанавливать памятник или нет, не стоит: «Решение восстанавливать принято районным советом, и теперь его надо выполнить. Ведь, когда шла война, Литва была оккупирована немцами, это не помешало жителям Обеляйской волости собрать средства на установку памятника повстанцам и жертвам советского террора».
Автор:
Владас Любартас, Вильнюс
Первоисточник:
http://www.vz.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

52 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти