Южнокорейские основные боевые танки K1, K1A1 и K2

До сих пор в бронетанковых частях Южной Кореи можно найти раритетную технику: танки M48A3 и M48A5 Patton американского производства. Для своего времени это были хорошие машины, но их производство завершилось полвека назад и теперь эти танки нельзя назвать современными даже с очень большой натяжкой. Можно представить, каковы боевые перспективы этих танков, даже в столкновении с устаревшими северокорейскими бронемашинами. Командование южнокорейских вооруженных сил поняло это еще в начале восьмидесятых годов и приняло соответствующие меры. В результате на данный момент количество старых «Паттонов» сократилось до 800-850 единиц, что составляет менее трети от общей численности танков в южнокорейской армии.

K1

Возможности собственной промышленности позволяли Южной Корее строить танки, но в стране не было соответствующей конструкторской школы. Поэтому для разработки перспективной бронемашины пришлось обращаться к зарубежным инженерам. В 1979 году министерство обороны Республики Корея заключило контракт с американской компанией Chrysler, в то время занимавшейся подготовкой к серийному производству основного танка M1 Abrams. Вероятно, южнокорейские военные надеялись, что американские конструкторы применят в новом проекте наработки, полученные в ходе создания ОБТ для американской армии, благодаря чему перспективный танк не будет уступать ведущим мировым образцам.


Южнокорейские основные боевые танки K1, K1A1 и K2


Разработка нового танка, получившего корейское обозначение «Тип 88» и американское XK1 ROKIT (Republic of Korea Indigenious Tank – «Танк, приспособленный для условий Южной Кореи»), заняла считанные месяцы. Уже в 1981 году заказчику продемонстрировали макет будущей машины. Однако в следующем году по ряду причин экономического и производственного характера «Крайслер» передал всю конструкторскую документацию компании General Dynamics. Она завершила все необходимые работы и помогла корейцам наладить производство нового танка.

Расчет южнокорейских военных на использование наработок по проекту M1 оправдался. «Тип 88» в значительной мере напоминал американский танк. Сходство в первую очередь сказалось на внешнем виде и некоторых особенностях конструкции. Новый танк XK1 ROKIT имел классическую компоновку с отделением управления в передней части бронекорпуса, боевым в средней и моторно-трансмиссионным в кормовой. Характерной чертой танка стала сравнительно небольшая высота. По требованию заказчика, этот параметр стал одним из основных. В результате готовый танк «Тип 88» оказался почти на 20 сантиметров ниже американского «Абрамса» и на 23 см ниже немецкого Leopard 2. Одним из факторов, благотворно сказавшихся на удаче «понижения» нового танка, считается относительно небольшой средний рост корейцев. Даже в невысоком танке корейские бойцы чувствуют себя хорошо и способны выполнять все задачи. Тем не менее, экономия места вынудила разработчиков применить новую для того времени компоновку рабочего места механика-водителя. Как и на американском M1, при закрытом люке он должен был сидеть полулежа.

Южнокорейские основные боевые танки K1, K1A1 и K2


Согласно американскому проекту, в качестве лобовой защиты была выбрана броня Chobham, установленная под большими углами. По некоторым оценкам, лобовые детали танка «Тип 88» имели защиту от кумулятивных боеприпасов, эквивалентную 600 мм гомогенной брони. Толщина лобовых пакетов «Чобхэм», а также бортовых и кормовых листов корпуса не оглашалась. Вероятно, борта и корма защищали только от стрелкового оружия и малокалиберной артиллерии. Для дополнительной защиты на надгусеничных полках подвесили противокумулятивные экраны.

В корме бронированного корпуса разместились двигатель и трансмиссия. В качестве основы силовой установки инженеры «Крайслера» выбрали немецкий дизель жидкостного охлаждения MTU MB-871 Ka-501 мощностью 1200 лошадиных сил. В едином блоке с двигателем выполнили гидромеханическую трансмиссию модели ZF LSG 3000 с четырьмя передачами переднего хода и двумя заднего. При боевой массе танка в 51,1 тонны такая силовая установка давала танку приемлемую удельную мощность: около 23,5 л.с. на тонну веса. Благодаря этому «Тип 88» имел неплохие ходовые качества. На шоссе он мог разгоняться до 65 километров в час и до 40 км/ч по пересеченной местности. Собственных топливных баков хватало на марш длиной до 500 километров.

Южнокорейские основные боевые танки K1, K1A1 и K2


Как и при проектировании бронированного корпуса, при создании ходовой части «Типа 88» применялись имеющиеся наработки. Поэтому новый корейский танк получил по шесть опорных катков и по три поддерживающих ролика на борт. Интересна подвеска танка. Первый, второй и шестой катки с каждого борта имели гидропневматическую подвеску, остальные – торсионную. Примечательно, что механик-водитель мог управлять давлением в цилиндрах подвески и тем самым регулировать продольный наклон корпуса. При помощи такого ноу-хау угол склонения пушки увеличился до 10°. Подобную возможность предусмотрели для расширения боевых возможностей бронемашины в горных условиях.

Башня танка «Тип 88»/XK1 также делалась с учетом предыдущего опыта, но в итоге получила форму, отличную от обводов башни «Абрамса». Конструкция бронированной башни напоминает конструкцию корпуса: лобовая защита из Chobham и бронепанели бортов, кормы и крыши. Внутри боевого отделения располагаются рабочие места трех членов экипажа. По образцу американских танков на «Типе 88» наводчик и командир находятся справа от орудия, заряжающий – слева. В башне размещаются все приборы управления огнем и боекомплект из 47 снарядов.

Основное оружие серийных танков «Тип 88» – 105-мм нарезная пушка KM68A1, закрытая защитным кожухом. Это орудие представляет собой американскую версию английской пушки L7, произведенную в Южной Корее. Пушка стабилизирована в двух плоскостях при помощи электрогидравлической системы. В боекомплект KM68A1 вошли бронебойные подкалиберные, кумулятивные, бронебойно-фугасные и дымовые унитарные снаряды корейского производства. На одних агрегатах с пушкой был смонтирован спаренный пулемет M60 калибра 7,62 миллиметра. В короб этого пулемета помещалось до 7200 патронов. Второй M60 с боезапасом в 1400 патронов предусмотрели над люком заряжающего. Наконец, перед небольшой командирской башенки установили крепления для 12,7-мм пулемета K6 (корейская лицензионная версия M2HB) с коробкой на 2000 патронов. На передних гранях башни, рядом с бортами, имелись два дымовых гранатомета по шесть стволов каждый.

Южнокорейские основные боевые танки K1, K1A1 и K2


Головным предприятием по разработке прицельного комплекса для танка ROKIT была компания Hughes Aircraft. Она осуществляла координацию действий нескольких сторонних организаций, занималась сопряжением готовых систем, а также разработала несколько приборов. Основой комплекса стал баллистический вычислитель разработки компании Computing Device. На танках «Тип 88» первых серий на рабочем месте наводчика устанавливались комбинированные двухканальные (дневной и ночной) перископические прицелы со встроенными лазерными дальномерами, созданные на фирме «Хьюз». Позже, в соответствии с обновленными требованиями южнокорейского Минобороны, их заменили на приборы Texas Instrument GPTTS с тепловизионным каналом. GPTTS представлял собой модернизацию прицела AN/VSG-2, произведенную специально для использования на танках «Тип 88» со 105-мм орудием KM68A1. После обновления прицельного оборудования возможности наводчика ощутимо возросли. Тепловизионный канал нового прицела обеспечивал обнаружение и атаку целей на дальности до двух километров, а встроенный лазерный дальномер позволял работать с объектами на расстоянии до восьми. В качестве запасного прицела наводчик имел телескопический оптический прибор с восьмикратным увеличением. На танках всех серий рабочее место командира оснащалось прицелом SFIM VS580-13 французского производства.

Для обеспечения точной стрельбы танк «Тип 88» получил комплекс датчиков, собиравших данные о внешних условиях: скорости и направлении ветра, температуре снаружи и внутри боевого отделения, параметрах движения машины и изгибе ствола. Полученные данные передавались на баллистический вычислитель танка и учитывались при расчете поправок. Быстродействие прицельного комплекса позволяло проводить полную подготовку к выстрелу за 15-17 секунд. Таким образом, при благоприятных условиях практическая скорострельность ограничивалась лишь физическими возможностями заряжающего. Для связи между собой и другими танками экипаж «Типа 88» получил переговорное устройство AN/VIC-1 и радиостанцию AN/VRC-12, также разработанные в США.

В 1983 году новый разработчик танка «Тип 88» – General Dynamics – построила два опытных образца, которые вскоре прошли испытания на Абердинском полигоне. В ходе поездок по танкодрому и пробных стрельб были выявлены некоторые недостатки конструкции. Тем не менее, их ликвидация не заняла много времени – на танке «Тип 88»/ROKIT широко использовались уже освоенные в производстве комплектующие, поэтому доводка была сравнительно простой. После испытаний на Абердинском полигоне прототипы нового танка отправились в Южную Корею, где их проверили в местных условиях. В это же время американские специалисты прибыли на завод концерна Hyundai, где должны были помочь южнокорейским машиностроителям освоить производство нового танка. В конце осени 1985 года из цеха вышел первый танк «Тип 88» корейской сборки.

Южнокорейские основные боевые танки K1, K1A1 и K2


В течение следующих полутора лет южнокорейские промышленники продолжали освоение технологий и сборку новых танков. Кроме того, в соответствии с дополнительными соглашениями, американские предприятия предоставили Южной Корее документацию по большинству электронных приборов. Таким образом, почти все агрегаты новых боевых машин могли производиться южнокорейскими промышленниками. Вскоре после окончания строительства предсерийной партии новый танк был принят на вооружение под обозначением «Тип 88». Кроме того, к этому же времени относится первое появление другого названия, образованного от индекса проекта – K1. В настоящее время используются оба этих названия, а кодовое имя проекта ROKIT осталось в прошлом.

Производство основного танка «Тип 88»/K1 продолжалось до 1998 года. В течение этого времени данные о количестве изготовленных бронемашин не разглашались, но позже они все же стали достоянием общественности. Всего было собрано чуть более 1000 танков. Одновременно с серийным производством и передачей войскам танков K1 производилось постепенное снятие с вооружения имеющихся машин M48. В результате новый «Тип 88» стал самой массовой моделью танка в вооруженных силах Южной Кореи. На базе танка были разработаны мостоукладчик K1 AVLB и бронированная ремонтно-эвакуационная машина K1 ARV.

В 1997 году Малайзия выказала желание приобрести не мене двух сотен танков K1 с условием их доработки в соответствии с выставленными требованиями. Проект модернизации получил название K1M. В итоге, исходя из экономических соображений, в 2003 году малазийские военные приобрели менее дорогие польские танки PT-91M. Проект K1M был закрыт и более не возобновлялся.

K1A1

Танк K1 полностью устроил заказчика, однако вскоре возникла нужда в новой бронемашине с тяжелым вооружением. Несмотря на то, что у КНДР не было современных танков, боевые возможности которых превосходили K1, Минобороны Южной Кореи приняло решение повысить потенциал своего танка. Разработка его модификации с обозначением K1A1 началась в 1996 году. К проекту снова привлекли американские компании. Прежде всего модернизации должна была подвергнуться башня. Именно переделка боевого модуля и его элементов оказала влияние на изменение всего облика машины и ее боевых качеств.

Южнокорейские основные боевые танки K1, K1A1 и K2


В ходе модернизации обновленный K1 получил башню, сильно напоминающую соответствующий агрегат американского танка M1A1 Abrams. Старую 105-мм нарезную пушку заменили гладкоствольным орудием калибра 120 миллиметров. Новая пушка KM256 аналогична тем, что применяются на западных танках Leopard 2 и M1A1 Abrams, но отличается местом производства. Как и ранее, южнокорейские военные и промышленники договорились о лицензионном производстве орудий на своих заводах. Больший калибр и больший размер унитарных выстрелов привел к сокращению боекомплекта. В укладке, размещенной в кормовой нише башни, может поместиться только 32 выстрела. Вспомогательное вооружение осталось прежним.

Солидным коррективам подвергся прицельный комплекс. По понятным причинам, большая часть информации относительно его обновления не публиковалась, но известно о создании прицелов, получивших названия KCPS (Korean Commander's Panoramic Sight – «Корейский панорамный прицел командира») и KGPS (Korean Gunner's Primary Sight – «Корейский основной прицел наводчика»). По имеющимся данным, характеристики этих прицелов ощутимо выше в сравнении с предыдущими моделями. Также прицельный комплекс получил обновленный баллистический вычислитель, предназначенный для работы с пушкой большего калибра, и комплекс датчиков. Лазерный дальномер остался прежним и может определять расстояние до цели на дальности до восьми километров.

Некоторым доработкам подверглось бронирование обновленного танка. Специально для K1A1 южнокорейские конструкторы совместно с американскими создали броню KSAP (Korean Special Armour Plate – «Специальная корейская бронепластина»). Она применяется в лобовых деталях бронекорпуса и башни и, по-видимому, представляет собой доработанную английскую броню Chobham. В результате всех доработок боевая масса танка увеличилась до 53 тонн. Поскольку двигатель, трансмиссия и подвеска остались прежними, удельная мощность и, как следствие, ходовые качества немного ухудшились, но в целом остались на прежнем уровне.

Южнокорейские основные боевые танки K1, K1A1 и K2


Серийное производство новых танков K1A1 началось в 1999 году и продолжалось до конца следующего десятилетия. Согласно открытым данным, за десять с небольшим лет было произведено всего 484 боевых машин. Они не пришли на смену оригинальным танкам K1, но дополнили их. К моменту окончания серийного производства K1A1 доля американских M48 уменьшилась и сейчас в бронетанковых частях южнокорейской армии имеется не более 800-850 таких машин. Это почти в два раза меньше, чем общее количество K1 и K1A1. Таким образом, за последние годы Южная Корея смогла значительно обновить парк бронетехники и в разы повысить его боевой потенциал.

K2 Black Panther

Характеристики южнокорейского танка K1A1 позволяют с большой уверенностью говорить о результатах его столкновения с бронемашинами КНДР. Однако Южная Корея продолжила развитие своих ОБТ. На этом, вероятно, сказался быстрый экономический и промышленный рост Китая. Эта страна достаточно давно располагает бронемашинами, по своим характеристика не уступающими, как минимум, танкам K1. Стоит отметить, результаты войны Китая и Южной Кореи выглядят предсказуемо. Тем не менее, одновременно с проектом модернизации танков K1 в середине девяностых годов стартовала разработка новой боевой машины, получившей индекс K2 и кодовое имя Black Panther («Черная пантера»).

Южнокорейские основные боевые танки K1, K1A1 и K2


Как и ранее, к созданию нового основного танка были привлечены зарубежные компании. Однако на этот раз в планы Южной Кореи входило снижение степени зависимости от зарубежных партнеров. В ходе проекта делалось все, чтобы собственная оборонная промышленность могла освоить производство танка без чужой помощи. Такой, казалось бы, правильный и полезный подход в конечном счете сказался на облике танка. Дело в том, что на ранних стадиях рассматривалось два варианта боевой машины. В первом танк должен был иметь традиционную компоновку с башней и представлять собой солидно переработанный K1A1 с соответствующим вооружением и оборудованием. Вторая концепция была более смелой: танк с необитаемой башней и 140-мм орудием. Предполагалось, что такой K2 получит гладкоствольную пушку NPzK-140 немецкой компании Rheinmetall. Однако проект нового орудия оказался очень сложным и в итоге его закрыли. На «Рейнметалле» посчитали, что преимущества 140-мм пушки не окупят вложенные в доводку средства и силы. Так один из вариантов проекта «Черная пантера» остался без главного оружия и вскоре тоже прекратил свое существование.

Стоит отметить, курс на самостоятельную разработку и производство нового танка имел несколько неприятных последствий. Из-за них разработка танка K2 заняла более десяти лет. Тем не менее, в итоге получилось сделать не глубокую модернизацию предыдущего K1A1, а фактически новый танк. Изменилось почти все. К примеру, бронированный корпус стал длиннее на метр, а боевая масса выросла до 55 тонн. Вероятно, увеличение габаритов было связано прежде всего с применением новой брони. По имеющимся данным, на «Черной пантере» использовано комбинированное бронирование, представляющее собой дальнейшее развитие системы KSAP. Есть сведения о возможности применения модулей дополнительной защиты, в том числе и динамической. Утверждается, что лобовая броня танка способна выдержать попадание подкалиберного снаряда, выпущенного пушки, применяемой на нем.

Южнокорейские основные боевые танки K1, K1A1 и K2
Южнокорейские основные боевые танки K1, K1A1 и K2


На танках K2 используется дизельный двигатель MTU MB-883 Ka-500 немецкого производства мощностью в 1500 лошадиных сил и пятиступенчатая автоматическая трансмиссия. Таким образом, удельная мощность танка превышает 27 л.с. на тонну веса, что может быть даже избыточно для современного ОБТ. Помимо основного дизеля «Пантера» имеет дополнительный газотурбинный двигатель мощностью 400 л.с. Он сопряжен с генератором и обеспечивает танк электричеством при выключенном основном двигателе. Ходовая часть танка K2 продолжила идеологию, заложенную в проекте K1. Первый, второй и шестой из шести опорных катков на каждом борту имеют гидропневматическую подвеску, остальные – торсионную. Кроме того, на танке используется оригинальная полуавтоматическая гидропневматическая система подрессоривания ISU. Она подстраивается под условия местности и минимизирует вибрации при движении. Благодаря своей подвеске танк K2 может произвольно увеличивать или уменьшать клиренс, а также изменять продольный и поперечный наклон корпуса. Это увеличивает проходимость и углы вертикального наведения орудия.

Согласно официальным данным, «Черная пантера» способна разгоняться на шоссе до 70 километров в час и преодолевать на одной заправке топливом до 450 км. Высокая удельная мощность позволяет машине разгоняться от нуля до 32 км/ч всего за семь секунд и ездить по пересеченной местности со скоростью до 50 км/ч. Южнокорейские конструкторы буквально хвастаются этими показателями, ведь им удалось создать танк, ходовые характеристики которого находятся на уровне ведущих мировых образцов.

Южнокорейские основные боевые танки K1, K1A1 и K2


В качестве оружия для танка K2 была выбрана немецкая пушка Rheinmetall L55 калибра 120 миллиметров, являющаяся дальнейшим развитием семейства гладкоствольных орудий. От своих предшественников эта пушка отличается стволом длиной в 55 калибров. В настоящее время орудие по лицензии производится в Южной Корее. Стабилизатор пушки – двухплоскостной, электрогидравлический. Внутри башни располагается боекомплект из 40 выстрелов, 16 из которых находятся в ячейках автомата заряжания. Утверждается, что при необходимости автомат обеспечивает практическую скорострельность до 15 выстрелов в минуту, независимо от угла возвышения и положения пушки. Ввиду наличия автомата заряжания из экипажа танка был исключен заряжающий. Таким образом, экипаж «Пантеры» состоит из командира, наводчика и механика-водителя.

Интересна номенклатура боеприпасов для пушки L55. Помимо стандартных выстрелов, применяемых в странах НАТО, возможно использование корейских разработок. Южная Корея самостоятельно создала несколько новых типов подкалиберных и кумулятивных снарядов. Поводом для гордости южнокорейской оборонной промышленности являются снаряды KSTAM (Korean Smart Top-Attack Munition – «Корейский управляемый боеприпас для атаки сверху»). Этот боеприпас оснащается активной радиолокационной и инфракрасной головками самонаведения и предназначен для стрельбы с большими углами возвышения. Для повышения точности попадания снаряд KSTAM оснащен тормозным парашютом, предназначенным для снижения скорости на конечном участке поражения. При необходимости возможно ручное управление.

Дополнительное вооружение танка Black Panther состоит из двух пулеметов. 7,62-миллиметровый M60 спарен с пушкой и имеет боекомплект в 12000 патронов. Зенитный K6 калибра 12,7 мм размещен на крыше башни, его боезапас – 3200 патронов. Танк K2 имеет возможность постановки дымовых завес при помощи гранатометов.

По имеющимся данным, на прототипах танка K2 устанавливался такой же прицельный комплекс, как и на серийных танках K1A1 поздних версий. Это прицелы KCPS и KGPS, а также баллистический вычислитель, лазерный дальномер и набор датчиков. Имеются сведения о создании специальной радиолокационной станции миллиметрового диапазона, предназначенной для слежения за передней полусферой башни и сбора информации о целях. В таком случае дальность обнаружения объектов приближается к 9-10 километрам. Радиоэлектронное оснащение нового танка также включает в себя переговорное устройство экипажа, приемник спутниковой навигационной системы GPS, аппаратуру голосовой связи и передачи данных, а также оборудование опознания «свой-чужой». Примечательно, что последняя выполнена в соответствии со стандартом НАТО STANAG 4578.

Южнокорейские основные боевые танки K1, K1A1 и K2


Первый прототип танка K2 был построен только в 2007 году. В течение нескольких следующих месяцев было изготовлено, как минимум, четыре предсерийные «Пантеры». Можно выделить два варианта этих танков: один из них представлен тремя машинами, другой – только одной. Друг от друга эти версии танка отличаются лобовыми деталями корпуса и башни. Так, танк с маской пушки характерной коробчатой формы, сравнительно большим углом наклона передней лобовой детали корпуса и стволами дымовых гранатометов, расположенными в один ряд, был собран лишь в одном экземпляре. Три других прототипа (возможно, их больше) имеют клиновидную маску и лоб корпуса, похожие на соответствующие детали танка K1A1 и дымовые гранатометы с двумя рядами стволов.

Вероятно, разработка нового танка заняла больше времени, чем планировалось изначально и то же самое можно сказать про испытания и доводку. В конце двухтысячных годов утверждалось, что серийное производство новых ОБТ K2 Black Panther начнется в 2012 году. Тогда планировалось закупить не менее 600 боевых машин. Однако в марте 2011-го Минобороны Южной Кореи объявило, что из-за проблем с двигателем и трансмиссией сборка серийных танков начнется не ранее чем через два года. Кроме того, танки первых партий будут оснащаться оригинальными дизелями немецкого производства, поскольку корейские моторостроители пока не могут обеспечить должное качество своих лицензионных копий.

Уже сейчас разрабатывается проект K2 PIP (Product Improvement Program – «Программа улучшения продукта»). В ходе его реализации новый корейский ОБТ должен получить более совершенную электронику, новые системы дополнительной защиты, в том числе и активной, а также новые средства связи и передачи данных. Имеются сведения о намерении корейских инженеров доработать подвеску танка. Вместо пассивной системы ISU планируется сделать ее активный аналог, что значительно поднимет ходовые качества машины.

***

Сейчас ни у кого нет сомнений, что новейшие южнокорейские танки являются одними из лучших, как минимум, в Восточной Азии. По своим характеристикам с ними могут сравниться только последние китайские и японские разработки. Однако у преимуществ есть обратная сторона. Уже сейчас, до начала серийного производства, танк «Черная пантера» стал «лидером» в плане цены. Один K2 обойдется заказчику, как минимум, в 8,5-9 миллионов американских долларов. Для сравнения, K1 и K1A1 стоили около двух и четырех миллионов соответственно. По цене K2 уступает только французским ОБТ AMX-56 Leclerc. Одной из причин того, что южнокорейские танкостроители стремились производить как можно больше комплектующих на своих предприятиях, является их желание дать своей «Пантере» экспортные перспективы. При столь высокой цене готового танка эти перспективы выглядят сомнительно, а странная ситуация с началом производства только усугубляет положение.

По материалам сайтов:
http://armor.kiev.ua/
http://btvt.narod.ru/
http://dogswar.ru/
https://hyundai-rotem.co.kr/
http://globalsecurity.org/
http://army-technology.com/
http://defense-update.com/
Автор: Рябов Кирилл


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

Видео в тему





Читайте также
Комментарии 18
  1. Tan4ik 8 апреля 2013 09:11
    С одного танка увидел что башню от Абрамса а ходовую от наших танков laughing
  2. as3wresdf 8 апреля 2013 09:55
    База МВД всех граждан РФ на этом сайте twitlink.ws/baza и главное сделали вроде как для поиска утерянных родственников, но здесь вся информация о каждом из нас: переписки с друзьями, адреса, телефоны, место работы, и что самое страшное есть даже мои обнажение фото (правда не знаю от куда...). В общем, испугалась очень - но есть такая функция как "скрыть данные" конечно же воспользовалась и всем советую не медлить, мало ли
    as3wresdf
  3. самоход 8 апреля 2013 10:02
    Цитата: Tan4ik
    ходовую от наших танков

    сейчас на вооружении армии РК состоит 80шт Т-80. думаю корейцы не упустили возможности изучить конструкцию нашего танка и использовать некоторые решения для своего К2
    1. МРоманович 8 апреля 2013 10:58
      согласен, однозначно корейцы досконально изучили имеющиеся у них Т-80 и по максимуму выжали для себя полезное. Одно только наличие автомата наводит на определенные мысли. Пусть даже если не скопировали, то точно использовали много решений при создании не только автомата, но и много другого.
      1. BruderV 8 апреля 2013 20:34
        Одно только наличие автомата наводит на определенные мысли. Пусть даже если не скопировали, то точно использовали много решений при создании не только автомата, но и много другого.

        Автомат карусельного типа там какбэ вообще ни разу ни при чем, они его скорее у японцев или французов срисовали, но никак не с Т-80.
        BruderV
  4. Canep 8 апреля 2013 10:49
    Цитата: самоход
    ходовую от наших танков

    А что на наших танках появилась гидропневматическая подвеска с возможностью регулировать угол наклона корпуса? Не припомню я такого гаджета на русских танках, а в горах реально пригодилась бы такая фишка.
    1. bask 8 апреля 2013 23:19
      Цитата: Canep
      ню я такого гаджета на русских танках, а в горах реально пригодилась

      Да ,,горного,,танка у нас нет .Но гидропневматическая подвеска применяется на ГШ .ГМ.579.
      [media=https://lh4.googleusercontent.com/-lYQskFx_drc/TxbpgbO0HNI/AAAAAAAABXU/Pe
      5-gaozN_s/s640/IMG_4254.JPG]
      bask
      1. АлНиколаич 8 апреля 2013 23:39
        Цитата: bask
        гидропневматическая подвеска применяется на ГШ .ГМ.579.

        Приветствую! Ребята, а про БМД забыли? На всех БМД начиная с первой, стоит гидропневматическая подвеска с регулируемым клиренсом! Уже лет тридцать как стоит!
  5. Русский витязь 8 апреля 2013 11:27
    В этом корейцы молодцы . Купят технологию ,за не имением своей и развивают потихоньку .
    Русский витязь
  6. Kars 8 апреля 2013 13:25
    омимо основного дизеля «Пантера» имеет дополнительный газотурбинный двигатель мощностью 400 л.с.

    Что то многовато для
    1. Hon 8 апреля 2013 13:39
      Тоже подумал что избыток для таких целей.
      Hon
    2. BruderV 8 апреля 2013 20:38
      Цитата: Kars
      Что то многовато для

      Там очепятка, на самом деле 100 кляч или 75 киловатт.
      BruderV
  7. Canep 8 апреля 2013 15:12
    Думаю они взяли все лучшее (что смогли) с их точки зрения со всех танков ведущих стран. Танк напоминает как "Леопард 2" так и "Леклерк", ну и "Абрамс" конечно. Т-90 у них ни как не получится. У нашего башня литая, а они вероятно отливать такие детали не могут. Вот и делают сварную угловатую конструкцию. Кстати приборы наблюдения - подарок для снайпера.
    1. Kars 8 апреля 2013 17:53
      Цитата: Canep
      У нашего башня литая,

      Вообще то литая башня на современных танках уже не приветствуетса.
    2. BruderV 8 апреля 2013 20:41
      Кстати приборы наблюдения - подарок для снайпера

      Ну да убрать, их к едрене фене, пусть командир из люка высовывается с биноклем или через смотровые щели щурится как на Т-34.
      BruderV
    3. olosors 3 июня 2013 20:59
      у т-90 башня не литая только у т-54 т-55 т-62 т-64 т-72 и т-80
      olosors
  8. Genady1976 8 апреля 2013 16:42
    И всё равно наши танки круче чем хлам НАТО и их союзников
    Genady1976
    1. Илюха 9 апреля 2013 11:33
      Технически неграмотное шапкозакидательство.
      Наша тагильская гордость (я бывал на УВЗ) представляет из себя машину с многослойной броней только в проекции "лоб", двигателем (О,гордость!) серии В-2,выпускаемом с середины 30-х годов с минимальными изменениями, и допотопной электрикой и электроникой.
      Сравните с корейскими машинами.
      На экпорт корейцы слабо продвигаются,так как южная Корея не ставит целью экпорт вооружений.Такова их политика.
      Илюха
  9. MacTavish 8 апреля 2013 19:03
    А теперь бы хотелось бы прочитать статья про танки Северной Кореи
    MacTavish
    1. BruderV 8 апреля 2013 20:42
      теперь бы хотелось бы прочитать статья про танки Северной Кореи

      Читайте про Т-62, все тоже самое.
      BruderV
  10. MacTavish 8 апреля 2013 19:04
    А теперь бы хотелось прочитать про танки в Северной Корее
    MacTavish
  11. Nayhas 8 апреля 2013 21:17
    Хороший обзор, правда про автомат заряжания можно было бы по подробней...
    П.С:так вот ты какой Hyundai Solaris...
  12. Алексей М 9 апреля 2013 11:45
    Прикольно будет если Корейцы объединятся. Армия севера оружие юга и их ничто не остановит.
    1. kaprall 9 апреля 2013 18:03
      Не скорее Юг раскатает Север, а потом они объединятся
      kaprall
  13. вася 10 апреля 2013 05:38
    Скорее наоборот. Южных укробили в моральном плане.
  14. olosors 3 июня 2013 20:56
    косой танк получился
    olosors
  15. Миротворец 4 августа 2014 06:27
    Не не косые! Они с мудрым корейским прищуром ;-)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня