Генерал-фельдмаршал Христофор Антонович Миних: осада Данцига и разгром Крымского ханства

Осада Данцига

29 ноября 1733 года русский корпус выдвинулся к Данцигу. 4 января 1734 года русские драгуны разбили польский отряд и заняли Торн. 8 (22) февраля русские войска блокировали Данциг. Однако Пётр Ласси не мог взять крепость. Под его началом было только около 15 тыс. человек. К тому же часть отряда рассеяли малыми партиями для борьбы со сторонниками Лещинского. Гарнизон же Данцига под началом генерал-майора фон Штайнфлихта насчитывал около 25 тыс. человек. Мощная крепость была хорошо снабжена артиллерией, провиантом и боеприпасами. Гарнизон рассчитывал на помощь со стороны многочисленных отрядов сторонников Лещинского, которые находились в районе. Ждали помощи и от Франции. Правда, первая французская эскадра (9 линейных кораблей, 3 фрегата и корвет) дошла только Копенгагена. Там её командир граф Сезар Антуан де ля Люзерн узнал, что Лещинский успешно прибыл в Польшу и избран королем, поэтому эскадра вернулась в Брест.

Ласси начал осаду крепости. Но нехватка войск, тяжелой артиллерии и зимние условия не позволяли вести более активные действия. В этот период шла «малая война»: русские отряды громили формирования «станиславчиков». Петербург, недовольный задержкой, решил сменить командующего. Главнокомандующим над осадной армией был назначен президент Военной коллегии фельдмаршал Христофор Миних. Бирон и Остерман продавили это решения, т. к. хотели удалить Миниха из столицы. Миних же обрадовался случаю показать свои воинские таланты.


5 марта 1734 года фельдмаршал прибыл к осадному корпусу и принял командование. Миних для того, чтобы поправить дело в области артиллерии, отправил в Эльбинг и Мариенбург Санкт-Петербургский драгунский полк, который опрокинул коронный Деновский пехотный полк и привез 7 крепостных орудий. Это несколько улучшило ситуацию. 7-9 марта русские солдаты соорудили редуты и батареи на горе Цыганкенберг, а в ночь на 10 марта захватили предместье Шотланд. В этой схватке было захвачено 4 орудия. 11 марта были захвачены Иезуитский монастырь и редут Данциг-Хаупт. Однако ситуация в области артиллерии по-прежнему складывалась не пользу русского корпуса. Поляки вели более интенсивный огонь, русские войска несли значительные потери. Не хватало боеприпасов, приходилось собирать вражеские ядра и неразорвавшиеся бомбы. Помощь во взятии Данцига мог оказать русский Балтийский флот, но в Петербурге надеялись на скорое падение крепости и медлили с отправкой эскадры.

В начале апреля сторонники Станислава Лещинского попытались снять осаду с Данцига. 8-тыс. отряд под началом графа Тарло и каштеляна Чирского переправился через Вислу и двинулся к Данцигу. На перехват «станиславчиков» Миних отправил 3 тыс. отряд генерал-поручика Загряжского и генерал-майора Бирона и 3 тыс. отряд под началом Петра Ласси. Вечером 9 (20) апреля около деревни Выщечин в ходе 2-часового боя поляки потерпели поражение и бежали.

Для усиления блокады Данцига, ночь на 26 апреля (7 мая) отряд под руководством полковника Кермана взял штурмом редут Зоммер-Шанц, который располагался между городом и фортом Вайхзельмюнде (находился у впадения реки Вислы в море). Было захвачено 4 пушки. В ночь на 29 апреля (10 мая) русская армия стала штурмовать укрепления Хагельсберга. Но этот штурм окончился неудачей. В штурмующих частях в первые же минуты выбило всех командиров (они шли в первых рядах). Солдаты, заняв траншеи противника, залегли и отказывались отступать, массово погибая под вражеским огнем. Тогда Ласси лично прорвался на передовую и смог убедить солдат отступить. В этом бою русская армия потеряла более 2 тыс. человек убитыми и ранеными. Потери противника были меньше – около 1 тыс. человек. К этому моменту численность русского осадного корпуса несколько выросла – до 18 тыс. солдат, но всё равно русские войска уступали по численности польским.

Генерал-фельдмаршал Христофор Антонович Миних: осада Данцига и разгром Крымского ханства


Прибытие французов

В это время в Париже узнали об осаде Данцига. На помощь Лещинскому отправили эскадру с десантными войсками под командованием адмирала Жана-Анри Берейла. Было отправлено три полка – Перигорский, Блезуа и Ламанш. Хотели отправить ещё два полка, но их отправка так и не состоялась. 29 апреля (10 мая), в день неудачного штурма русскими войсками Хагельсберга, французская эскадра встала на рейде Данцига. Надо отметить, что эскадру в поход собирали с большими трудностями. Во время погрузки десанта обнаружилась нехватка боеприпасов, выяснилось, что обмундирование солдат было изношено. Корабли не были готовы к походу, и их приходилось ремонтировать чуть ли не ходу. Припасы смогли пополнить только в Копенгагене, где расторопность проявил французский посол де Плело. Здесь же наняли лоцманов и зафрахтовали три плоскодонных судна для будущей высадки десанта.

Французы высадили десант на острове Лаплата — небольшой территории между фортом Вайхзельмюнде и морем (всего 2,4 тыс. человек). Планировалось выдвинуться к Висле, сесть на заготовленные суда и идти в Данциг. Данцигский гарнизон готовил вылазку, чтобы поддержать французов. Но в ночь с 3 (14) на 4 (15) мая французы сбежали (!): сели обратно на корабли и отплыли в обратном направлении. Французский посол в Польше маркиз де Монти, который находился в Данциге, срочно написал рапорт королю Людовику XV, жалуясь на действия бригадира Ламотта де ла Перуза и адмирала Берейла. Французский посол в Дании де Плело получил приказ развернуть корабли. Плело, провел совещание, где сделал сбежавшим командирам соответствующее внушение и сам отправился с эскадрой, чтобы лично проконтролировать указания верховного командования. 13 (24) мая около крепости Вайхзельмюнде французская эскадра высадила десант во второй раз.

На следующий день несколько французов пробрались в Данциг, что уверило их командование в возможности прорыва. В это время русские войска получили долгожданное подкрепление. Прибыло 2 саксонских полка (кавалерийский и пехотный) и 6 артиллерийских рот. Самое главное – саксонцы привезли артиллерию, 36 орудий и значительное количество боеприпасов к ним. Кроме того, 15 (26) мая русская эскадра под началом адмирала Томаса Гордона, приняв осадную артиллерию, боеприпасы и провиант, вышла из Кронштадта к Данцигу. В составе эскадры были 100-пушечный флагман «Пётр Первый и Второй», семь 66-пушечных кораблей, шесть 54-пушечных кораблей, два 44-пушечных корабля, три фрегата, бомбардирский корабль и шнява (через несколько дней эскадру усилил ещё один бомбардирский корабль). С этого момента русская и саксонская артиллерия впервые с начала осады стала выпускать по противнику больше снарядов, чем польский гарнизон.

16 (27) мая французы, не зная, что обстановка изменилась не в их пользу, попытались прорваться к Данцигу и напоролись на позиции Олонецкого драгунского полка полковника Юрия Лесли. Они ждали, что поляки устроят сильную вылазку, поддержав их атаку. В этом первом в истории столкновение русских и французских войск, французы потерпели полное поражение. Храбрый граф де Плело пал в бою, французы потеряли в бою 232 человек и поспешно отступили на остров Лаплата в устье Вислы. Русские драгуны потеряли только 8 человек убитыми и 28 ранеными.

Правда, вскоре французы смогли отомстить. 25 мая (5 июня) 32-пушечный фрегат «Митау» под командой капитана Петра Дефремери, он проводил разведку у Данцига, был захвачен в плен французами и уведён в Копенгаген. Капитана Дефремери поймали на том, что официально Россия и Франция не были в состоянии войны. Он вступил в переговоры с французами, и те, нарушив правила войны, захватили фрегат. Протесты Дефремери, что для этого «надлежало иметь флаг и вымпел польский или данцигский, а не французский», не были услышаны. Позднее, когда произошёл размен пленными, Дефремери и все офицеры корабля были приговорены к смертной казни. Только когда выяснились все подробности пленения корабля, всем им были возвращены прежние чины. Дефремери не был трусом и предателем. 10 (21) июля 1737 года он принял смерть героя в бою турками, во время абордажа османами его бота, он взорвал судно и погиб вместе с ним.

30 мая (10 июня) в Данциг попытались прорываться прам (плоскодонное артиллерийское парусное судно) и галиот, но огнем русской артиллерии с редута Зоммер-Шанц, французские корабли были остановлены. Началась артиллерийская дуэль. Корабли особого успеха не достигли, а русские артиллеристы смогли нанести вражеским судам серьезные повреждения. Чтобы противник не смог повторить такую операцию, Миних приказал перегородить Вислу связанными бревнами, а на фарватере затопили суда.

Генерал-фельдмаршал Христофор Антонович Миних: осада Данцига и разгром Крымского ханства


Победа

1 июня к Данцигу прибыл русский флот, который доставил ещё 74 пушек и мортир, а также боеприпасы. К этому моменту французские корабли ушли от Данцига. Русскими кораблями были блокированы только фрегат, прам и посыльное судно. Получив артиллерию и боеприпасы, генерал-фельдмаршал Миних усилил бомбардировку крепости. 4 (15) июня к бомбардировке Данцига присоединились корабли эскадры. Русские корабли обстреливали форт Вайхзельмюнде, французский лагерь на острове и французские корабли. 5 (16) июня в результате артиллерийского обстрела произошли взрывы пороховых складов в Данциге и Вайхзельмюнде.

Интенсивная бомбардировка вскоре вынудила противника капитулировать. 9 (20) июня гарнизон Вайхзельмюнде прислал парламентера и начал переговоры. Вечером 11 (22) июня капитулировали французы. 13 июня поднял белый флаг приморский форт. Миних лично прибыл во французский лагерь и принял их знамена, а гарнизон Вайхзельмюнде присягнул на верность Августу III. В крепости и на кораблях в качестве трофеев было взято 168 пушек и значительное количество боеприпасов.

Станислав Лещинский, переоделся крестьянином и в ночь на 17 июня бежал из Данцига. 26 июня (7 июля) 1734 года капитулировал и Данциг. Горожане выдали графу Миниху французских агентов, включая маркиза де Монти и сподвижников Лещинского - графов Фёдора Потоцкого и Станислава Понятовского, подскарбия великого коронного Франтишека Оссолинского, печатника Сераковского, сеймового маршалка Рачевского и коменданта Данцига Штайнфлихта. На город была наложена контрибуция в 2 млн. талеров. В качестве трофеев было захвачено: 1 французский фрегат, 2 прама с 52 орудиями, 114 крепостных пушек и значительное количество боеприпасов.

Это была полная победа. Лещинского изгнали из Речи Посполитой. Польша осталась в сфере влияния России. Август наградил Миниха шпагой и тростью, осыпанных бриллиантами. В Петербурге к Миниху отнеслись более прохладно. Его обвинили в медлительности – это притом, что польский гарнизон превосходил русский корпус почти вдвое и при отсутствии осадной артиллерии и нужного количества боеприпасов в первый период осады. Говорили даже, что Миних получил деньги, чтобы дать Лещинскому сбежать из Данцига.

Русско-турецкая война 1735—1739 гг.

В 1735 году началась русско-турецкая война. Поводами к ней послужило вмешательство Турции в польские дела, Стамбул был недоволен укреплением русских позиций в Польше; действия французов в Стамбуле, которые пытались поссорить Россию и Турцию; стремление Кабарды выйти из зависимости от Крыма и перейти под покровительство России; набеги крымских татар на русские земли, в том числе и на Кавказе.

В 1735 году 20-тыс. корпус под командованием генерал-поручика Михаила Леонтьева был направлен в Крым. Однако из-за проблем с водой и продовольствием поход Леонтьева был неудачным. Потеряв половину войска, он с остальными едва смог вернуться на Украину. Главнокомандующим русской армией был назначен фельдмаршал Миних.

Миних выдвинул весьма амбициозный план войны. В письме Бирону он сообщил, что в 1736 году будет захвачен Азов. «Мы станем господами Дона, Донца, Перекопа, ногайских владений меж Доном и Днепром по Черному морю, а, может быть, и самый Крым нам будет принадлежать». В 1737 году планировал подчинить весь Крым, Кубань, Кабарду, установить полный контроль над Азовским морем. На 1738 год планировалось подчинить Белгородскую и Буджакскую орды по Днестру, установить контроль над Молдавией и Валахией. Кампания 1739 года должна была завершиться полной победой над Турцией: «знамена и штандарты Ея Величества водружаются... где? в Константинополе...». В стратегическом мышлении Миниху не откажешь.

Русское командование в 1736 году определило главные задачи этой кампании: взятие Азова и Очакова, захват Крыма. Миних разделил армию на две группы: одна должна была идти на Азов, другая - спуститься по Днепру и занять Крымский полуостров. Миних сначала был в 9-тыс. корпусе, направленном к Азову. Неожиданно для противника явившись перед Азовом, русские войска в ночь на 31 марта захватили два укрепления - каланчи (две каменные башни по обоим берегам Дона). 3 апреля внезапным ударом была захвачена и крепость Лютик, которая располагалась на левом берегу северной протоки дельты Дона, реки Мёртвый Донец. Она имела стратегическое значение, прикрывая выход в Азовское море. Турецкий гарнизон, не ожидавший нападения, попытался оставить крепость и сбежать в Азов, но был пленен. Русские солдаты захватили в крепости 20 орудий и все запасы.

Когда к Азову прибыл генерал Василий Левашов с подкреплениями, фельдмаршал Миних оставил его продолжать осаду, а сам поспешил на берега Днепра, в Царицынку, где на Украинской линии было собрано 50 тыс. войско. В армию прибыл Пётр Ласси, получивший чин генерал-фельдмаршала. Миних назначил его руководить осадой Азова. Крепость капитулировала 30 июня.

Генерал-фельдмаршал Христофор Антонович Миних: осада Данцига и разгром Крымского ханства

Изображение осады Азова в 1736 году.

Крымский поход

Миних двинул войска на Крым пятью каре, и после месячного перехода русская армия 26 мая была у Перекопа. По пути русская армия отразила нападение 20-тыс. крымского войска в Чёрной долине. Не испугавшись 100-тыс. татарского войска стоявшего за Перекопом, русские войска овладели Перекопским валом, потеряв только 200 человек убитыми и ранеными. Татары бежали внутрь полуострова. Миних выдвинул особый отряд под началом Леонтьева для захвата Кинбурна, а сам вошёл в Крым.

Крымское ханство было подвергнуто огню и мечу, расплатившись за столетия грабительских набегов и походов на Русь. 15 июня был взят Козлов, а 27 июня разгромлена крымская столица – Бахчисарай. 3 июля русские войска заняли Ак-Мечеть. Кинбурн сдался Леонтьеву. Крымские отряды фактически не оказывали сопротивления, избегая серьёзных столкновений с русской армией, нападая только на обозы и небольшие русские отряды. Боевые потери армии Миниха не превысили 2 тыс. человек.

Однако в середине июля войска пришлось отвести к Перекопу. Местность была совершенно разорена как татарскими, так и русскими войсками. Нехватка продовольствия и воды была очень значительная. К этим трудностям присоединились массовые болезни. В результате потери от болезней были намного выше, чем от боевых действий. Миних отвел войска на Украину. Из-за высоких потерь и изнурения армии, Миних отклонил предложение Петербурга идти на Крым вторично осенью.

Падение Азова и вторжение в Крым русских войск, вызвало гнев в Стамбуле, но ответных действий не последовало, так как османское правительство было озабочено известиями о союзе Российской империи с Австрией. Во время кампании 1737 года Миниху поручили взять ещё одну стратегическую турецкую крепость, которая располагалась у устья Днепра – Очаков.

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. knn54 11 апреля 2013 11:29
    Екатерина II сказала о Минихе:
    «Не будучи сыном России, он был одним из ее отцов». Коротко,ясно и справедливо!
  2. biglow 11 апреля 2013 11:48
    автор не было в те времена никакой украины ,исправьте текст
    biglow
  3. ЖОРЖ 11 апреля 2013 16:03
    Князь Долгорукий Василий Михайлович . А ведь он заслужил офицерский чин и шпагу , первым взойдя на валы Перекопа . И было ему всего лишь 14 лет от роду . Миних лично вручал юному герою заслуженную награду , а также сумел отстоять его перед Анной Иоановной , которая преследовала Долгоруких .По её повелению Долгоруких не смели учить грамоте . И уже будучи генералом , Василий Михайлович так и не умел писать , что впрочем не умаляет его заслуг и как военного , и как главнокомандующего Москвы .
    Москвичи ценили его за простоту , справедливость и патриархальность . Добрый, он был строг с подчиненными. “Я человек военный, в чернилах не окупан”, говорил он, подчеркивая свое отвращение к взяточничеству и крючкотворству. “Князь жил по-русски, был хлебосол, щедрый человек. Москва о нем долго плакала, тужит и поныне при всяком сравнении с заступающим его место”… так пишет кн. И. М. Долгорукий в своем “Капище сердца”. Другой поэт, тоже современник, Ю. А. Нелединский-Мелецкий посвятил ему эпитафию:



    “Прохожий, не дивись, что пышный мавзолей
    Не зришь над прахом ты его;
    Бывают оною покрыты и злодеи;
    Для добродетели нет славы от того!
    Пусть гордость тленные гробницы созидает,
    По Долгорукову – ж Москва рыдает!”.
  4. de Klermon 11 апреля 2013 22:36
    Опять попытка из карьериста-наемника произвести национального героя! По какой логике вещей выходит, что в России Бурхард Кристоф фон Мюнних развернулся, а ранее нигде не смог? Миних талантливый инженер, неплохой и удачливый военный, счастливый на определенном периоде интриган... Личность, бесспорно незаурядная, но хочу напомнить, что руководствовался он только личными интересами, будучи предан не стране а ЛИЧНО ее правителю (и то не каждому)! Как я уже замечал ранее: "На государственной каторге в Рогервике, где этот жестокий и амбициозный человек возглавлял сторительство порта, ежегодно погибало 4-5 тыс. человек по разным оценкам! При том, что каждую весну и осень всю стройку смывало в море штормом, Миних молчал. Почему? А потому, что ему было все равно! Наплевать! Платят, не гонят, приказали, вот и строю... Крымские походы... Миних победы-то одерживал, но как? Совершенно справедливо замечают, что потери русских - в основном не боевые! Знаете секрет Суворова? Гигиена и здоровое питание! Через 30 лет у Потемкина и Суворова в техже местах таких потерь не было (были, конечно, одна осада Очакова чего стоит, но не по-миниховски же). Отчего разница? Суворов, безусловно, гений, но в первую очередь служил России, а Миних - себе! Оттого его армия и осталась без обозов и лазаретов в достаточном количестве! Миних - освободитель от Бирона!))) Да не освободитель!)) Хорош освободитель: одного временщика наймита сверг, а сам (такой же) на его место сел!! Основной стимул Миниха - это его безразмерное честолюбие!
    Бесспорно, Миних - незаурядная личность! Он резко выделялся из придворной серости анненского двора наряду, в том числе, с многими русскими (на саом деле незаслуженно забытыми)! Он симпатичен с позиции сегодняшнего дня благодаря своему мужественному солдафонству на контрасте с прочими "недомужчинами" двора (один Брауншвейгский чего стоит)." Но достаточное ли это основание для возведение в ранг "отца отечества"? Впрочем, для Екатерины может быть и достаточная...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня